Мальцева Анна Глава 1 От мирового пространства к миру в пространстве icon

Мальцева Анна Глава 1 От мирового пространства к миру в пространстве



НазваниеМальцева Анна Глава 1 От мирового пространства к миру в пространстве
Дата конвертации14.09.2012
Размер288.38 Kb.
ТипДокументы

Мальцева Анна


Глава 1

От мирового пространства к миру в пространстве

Историю развития представлений о пространстве излагают обычно, начиная с выделения двух различных концепций пространства. Согласно первой, пространство – это бесконечное вместилище вещей, арена движения тел. Такое представление о пространстве (его придерживались Демокрит, Эпикур, Лукреций) соответствовало взгляду атомистов на природу вещей. Все сущее рассматривалось ими как совокупность бесконечного числа неизменных по форме и величине частиц – атомов, образующих при сцеплении друг с другом все многообразие тел природы. “Полное” и “пустое” – два неразрывно связанных понятия: атомы (абсолютно “полное”) могут существовать и двигаться только в абсолютно “пустом” пространстве-вместилище.

Этой концепции пустого пространства противопоставляется концепция, выдвинутая Аристотелем. Он полагал, что случайные сочетания неизменных частиц не могут обусловить качественное своеобразие и целостность вещей, их специфические закономерности. Хотя материя и является субстратом вещей, но движущее, активное начало – это форма. Отрицание атомизма вело за собой и отрицание пустого пространства. Пустота существовать не может, ибо она – это нечто, имеющее величину, и одновременно ничто, бестелесное начало, ни на что не действующее и не подвергающееся воздействию, чего не может быть, потому что быть не может. Отсюда делался вывод, что пространство – это совокупность мест, занимаемых телами.

^ Модель пространства, существовавшая у древних народов.

Элементы модели пространства древних.

Первым и, на наш взгляд, наиболее важным элементом модели пространства древних являются причины его рождения – это борьба космических сил в ограниченном объеме, причем каждая сила олицетворена в образе того или иного божества. В процессе рождения мира происходит борьба с окружающим его хаосом, одним из результатов которой становится пространственное упорядочение мира. Хаос – это воплощение отсутствия пространства до начала творения. Само пространство, разворачиваясь после “взрыва” некоего “первояйца”, одновременно одухотворяется, оживотворяется и получает качественную неоднородность. Оно в отличие от более поздних моделей пространства, ставших классическими, не идеальное, абстрактное, пустое вместилище, заполненное вещами, а наоборот, само создается ими. Вне вещей пространство древних не существует.

Другой важный элемент модели – неразличимость пространства и времени. Мифологическое сознание, как можно видеть, требует определения “здесь – теперь”.

Третий элемент – наличие (в большинстве мифологических систем, особенно развитых) центра пространства (мировое дерево, пуп земли, священный город, гора, храм и т.п.
), от которого в момент творения и начинается развертывание пространства, его развитие через развитие упорядоченных материальных и духовных объектов. Причем чем дальше от этого центра, чем ближе к границе между упорядоченным пространством и хаосом, тем большее сопротивление злых сил, олицетворяющих хаос, приходится преодолевать. Путь же к центру пространства – путь к совершенству. Прохождение этого горизонтального пути вызывает, формирует совершенство мифологического героя благодаря все большему упорядочению его сущности, и в центре пространства решается судьба героя.

Последний элемент модели пространства древних, который мы выделим, – это социализированность пространства через наполнение его сакральными символами, связанными с судьбой личности или социальной группы. Прохождение пространства требует выполнения определенных действий-обрядов, а символы святого центра (изображения святого дерева, горы, символы храма, крест) при правильном пользовании ими помогают герою спастись от злых сил хаоса.

Таким образом, пространство древних имеет определенный центр, границы, составные части, связанные с землей и небом, оно неоднородно и анизотропно, лишено непрерывности, сплошной протяженности.

^ Учения о возникновении пространства мира.

Анаксимандр

Общепризнанно, что космологическое учение Анаксимандра генетически связано с греческой и восточной мифологией. Но, в отличие от мифологических моделей мира, вселенная у Анаксимандра сферична. В центре этой сферы-вселенной находится цилиндрическая Земля, равноудаленная от всех точек сферы. Сама сфера окружена огненной оболочкой, все точки которой в принципе однородны. От этой огненной сферы отделился ряд колец, вращающихся вокруг Земли и окруженных воздушной трубчатой оболочкой с отверстиями, через которые в виде Солнца, Луны и других небесных светил просвечивает огненная масса. Как предполагают исследователи, такое представление о светилах имеет восточное происхождение, связанное, видимо, с иранской мифологией, так как порядок расположения светил соответствует именно иранским представлениям.

Внутренние диаметры солнечного, лунного и звездного колец относятся друг к другу как 27:18:9 (за единицу принят диаметр Земли-цилиндра). Эти числовые соотношения выражают, таким образом, определенную геометрическую структуру пространства, лежащую в основании модели вселенной Анаксимандра, что в известной степени дает более развернутую картину вселенной по сравнению с мифологической. Идея симметричности пространства также выходит за пределы мифологических представлений. Но направленность пространства от центра к периферии, его замкнутость и структура, определяемая противоборствующими стихиями, обнаруживают явные мифологические параллели.


Анаксимен

Космологические построения Анаксимена в значительно большей степени, чем у Анаксимандра, связаны с человеческим опытом. Его вселенная состоит из таких компонентов, которые являются частью окружающего нас мира, либо аналогичны тому, что можно видеть вокруг себя. В соответствии со взглядами Анаксимена, все образовано из воздуха путем его сгущения либо разрежения. В воздухе покоится образованная из него плоская Земля. Ее испарения образовали Солнце, Луну и планеты, которые также плоские, благодаря чему, подобно листьям, держатся в воздухе. Их движение обусловлено сгущением воздуха. Периферия вселенной – хрустальная сфера, в которую, как гвозди, вбиты звезды. Таким образом, у Анаксимена пространство не обладает, как у Анаксимандра, слоисто-сферической структурой, оно не симметрично, но также имеет избранное направление.

Гераклит

Гераклит в качестве первоначала избрал огонь, который он представлял как разреженную и чистую субстанцию, похожую на сухие испарения. Все остальное существующее, по Гераклиту, является модификациями огня. При движении вниз сгущение огня превращается в воду, а вода – в землю. Путь вверх – это превращение земли последовательно в воду и огонь. Вверху чистые испарения собираются в корытообразных вместилищах, и так формируются светила. Причем все это находится в состоянии постоянного изменения и движения в результате непрекращающейся борьбы противоположных стихий, образуя тем самым пространство мира.

Другие философы

У других философов этого направления, которое можно назвать ионийским (Парменид, Анаксагор и др.), несмотря на все различия их систем, общие характеристики пространства, которые можно выявить, идентичны уже отмеченным: избранность направления, ограниченность, наличие (у некоторых философов – отсутствие) центра и определенность его структуры, возникающей вследствие действия стихий. Принципиальные отличия от мифологических систем – отсутствие борьбы божеств, определяющих в результате этой борьбы структуру пространства, и материальный характер самой структуры.

Существенно иные представления о пространстве у древнегреческих философов-атомистов. У них первичное состояние вселенной предстает как бесконечное пустое пространство, в котором во всех направлениях движутся бесчисленные частицы – атомы. Причина появления таких представлений связана с поиском источника движения. Если у ионийцев таким источником являются внешние факторы, действием которых обусловлены процессы космообразования и тем самым процессы формирования и развития пространства и его структуры, то у атомистов движение существовало вечно в форме пространственного перемещения атомов.

Платон и Аристотель

Помимо взглядов ионийцев и атомистов необходимо выделить взгляды Платона и Аристотеля, которые фактически завершили ионийскую традицию. Аристотель синтезировал ионийские и атомистические представления, правда не в пользу атомистов, отвергая все идеи Демокрита. Но в этом-то и парадокс познания! Платон продолжил линию ионийцев на идеалистической основе, критически переосмысливая идеи пифагорейцев (на этих идеях мы особо останавливаться не будем, так как в контексте представлений о пространстве они во многом перекликаются с платоновскими). В то же время в его концепции присутствуют и атомистические представления.

Платон

Основные компоненты платоновского мира, состоящие из мельчайших невидимых частиц, имеющих формы правильных многогранников, – четыре стихии, в основе которых лежит общая, неопределенная материя, называемая Кормилицей или Восприемницей. Эти четыре стихии упорядочены с помощью образов и чисел. Космос строго сферичен, в его центре помещается сферическая Земля. Таким образом, вселенная, а следовательно, и пространство симметричны относительно избранного центра. В силу того, что Земля притягивает все материальные тела, выделяются верх и низ, причем вверх тело может двигаться лишь по принуждению. Отсюда можно видеть, что платоновское пространство по основным своим характеристикам близко к пространству ионийцев, но в отличие от него более симметрично благодаря сферичности Земли (у Анаксимандра, как мы помним, Земля имеет цилиндрическую форму) и имеет в фундаменте атомарную структуру, так как стихии и тела, составляющие пространство, состоят из мельчайших частиц, являясь одновременно и вместилищем мира. Как и в случае атомистов, мы имеем здесь дуалистический вариант представлений о пространстве.

Аристотель

Взгляды Аристотеля на пространство также явным образом не сформулированы, что, как мы уже отмечали, характерно для всей античной философии и науки. Реконструировать аристотелевские представления о пространстве можно, проследив, как он использует фундаментальное понятие “место”. Но прежде всего необходимо отметить, что в своей книге “Физика” Аристотель отрицает атомистические тезисы о возможности существования бесконечности и пустоты. Дискутируя с атомистами, он пытается сформулировать противоречия, к которым, как ему представляется, приводит допущение существования пустого пространства.

В пустоте, по мнению Аристотеля, “нет оснований двигаться сюда больше, сюда меньше: поскольку это пустота, в ней нет различий”, поэтому нет и причин для движения. Относительно бесконечности он рассуждает таким образом: “Поскольку имеется (с точки зрения атомистов. – Авт.) бесконечность, не будет ни верха, ни низа, ни центра”, следовательно, невозможно ни естественное, ни насильственное (по терминологии Аристотеля) движение, то есть невозможно любое движение. Имеется еще одно возражение против идеи существования бесконечного пустого пространства. По Аристотелю, движение происходит (после придания телу толчка) вследствие действия воздуха, окружающего движущееся тело. Кроме того, быстрота движения обратно пропорциональна сопротивлению. Следовательно, в пустоте скорость движения должна быть либо бесконечно большой, либо все тела будут иметь равную скорость. “Но это невозможно”, – заявляет Аристотель и делает вывод, что пустого пространства не существует.

К сожалению, объем книги не позволяет подробно привести доказательства Аристотелем невозможности существования бесконечно большого пустого пространства, изотропного и однородного. Но отметим, что аристотелевское пространство континуально, так как оно представляет собой совокупность всех мест, которые существуют объективно, и реальных объектов. Кроме того, сферический мир с фиксированным центром и существование естественных движений (вечных движений небесных тел по кругу и движений тел к состоянию покоя, которое соответствует каждому телу) и насильственных (движений, где конечное состояние не является естественным состоянием покоя тела, и определяется самим движением), абсолютная заданность верха и низа (сферическая граница мира и его центр – Земля), “наполненность” мира в рамках этой границы, пространственная последовательная распределенность эфира, огня, воздуха, воды и земли как основных составляющих элементов мира указывают на пространство не только континуальное, но и неоднородное и анизотропное.


^ Древнекитайские философские системы представления о пространстве.

В первых философских системах, возникших на основе сочетания мифологического мировоззрения и социально-политической практики Китая, пространство трактуется как все находящееся между небом и землей. Так, “И-цзин” (“Книга перемен”) в качестве основной содержит идею о противопоставлении темного и светлого начал. Противоречия между главными началами – небом и землей – породили все сущее, которое структурируется в соответствии с взаимодействием между темным и светлым началами низшего ранга, структурируя тем самым и пространство.

В более поздних философских системах представления о пространстве можно выделить только у стихийных материалистов, и прежде всего – у поздних моистов (последователей учения Мо Цзы, одного из основоположников древнекитайского материализма). Идеалистические философские системы носили в первую очередь социально-этический характер и вопросы, связанные со структурой мира, трактовали настолько общо, что выделить из них какие-либо представления о пространстве практически невозможно. Материализм, оставаясь также преимущественно социально-этическим, тем не менее уделял большее внимание проблемам устройства мироздания, поднимаясь порой до диалектических обобщений. Наиболее отчетливо это проявилось, пожалуй, именно у поздних моистов.

В основном источнике моистов – “Каноне”, дается определение “стародавнему”, которое можно трактовать как время, и “вселенной” – пространству. “Стародавнее – это соединение разных периодов”, охватывающее древность и современность, утро и вечер. “Вселенная – совокупность различных мест”, она “включает в себя восток, запад, юг и север”. Другими словами, “стародавнее” и “вселенная” существуют в реальном времени и пространстве, что выражает целое и общее. Связь между “стародавним” и реальным временем, между “вселенной” и реальным пространством есть связь между целым и частью. Значит, делается вывод, “стародавнее” – это время, а “вселенная” – пространство.

Поздние моисты подняли вопрос о конечности и бесконечности пространства и времени. “Канон” утверждает, что “стародавнее исчерпаемо и неисчерпаемо”. Это утверждение трактуется следующим образом. В процессе движения единичного предмета время конечно, но в процессе движения всех предметов в целом время бесконечно, и, таким образом, конечное и бесконечное время едино. В пространстве “какая-либо (площадь), за пределами которой нельзя поместить чи4, исчерпаема; (площадь), за пределами которой нет (пространства), в котором было бы нельзя поместить чи, неисчерпаема”. То есть определенная площадь пространства, за которой уже нельзя поместить чи, конечна, но в то же время, если за ней нет такого пространства, она представляет собой бесконечность.


^ Древнеиндийские философские системы представления о пространстве.

В древнеиндийских философских системах представления о пространстве не менее интересны и загадочны, чем древнекитайские. Для древнеиндийской философии характерно развитие различных философских школ в рамках двух больших групп. Это ортодоксальные школы, или веданты, то есть признающие авторитет вед, и неортодоксальные, не признающие авторитета вед.

Один из источников веданты, книга “Атмабадха”, сравнивает Вишну с пространством: “...Подобен пространству вездесущий владыка чувств, соединенный с различными упадхи5: /как/ различно оно, /так и/ он бывает словно различным; /как/ исчезает оно, /так и/ он становится единым”. Можно видеть отсюда, что пространство в веданте выступает как дуалистическая сущность. С одной стороны, оно бесконечно и нечувственно, структура его определяется материальными процессами и телами, и само оно в свою очередь определяет их. С другой стороны, пространство может принимать конечные чувственно воспринимаемые формы, имеющие временные границы, и в общем случае эти локальные формы пространства имеют хронологические рамки.

Неортодоксальное учение джайнизма трактует пространство как неживую материальную субстанцию – акашу. Акаша проявляется в качестве лока-акаши – пространства, в пределах которого существует материальный мир, и апока-акаши – пространства за пределами мира, которое вообще не может быть заполнено, это своего рода “абсолютная пустота”. В то же время пространство предметно непредставимо и не познается чувствами. В данном случае тоже можно говорить о дуалистическом характере представлений о пространстве. Видимо, это свойственно подавляющему большинству древнеиндийских философских систем.

^ Итог: представления о пространстве, связанные с развитием различных философских систем древности.

Эти представления в большей степени формировались в процессе критики мифологической картины мира, сохраняя одновременно основные идеи последней, но уже демифологизированные, и в меньшей степени – под влиянием формирующегося научного познания.

Сформировались две противоположные тенденции в развитии представлений о пространстве, которые в отдельных моментах были синтезированы в представлениях атомистов. Интересно то, что все представления о пространстве в древности были социализированными.Социальные представления вносят свою лепту в представления о пространстве: структура пространства определяется и социальными процессами, социальной структурой общества. В свою очередь, сами эти процессы и их структура определяются пространством. Социализированное пространство – это пространство, наполненное и упорядоченное богами, героями и людьми, человеческими общинами и государствами, городами, планировка которых отражает еще мифологические взгляды на пространство с выделенностью его центра и кругами постижения мира и совершения поступков.


^ Средние века.

В средние века представления о пространстве подчинялись эсхатологическим критериям. Пространство описывалось прежде всего религиозными и моральными характеристиками: низ – ад, верх – обитель бога, восток – рай, запад – место светопреставления и страшного суда. Такие представления связаны с идеями божественного творения мира и создания пространства в акте этого творения, а также с идеей активной роли непространственной субстанции в генезисе пространства. Так, в XIII веке сочинения Фомы Аквинского изменили направленность христианской теологии: отказавшись от идей Платона, протерпевших значительное изменение за прошедшее тысячелетие, религия нашла опору в философии Аристотеля, которая приобрела религиозный характер. Это же произошло и с Аристотелевой космологией. “Божественная комедия” Данте дает нам наиболее развернутое и поэтизированное изложение христианской космологии, безраздельно господствовавшей вплоть до XV века. Но в космологии Данте в равной степени смешиваются и религиозные библейские традиции, и натурфилософские традиции Аристотеля и неоплатоников.

Структура пространства у Данте (девять кругов ада, два уступа предчистилища, долина перед чистилищем и семь кругов чистилища, земной рай, девять кругов-небес рая небесного и его десятый, высший, уровень – эмпирей) определяется не активностью непротяженной сущности бытия, а необходимостью расстановки душ-образов людей в соответствии с их поступками в земном бытии. Эта структура чувственно познаваема и многомерна. Тем самым Данте в определенной степени фиксирует начало перехода от представлений о пространстве как эсхатологическом двумерии с избранными направлениями (верх – низ как рай – ад) к многомерию, имеющему фазовый характер и чувственно познаваемому.

^ Эпоха Возрождения.

В эпоху Возрождения происходит секуляризация представлений о пространстве: перевод его из “сотворенных” свойств мира в субстанциональные свойства. Появляется понятие абстрактного пространства, лишенного тел и креационистской теоцентрической системы отсчета. Оно представляется однородным и потому позволяющим наблюдателям создавать равноправные системы отсчета. Научная революция XVII века, подготовленная развитием культуры и науки в эпоху Возрождения, привела к тому, что абстрактное абсолютное пространство “наполняется” материальными процессами и телами, а соответствующее понятие включается в механистическую картину мира, формирование которой в явном виде началось с исследований Галилея. Но сами эти исследования были подготовлены философскими системами Ренессанса и постренессанса, выросшими из критики аристотелизма и классической теологии.

Николай Кузанский (Кузанец).

Значительный вклад в формирование новой картины мира внес один из крупнейших философов раннего Возрождения Николай Кузанский (Кузанец), который помимо прочего наметил новую, предкоперниканскую космологию. Николай Кузанский оказал очень сильное влияние на развитие научного мышления XVI – XVII веков прежде всего как философ. Его сочинения во многом подготовили почву, на которой выросла наука постренессанса и Нового времени.

Космология Николая Кузанского утверждает тождественность законов небесного и земного мира, отсутствие центра вселенной и ее бесконечность, что явно несовместимо с теологией и идет дальше античной философии, большинство систем которой утверждали пространственную конечность вселенной. Такие космологические принципы построены на основе введения представлений о взаимодействии максимума и минимума. Последнее является центральной идеей и методологическим принципом философии Николая Кузанского.

По мнению Кузанца, “вселенная есть сфера, центр которой всюду, а окружность нигде”. Таким образом, вечно движущаяся вселенная не имеет ни центра, ни окружающей его границы, ни верха, ни низа, она однородна и во всех ее частях действуют одни и те же законы, все части вселенной равноценны.

^ Начальный период Нового времени.

В начальный период Нового времени представления о пространстве как о вместилище мира продолжают развиваться и закрепляться. Так, Фрэнсис Бэкон, заимствуя из атомистической традиции Демокрита общий принцип дискретности сущностной основы мира и дискутируя с античными мыслителями, углубляет представления о пустом пространстве. В работе “О достоинстве и приумножении наук” он утверждает (вслед за Священным писанием) тезис о сотворенности пространства Богом. В противовес платоникам Бэкон заявляет, что сотворение пространства – это первый божественный акт творения мира. Но здесь лишь отдана дань времени. Как известно, главное достижение английского материалиста Фрэнсиса Бэкона – его обоснование опытового происхождения наук. Отстаивая и обосновывая ведущую роль опыта в научном познании, в работе “О началах и истоках” он развивает представления о пустом безграничном пространстве, прежде всего на основе анализа накопленных к тому времени наблюдений и опытных данных, и пишет о “вложенности” в пространство как во вместилище материальных тел и процессов.

Галилео Галилей

Пространство в галилеевской картине мира – первой картине мира, основанной не только на собственно философско-мировоззренческих взглядах, но и на результатах научных исследований, в том числе и экспериментов. Такой экскурс необходим потому, что галилеевская трактовка пространства в дальнейшем наложилась на развитие всех философских и естественнонаучных концепций пространства, либо включаясь в них прямо и непосредственно, либо после критического переосмысления и переработки.

В механике Галилея движение предоставленного самому себе тела происходит по окружности (здесь мы видим отголоски аристотелевских представлений о естественном движении в подлунном мире). В силу этого тело, предоставленное самому себе, не уходит в бесконечность. Данный тезис вытекает из требования гармонии мира – основополагающего методологического принципа сочинения Галилея “Диалог о двух главнейших системах мира – птоломеевой и коперниковой”. Но прежде всего Галилей здесь доказывает трехмерность пространства, и это доказательство определенного числа размерности пространства – первое в науке.

Отправным пунктом доказательства являются ссылки на представления Аристотеля, Пифагора и Платона. Мир трехмерен, поскольку он – “тело, обладающее длиной, шириной и глубиной”, и не более того, и поэтому он совершенен (Аристотель), поэтому трехмерно пространство. Но, критически рассматривая взгляды Пифагора и Платона, Галилей приходит к мысли провести геометрическое доказательство трехмерности. Доказательство это заключается в рассуждениях о кратчайшей прямой между двумя точками, двумя параллельными линиями с использованием понятия прямого угла, посредством чего строится плоская система – двумерное пространство, и введением понятия высоты, завершающим определение трехмерности пространства. И поскольку от одной точки можно провести только три прямые, образующие между собой прямые углы, постольку пространство имеет не более трех измерений.

Следующий шаг Галилея связан с оправданием однородности пространства, выражаемой в равноправии действия законов механики в любой его точке. Говоря современным языком, поскольку физические законы инвариантны относительно систем отсчета, движущихся равномерно и прямолинейно, постольку пространство однородно. Для доказательства этого Галилей предлагает мысленный эксперимент: в движущемся корабле наблюдают за движением мелких животных, насекомых, рыб, за падением капель воды (движение равномерное и прямолинейное, без качки). Они оказываются точно такими же, как и в неподвижном, т. е. механические движения независимы от системы отсчета, следовательно, независимы от движения и соответствующие законы. Таким образом, искривленное пространство является однородным.

На основе разработки математической концепции неделимого и переноса ее в физику Галилей делает вывод о существовании пустого пространства. “Если мы разделим тело на конечное число частей, – пишет он, – то, без сомнения, не сможем получить из них тела, которое занимало бы объем, превышающий первоначальный, без того, чтобы между частями не образовалось пустого пространства, то есть такого, которое не заполнено веществом данного тела, но если допустить предельное и крайнее разложение тела на лишенные величины и бесчисленные первичные составляющие, то можно представить себе такие составляющие растянутыми на огромное пространство путем включения не конечных пустых пространств, а только бесконечно многих пустот, лишенных величины”.

Таким образом, пространство, по мнению Галилея, – искривленное замкнутое пустое вместилище мира, своеобразная совокупность траекторий тел, но не их объемов и не расстояний между ними. Иными словами, структура пространства характеризуется равномерными круговыми движениями. Но проблема континуальности явилась для Галилея камнем преткновения. Без ее решения нельзя было создать теоретический фундамент для механики, и поэтому к вопросу о непрерывности Галилей возвращался постоянно. Эта проблема стояла также в центре внимания французского математика, физика и философа XVII века Рене Декарта.

Рене Декарт

Декарт, в противовес Аристотелю, утверждает, что в природе действует единая телесная субстанция, не нуждающаяся для своего существования ни в чем другом. Совершенно умозрительно он выводит, что объемность – единственно абсолютно всебщее неизменное свойство материи, ее сущность. Это, фактически, заимствовано у схоластов. Из отождествления телесности с протяженностью, выражающей объемность, следует отрицание существования пустоты. Кроме того, Декарт ссылается на “самоочевидную” идею: у ничто нет свойств, значит, ничто (пустоты) нет. Таким образом, Декарт геометризирует материальное, отождествляя его с протяженностью. Пространство “превращается” в фундаментальный атрибут материи и таким образом абсолютизируется окончательно.

Структура пространства, видимо, она определяется взаимным расположением примыкающих друг к другу материальных тел, не имеющих пор. Однако это только первый, совершенно очевидный вывод. Декарт идет дальше и глубже: структура пространства определяется еще и движением материальных тел.

Действительно, если пустоты нет и все частицы примыкают друг к другу, то движение одной из них вызывает движение всех других. В итоге “нигде нет ничего неизменного”, всюду царит вечное изменение. Это приводит к изменению плотности и появлению пластичности материи, т. е. возникают локальные возмущения ее, а следовательно, и протяженности – пространства. Пространство, таким образом, анизотропно и неоднородно. Возникающие завихрения перемещающихся масс определяют криволинейный характер геометрии движения материальных тел, в частности планет.

Исаак Ньютон

Декартовской концепции пространства противостоит ньютоновская. Остро полемизируя с картезианством, Исаак Ньютон построил концепцию абсолютного пустого пространства – вместилища мира, завершив тем самым развитие концепции, основы которой были заложены Демокритом. Главным упреком и предметом дискуссий было то, что картезианцы не обращаются в должной мере к опыту, конструируют гипотезы для объяснения мира, опираясь только на умозрительные построения, в частности, на упоминавшуюся гипотезу вихрей. Ньютон выступает и против “скрытых качеств”, которые никак не выявляются в практическом опыте.

Критика картезианства и обращение к опыту приводят Ньютона к разработке собственной концепции пустого пространства, оказавшейся, с одной стороны, глубоко не соответствующей реальности, но, с другой стороны, логически непротиворечивой. Однако дадим слово самому Ньютону:

Время, пространство, место и движение составляют понятия общеизвестные. Однако необходимо заметить, что эти понятия обыкновенно относятся к тому, что постигается нашими чувствами. Отсюда происходят некоторые неправильные суждения, для устранения которых необходимо вышеприведенные понятия разделить на абсолютные и относительные, истинные и кажущиеся, математические и обыденные,

^ .Абсолютное пространство по самой своей сущности, безотносительно к чему бы то ни было внешнему, остается всегда одинаковым и неподвижным.

Относительное [пространство] есть его мера или какая-либо ограниченная подвижная часть, которая определяется нашими чувствами по положению его относительно некоторых тел и которое в обыденной жизни принимается за пространство неподвижное: так, например, протяжение пространств подземного воздуха или надземного, определяемых по их положению относительно земли. По виду и величине абсолютное и относительное пространства одинаковы, но численно не всегда остаются одинаковыми. Так, например, если рассматривать Землю подвижною, то пространство нашего воздуха, которое по отношению к Земле остается всегда одним и тем же, будет составлять то одну часть пространства абсолютного, то другую, смотря по тому, куда воздух перешел, и, следовательно, абсолютное пространство беспрерывно меняется» “Математических начал натуральной философии”1

Лейбниц

Лейбниц критиковал субстанциализацию и вообще абсолютизацию пространства, свойственные Ньютону, превратившему пространство во внетелесную и самостоятельную сущность. Лейбниц был убежден, что никакого “чистого” пространства “самого по себе” нет, а значит, нет и пустоты. Он характеризовал пространство как рядоположенность явлений или отношение их сосуществования, но вступал в противоречие сам с собой, пытаясь выяснить, насколько эти явления реальны. Иногда он утверждал их реальность, иногда считал их эфемерными, а пространство – застывшим, и отстаивал в конечном счете идею зависимости пространства от духовных сущностей, выступая с позиций идеализма. Это не могло найти положительного отклика у тогдашних естествоиспытателей, уверившихся, что бог, сотворив все сущее, предоставил ему право и возможность развиваться в соответствии с естественными законами, не вмешиваясь в ход этого развития. Сам миф о сотворении мира виделся им вполне материальным практически во всем его объеме.

Создание диалектического материализма и развитие физики XX века позволили наконец завершить борьбу взглядов па пространство, разрешив дилемму: мир – в пространстве или пространство – составная часть мира.


Глава 2

Пространство мира

Далее речь пойдет о современных представлениях о пространстве, которые сложились философии. Чем больше мы узнаем, тем больше понимаем, насколько ограниченны наши знания, накопленные за всю историю человечества, перед безбрежным миром.

Наиболее полно на вопросы, сформулированные в предшествующих философских системах, отвечает диалектический материализм, опирающийся в своих представлениях о пространстве на достижения науки, но порой и опережающий ее в интерпретации наиболее фундаментальных явлений. Однако корни представлений диалектического материализма о диалектическом методе познания и интерпретации явлений и процессов мира уходят в диалектику немецкой классической философии. Соответственно прослеживается определенная преемственность и в развитии представлений о пространстве.

Гегель

Идеалистическую трактовку пространства в наиболее развернутой форме дал Гегель, критически продолжив линию Лейбница и доведя ее с идеалистически-диалектических позиций до логического завершения. В общем случае для Гегеля пространство – это наиболее абстрактная характеристика инобытия идеи, лишенная каких-либо качественных определений и полагающая истинное во внешней, равнодушной рядоположенности моментов. Тем самым Гегель развивает в объективном направлении мысль Канта о том, что пространство есть “некая нечувственная чувственность и чувственная нечувственность”. Пространство, считает Гегель, находится в неразрывной диалектической взаимосвязи со временем, движением и материей: “лишь в движении пространство и время действительны”, но “точно так же, как нет движения без материи, так не существует материи без движения”.

Гегель считает, что, утверждая дискретность-непрерывность пространства, мы тем самым решаем вопрос о его бесконечности. В самом деле, если “пространство... есть лишь возможность, а не положенность внеположного бытия и отрицательного, и поэтому оно всецело непрерывно; точка, для себя бытие есть поэтому скорее положенное отрицание пространства, а именно положенное отрицание пространства в нем самом”, то пространство имеет границу, которая носит характер устойчивого существования. Гениальны его утверждения, что как “истиной пространства является время, так пространство становится временем... пространство переходит в него”.

Например, Гегель утверждает: “...Пространство и время непрерывны в самих себе, и движущееся тело одновременно находится и не находится в одном и том же месте, т.е. одновременно находится в другом месте, и точно так же одна и та же временная точка существует и вместе с тем не существует, т.е. есть вместе с тем другая точка”. Или: “Две точки сливаются в единую точку, и в то время, когда они есть в одном, они также не есть в одном. Движение и состоит именно в том, что тело находится в одном месте и одновременно в другом месте, причем столь же верно, что оно находится не в другом, а именно в данном месте”.

Пространство, по Гегелю, есть голая форма, некая абстракция – абстракция непосредственной внешности, и оно “всецело непрерывно”. Действительно, если то, что наполняет пространство, не имеет ничего общего с самим пространством, если “все ..здесь" находятся одно рядом с другим, не мешая друг другу”, то пространство есть некая точечность, которая, будучи несуществующей, одновременно является “полнейшей непрерывностью”. Следовательно, пространство континуально.

Энгельс и Ленин

С точки зрения Энгельса, пространство не существует самостоятельно и независимо от материи, его нельзя отрывать от протяженных вещей и их взаимного расположения. Основные свойства пространства – его всеобщность, протяженность и координированность его частей. Координированность частей пространства определяет его структуру, протяженность – топологию. И совершенно очевидно, что закономерности пространства – это прежде всего и только закономерности материи. Но поскольку материя существует в различных формах и видах, постольку и пространство должно быть многообразно по своим видам и формам. Данный факт определяет еще одно основное свойство пространства – его относительность. Здесь следует сказать, что, строго говоря, законы геометрии не зависят от строения материального объекта, но они определяются законами связей объектов, и поэтому, ввиду многообразия этих связей, многообразными должны быть и геометрии, что мы и наблюдаем. Таким образом, можно сделать самый общий вывод, имеющий большое методологическое значение: закономерности пространства относительны и обусловленны, геометрии пространства – многообразны.

Важнейшее свойство пространства, о котором Энгельс говорил лишь вскользь, особо подчеркивал В.И.Ленин. Это свойство – объективность. “Признавая существование объективной реальности, т.е. движущейся материи, независимо от нашего сознания, – писал Ленин, – материализм неизбежно должен признавать также объективную реальность времени и пространства...”3.
Все названные выше свойства пространства однозначно вытекают из материальности мира и всеобщего универсального взаимодействия, которые отражены в действительно философских принципах. Никаких других общих свойств из философских соображений, философских исходных посылок и принципов вывести, на наш взгляд, невозможно. Однако в марксистской философской литературе широко распространено мнение, что к основным свойствам пространства можно отнести однородность, изотропность и трехмерность. Однородность означает отсутствие в пространстве каких-либо выделенных точек, а изотропность – равноправность всех возможных направлений.
Но эти свойства пространства нельзя отнести к основным. Дело в том, что они описывают конкретные структуры пространства, а философия, как мы увидим далее, может трактовать структуру пространства лишь в самом общем виде. В данном случае к самому понятию структуры подводит признание того, что пространство абсолютно в атрибутивном смысле, т.е. не существует материального объекта без пространственных характеристик. Иными словами, пространство не представляет собой некой сущности, находящейся вне материальных объектов2. Поэтому когда говорят, что объект движется в пространстве, это означает не более того, что он движется на фоне пространственной определенности другого объекта. Чистого пространства, не связанного с материальными объектами, не существует.

^ Понятия «места» и «положения» в пространстве.

В отношении реального пространства имеет смысл утверждать, что его основными моментами являются место и положение, связанные между собой самым тесным образом. Место представляет собой единство пространственной границы и некоторого объема или протяженности, определяемых этой границей. Положение есть координация одного места относительно другого в том или ином процессе или явлении. Именно в результате различия положений элементов в явлении или процессе возникает определенная система пространственных отношений сосуществования и совместности, то есть пространственная структура. И поскольку явление или процесс локально-непрерывны, постольку и пространство в их рамках непрерывно и выступает в форме суммарной протяженности элементов, составляющих структуру данного явления или процесса. Но явления и процессы еще и дискретны, поэтому пространственная структура формируется и определенными местами элементов.


Заключение.


Нынешний период развития представлений о пространстве замечателен тем, что происходит обобщение взглядов на пространство, выработка единой теории, пытающейся объединить пространства микро-, макро- и мегамира. Одновременно разрабатываются теории, описывающие различные формы пространства, соответствующие формам движения материи. В определенной степени мы имеем сейчас синтез двух предшествующих этапов развития представлений о пространстве: мифологического и классического. Этот синтез вновь остро ставит проблему соотношения наших представлений о пространстве с реальным пространством мира. Он создает иллюзию полного их совпадения, и порой кажется, что еще немного усилий, и получится теория, абсолютно точно и однозначно описывающая реальное пространство в полном его объеме. Но возможно ли такое? Пока что ответ на данный вопрос отрицательный.

Сами законы, управляющие миром, рождены, видимо, некими другими законами, требующими своего выяснения и объяснения. Невозможен и простой предельный переход от одной формы движения материи к другой, иначе говоря, биологическое и социальное несводимы простым образом к физическому.

Отсюда и возникают проблемы, так сказать, второго уровня: необходимость выяснения природы пространства в общем и его различных форм в частности. Таким образом, с каждым шагом в познании пространства мира мы получаем больше вопросов, чем истинного знания.


^ Использованная литература:

  1. Подгузов В., Методологические аспекты теории развития, общественно-политический журнал «Прорыв».

  2. Потемкин В. К., Симанов А. Л. , Пространство в структуре мира. – Новосибирск: Наука. Сиб. отд-ние, 1990.




  1. Энгельс Ф., Маркс К., Соч. 2-е изд. Т. 16.



Московский Государственный Университет

им. Ломоносова


Факультет журналистики


Кафедра философии


Реферат на тему

«Пространство как философская категория»


Выполнила:

студентка 203 группы д\о

Мальцева Анна

Проверил:

Радул Д.


Москва, 2004


Оглавление:

Глава I.

1.Понятие «пространства»…………………………………………………………….1

2.От мирового пространства к миру в пространств………………………………….1

3. Модель пространства, существовавшая у древних народов. Элементы модели пространства древних…………………………………………………………………...2

4.Учения о возникновении пространства мира...…………………………………...3

а) Анаксимандр …………………………………………………………………………3

б) Анаксимен ……………………………………………………………………………4

в) Гераклит …………………………………………………………………………….…4

г) Другие философы …………………………………………………………………….4

д) Платон и Аристотель …………………………………………………………………5

е) Платон ………………………………………………………………………………....5

ж) Аристотель ……………………………………………………………………………6

5. Древнекитайские философские системы представления о пространстве…….7

6. Древнеиндийские философские системы представления о пространстве…….8

7. Итог: представления о пространстве, связанные с развитием различных философских систем древности………………………………………………………………………...9

8. Средние века…………………………………………………………………..…..9

9. Эпоха Возрождения………………………………………………………….……10

10. Николай Кузанский (Кузанец)…………………………………………………..10

11. Начальный период Нового времени 19………………………………………… 11

12. Галилео Галилей…………………………………………………………………..11

13. Рене Декарт………………………………………………………………………..13

14. Исаак Ньютон………………………………………………………………………14

15. Лейбниц…………………………………………………………………………….15

Глава II.

1. Пространство мира…………………………………………………………………….16

2. Гегель…………….……………………………………………………………………..16

3. Энгельс и Ленин………………………………………………………………………..17

4. Понятия «места» и «положения» в пространстве……………………………………18


Заключение……………………………………………………………………………….19

Использованная литература……………………………………………………………20



1 И.Ньютон “Математические начала натуральной философии”

2 В данном случае речь идет о материальных объектах всех мыслимых уровней: мега-, макро-, микро- и т. д,







Похожие:

Мальцева Анна Глава 1 От мирового пространства к миру в пространстве iconСовременные информационные технологии в образовательном пространстве школы
Для поддержания качества образовательных услуг на должном уровне необходимо поэтапное формирование информационного пространства....
Мальцева Анна Глава 1 От мирового пространства к миру в пространстве iconВнеклассное мероприятие по окружающему миру во 2 «А» классе, квн «Птицы наши друзья»
Учитель начальных классов Бельчакова Анна Владимировна провела внеклассное мероприятие по окружающему миру во 2 «А» классе, квн «Птицы...
Мальцева Анна Глава 1 От мирового пространства к миру в пространстве iconОглавление 5 От редактора 11 Глава Изучение экономики мирового хозяйства Раздел I теория международной торговли
Внутреннее и внешнее равновесие при системе фиксированных валютных курсов
Мальцева Анна Глава 1 От мирового пространства к миру в пространстве iconЦель работы ресурсного центра
Стимулирование развития здоровьесберегающего образовательного пространства функционирующего на основе идеологии общемедицинской грамотности,...
Мальцева Анна Глава 1 От мирового пространства к миру в пространстве iconКиллердж о пьеса в двух действиях Перевод с английского Сергея Волынца
Две трети сценического пространства занимает гостиная. Между комнатами нет перегородок, за исключением барной стойки у стены. Низкий...
Мальцева Анна Глава 1 От мирового пространства к миру в пространстве iconКонцепция пространства и времени в естествознании План Из истории представлений о пространстве и времени
Слоистость, региональность: выделение слоев, сфер, регионов (подземный и земной мир, подлунный и надлунный мир, сфера звезд)
Мальцева Анна Глава 1 От мирового пространства к миру в пространстве iconК 200–летию со дня рождения Николая Васильевича Гоголя
Николай Гоголь писатель, общий для двух народов, открывший миру тайны славянской души, перипетии жизни русских и украинцев, столетиями...
Мальцева Анна Глава 1 От мирового пространства к миру в пространстве iconДокументы
1. /ramana-02/Титул и оглавление книги.doc
2. /ramana-02/Указатель.doc
Мальцева Анна Глава 1 От мирового пространства к миру в пространстве iconДокументы
1. /ramana-02/Титул и оглавление книги.doc
2. /ramana-02/Указатель.doc
Мальцева Анна Глава 1 От мирового пространства к миру в пространстве iconЗакон движения линейного осциллятора определяется фазовой траектория в фазовом пространстве, в котором размерность и масштабы координат вдоль разных осей X и p различны.
Фазовая точка (ФТ) точка фазового пространства с фазовыми координатами x(t), p(t) которая в данный момент t соответствует состоянию...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов