Оправдание туристического похода icon

Оправдание туристического похода



НазваниеОправдание туристического похода
страница1/4
Дата конвертации29.08.2012
Размер0.6 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3   4

Оправдание туристического похода


Автор благодарен Анне Шмаиной-Великановой за помощь в работе


Суть проблемы


Какое странное название! – воскликнет читатель. Разве здоровый вид отдыха, практикуемый миллионами людей кто-то собирается в чём-то обвинять, преследовать? Вот только экстремальный туризм – это пожалуй чересчур: рискуют жизнью, а ради чего? Стойте-стойте, а вообще «дикий» туристический поход, зачем он, собственно нужен? То есть люди, конечно, имеют право, но странные они какие-то... Понятное дело, можно организовывать оздоровительные прогулки, плановые походики, но отправляться на много дней неведомо куда? Не лучше ли за это время что-то создать, уделить внимание семье, помочь людям, принять участие в религиозных мероприятиях, заработать деньги, наконец?

Тут всё и начинается. Оказывается, что «активный туризм» (в дальнейшем для краткости просто «туризм») находится в состоянии войны. Наступает на него человеческое непонимание и равнодушие. Туризм терпим и даже приветствуем как особый вид отдыха, как развлечение, но не более того. А вместе с тем за феноменом похода скрывается мощнейшая духовная реальность, пока мало раскрытая. И это несправедливо. Можно возразить, что туризм эзотеричен, не общезначим. Он и вправду доступен не каждому, и, кроме того, нельзя заставить человека им заниматься, если он к тому не склонен. Но то же самое можно сказать и про науку, и про искусство.

Туристический поход – это попытка прямого постижения красоты мира, не преображённого через искусство. Туризм почти не рождает зримых плодов

(за исключением описаний походов, фотографий и прочего, всё это имеет второстепенное значение). Поэтому туризм, в отличие от науки и искусства, не относится к миру творчества. Но также не относится и к непосредственному бытию (об отличии мира творчества от бытия хорошо написал Бердяев). Хождение в походы занимает нишу между творчеством и бытием. Это скорее не дело, а делание. Слово «делание» употреблено не случайно. Оно ассоциируется с религией в узком смысле слова (потому что религия в широком смысле слова – это преображённая жизнь). Каковы отношения туризма и религии? В настоящий момент они конкурируют друг с другом, стремясь к взаимоисключению. И это подлежит исправлению. Поход надо рассматривать как продолжение литургии, как литургию в безрелигиозном мире. Мистически такой взгляд можно обосновать словами из 12 главы Откровения Иоанна:


^ Но земля помогла жене, и разверзла земля уста свои и поглотила реку, которую пустил змей из пасти своей.


Если для неверующего человека поход – эта одна из возможных замен литургии, то и для верующего он может иметь большое значение. Здесь присутствует антиномия, условно говоря антиномия горы и склона. Туризм не возносит к последним небесам, это – не вершина, а склон.
И вопрос в том, может ли быть вершина без склона? И да, и нет. Здесь извечный образ блудного сына: сначала автономизация с приобретением загадочного экзистенциального опыта, затем возвращение.

Собственно говоря возвращению, его возможности, и посвящён этот текст. Понять сущность туристического похода и всего с ним связанного, почувствовать его ткань, понять, откуда он родом и что он даёт людям, наконец сделать мир туризма доступным и проницаемым для людей, далёких от него – вот сверхзадачи, которые можно поставить, и решать их надо совместными усилиями многих людей. Настоящий текст можно считать началом философской подготовки к этой деятельности.


Границы туризма.


Для того, чтобы начать обсуждение какого-либо явления, необходимо выделить его среди других явлений, обозначить его границы. Здесь, как правило, возникают существенные трудности. Мы хорошо видим середину, но периферия скрыта в тумане, а именно она зачастую представляет наибольший интерес. Поиски границы феномена уводят в область иррационального и субъективного.

Едва ли возможно дать формальное определение туристического похода. Разные участники одного и того же похода могут воспринимать происходящее по-разному: для одних это будет прогулка, для других спорт, для третьих, наконец, истинный туризм. Рассмотрим все области человеческой деятельности, «смежные» с туризмом.

Первой была упомянута прогулка. Для ребёнка или неопытного городского человека даже лёгкая недалёкая прогулка может стать настоящим походом. Опытные туристы могут посмеиваться над «чайником», однако последнему часто даже в несложных походах выходного дня удаётся ощутить то, что профессионалы чувствуют только в суровых экстремальных условиях. Прогулка – это самый прямой из путей, ведущих в страну туризма, и турист-новичок, начинающий с прогулки, подобен ребёнку, постепенно входящему в огромный взрослый мир, только здесь всё происходит намного быстрее. Человек быстро матереет, становится жёстче, и тут самое время вспомнить слова Христа «Пока не станете как дети, не войдёте в царство Божие». К счастью, среди туристов, ходивших в походы даже максимальной категории сложности, побывавших на грани жизни и смерти, встречается немало людей, не позабывших первоначального, волшебного ощущения от несложного похода-прогулки, от лесного костра, от возвращения домой.

На очереди – спорт. Мир спорта жёсток и жесток, и профессиональным спортсменам, как правило, не до походов. Спортсмен может начать заниматься туризмом после серьёзной травмы, жизненной драмы, просто с возрастом. И тогда он с удивлением открывает для себя новый мир: потеряв силы, он неожиданно приобретает нечто замечательное. Иные туристы, напротив, почувствовав себя «крутыми» устремляются в сторону спорта. Например лыжникам надоедает ходить по «диким» лесам и полям, и они переходят на заранее подготовленные трассы. Профессиональными спортсменами такие люди, за редкими исключениями, не становятся: для этого нужно тренироваться с детства, хотя могут регулярно участвовать в спортивных соревнованиях. Но какая-то дверь для них закрывается, и это очень серьёзно. Та же дверь остаётся открытой для тех, кто перестал заниматься туризмом по разным жизненным обстоятельствам, но сохранил то, что открывает туризм, в своём сердце.

Как это ни странно на первый взгляд, спортивный туризм совсем не похож на большой спорт и может принимать очень мягкие, человечные формы – я знаю это по своему лыжному опыту. Правда, в большинстве своих видов спортивный туризм содержит экстремальный элемент, и здесь жёсткость уже неизбежна, хотя она и отличается от жёсткости большого спорта. Обо всём этом речь пойдёт дальше.

В страну «диких» походов ведут и другие дороги. Одна из них – плановый туризм. Плановый поход – это некое заранее спланированное для его участников шоу. Плановый поход нередко имеет «активную» и «пассивную» части, пассивная – это поездки, осмотр достопримечательностей, развлечения и т.д. Разумеется, в плановом походе, особенно сложном, возможны непредвиденные ситуации. И тогда всё становится всерьёз. Но это уже «экстремалка», ощущение туризма может возникнуть и когда всё идёт по маслу. В идеальном плановом походе, где всё «заранее предвидено», это подобно ощущению человека, высовывающегося из окна стремительно мчащегося поезда, одновременно присутствующего и отсутствующего на местности, по которой едет поезд. Такова, в сущности, наша жизнь. Здесь затронута очень важная тема: туризм и свобода. Туризм – это один из способов реализации экзистенциальной свободы (свободы, не связанной с выбором из небольшого числа возможностей). Бывает так, что в организованном какой-то турфирмой походе человек вдруг ощущает себя участником таинства, в котором задействована и природа – таинстве похода.

Есть ещё такая вещь, как «нечаянный туризм». Когда люди в силу каких-то обстоятельств оказываются в ситуации, напоминающей туристическую. Это бывает в путешествии, экспедиции, на войне. Все эти ситуации возникали задолго до появления туризма, как такового; из них он вырос. Но здесь, в отличие от собственно туризма, всегда имеется определённая цель, и она ограничивает свободу. Туристический поход одновременно и силён, и слаб отсутствием такой цели. Слаб, потому что он как бы «менее настоящий», а любой искусственный вид деятельности легко погружается во мрак. Конечно, цель, например прохождение заранее определённого маршрута, легко придумать, но это уже будет не то. Силён, потому что именно отсутствие цели позволяет человеку остановиться в его извечном беге (особенно суетливом в наше время) и встать лицом к лицу с мирозданием. И мы снова возвращаемся к мысли о походе как таинстве, расширяющем, дополняющем религиозные таинства. Если сознание древнего человека было синкретично, и миф сосуществовал с повседневной реальностью и с Откровением, то теперь всё по отдельности, и я смело могу сказать, что туризм является одной из наименее затронутых порчей частей нашего разделённого мира. Туризм своей чистотой и естественностью пытается вернуть нас в древний мир, но древний мир преображённый, вобравший в себя экзистенциальный опыт разных эпох. Связь туризма и древнего мира сама по себе очень интересна, и об этом тоже пойдёт речь. Но прежде я попытаюсь проникнуть в суть феномена туризма, выявить его природу.


Туризм как способ общения людей


В этой главке я попытаюсь нарисовать психологический портрет туризма, не обращаясь пока к онтологическим корням. Туристический поход погружает человека в изменённое состояние, и в этом состоянии происходит общение (одиночный поход – это отдельная тема). Для начала – несколько других примеров подобного общения, близких и в то же время безумно далёких.

Первый пример ультрасовременный – виртуальное общение с помощью компьютера. В настоящий момент возможности такого общения в реальном времени ограничены интернет-чатами, видеоиграми с участием нескольких человек и прочими не очень серьёзными мероприятиями, однако в недалёком будущем ситуация может кардинально измениться. О перспективах такого общения давно задумываются писатели-фантасты.

В нынешнем виде виртуальное общение происходит в виртуальном пространстве, скажем, на экране компьютерного монитора. Какие-то философские или псевдофилософские проблемы возникают уже здесь. Представим себе, к примеру, что несколько человек играют в видеоигру за каких-то персонажей. Пока есть жёсткие правила и чётко поставленная цель, это только игра. Но пусть игра будет творческой, и её целью будет сам процесс общения или созидания чего-либо. Тогда можно задать естественный вопрос: принимая участие в игре, ты – это ты или твой персонаж. Ситуация аналогична ситуации театра (вспомним слова Алексея Фёдоровича Лосева о том, что древний грек рассматривал мир как театр, а себя – как актёра), но только намного сложнее. Что же касается, для сравнения, туризма, то здесь игровой момент во много раз слабее, хотя тоже присутствует: человек на время забывает о многих своих умениях и делах и начинает играть в игру под названием поход. Собственно говоря, виртуальная реальность и выросла из игры. Но теперь давайте попробуем заглянуть в недалёкое будущее.

В этом будущем вполне реальным выглядит виртуальное общение на реальной местности. Уже сейчас существуют роботы, управляемые человеком. Пока что такое управление происходит посредством зрения: робот с помощью телекамеры передаёт изображение человеку и тот, анализируя ситуацию, управляет роботом. Легко себе представить, что в самом скором времени будут точно локализованы участки головного мозга, воспринимающие сигналы от других органов чувств, в том числе осязания, загадочным образом связанного с телесной реальностью. Когда люди научатся имитировать эти сигналы, человек сможет как бы переноситься в новое, искусственное тело, превращаясь в «виртуального туриста».

И вот великий фантаст Станислав Лем в романе «Мир на Земле» поднял проблему теледублей. Идея теледубля состоит в том, что с помощью электроники удаётся вынести органы чувств человека за пределы его тела, в результате чего он начинает ощущать себя находящимся в новом, искусственном теле, которое может находиться за много километров от настоящего. Это напоминает хорошо известный некоторым поклонникам электронных игр шлем виртуальной реальности, разница в том, что новое «тело» человека – теледубль – находится отнюдь не в виртуальном, а в реальном мире. В связи с этим возникает огромное количество проблем, некоторые из которых обсуждаются на страницах этого произведения, возникающих из-за вседозволенности, порождённой неуязвимостью человека, воплотившегося в теледубля. Сразу замечу, что поход, напротив, делает даже профессионала предельно уязвимым. Даже когда физическая угроза для туриста сравнительно невелика, он ежесекундно ощущает предстояние с величественной молчащей Природой. И этот мир природы воспринимается как предельно, обнажённо реальный, в то время как для воплотившегося в теледубль ощущение реальности размывается.

Но в чём-то, как ни странно, походное и виртуальное общение сходны. Суть сходства в том, что мир, в котором оказываются туристы по природе им чужд. Они оказываются за пределами инфраструктуры, состоящей из материальных и идеальных антропогенных конструкций. Компьютерная среда, в которой происходит виртуальное общение, ещё в большей степени чужда человеку, хотя и является в значительной части человеческим творением.

Следующий пример – коллектив профессионалов. Точнее, это целое созвездие примеров. Здесь и артель художников и мастеров, и научный семинар, и исследовательский коллектив (что уже совсем другое), и хор или оркестр, и спортивная команда, и многое-многое другое. Последний пример – команда – уже соприкасается с туризмом. В спортивном или экстремальном туризме группа превращается в спортивную команду. При этом внутри команды возможно состязание. Если спортивный элемент преобладает над экстремальным, состязательность более заметна. В качестве примера можно указать спортивные походы выходного дня на лыжах. Состязательность возможна и в экстремальной ситуации. Например в случае каякеров. Каякеры – это люди, сплавляющиеся на одноместных лодках с байдарочным веслом по бурным рекам. Они могут идти группой, но при этом на воде каждый полагается на свои силы. Впрочем, если идёт группа из нескольких экипажей (надувных лодок, байдарок, катамаранов), то экипажи могут состязаться друг с другом. К детальному обсуждению экстремального водного туризма я вернусь ниже. Элемент состязательности в серьёзном походе неустраним даже тогда, когда люди идут вместе и друг другу во всём помогают. При этом он чужд туризму как духовному явлению, и здесь возникает одно из противоречий, делающих туризм уязвимым. Люди, ходящие в несложные походы, матереют и постепенно втягиваются в мир, пусть и любительского, спорта. Выход здесь в том, чтобы даже в сложнейших ситуациях сохранять открытость и жизнерадостность, не гордиться своим опытом, а продолжать, несмотря на неизбежный профессионализм смотреть на происходящее удивлёнными глазами ребёнка.

Но вернёмся к коллективу профессионалов. Были упомянуты два близких примера: научный семинар и исследовательский коллектив. Сходство бросается в глаза: и тут, и там решаются научные (технические) проблемы. Как правило, круг затрагиваемых тем у семинара несколько шире, но это нельзя назвать качественным отличием. Суть же более существенного различия между семинаром и коллективом заключается в большей жёсткости последнего: он представляет собой единый организм, нацеленный на выполнение чётко поставленных задач. В исследовательском коллективе более заметна дифференциация: у каждого своё место, своя роль. Если сравнивать это со спортом, то ближе всего будут команды в его игровых видах (футболе, хоккее, волейболе и т.д.). Дифференциация возникает и в некоторых видах туризма: например в альпинизме или при плавании на многоместных судах (лодках, катамаранах, яхтах), но не достигает такой степени.

Исследовательский коллектив – это мостик к следующему примеру: производственному коллективу. Это – производство, магазин, бюро услуг и так далее. Назовём всё это словом «фирма». Фирма занимается либо производством материальных и идеальных ценностей, либо их распределением. Главное здесь – трезвый прагматизм, когда из кармана торчит синица, а глаза выслеживают в небе журавля. Люди в фирме могут очень мило сосуществовать, но это происходит вне всякой связи с её духовной сущностью, а иногда и вопреки. Здесь предельная удалённость от походного мира.

Впрочем, и здесь имеются (в основном архаические) формы, в чём-то приближающиеся к туризму. Например, артель ремесленников, странствующая по миру в поисках работы. Или земледельческая община, также, как и туризм, связанная мистикой общения с природой, но об этом – в следующей главке.

Продолжая разговор о коллективе, можно дальше упомянуть о сообществе людей с общим увлечением. Например, клуб собаководов или филателистов. Туристы, вернувшись из похода, тоже могут общаться подобным образом. Впрочем, в этом общении могут участвовать и совершенно посторонние люди, точно также как футбольным фанатом может стать человек, в футбол никогда не игравший. Такое «клубное» общение играет в жизни человечество довольно большую роль, но при этом не является экзистенциальным. Поэтому этот вид общения разумно рассматривать в качестве одной из внешних оболочек, которую предстоит снять, чтобы обнажилось ядро.

Экзистенциальный аспект «дикого» похода требует непосредственного участия человека в походе. Это требование становится ещё более жёстким в случае так называемого организованного (планового) туризма. Организованный поход – это действо, заранее продуманное и организованное, скажем, туристической фирмой или турбазой. Этот поход может быть чисто пассивным (экскурсионным), чисто активным или смешанным. Могут быть заранее запланированные приключения, не представляющие реальной угрозы для жизни и здоровья участников похода. Конечно, случаются непредвиденные ситуации, и может возникнуть ситуация упомянутого выше «нечаянного туризма».

Чтобы оказаться вовлечённым в организованный поход, категорически необходимо стать его участником. В то же время к духовному шлейфу «дикого» похода всё-таки можно прикоснуться и «оставшись на суше», тусуясь среди туристов, участвуя в разработке маршрута, просто слушая рассказы и рассматривая фотографии. И это наличие шлейфа очень важно. Так что дикий поход, с одной стороны, более «настоящий», более суровый, чем плановый и в тоже время, как это ни парадоксально, более общедоступный, причём не по воплощению, а по духу. И я утверждаю, что проникнуться духом похода может даже тот, кто ни разу в поход не ходил, даже человек, прикованный к постели.

Итак, будем искать примеры общения, близкого к походному, в общедоступном мире. В сознании многих людей слово «туризм» связывается с осмотром достопримечательностей. Это – путешествие в глубь человеческой культуры. Обозначим его словом «музей». В музее есть экспонаты, посетители и музейные работники. Последние представляют для нас наибольший интерес, поскольку здесь присутствует особое духовное явление того же уровня, что и явление туризма. Музейный мир, как и туристический, зачастую оставался незатронутым порчей даже в самые страшные времена, и в то же время он столь же хрупок. Разница здесь в том, что музей, в отличие от похода, содержит в себе элемент представления, где в роли актёров – экспонаты и экскурсоводы, а в роли зрителей – посетители. Настала пора поговорить о настоящем театральном представлении.

Пусть оно будет не профессиональным (случай профессионалов мы уже рассмотрели), а любительским. Например, детский спектакль. Не так важно, где его показывают: дома, в школе или где-нибудь ещё – важно, чтобы дети были просто детьми, а не актёрами детской театральной студии. Если сравнивать спектакль с походом, то в случае спектакля большую роль играет период подготовки. Собственно говоря, сама постановка перед публикой, венчающая этот период – это уже своего рода экзамен, и нервы у актёров, даже таких маленьких, часто бывают напряжены до предела. Но если сравнивать поход (вместе с его подготовкой) с подготовительным периодом спектакля (из которого можно исключить финальные репетиции), то обнаружится немалая общность. И в том, и в другом случае люди уходят от обыденности в особый мир: в одном случае в мир Природы, в другом – в мир образов и материалов для их воплощения. И этот уход, в отличие от ситуации видеоигр и многого другого, не таит в себе опасности для души. Конечно, чрезмерное увлечение любой деятельностью может стать пагубным, но эта пагубность имеет общую природу, не специфичную для любительского туризма или любительского театра. Очень важно то, что поход, ровно как и спектакль, рано или поздно состоится. Спектакль, правда, можно ставить много раз, с небольшими изменениями, но начало, замысел, свершается один раз. Интересно, что при подготовке любительского спектакля дифференциация ролей участников нарастает. В начали они вместе этот спектакль придумывают, а в конце уже каждый отрабатывает свою роль.

Получается, что поход и спектакль сходны началом, но несходны концом. А есть ли в повседневной жизни какое-нибудь явление, совсем близкое к туризму? Наверное, это – праздник! Здесь имеется в виду не профессионально организованное действо, а «домашний» праздник, где может быть что-то заранее запланировано, но, в отличие от спектакля, в празднике участвуют все. Даже тот, кто грустно смотрит в угол на празднике, если он проходит по-доброму. Общая канва происходящего на празднике может быть заранее определена, также как заранее определяется маршрут похода, но эта предопределённость лишь частичная. В отличие от спектакля, подготовка здесь играет второстепенную, хотя и важную роль: главное сам праздник, сам поход. В отношении предопределённости и праздник, и поход занимают серединное место среди разных видов человеческой деятельности. Так, деятельность учёного и художника приводит к чему-то совершенно новому (ещё можно предвидеть открытие и изобретение, но как предвидеть картину, музыкальное или литературное произведение), а спектакль или поездка на автобусе, как правило, проходят по заданному сценарию.

Итак, с точки зрения общения людей, туризм – это праздник. Но исчерпывается ли этим его суть? Пока многое остаётся за кадром. В первую очередь – обострённое чувство реальности соприкосновения с внешним миром, усиливающееся в ситуации экстремального, в особенности одиночного туризма. В случае классического праздника этот внешний мир «одомашнивается», то же самое происходит порой и в походе, например когда все уютно устроились у костра. Но вскоре может возникнуть сложная ситуация, и люди испытывают всю жёсткость и беспощадность природы. В случае одиночного похода нет праздника общения, и вроде как остаётся эта жёсткость. Но у человека и в одиночном походе часто возникает непонятное чувство теплоты, и эта мистика общения с природой (а с богословской точки зрения, возможно, с ангельским миром) является отдельным предметом для разговора. Подлинная мистика в (соловьёвском значении этого слова) делает проницаемыми перегородки между различными сторонами человеческого существования, и именно здесь может идти речь об общедоступности туризма не как внешнего феномена, а как духовного явления. Далее, пока непонятно, как соотносится поход с похожим, но вынужденным времяпровождением – военным марш-броском, исследовательской экспедицией и т.д. На этот вопрос можно сразу ответить, что соприкосновение здесь однобокое. «Вынужденный туризм» – это не праздник, но обнажённое чувство реальности здесь в той же мере присутствует (впрочем, для некоторых людей трудные военные или экспедиционные будни – это тоже праздник после предшествовавшей серой жизни). Ещё важнее то, что в «вынужденном туризме» всё подчинено внешней цели, которая нет-нет, да и напомнит о себе. Предстоит ответить ещё на множество вопросов, прежде чем начнёт вырисовываться картина – положения туристического похода на карте человеческого бытия.


Поход как общение с природой


В предыдущей главке мы сделали первые шаги к выявлению сущности туристического похода и обнаружили, что поход напоминает праздник. Собственно говоря, он здесь, в городских квартирах, предвкушается как праздник. Но вот сборы остались позади, и группа (или турист-одиночка) оказывается лицом к лицу с природой. Природа в данном случае – это не только камни, вода, растения, но и животные, а также – местные жители. Что касается животных, то они для туриста имеют второстепенное значение и служат источником любопытства и страха. По крайней мере, турист может готовить средства защиты от животных (сейчас речь идёт не о комарах и прочей кусачей дряни, которая создаёт такие же помехи, как, скажем, метеорологические условия), брать фотоаппарат и камеру для их съёмок и снасти для рыбной ловли, но это не является задачей туризма, рыбная ловля или (фото)охота – всего лишь украшение похода. То же самое можно сказать о сборе грибов и ягод. Иногда дары природы помогают людям выжить, но, опять-таки, в ситуации, которую нельзя назвать чистым туризмом.

Вопрос об отношениях с местными жителями сложнее. Во многих походах контакты с ними играют чисто функциональную роль. Однако существует один вид туризма, где общение с «местными» – неотъемлемая часть. Это – автостоп. Для автостопщика важно умение находить контакт с водителем, при этом они должны оказаться в «одной реальности». А дальше у автостопщика, возможно, ночёвка в палатке, пеший переход. Он всё время перескакивает из одной реальности в другую, тем самым соединяя разорванный мир (но это происходит при условии, что он существует не автостопом единым). Мы не будем подробно разбирать феномен автостопа, сам по себе довольно интересный, поскольку он непохож на другие виды туризма: нет погружения в особый, «походный» мир. Другой случай, когда общение, на этот раз с настоящими местными, является многодневный лыжный поход, в котором люди ночуют не в палатках, а в деревнях. При этом происходит наложение туристического восприятия природы и местности на деревенское.

Люди и животные – только один слой природы. Дальше идёт растительный мир и неживая природа. Для туриста они фактически представляют собой единое целое. Наконец, последний слой, который уже не материальный, а идеальный – геометрическое пространство, те самые «километры, а не квадратные метры».

С этого и следовало бы начинать. Что есть пространство для человека? Самый глубокий ответ на этот вопрос, вероятно, был дан Эммануилом Кантом, сказавшим о пространстве и времени как априорных формах внешнего и внутреннего восприятия. Разделение на внутреннее и внешнее означает разорванность бытия, присутствие некой дихотомии, следы которой видны повсюду, в том числе и в повседневной жизни. Кант эту дихотомию обнаружил, но не увидел способа её преодоления. А это очень трудная задача, и даже не совсем понятно, что именно надо преодолевать. Эйнштейновская теория относительности прямого отношения к этому не имеет, но её можно рассматривать как знамение из физического мира, говорящее о том, что не стоит опускать руки. И поход, соединяющий пространство и время не в том механическом виде, в каком они соединены в школьных арифметических задачах на движение, а связью экзистенциальной, может стать той самой мышкой, которая поможет вытянуть репку.

Восприятие человеком пространства, духовное значение метрики – это отдельный предмет для исследования, и он может увести нас очень далеко. Поэтому мы ограничимся рамками туризма, задавшись вопросом: «Что нового даёт поход в плане восприятия пространства?».

Первое, о чём тут можно сказать, – это сопротивление туризма зловещей изнанке научно-технического прогресса. Сам по себе прогресс – явление неизбежное, и нельзя сказать, что он несёт в себе зло, однако человечество далеко не всегда бывает готово ко вхождению в новый мир, открываемый техническим развитием, из-за чего возникают перекосы, зачастую делающие жизнь невыносимой. Эти перекосы возникают и в сознании людей. Один из них связан с понятиями
  1   2   3   4




Похожие:

Оправдание туристического похода iconМаршрутная книжка № велотуристского спортивного похода
Мкк не позднее чем за 10 дней до начала похода (без учета времени на пересылку документов). Возможно рассмотрение документов через...
Оправдание туристического похода iconОбязанности руководителя туристского похода при подготовке похода руководитель группы обязан
Обеспечить комплектование группы с учетом возраста, туристского опыта, технической подготовки участников и в соответствии с требованиями...
Оправдание туристического похода iconОсенний поход д ень, который выбрали для похода, вы
День, который выбрали для похода, выдался отличный. Все учащиеся во главе с учителями совершили поход на природу
Оправдание туристического похода iconДокументы
1. /Оправдание добра.txt
Оправдание туристического похода iconДокументы
1. /Оправдание добра.txt
Оправдание туристического похода iconИзвещение о проведении запроса предложений
Выполнение ремонтно-реставрационных работ туристического домика в туристско-спортивном полигоне «Солнечный туристан»
Оправдание туристического похода iconРабота с табличным процессором ms excel
Откройте новую рабочую книгу и введите на рабочий лист таблицу реализации по двум филиалам туристического агентства «ТурИн». Присвойте...
Оправдание туристического похода iconПрактическое занятие 16
Перевозка оборудования для туристического лагеря осуществляется двумя группами автомобилей. Состав групп приведен в таблице п Выполнить...
Оправдание туристического похода iconСправка о зачёте прохождения туристского спортивного похода

Оправдание туристического похода iconКонкурс на ловкость Конкурс на лучшее оправдание Танец черепашек Космическая мода
«Под знаком Зодиака». Школьная команда «Созвездие» приняла активное участие в игре и была награждена дипломом за первое место
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов