А. Н. Чанышев трактат о небытии вопросы философии. М, 1990 10 Смерть есть конец всего. После нее, повторяю icon

А. Н. Чанышев трактат о небытии вопросы философии. М, 1990 10 Смерть есть конец всего. После нее, повторяю



НазваниеА. Н. Чанышев трактат о небытии вопросы философии. М, 1990 10 Смерть есть конец всего. После нее, повторяю
страница1/22
Дата конвертации13.09.2012
Размер3.01 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22



А.Н.Чанышев

ТРАКТАТ О НЕБЫТИИ Вопросы философии. М, 1990 10


Смерть есть конец всего. После нее, повторяю,

пропасть, вечное небытие; все сказано, все сделано

(Ламетри. Система Эпикура)


Только она (смерть - авт.), т.е. мысль о ней,

выносит в такую область мысли, где полная свобода и радость.

(Л. Толстой. Письмо В. Стасову)


Будь осторожен в своих желаниях,

чтоб вновь никогда не придти тебе к существованию.

(Сутта-нипата, М; 1899, с. 152)


Ведь никогда не докажут, что то, чего нет, существует

(Парменид)

Небытие окружает меня со всех сторон. Оно во мне. Оно преследует и настигает меня, оно хватает меня за горло, оно на

миг отпускает меня, оно ждет, оно знает, что я его добыча, что мне никуда от него не уйти. Небытие невидимо, оно не

дано непосредственно, оно всегда прячется за спину бытия. Небытие убивает, но убивает руками бытия. Последнее

стремится вперед, не разбирая дороги, теша себя мечтой о прогрессе, но впереди находит только небытие. Всякий раз

небытие одним прыжком настигает нас. Оно встречает нас у нашей цели; мы бежим от него, а оно, улыбаясь, идет нам

навстречу. Бытие только тень небытия, его изнанка. Небытие повсюду и всегда: в дыхании, в пении соловья, в лепете

ребенка... Оно - сама жизнь!

Моя философия есть упразднение всякой философии, то есть мировоззрения, которое всегда так или иначе подсовывает под

небытие бытие, подчиняет первое последнему.

Историческая ошибка сознания состояла в выведении небытия из бытия. Собственно говоря, философия начинается с

абсолютизации бытия: вода Фалеса, апейрон Анаксимандра, воздух Анаксимена, огонь-логос Гераклита... Наконец, элеаты

поставили точку над i, целиком и полностью отвергнув небытие, абсолютизировав и обожествив бытие. Пантеизм Ксенофана

не случаен, он вполне в духе самой философии, ищущей абсолютное в вечное бытие. Атомисты, правда, восстановили

небытие, но они поставили его в один ряд с бытием и свели к физической пустоте. Платон придавил небытие могильной

плитой вымышленного им вневременного мира. Аристотель надел на небытие маску потенциального. Христианская философия

стала трактовать бытие как силу, творящую из небытия весь мир. Но не скрыто ли в идее творения из ничего признание

первичности и абсолютности небытия? Редко-редко мы находим признание значения небытия. Попытку анализа категории

небытия мы находим в философии Вайшешика. Там различали относительное небытие (сансарга-абхава) - отсутствие чего-либо

в другом (S не есть в Р) и абсолютное небытие отличие одной вещи от другой (S не есть Р).
Относительное небытие

выступает как несуществование до возникновения (праг-абхава), несуществование после уничтожения (дхванса-абхава) и

отсутствие связи между двумя вещами (атьянта-абхава). Философия нового времени не смогла воздать должного категории

небытия. Даже Бергсон в противоречии с основами сноси философии понимал небытие как несостоявшееся бытие чего-либо,

как некую абсолютизацию обманутого ожидания. Даже Ницше не смог вынести образа небытия (вспомните змею, заползшую в

глотку спящему) и искал успокоения в идее вечного возвращения. Даже Сартр не смог понять небытие как онтологический

принцип, приписав его только сознанию, бытию для себя. В течение двадцати пяти веков философы, взявшись за руки,

водили хоровод вокруг небытия, стараясь заклясть его.

Не только философия, но и религия, искусство, наука - различные, до сих пор не осознанные, способы заклятия небытия.

Человечество все еще прячет голову вод крылышко своей культуры, культуры бытия, неустанно восстанавливая мост над

бурным потоком. Не только страх перед небытием, но и трудности, связанные с его пониманием, заставляют человека

творить культуру бытия. Но теперь, когда человечество повернулось лицом к космосу, когда люди стали всего лишь

землянами, им открылись пространственно-временные интервалы, где почти ничего нет... Вот почему теперь легче

представить и понять небытие, вот почему возможна моя философия, философия небытия.

Несуществующее существует. Что за вздор?! - воскликнет философствующий педант, - Где вы видели несуществующее

существующим? О, жалкий филистер! А где ты видел существующее существующим?! Где ты видел вечное бытие? Только в своем

метафизическом воображении.

Что небытие существует, можно доказать многими способами:


доказательство от времени: существование настоящего предполагает существование прошлого и будущего, т. е. того, чего

уже или еще нет. Это временный модус небытия;

доказательство от пространства: существование чего-либо в том или ином месте предполагает несуществование его в

другом месте. Это пространственный модус небытия;

доказательство от движения: движущееся тело есть там, где его нет, и его нет там, где оно есть. Это мобильный модус

небытия;

доказательство от возникновения нового: новое это то, чего не было в причинах и условиях, это новое породивших. Но

где оно было, когда его не было? В небытии. Это эмерджентный модус небытия;

доказательство от противоположностей: миры и антимиры, частицы и античастицы, положительные и отрицательные числа,

вообще все противоположное погашает друг друга в небытии и возникает из него, как из нуля (система координат);

доказательство от различия: все сущее, всякое конкретное есть не столько то, что оно есть, сколько то, что оно не

есть;

доказательство от случайности: случайно то, что может быть, а может и не быть, следовательно, существование

случайности предполагает существование небытия;


доказательство от субстанции: коль скоро существуют свойства акциденции, то должен быть и их носитель субстанция. Но

она неуловима, и в вещи нет ничего, кроме совокупности свойств. Как только субстанция получает определенность, она

превращается в свойство (ведь нет ни материи, ни духа, а есть материальное и духовное). Следовательно, субстанцией

может быть только небытие. И т. д.

Впрочем, многие философы понимали, что небытие существует. Но и они думали, что небытие существует постольку,

поскольку существует бытие. Я же утверждаю, что небытие не только существует, но что оно первично и абсолютно. Бытие

же относительно и вторично по отношению к небытию.

Докажем, что небытие абсолютно, а бытие относительно.

Начну с конца:

небытие абсолютнее бытия в той же мере, в какой субстанция абсолютное своих состояний;

случайное абсолютно, а закономерное относительно, ибо ни один закон не может предусмотреть всех случаев;

всякая данность в качестве для-себя-бытия конечна, а в качестве бытия-для-другого бесконечна, т. е. то, чем что-либо

не является, бесконечно больше, чем то, чем что-либо является;

небытие, в котором как в среднем погашаются все противоположности, абсолютное этих противоположностей;

то, что есть, лишь малая часть того, что есть, что было и что будет;

движущееся тело находится в одной, конечной части пространства, и по находится в другой, бесконечной части

пространства; любое тело существует в конечной части пространства и не существует в его бесконечной части;

все возникает на время, а погибает навечно.

Учение об абсолютности небытия и относительности бытия не отрицает их единства. Я согласен с тем, что все сущее есть

единство бытия и небытия. Но если у Гегеля небытие - только оборотная сторона бытия, то у меня бытие - обратная

сторона небытия, точнее, форма существования небытия.

В вопросе о существовании бытия и небытия сознание исторически проходит следующие ступени: наиболее очевидным

кажется, что существовать может только существующее, т. е. только бытие существует. Но факт движения заставляет

признать, что существуют и бытие, и небытие. Но если существует единство бытия и небытия, то тем самым существует и

небытие, то есть существует несуществующее. Наконец, сознание понимает, что только небытие существует, чему и учит моя

философия небытия.

Небытие как самопричина отрицает само себя. Небытие небытия есть бытие. Для этого порождения не нужно ничего, кроме

небытия.

Поскольку небытие существует, не существуя, и не существует, существуя, оно есть время.

Временность - атрибут бытия. Но так как все возникает на время, а погибает навечно, то время есть гибель.

Будучи небытием, бытие неустойчиво. Выражением этой неустойчивости является становление, изменение, развитие, борьба

противоположностей.

В основе всех противоречий лежит противоречие между бытием и небытием.

Развитие состоит в наращивании бытия, его интенсификации. Но чем интенсивнее бытие, тем оно хрупче, тем оно

подверженней гибели. Мы ходим по тонкому льду над океаном небытия. Жизнь не может долго удержаться на вершине бытия.

Отсюда сон и смерть.

Время порождает пространство. Последнее - это остановившееся время, последовательность, ставшая рядоположенностью.

Единство времени и пространства, за которым скрывается единство бытия и небытия, неустойчиво. Выражением этой

неустойчивости является движение.

В движении есть сторона, соответствующая небытию, и сторона, соответствующая бытию. Первое - это энергия, а второе -

материя. В материи содержится столько энергии, сколько нужно, чтобы вернуть ее в небытие.

Бытие первично, сознание вторично, ибо в сознании больше бытия, чем в бессознательном бытии. Сознание - высший тип

бытия. В нем бытие торжествует и терпит свое наибольшее поражение.

Так возникает противоречие между идеалом и действительностью.

Выражением этого противоречия выступает страдание. Оно есть атрибут сознания.

Именно страдание заставляет сознание измысливать идеал бытия, останавливать время. Человек в мыслях убегает от

небытия.

Экзистенция, или человекобытие - бытие, осознающее свою неустойчивость, осознание конечным своей конечности, а тем

самым и противостоящей ему бесконечности, кричащее противоречие между конечностью (в реальности) и бесконечностью (в

сознании).

Из этого противоречия возникает религиозное сознание.

Любовь - это попытка зацепиться за чужое бытие, а тем самым сделать свое бытие более устойчивым. Любовь к Богу

поэтому казаться самой нужной и самой сильной.

Из этого противоречия возникает и философское, метафизическое сознание, которое есть религиозное сознание минус

любовь. Оно абсолютизирует бытие и упраздняет (на словах) небытие.

Сознание бытия - это религиозно-философское сознание. Столкнувшись с тем, что все преходяще, что оно само, мыслящее

бесконечное, конечно, что нет ни Бога, ни бессмертия, что любовь и дружба преходящи, как и все остальное, оно впадает

в ужас.

Спасает трезвое, реальное сознание, сознание небытия. Оно понимает первичность и абсолютность небытия, а потому видит

в разлуке, измене, смерти, торжестве бессмысленного времени, в иллюзорности прогресса - этой хитрой попытке сознания

бытия приручить себе время - естественные и закономерные явления. Сознание небытия не трагично.

Диалектическая воля - воля, действующая свободно при всей своей детерминированности, ибо она детерминирована

небытием. Свобода - это детерминированность небытием. Несмотря на очевидность своей несвободы, человек чувствует себя

все же свободным. Эта иллюзия объясняется тем, что человек способен не быть.


Человек небытия понимает, что действовать значит изменять своей свободе, ибо из многих моглобностей может

реализоваться только одна, да и та лишь в качестве нетойности. Только философия небытия может обосновать философское

отношение к жизни - атараксию и апатию, пребывание в ничтожестве, точнее говоря, возвращение в ничтожество и смирение.

Сознание бытия - рабское сознание. Ведь еще Гегель показал, что господин тот, кто обладает сознанием небытия, кто не

боится смерти, кто свою жизнь покупает ценою смерти.

Человек приходит из небытия и уходит в небытие, так ничего и не поняв.


П. П. Воронин

Разумность мироустройства глазами физика


Вопросы философии. М, 1990 8


Автор предлагаемой статьи Макс Планк - классик естествознания, фактический основоположник квантовой физики.

Мнение классика науки по вопросам, не входящим в его профессиональную область, само по себе интересно.

Признание Планка в своей религиозности - это лишь первый слой содержания этой статьи. Макс Планк пытается выделить

ролевантные характеристики религии и естествознания, убирая все оказзиональное, навязываемое некритически

воспринимаемой традицией или появляющееся как иллюзорный продукт рефлексии. Планк начинает с постановки коренных

вопросов: каковы требования религии к человеку? Каковы признаки истинной религиозности в человеке?

Планк ищет и находит принципы религиозного поведения и чувствования.

В потсках инвариантной сущности религии Планк проводит рассуждения о религиозных символах, служащих предметом

религиозного поклонения. Свойство быть символом не атрибутивно, но выводится из природы самого символа. Религиозный

символ не обозначает определенного предмета, но указывает направление сознания.

Следующий слой относится собственно к физике, к выяснению того, как возможно физическое знание. Планк подчеркивает,

что в представлении ученого-физика за измерениями скрывается некая глубинная реальность. Измерения ориентируют

сознание исследователя на объективную физическую реальность, которая лишь опосредованно проявляет себя в наших

ощущениях. Эта уверенность в наличии физической реальности, выдающей себя в физических экспериментах, но не сводящейся

к ним, очень существенна для естесственнонаучного познания.

Рассуждения Планка вскрывают неправомерность традиционного в марксистской литературе атрибутов поповщина или

фидеизм к позитивистским взглядам на мир.

Макс Планк выражает убеждения физика-естествоиспытателя в существовании более глубинной природной реальности, на

которую физические измерения только указывают подобно тому, как религиозный символ указывает на особую внеприродную

реальность. Законы физики, согласно Планку, не являются организацией опыта субъектом исследования, но существуют

независимо от него.

Автор пускает в ход своего козырного туза , чтобы найти в сфере физических наук доказательство, что в мире все идет

так, как будто всеми физическими процессами кто-то управляет.

Суть принципа в том, что все причинностные описания физических процессов могут быть переформулированы как действие

финальных причин, т. е. целей.

Физическая наука требует предположения о реальном и не зависящем от нас мире, который мы никогда непосредственно не

познаем и лишь в состоянии воспринимать через призму восприятия наших органов чувств и опосредованных ими измерений .


Мераб Мамардашвили

"Лекции о Прусте" М, 1995.


Первая лекция из курса "Психологическая топология Марселя Пруста"


Мой курс называется "Психологическая топология Марселя Пруста". Другими словами, это попытка рассмотреть картину

психологической жизни человека, которая вырисовывается в одном из гениальных литературных опытов ХХ века - в романе

Пруста "В поисках утраченного времени". Но то, что я буду излагать, хотя и называется "психологическая топология" или

"топологическая психология", в действительности - это философия. Это то, что можно было бы назвать философией в

Прусте. Философией в Прусте я называю некоторый духовный поиск, который проделывается Прустом-человеком на свой

собственный страх и риск, как жизненная задача; как задача, которую древние называли "спасением".

Первая форма, в которой появилась первая философская мысль, - это философия личного или личностного спасения. Она

основана на предположении, что жизнь, в которой мы рождаемся, точнее - случайным образом родились, построена таким

образом, что приходится спасаться. То есть проделывать какой-то специальный путь, делать что-то с собой, чтобы

вырваться из обыденного круговорота жизни, который сам по себе абсурден. Если ты родился и не спасся, пока был жив, то

ты будешь все время заново и заново рождаться. К тому же, скажем, индусы не гарантировали, в каком виде ты будешь

рождаться заново: в виде ли свиньи, птицы или другого животного.

Вот что я имею в виду под философией в Прусте. Но чтобы рассказывать об этом, нам понадобятся какие-то понятия.

Кстати, они понадобились и самому Прусту. Пруст был простой и слабый человек, слабый по сравнению с жизнью, с тем

круговоротом, о котором я говорил, и он хотел возродиться из хаоса своей жизни. Его попытка спасаться внешне

выразилась в том, что ему пришлось изобрести особую форму романа.

Роман "В поисках утраченного времени" не похож на традиционную форму романа. Его относят обычно к "модернизму". Моя

мысль состоит в том, что сама эта усложненная и необычная, отличная то традиционной, форма романа связана с задачей,

которую коротко я сформулирую так: понять самого себя.

Задача эта, конечно, близка и нам. Поэтому, мы должны отнестись к тому, чем мы будем заниматься, не как к

академической, а как к жизненной задаче. Давайте посмотрим - может быть, опыт Пруста нам пригодится. Пруст, кстати,

сам говорил, что его роман - это предложение читателю воспользоваться им для того, чтобы решать собственные задачи;

поэтому читатель может распоряжаться романом произвольно, как своего рода машиной, которая производит какие-то

эффекты, и читатель может ее использовать, чтобы в себе самом произвести какие-то эффекты.

Такова идея его "произведения-машины" - в отличие от традиционного романа, который развертывается в виде единого

сюжетного повествования, вовлекающего героев в поток своего развертывания, сцепляющего все в некоторый понятный ход

событий. А у Пруста роман строится как бы клочками, в нем нет никакой единой временной линии, сама форма позволяет

осуществлять переход из одного времени в другое.

В романе Пруста мы имеем дело с тем, что в философии называется онтологическим или экзистенциальным опытом. Это

экзистенциальный опыт, и все понятия, которые использовал Пруст, имеют смысл лишь в той мере, в какой мы можем дать им

живое экзистенциальное содержание - содержание некоторого живого переживания. Весь роман усеян символами переживания;

лени и труда, страха и мужества, жизни и смерти; и весь он, и ритмом своим и текстурой, похож на какой-то отчаянный

смертный путь человека; излагаемые в романе события и переживания несут на себе отблеск света, излучаемого обликом

смерти.

Пруст сознавал свою филиацию от XVIII века французской культуры, и потому он неоднократно упоминает Декарта, причем

в очень интересной связи. Вы можете заметить в романе одну "маниакальную" эмоцию, которую Пруст все время испытывает и

пытается сам для себя прояснить, усвоить, понять ее значение. Это эмоция радости. Она возникает по разным поводам, но

всегда это радость особого рода. Например, он переживает радость, когда видит три последовательно меняющихся

конфигурации деревьев во время одной из своих поездок в фиакре. Они возникают перед ним в считанные мгновения в виде

носителя какого-то смысла, и душу его охватывает состояние, как пишет Пруст, освобождающей радости. Причем для него

непонятной. Ведь эти деревья такие же, как все. Почему же тогда эта радость? Откуда? Пытаясь прояснить для себя, что

значит эта радость, Пруст на первых порах понимает одно: она - признак истины. Но перевернем фразу: то, что истинно,

вызывает радость, которая ничем конкретным не обоснована. Эта радость не оттого, что увидел какие-то три дерева. Это

радость состояния, которое является твоим свободным состоянием, но возникло оно из твоей собственной жизни. Значит

истина появляется тогда, когда твоя, действительно тобою испытанная жизнь как бы всплывает в тебе очищенная и ясная.

Она - твоя. И несколько раз, в разных местах романа Пруст говорит: такая радость похожа на то, что Декарт называл

очевидностью.

Эта тема фактически и будет нашей темой, темой пути, который стоит проходить и который несет на себе отпечаток

смертного пути. У нас еще будет в дальнейшем возможность разобраться в том, почему философы считают, что без символа

смерти, без того, чтобы жить в тени этого символа, - ничего нельзя понять, ничего нельзя в действительности

испытать...

Значит, то, что относится к пути, во-первых, связано с какими-то особого рода переживаниями и мыслями, в которых мы

присутствуем как ангажированные и рискующие собой. Потому что если стоишь перед Парижем один на один, то можешь ведь и

проиграть. И, во-вторых, этот путь ведет нас в самих себя. Это тоже самое, как если бы я смотрел вот на этот стоящий
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22




Похожие:

А. Н. Чанышев трактат о небытии вопросы философии. М, 1990 10 Смерть есть конец всего. После нее, повторяю icon1997 2  Трактат о небытии  Междисциплинарность и синергетика
В реальном мире им, как правило, соответствуют формы бытия, определения мира — материя, движение, пространство, время, качество,...
А. Н. Чанышев трактат о небытии вопросы философии. М, 1990 10 Смерть есть конец всего. После нее, повторяю iconСлово есть бог
...
А. Н. Чанышев трактат о небытии вопросы философии. М, 1990 10 Смерть есть конец всего. После нее, повторяю iconЭкзаменационные вопросы по философии 2005 (дневные факультеты) Что такое философия? Проблемы и специфика философского знания. Структура и функции философии
Место философии в системе духовной культуры: соотношение мифологии, религии, науки и философии
А. Н. Чанышев трактат о небытии вопросы философии. М, 1990 10 Смерть есть конец всего. После нее, повторяю iconГреч. Reflexio обращение назад Вопросы рефлексии
Содержание рефлексии определено предметно-чувственной деятельностью. Рефлексия, в конечном счёте, есть осознание практики, предметного...
А. Н. Чанышев трактат о небытии вопросы философии. М, 1990 10 Смерть есть конец всего. После нее, повторяю iconКонтрольные вопросы по философии для студентов II курса Философия и круг изучаемых ею проблем. Предмет и функции философии
Ортодоксальные школы индийской философии (ньяя – вайшешика, санкхья – йога, веданта миманса)
А. Н. Чанышев трактат о небытии вопросы философии. М, 1990 10 Смерть есть конец всего. После нее, повторяю iconДокументы
1. /(Гулыга АВ, Андреева ИС) Шопенгауэр.txt
2. /(Чанышев)...

А. Н. Чанышев трактат о небытии вопросы философии. М, 1990 10 Смерть есть конец всего. После нее, повторяю iconА. М. Дубровский Нина Константиновна статья
Только после многих лет самостоятельного преподавания, методических исканий и обретений начинаешь понимать тонкости мастерства Нины...
А. Н. Чанышев трактат о небытии вопросы философии. М, 1990 10 Смерть есть конец всего. После нее, повторяю iconКонтрольная работа по дисциплине «Философия»
Философские вопросы – это вопросы не об объектах, будто природных или созданных людьми, а вопросы об отношении к ним человека. Философские...
А. Н. Чанышев трактат о небытии вопросы философии. М, 1990 10 Смерть есть конец всего. После нее, повторяю iconИшь ты! удивился Петя. У неё ещё и святая своя есть!
Вот вам новенькая подружка, заявила воспитательница. У неё такое необычное имя Гафа
А. Н. Чанышев трактат о небытии вопросы философии. М, 1990 10 Смерть есть конец всего. После нее, повторяю iconОн пришел дать нам веру
...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов