Факультет журналистики icon

Факультет журналистики



НазваниеФакультет журналистики
Радул Д.Н
Дата конвертации14.09.2012
Размер140.42 Kb.
ТипДокументы


Московский государственный университет

им. М. В. Ломоносова

Факультет журналистики




Время как философская категория


Выполнила: студентка 2-ого курса

Изгаршева Т., гр.№203

Проверил: Радул Д.Н.


Москва, 2004



Время – это проявление бытия с точки зрения прошлого, настоящего и будущего и покоящихся на них отношений «раньше», «одновременно», «позже». Понятие времени выражает длительность и последовательность событий. Оно неразрывно связано с изменением, без которого, то есть без процессов, нет времени. Но время не тождественно изменению и изменяющемуся. Время безразлично к тому, что именно изменяется, оно независимо от процессов. Время представляет собой единство (целостность) прошлого, настоящего, будущего и характеризуется прежде всего длением, течением и открытостью.

Дление. Время длится – это означает, что настоящее существует. Смысл понятий «прошлое», «настоящее», «будущее» содержит два компонента. Абстрактный компонент, остающийся жестким неизменным ядром понятия, является чисто временным, то есть касается существования. Конкретный компонент относится к событиям, наполняющим прошлое, настоящее, будущее, то есть к совершающимся процессам.

^ Течение. Если происходят изменения конкретного наполнения настоящего, то говорят, что время течет.

Открытость. Время течет в будущее, а события уходят в прошлое. В отличие от уже осуществившегося прошлого и от наполненного событиями настоящего, будущее не наполнено ими и открыто для созидания. Это свойство времени называют открытостью.

В философских учениях о времени, в соответствии с их ценностной ориентацией, эти три проявления имеют различный вес: например, прошлое или будущее выходит на передний план, а настоящее остается в тени.

Время принадлежит не только внешнему миру, но и внутреннему миру человека, составляя элемент непреложности в его судьбе, малоподвластный воле человека. Человек может не только познавать время, но и переживать его, отчасти управляя им.

Время вплетено во все сферы бытия, потому определенное истолкование времени входит в разные области духовной культуры: грамматику естественного языка, мифологию, философию, теологию, искусство и литературу, науку, обыденное сознание.

Время является измеряемым. Способы его измерения различны: движение небесных тел, психологическое восприятие, смена времен года, исторические эпохи, процесс счета, часы (песочные, солнечные, механические, атомные, лазерные и другие), биологические часы. Биологические часы как бы встроены в человеке. И здесь нет ничего сверхъестественного, если учесть, что человек – закономерный итог развития галактики, а потому может чувствовать ее ритмы.
Медики открыли, что наши внутренние органы работают с разной степенью интенсивности в разное время суток. Между двумя и четырьмя часами ночи усиливается функционирование печени, очищающей организм от ядов, а в четыре часа ночи все органы снижают свою активность. Не случайно в это время чаще всего умирают больные люди. Обладает своими определенными ритмами и человеческий мозг. Процедура измерения времени осуществляется за счет мысленной остановки течения времени, необходимой для того, чтобы можно было приложить эталон к измеряемому. Например, мы сравниваем длительность суток с движением часовой и минутной стрелок часов. При этом один оборот по циферблату часовой стрелки мы условно называем «один час».

Социальное время ─ форма бытия общества, выражающая длительность исторических процессов, их смены, возникающих в ходе деятельности людей. Социальные процессы имеют разную длительность. Родоплеменные общества и первые цивилизации древнего мира уходят корнями в толщу веков, составляющую несколько десятков тысяч лет. Средневековое общество просуществовало около 1400 лет, а современный способ жизни длится всего около 300 лет. Смена этапов развития общества характеризуется убыстрением темпов социальных изменений, что нашло свое отражение в понимании времени. Древние цивилизации воспринимали время как повторяющийся цикл, в котором особой ценностью обладало прошлое, хранящее необходимые для жизни навыки и знания. С проявлением христианства временной цикл развернулся в линию, вектор которой был направлен в будущее.

Специфическое восприятие времени сформировалось капиталистическим способом производства. Погоня за прибылью требовала постоянной интенсификации труда, уплотнения событий и процессов, протекающих в единицу времени. Не случайно именно в эту эпоху была изобретена секундная стрелка, как свидетельство ускорения ритма жизни. Начался «бег времени», превышающий уровень биологического ритма человеческого тела и происходящих в нем физиологических процессов. Ускорение ритма социальной жизни продолжается, что негативно сказывается на здоровье людей.

Социальное время характеризуется не только неравномерностью протекания, но и многоуровневой структурой. В ней можно выделить время, определяющее историю происхождения рода человеческого, время образования наций и народностей, время развития и смены целых эпох и формаций, а также время индивидуального бытия человека. В свою очередь индивидуальное бытие человека подразделяется на время детства, отрочества, юности, зрелости, старости. И в каждом из этих времен свой ритм и свои ценности. Например, в старости человек перестает спешить, «усмиряет» бег времени, а также чаще, чем в молодости, размышляет о смысле жизни, смерти.

Ни одно философское учение не обходится без концепции времени.

Специфична аристотелевская теория времени, которая не потеряла своего интереса и значения и в XX в. Наоборот, она стала актуальнее в связи с переносом в нашу эпоху проблемы времени из области физики в область философии и истории. Первое, что мы должны знать об аристотелевском времени, – это его связь с движением. Время есть число движения и мера движения. Но со временем связывается у Аристотеля далеко не всякое движение, а лишь круговое движение, и именно – движение небесных сфер (круговое представление о бесконечно протяженной линии). Исследование о времени стоит особняком в физическом трактате Аристотеля, но оно связано с обсуждением общих вопросов о первых принципах бытия. Аристотель начинает с выставления нескольких апорий относительно времени. Апории эти сводятся к тому, что времени, по-видимому, вообще не существует. «Что время или совсем не существует, или едва существует, будучи чем-то неясным, можно предполагать на основании следующего. Одна часть его была и уже не существует, другая – в будущем, и ее еще нет; из этих частей слагается и бесконечное время и каждый раз выделяемый промежуток времени. А то, что слагается из несуществующего, не может, как кажется, быть причастным существованию».

Времени не удается обнаружить, если подойти к нему и с другой точки зрения. «Для всякой делимой вещи, если она только существует, необходимо, чтобы, пока она существует, существовали бы и ее части, или все, или некоторые, а у времени, которое делимо, одни части уже прошли, другие только будут, и ничто не существует. А «теперь» не есть часть, так как часть измеряет целое, и из частей оно должно слагаться; время же, по всей видимости, не слагается из этих «теперь».

Третья апория заключается в очевидной противоречивости самого момента «теперь». «Если оно («теперь») всегда иное и во времени ни одна часть вместе с другой не существует, кроме объемлющей и объемлемой, как меньшее время объемлется большим, а не существующее сейчас «теперь», прежде бывшее, по необходимости когда-то исчезло, то и все «теперь» одновременно друг с другом не будут, а прежнее всегда должно уничтожаться». Аристотель установил, что время не есть движение, но и не может быть без движения, он кладет в основание времени отождествление в нашем сознании двух переживаний как сходных, в отличие от остальных. Мы распознаем время, «когда разграничиваем движение, определяя предыдущее и последующее, и тогда говорим, что протекло время, когда получим чувственное восприятие предыдущего и последующего в движении. Мы разграничиваем их тем, что воспринимаем один раз одно, другой раз другое, а между ними нечто, отличное от них; ибо тогда мы мыслим крайние точки отличными от середины и душа отмечает два «теперь», тогда это именно мы называем временем, так как отграниченное моментами «теперь» и кажется нам временем. Это мы и положим в основание». Теперь Аристотель может дать свое определение времени. «Когда есть прежде и после, тогда мы говорим о времени, ибо время есть не что иное, как число движения по отношению к предыдущему и последующему. Таким образом, время не есть движение, а является им постольку, поскольку движение имеет число».

Многие ученые пришли к выводу, что аристотелевская теория времени в конечном счете неудовлетворительна, что она была бы намного более ясной, если бы Аристотель сказал, например, что время находится исключительно в сознании, или, наоборот, что оно находится исключительно вне сознания и не зависит от него. Между тем Аристотель не говорит ни того, ни другого. Получается, что время у него одновременно и продукт сознания и свойство движения, существующее независимо от сознания. Время не есть ни действительность, ни потенциальность, а и то и другое. Ни в какую определенную категорию включить его у Аристотеля не удается. Точно понять его и составить о нем ясное представление также не удается.

Святой Августин также имеет свою теорию времени. Почему мир не был сотворен раньше? Да потому, что никакого «раньше» не было. Время было сотворено тогда, когда был сотворен мир. Бог вечен в том смысле, что он существует вне времени; в боге нет никакого «раньше» и «позже», а только вечное настоящее. Вечность бога изъята из отношения времени; в нем сразу наличествуют все времена. Он не предшествовал своему собственному творению времени, ибо это предполагало бы, что он существовал во времени, тогда как в действительности он вечно пребывает вне потока времени. «Что же такое время?» – вопрошает Августин. Прошедшее и будущее не имеют действительного существования, действительно существует только настоящее; настоящее есть только мгновение, а мы можем измерить лишь времена проходящие. Но ведь прошедшее и будущее времена действительно существуют, поэтому Августин заявляет, что прошедшее и будущее может быть осмыслено только как настоящее. У него мы находим первую и наиболее фундаментальную попытку рассмотреть человеческую память, дав с ее помощью новое – не характерное для античной философии – понимание времени. Если у греческих философов время рассматривалось сквозь призму жизни космоса и, прежде всего, связывалось с движением небесных светил, то Августин доказывает, что время – это достояние самой человеческой души. А поэтому даже если бы не было вообще космоса и его движений, но оставалась душа, то было бы и время. Условием возможности времени, по Августину, является строение нашей души, в которых можно заметить три разных установки: ожидание, чаяние, упование, надежда, устремленная к будущему, внимание, взгляд, воззрение, созерцание, прикованное к настоящему, и память, воспоминание, направленное на прошлое. Существует, заявляет Августин, три времени: «настоящее прошедших предметов, настоящее настоящих предметов, настоящее будущих предметов»

По сравнению с теорией Августина теория времени Канта является более субъективной. Кант проблему времени рассматривает в связи с сознанием. Для понимания теории «субъективного времени», разработанной Кантом, он подчеркивает, что познание предметов есть деятельность. Эта деятельность протекает последовательно, т.к. «… при проведении прямой линии мы … последовательно определяем внутреннее чувство…». По мнению Канта, последовательность деятельности познания, мышления, восприятия предметов не исключает, а предполагает сохранение предыдущих частей, результатов или элементов деятельности - поэтому эта деятельность определяется как синтез. И в этой же связи Кант отмечает, что знание - это знание многообразного. Для Канта способы деятельности познающего сознания необходимо фиксировать через термин и понятие времени. При мысленном проведении, например, линии, очевидна последовательность проведения линии во времени. Способ деятельности сознания, состоящий в последовательном синтезировании предмета, может быть назван и назван у Канта временем. Время есть сама эта осуществляемая через деятельность сознания последовательность «схватывания», в терминологии Канта, или конструирование предмета. Поэтому «…время мы можем мыслить не иначе, как обращая внимание при проведении прямой линии… исключительно на действие синтеза многообразного, при помощи которого мы последовательно определяем внутреннее чувство и тем самым имея в виду последовательность этого определения». Кант необходимым образом связывает представление о времени с представлением о деятельности, активности сознания, сознание «знает» время постольку, поскольку оно мыслит линию, конструктирует предмет как явление. Для бездействующего сознания, очевидно, не может быть времени как своеобразной характеристики его самого. Последовательность определения предмета, по Канту, сохраняется и воспроизводится сознанием. Поэтому если бы «… я постоянно забывал бы… предшествующие части времени… у меня никогда не возникло бы целое представление… не образовались бы чистейшие и первые основные представления… о времени».

Вне отношения к сознанию, к субъективной деятельности познания, с точки зрения Канта, нет и не может быть времени; т.е. не может быть никакого времени самого по себе. Время в собственном смысле – это в первую очередь нечто зависимое и производное от функции, или деятельности синтеза в познании. Время по сути дела - это определение, или даже название некоторых особых методов и способов субъективной синтезирующей деятельности познания предмета.

Время как метод последовательного синтеза можно назвать необходимым и всеобщим способом, формой наглядного представления, созерцания предмета в сознании. Наглядность представления, созерцание отождествляется Кантом с чувственностью, именно поэтому время, с точки зрения Канта, есть форма чувственности. Время определяется Кантом и как созерцание. Это утверждение Канта нельзя трактовать в том смысле, что Кант считает возможным наглядное представление самого времени как такового. Время – не предмет созерцания и даже вообще не знание, это Кант специально оговаривает. В данном случае Кант определяет время как единое представление, как бы объемлющее, соединяющее собой многообразное конкретное содержание сознания. Время рассматривается в таком случае как своеобразная характеристика наглядного представления, созерцания предмета. Кантовский подход к исследованию времени был безусловно новым словом в философии и открывал для нее в изучении времени новый и весьма интересный угол зрения, новую область исследования. Дальнейшее развитие некоторых идей Канта прослеживается в наследии Хайдеггера.

Концепция времени, предложенная М. Хайдеггером, очень сложна. Во многом именно за счет сложности его языка возникают трудности проникновения в ход его мыслей. М. Хайдеггер обнаруживает «фундаментальную роль понятия времени». Он пишет, что не только история, но и природа «имеют временной характер. Этой временной действительности в целом обычно противопоставляют вневременные предметы, которые являются темой, например, математических исследований. Наряду с этими вневременными предметами математики известны надвременные – вечные – предметы метафизики или теологии. В этом уже – совершенно схематично и грубо – проявляется то обстоятельство, что время представляет собой единый «индекс», различающий и отграничивающий предметные области вообще. Понятие времени раскрывает для нас способ и возможность такого разграничения универсальной сферы сущего. Это понятие так или иначе… становится путеводной нитью для вопроса о бытии сущего и о его возможных регионах; однако эта его принципиальная роль не получает отчетливого осознания… Таким образом, понятие времени – это совершенно особое понятие, связанное с основным вопросом философии». По Хайдеггеру, это «вопрос о бытии сущего».

Одно из принципиальных положений концепции М. Хайдеггера заключается в том, что он предлагает для понимания сути времени соотнести временность с понимающим бытие присутствием. Речь идёт о присутствии человека в мире, его погруженности в бытие. При этом М. Хайдеггер подчеркивает, что для этого необходимо «ограничить добытое так понятие времени от расхожего понимания времени». Под расхожим пониманием времени он имеет в виду такое толкование времени, которое сложилось в традиционной концепции времени от Аристотеля до Бергсона и далее. Существенно подчеркнуть, что бытийственность, присутствие человека в мире Хайдеггер соотносит с временностью и при этом вырисовывается довольно важная, принципиальная функция времени. М. Хайдеггер пишет, что присутствие является таким способом, чтобы существуя понимать нечто подобное бытию.

Хайдеггер обращается к понятию «подобное». Присутствие (существование) всегда связано с временностью. Отсюда можно сделать вывод, что именно временность обеспечивает отражение «подобное бытию». Не полностью адекватное отражение, не «удвоение» бытия, а продуцирование того, что «подобно бытию» – в этом одна из функций феномена времени. М. Хайдеггер отмечает при этом, что категория времени способна выполнять функции своеобразного «зеркала». В этом «зеркале» отражается внешний мир, но мир «преломленный» через сознание субъекта, и в этом же зеркале отражается субъективная, активная деятельность познающего субъекта.

Фактор времени – это своеобразный фильтр. Действительно зеркальное отражение, как и всякая модель, – это всегда отражение неполное. Эту неполноту, «ущербность» отраженного можно несколько прояснить, используя понятие «фильтр». Фильтр что-то пропускает, что-то задерживает. В самом механизме фильтрации содержится нечто созвучное представлениям об отражении. Механизм процесса фильтрации зависит как от устройства самого фильтра, так и от природы того, что именно фильтруется. (В этой связи интересно отметить, что почти все основные внутренние органы человека включают в себя функцию фильтра.) Проблему взаимосвязи модусов времени принято называть проблемой становления. Хайдеггер не противопоставляет серию непрерывных «теперь» серии «прошлое» или «будущее». Элементы, частички ближайшего прошлого можно характеризовать как «тогда», а «тогда» или «раньше» – все равно что «теперь – уже не». Слова «потом» или «позже» равнозначны выражению «теперь – еще не». В слове «теперь» удерживается как бы частичка более раннего бытия во времени и вместе с тем раскрывается горизонт для реализации тех или иных действий в ближайшем будущем. После анализа в совокупности «теперь», «уже-не-теперь» и «еще-не-теперь» М. Хайдеггер делает вывод о том, что «являющее себя в такой актуализации есть время».

В работе «Кант и проблемы метафизики» (1929), М. Хайдеггер вновь возвращается к проблеме связи прошлого, настоящего и будущего с познавательными способностями человека. Давая весьма своеобразную интерпретацию философии Канта, М. Хайдеггер говорит не о трёх временах, а о «тройственном единстве времени».

В начале 20 века в Европе приобрело популярность учение французского философа А.Бергсона. Позже Н.Винер в своей «Кибернетике» связал концепцию А Бергсона с некоторыми поворотными моментами в развитии науки XX века. «…Переход от ньютонова обратимого времени к гиббсову необратимому получил философские отклики. Бергсон подчеркнул различие между обратимым временем физики, в котором не случается ничего нового, и необратимым временем эволюции в биологии, в котором всегда имеется что-то новое».

Одна из глав «Кибернетики» Винера называлась «Ньютоново и бергсоново время». Имелось в виду то, что А.Бергсон одним из первых в философии XX века сделал предметом исследования специфику времени, переживаемого человеком как живым организмом, сознательным существом. Такое «субъективное» время – необратимое, текущее целостным потоком, емкое – он назвал «длительностью». И высказал предположение, в немалой степени созвучное теории относительности: из создаваемого человеком образа времени, из понимания времени мира (объективного времени) нельзя вычесть влияние длительности. Интеллект, отмечал Бергсон, склонен рассматривать время по аналогии с пространством, разлагая его на отдельные моменты, а потом слагая время из «омертвленных» единиц, приписываемых самому миру. Преодолеть эту ограниченность, по Бергсону, под силу только интуиции: она позволяет освоить специфику времени как целостного потока, включенного в необратимую человеческую жизнь, понять его именно как длительность. Бергсона особо интересовали и были им достаточно глубоко рассмотрены такие механизмы сознания, как, например, память, благодаря которой возможно оживление уже утраченного времени и предвосхищения будущего. Понимание времени А.Бергсона оказало немалое влияние на всю философскую мысль нашего времени.

В данной работе рассмотрены основные теории времени (Аристотеля, Августина, Канта, Хайдеггера, Бергсона). Как уже было сказано, ни один философ не обошел в своих размышлениях понятие времени. Поэтому, о теории времени можно говорить очень долго.

Рассмотренные теории, конечно, не в полной мере показывают представление человечества о времени, но они, несомненно, во многом повлияли на его формирование и развитие.


Список используемой литературы:

  1. Хрестоматия по западной философии XVII – XVIII веков/ Под общей редакцией Л.И. Яковлевой. – М.: ФАИР-ПРЕСС,2003.

  2. Философия. Справочник студента./ Г.Г.Кириленко, Е.В.Шевцова – М.: Филологическое общество «Слово», ООО «Фирма «Издательство АСТ», 1999.

  3. Введение в философию: Учебник для вузов. В 2ч./ Под ред. И.Т.Фролова.– М.: Политиздат, 1989.

  4. Мир философии: Книга для чтения. В 2 ч. Исходные философские проблемы, понятия и принципы. – М.: Политиздат, 1991.

  5. Рассел Б. История западной философии. В 2 ч.– М.: «МИФ», 1993.

  6. Алексеев П.В., Панин А.В. Философия: Учебник. – 3-е изд., перераб. и доп. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2003.

  7. Философия: Учебник для высших учебных заведений.– Ростов н/Д.: «Феникс», 1998.

  8. Философский словарь/ Под ред. И.Т.Фролова.─ 7-е изд., перераб. и доп. ─ М.: Республика, 2001.

  9. Хрестоматия по зарубежной философии: М., 1995г.







Похожие:

Факультет журналистики iconФакультет филологии и журналистики
Ростовского государственного университета. В ознаменование этих событий 3–6 октября 2012 года в рамках ежегодных Южно-Российских...
Факультет журналистики iconСанкт-Петербургский государственный университет Факультет журналистики Кафедра международной журналистики полное название дипломного сочинения

Факультет журналистики iconМ. В. Ломоносова Факультет журналистики реферат
Вопрос: Какова мировоззренческая значимость диалектического (метафизического) понимания развития?
Факультет журналистики iconМ. В. Ломоносова факультет журналистики кафедра гуманитарных факультетов конспект
Диалектика познания: компоненты, аспекты, уровни. – Л.: Изд-во Ленинградского университета, 1983. – 168 с
Факультет журналистики iconФакультет журналистики
В философских словарях «развитие» трактуется как качественные, в основном, необратимые, направленные изменения системы. В результате...
Факультет журналистики iconМ. В. Ломоносова факультет журналистики кафедра философии реферат
Бог, а дальше мир предоставлен действию собственных законов, которые, однако, сочетались у него с религиозно-мистическими взглядами,...
Факультет журналистики iconМ. В. Ломоносова Факультет журналистики Реферат
Вебер, Сорокин, Дюркгейм и другие философы высоко ценили изощренность мысли, обилие идея Зиммеля. Но и упрекали: во фрагментарности,...
Факультет журналистики iconФакультет журналистики работа по философии сознание. Сокращенные книги
Думается, что познание души много способствует познанию всякой истины, особенно же познанию природы. Ведь душа есть как бы начало...
Факультет журналистики iconМ. В. Ломоносова Факультет журналистики Реферат
История есть совершенно особая реальность, которая неотделима от деяний человека и одновременно не исключает влияние природных факторов,...
Факультет журналистики iconФакультет журналистики
За это время он прочитал курсы лекций по различным математическим дисциплинам – аналитической геометрии, алгебраическому анализу,...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов