В. Б. Авдеев icon

В. Б. Авдеев



НазваниеВ. Б. Авдеев
страница14/31
Дата конвертации12.09.2012
Размер6.22 Mb.
ТипДокументы
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   31

^ 10. Расовая одонтология


Возвращаясь к заявленной теме, обратимся теперь к столь важному признаку лицевой морфологии, как зубы. Кроме явного антропоэстетического значения, зубы являются также уникальным свидетельством всех нюансов биологической эволюции того или иного племени. Расовая одонтология – наука, специально посвященная данной проблематике.

Еще великий голландский антрополог Петер Кампер (1722-1789) первым предложил создание классификации рас по углу выступания нижней челюсти, который носит название прогнатизма. Об измерении этого лицевого угла он писал так: ''Если я приподниму лицевую линию больше вперед, то получу античную человеческую голову, если откину назад, то получится голова негра, еще назад – голова обезьяны, а дальше – голова собаки, и наконец – кулика''. Цитировавшийся нами Георг Бушан уточнял: ''Средняя величина этого угла (угол профиля) достигает у белой расы 80-76,5о, у желтой – 76-68,5о, у черной – 69-59,5о. Реже всего встречается прогнатизм у европейских народов, в особенности у нордической расы; чаще между монголоидами, и наиболее часто среди негров. Поэтому можно совсем не принимать во внимание легкую степень прогнатизма у белой расы''. Кроме того, многими антропологами отмечалось, что у представителей различных рас весьма различны абсолютные и относительные показатели веса нижней челюсти. Чем более ''низка'' раса, тем вес этой челюсти выше.

Также многократно цитировавшийся нами Роберт Видерсгейм, указывал также на явственные расовые различия в строении костей твердого неба, отмечая: ''Небо негра является переходным между небом европеоида и орангутанга''.

Крупный советский ученый Б. С. Жуков в свою очередь подчеркивал: ''Форма костного скелета, образующего небо, т. е. форма так называемого твердого неба, стоящая в тесной зависимости от числа и расположения зубов, неодинакова у высших обезьян и у представителей различных человеческих рас. У современных европейцев и у некоторых других народов твердое небо имеет округлые очертания, и весь ряд зубов верхней челюсти, если смотреть на него со стороны полости рта, напоминает своими очертаниями подкову. Однако, например, у негров твердое небо является несколько более вытянутым в длину, а зубной ряд своей формой напоминает дугу. У других представителей низших рас, как, например, у австралийцев, ''зубы мудрости'', напротив, достигают большего развития, чем остальные коренные зубы, и это несколько приближает австралийцев, по строению зубов, к высшим обезьянам''.

Крупнейший советский антрополог В. В. Бунак в своей работе ''Лицевой скелет и факторы, определяющие вариации его строения'' (М., 1960) высчитал, что поверхность костного неба европейских черепов составляет 1670 мм2, папуасских – 1990 мм2, монгольских _ 2020 мм2.


В своей статье ''Зубы в антропологическом отношении'' (Русский антропологический журнал, № 2, 1903) Г. И. Вильга писал: ''Одним из органов человеческого тела, занимающим видное место в образовании типа, являются зубы, которые представляют в своем строении значительные, не только расовые, но и индивидуальные колебания''. Обобщая богатейшую историческую литературу, автор статьи начинает свой анализ с подразделения рас по взаимному расположению верхних и нижних резцов на ортогнатные и прогнатные. Данное открытие принадлежит известному французскому антропологу Этьену Жоффруа де Сент-Илеру (1772_1844).

В этой связи Г. И. Вильга указывал: ''Белая раса является ортогнатной, прогнатизм встречается у цветных рас: черной и желтой; в более сильной степени он выражен у бушменов''. Карл Фогт также отмечал: ''Степень развития челюстей находится в прямом отношении с культурой народов и со способностью их к культуре: косозубые (т. е. прогнатные) встречаются только в низших расах человеческого рода''. Большое значение имеют и расовые различия по величине зубов, которые были открыты Полем Брока и Паоло Мантегацца.

Вильга продолжал: ''Большие зубы у цивилизованных рас постепенно уменьшаются в своем объеме, выказывая склонность к исчезновению; у рас же с низкой культурой они очень развиты. Кроме того, величина коренных зубов уменьшается спереди кзади; у низших же рас, как, например, австралийцев и новоколедонцев, и всегда у обезьян, она увеличивается; эта особенность именуется обезьяньим признаком''.

Данный признак был открыт стараниями Ричарда Оуэна (1804_1892) и Франца Прюнер-Бея (1808_1882). Уильям Генри Флоуэр (1831_1899) впервые для оценки количественных различий между расами предложил высчитывать так называемый зубной указатель _ dental index. Так, для европеоидов он составляет – 41, для монголоидов – 42, для негроидов – 44, австралоидов – 46, шимпанзе _ 48, гориллы – 54 и орангутанга – 55. Как видите, никакой явной границы между человеком и животными нет, а между расами есть.

Томас Скотт Ламберт (1819_1897) на основании своих собственных исследований пришел к выводу, что в целом вся зубная система представляет собой расовые различия. На основании морфологических отличительных черт зубов он выделил три большие человеческие группы: белую, желтую, черную. Более резкие отличия он нашел у черной расы. Резцы у нее имеют большую величину, чем у желтой и белой. Клыки выступают над уровнем соседних зубов больше, чем у белой расы.

Продолжая эту мысль, Вильга писал: ''Резцы человека тем острее, чем ниже человеческая раса. Относительная ширина коронки больших коренных зубов у низших рас больше, нежели у высших. У цивилизованных народов зубы на правой стороне плотнее и крепче, чем на левой, вследствие того, что у них правая сторона больше участвует в акте жевания. Этой разницы у диких народов не замечается''. Свои выводы русский автор основывал на собственных наблюдениях и работах таких авторов, как Юлиус Эмиль Жозеф Ренье (1873_ ?), Эмиль Мажито (1833_1897), Виктор Галиппе (1848_1922). В свою очередь Иоганн Фридрих фон Брандт (1802_1879) и Карл Розе (1864_ ?) отметили, что наклонность к заболеваниям не одинакова у различных рас, ибо было обнаружено, что с развитием культуры величина и крепость зубов и челюстей уменьшаются.

Весьма информативна и показательна статья крупного русского антрополога А. Ивановского ''Зубы у различных человеческих рас'' (Русский антропологический журнал, 1901, № 3), так как содержащиеся в ней естественнонаучные факты не устарели до сих пор. Ученый свидетельствовал: ''Кроме различий во взаимном расположении, зубы человека представляют расовые различия и по их величине. Различия эти, особенно в резцах и коренных зубах иногда очень значительны. Низшие расы характеризуются огромною величиною резцов и коренных зубов; последние у них равны клыкам, как то находим у человекообразных обезьян. В то время как величина коренных зубов у человека белой расы уменьшается спереди кзади, у низших рас (австралийцев, ново-каледонцев) и у обезьян она идет в обратном направлении. Зубы человека, равно как и челюсти, вообще уменьшаются с развитием культуры, так как культурные способы приготовления пищи делают излишним то энергичное пользование челюстями и зубами, которое было необходимо при первобытной грубой пище. Челюсти при этом уменьшатся в величине в большем размере, нежели зубы, благодаря тому, что челюсти имеют более долгий период развития, нежели зубы.

Различные расы разнятся между собою и по форме зубов. Резцы человека представляют ту особенность, что конец их тем острее, чем ниже раса. В противоположность резцам, относительная ширина коронки задних зубов (по отношению к их шейке) у низших рас больше, нежели у высших. Указывают на тот факт, что у некультурных народов нет той разницы между зубами разных сторон челюстей, какая наблюдается у цивилизованных народов и которая выражается в том, что зубы на правой стороне плотнее, чем на левой, так как большинство европейцев, обрабатывая зубами пищу в полости рта, действует всего больше, а иногда и исключительно правой стороной. Верхние резцы малайцев, помимо их прогнатического положения, также бывают обезьяньей формы, с выпуклой передней и слегка вогнутой задней поверхностью. Это – несомненный обезьяний признак, постоянно встречающийся у обезьян''.

Специалисты в этой области расовой идентификации не обошли вниманием и такую важную проблему, как ритуальное деформирование зубов различными племенами в угоду их антропоэстетическим канонам. У представителей ''низших'' рас до сих пор распространены выдергивание, подпиливание, отламывание фрагментов зубов и вставление инородных тел. В Африке и Полинезии весьма распространены эти формы уродования зубов. В Сенегале, например, невеста вместе с женихом идут к кузнецу, который подпиливает ей зубы, после чего и заключается брак, а в Австралии вырывают резцы по достижении половой зрелости или по вступлении в брак. Многие племена практикуют обычай вырывать зубы по случаю траура по усопшим родственникам, так что после эпидемий, засухи и голодомора оставшиеся жители почти поголовно оказываются беззубыми. Распространен также обычай вставления золота или драгоценных камней в зубы с целью демонстрации высоты своего племенного социального статуса, а также ритуал окрашивания зубов в черный цвет у индейцев Центральной Америки, и в красный – у жителей Бирмы. Известно, например, что в разгар колониальной политики многие английские фирмы буквально обогатились за счет изготовления вставных черных зубов для жителей Сенегала, голубых _ для китайцев, а также прочих подобных ухищрений с целью ублажения туземных вождей самых отдаленных регионов необъятной Британской империи. Английские коммерсанты легко осознали всю перспективность рынка аксессуаров, служащих для удовлетворения экзотических антропоэстетических вкусов новых подданных ее Величества.

Один из крупнейших современных специалистов в области одонтологии, отечественный ученый Александр Александрович Зубов обобщая мировой опыт исследований констатирует, что по некоторым параметрам строения зубной системы различия между основными расами достигают десятков, а иногда даже и сотен процентов. Что лишний раз свидетельствует о хорошей дискриминантной способности одонтологических признаков. В книге ''Одонтология в современной антропологии'' (М., 1980) А. А. Зубов и Н. И. Халдеева свидетельствуют: ''Основной классификационной единицей в одонтологии является одонтологический тип, формирование которого по ведущим признакам зубной морфологии совпадает с появлением человеческих рас. Одонтологический тип объединяет специфические структурные комплексы, характерные для группы или нескольких групп, и складывается из многих морфологических особенностей, включая и расовые. Входящие в одонтологический тип варианты имеют иерархичность.

По данным, собранным с территории, заселенной русскими, установлено, что основной одонтологический тип русских представляет собой хорошо выраженный, достаточно чистый западный комплекс. Основной массив русских групп отличается гомогенностью в распределении одонтологических признаков среднеевропейского типа. В целом суммарная одонтологическая характеристика русских помещается в рамки размаха показателей среднеевропейского одонтологического типа''.

Самое же главное состоит в том, что А. А. Зубов и Н. И. Халдеева в более поздней своей совместной работе из сборника с характерным названием ''Расы и расизм. История и современность'' (М., 1991) свидетельствуют о том, что различия в строении зубной системы позволяют говорить о разделении рас около одного миллиона лет назад. Всего А. А. Зубов насчитывает девять независимых одонтологических признаков, выделяющих расовые различия.


^ 11. Пигментация кожи и ''монгольское'' пятно


Цвет кожи, как расовый признак был положен в основу классификаций еще первыми учеными-естествоиспытателями во времена античности. Не изменилось положение дел и с началом эпохи географических открытий, ибо наследственная способность к образованию цвета кожи была признана решающим фактором при классификации племен человеческого рода такими учеными, как Франсуа Бернье (1684), Лейбниц (1728), Брэдли (1739), Линней (1735), Ф. Мюллер (1773), Иммануил Кант (1775), Хунтер (1775). Фон Брейтенбаух в 1793 первым составил ''Всемирную карту цвета народов''.

Жан-Жозеф Вирей (1801), Жорж Кювье (1817), Чарльз Пикеринг (1848), Жозеф Артюр де Гобино (1853) и д'Омалиус (1869) просто поделили человечество на черную, белую и желтую расы. В исследованиях Томаса Генри Гексли, Карла Штраца и И. Е. Деникера цвет кожи вновь выдвигается в первый ряд диагностических признаков, причем рассмотрению подвергаются уже тона и оттенки.

Следует отметить, что еще древнекитайские философы делили людей на белых и красных, причем белыми китайцы считали себя, а красными – ''чужеземных дьяволов'', то есть европейцев. И в самом деле: европейская кожа даже в самых светлых вариантах никогда не бывает белой, она имеет матовый, розоватый тон и даже у мертвецов она желтоватая. Кожа монголоидов, даже типичных тунгусов и северных китайцев, не желтая, она сильно перемешана с коричневыми и красноватыми тонами. Кожа негроидов не черная, а темно-коричневая, красновато-коричневая или серо-черная.

На что нужно обращать внимание особо, так это на околососковый кружок и гениталии, которые уже при рождении пигментированы сильнее всего у негроидов и их гибридов, что и служит прекрасным диагностическим маркером примеси цветной крови. Второй такой же наглядный признак – желтоватая пигментация кожи под ногтями, особенно под ногтем большого пальца.

Данный признак был излюбленным средством идентификации полукровок среди торговцев невольниками и плантаторов. Самая сильная пигментация у темнокожих рас достигает на 3-4 десятке жизни. У совершенно черных суданских негров и южных бантоидов пигмент доходит до самых верхних клеток эпидермиса, а у европейцев меланин располагается во глубине кожного покрова.

Но чтобы уловить все оттенки кожи, нужно прибегнуть к помощи подробных статистических методов, всячески избегая поэтических сравнений, вроде таких: кровь с молоком (нордические девушки), кофе с молоком (эфиопы), старая слоновая кость (вьетнамцы), красное дерево (индейцы), шоколад (австралийцы и негры) и так далее.

В отечественных работах К. А. Бари ''О цвете кожи человека'' (Русский антропологический журнал, № 1, 1912), и В. Г. Штефко ''К морфологии кожного пигмента у человека'' (Русский антропологический журнал, вып. 3-4, 1925) также подчеркивается важность цвета кожи в процессе антропоэстетической аутоидентификации, что находит непременное отражение в канонах народного изобразительного искусства, песнях, сказаниях, обрядах и т. д.

Известный русский антрополог Эдуард Юлиевич Петри (1854-1899) в своей монографии ''Антропология'' (СПб., 1890) давал такой экскурс в историю проблемы: ''Популярнейшим симптомом для классификации издавна является окраска кожи. Действительно, цвет кожи является признаком, можно сказать элементарным. Не даром у древних индусов слово варна одновременно являлось обозначением для краски и для касты; недаром в настоящее время малейшее подозрение в темной окраске кожи является доказательством низшего происхождения и фактического бесправия для метисов Америки. Принимая в свою среду индейцев, властители Америки говаривали: ''Пусть он считает себя белым''.

Цветность у различных рас сегодня определяется по таблице Феликса фон Лушана (1854_1924), измерения производятся на изгибе предплечья.

Самые светлые тона у европеоидов встречаются в поясе светловолосых рас, где на первом месте стоит собственно нордическая раса с розовой прозрачной кожей, у восточных европеоидов она имеет уже бледный сероватый оттенок. У народов Сибири кожа имеет желто-коричневатый оттенок, но еще сохраняет некоторую прозрачность. Такая картина наблюдается вплоть до зоны распространения эскимосов, якутов и айнов.

В европеоидном круге пояс горных рас, динарской и альпийской, представляет собой переходную зону к поясу смуглых рас. Здесь на первом месте стоят средиземноморцы с их легкой, но уже заметной смуглостью, сильным потускнением румянца на щеках и общим преобладанием оливковых тонов. Если на северном побережье Средиземного моря мы имеем показатели 10-12 по шкале Лушана, то на южном – 12-15. алее на Восток оливковый отлив исчезает, но усиливается смуглость до 12-15 у ориентальной расы и туранцев. У арменоидов индекс равен 13. В Индии мы имеем большое разнообразие оттенков, от светлого, почти европейского светло-коричневого у кашмирцев и высших каст Севера (14-15) до типично северно-индийского в Пенджабе (17) и собственно индийского (21-23). Далее к Востоку идет пояс смуглых рас, от сохраняющих еще желтоватый оттенок палеомонголоидов (14-16) до смуглых полинезийцев с их светло-коричневой кожей (16-17).

У веддоидов преобладают темно-коричневые тона (24), у кхмеров и таи – более светлые с красноватым оттенком (14-18).

Среди азиатских монголоидов светлые, часто светло-желтые, пшеничные тона встречаются у северных китайцев (7-10), далее к югу показатель смуглости увеличивается (7-15), но даже самые южные вьетнамцы, принадлежащие к южно-китайскому типу, благодаря желтоватому оттенку, выглядят светлыми и резко отличаются от смуглых восточных веддоидов Камбоджи. Желтый оттенок позволяет отличать также лаосцев (14) от тайцев (15), а малайцы выделяются светло-коричневым фоном (18).

Американские индейцы Тихоокеанского побережья и лесной зоны имеют светло-коричневую кожу (15) с очень слабым желтым оттенком, но с медным отливом. Индейцы Центральной Америки – темно-коричневые, но со средними показателями (17-21). В Южной Америке снова сильнее пробивается желтый оттенок. Здешние индейцы принадлежат к расам, у которых покрытое тело темней лица.

Среди африканских негроидов самую темную кожу имеют суданские негры (30-33), однако южные бантоиды мало от них отличаются. Но максимальная насыщенность пигмента (33-35) встречается у нилотов и у некоторых групп сахарского переходного пояса. Смешанные группы низшего социального слоя туарегов, как и эфиопы имеют показатели равные (28-30). Пигмеи имеют красновато-коричневую кожу (23), а кайсанская группа с ее светлым цветом кожи (4-5) и пепельным оттенком совершенно выпадает из африканского колорита. Темную кожу, как у негров имеют тамилы Южной индии (28-30). Здесь, как и в сахарской переходной зоне темная пигментация сочетается с европеоидными чертами лица. Очень темная кожа (34-35) – у негроидных карликов Андаманских островов. Заметно светлей меланезийцы (27-30), но кожа у них всегда имеет красноватый оттенок. Еще светлей негроидные карлики Малакки и Лусона – (25-26). Наконец, у австралоидов преобладает бархатистая темно-коричневая кожа (26-27).

Антропологи Эрвин Бельц (1849_1913), Отто Финш (1839_1917), Бунтаро Адахи (1865_1945) первыми обратили внимание на факт образования синих пятен на крестце новорожденных младенцев цветных рас. В силу частоты встречаемости именно у представителей желтой расы они и получили название ''монгольских пятен''. Их возникновение у других цветных народов наблюдается реже, а у белых европеоидов они не встречаются вообще. Известный русский гематолог Б. Н. Вишневский в книге ''Человек, как производительная сила'' (Ленинград, 1925) также писал: ''Акушерки, фельдшерицы, врачи легко могли бы наблюдать новорожденных и отмечать у них частоту появления, главным образом, на крестце своеобразных сине-черных пятен. Этот признак считается характерным для новорожденных монгольской расы. Подобные ''монгольские пятна'' не остаются на всю жизнь и скоро проходят''. Данный феномен не имеет никакого приспособительного или физиологического значения, зато может без сомнения пролить свет на секреты эволюции желтой расы, ибо является одним из патологических признаков эмбрионального развития ее представителей.

''Присутствие ''монгольских пятен'' является самым тонким маркером для различения белой расы от всех других'', – утверждал Э. Бельц. И действительно, присутствие синих родимых пятен наблюдается не только у новорожденных монгольской расы (японцев, китайцев, корейцев, сиамцев), но и других представителей ''цветных'' рас, как айны, индонезийцы, эскимосы и индейцы. В свою очередь, присутствие этих пятен на крестце европеоидов весьма точно свидетельствует о наличии той или иной расовой примеси. Цвет ''монгольских пятен'' бывает большей частью темно-синим или синевато-черным, а у индейцев – зеленовато-черным.

Барон Эгон фон Эйкштедт также писал в этой связи: ''Монгольское пятно именуется также копчиковым или сакральным пятном. Оно представляет собой отливающее синим цветом скопление пигмента в области крестца. Его плотность и формы могут быть самыми разными, величиной оно может быть с монету или тарелку и иметь ответвления у зубца, заходящие частично на спину, частично на зад. Цвет – от светло-серого до темно-синего. Оно имеет несомненную наследственную природу. В Эквадоре и Бразилии воспринимают как неприятность то обстоятельство, если ребенок бразильской матери европейского происхождения имеет, как там говорят ''медаль на попе'' или если у взрослого эквадорца случайно обнаружится тщательно скрываемая тайна, что он ''зеленожопый''. Наоборот, у эскимосов и полинезийцев сакральное пятно считается знаком чистой породы''. Данное монгольское пятно присутствует у большинства обезьян, из чего Э. фон Эйкштедт делал справедливый вывод об атавистическом (обезьяньем) происхождении этого признака в морфологии различных цветных рас.

Английский ученый сэр Герберт Рисли в 1901 по заданию колониального правительства проводил расовое освидетельствование населения Индии и установил, что во множестве областей этой страны от 80 до 90 процентов новорожденных младенцев имеют данный признак. Поклонение обезьянам среди низших каст Индии, находит таким образом, чрезвычайно простое естественнонаучное объяснение.


^ 12. Волосы как расовый признак


В тесной связи с пигментацией кожи находится пигментация и строение волос. Первую обширную классификацию рас на основе этих признаков создал Франц Прюнер-Бей в 1864 году. Он разделил человечество на две группы: шерстисто-волосых (ulotriches) и гладковолосых (lissotriches). В состав первой группы входят две подгруппы: пучковолосые (lophocomi) и руноволосые (eriocomi). К пучковолосым принадлежат готтентоты и папуасы, а к руноволосым – кафры и негры. Гладковолосые делятся на прямоволосых (euthycomi) и кудрявоволосых (euplocomi); к первым принадлежат австралийцы, малайцы, монголы севера Евразии, а ко вторым _ европеоиды, нубийцы и дравиды. Кроме того, он же указал на важность таких признаков, как поперечный разрез волос, их структура и глубина залегания пигмента, придающего им цвет.

П. А. Минаков в своей статье ''Волосы в антропологическом отношении'' (Русский антропологический журнал, № 1, 1900) по этому поводу отмечал: ''Изучение формы поперечного разреза волос заслуживает особенного внимания антропологов. Характерные для каждой расы формы поперечного разреза являются всегда значительно преобладающими''.

Не цвет, а именно структура волос указывает на расовое происхождение индивида. Георг Бушан в этой связи отмечал: ''При смешении негров с другими расами курчавая форма их волос сохраняется на закрытых частях тела''. Из древних эзотерических трактатов известно, что при принятии в некоторые тайные общества неофиты подвергались люстрации половых органов. Подобные методики выявления нежелательных расовых примесей разрабатывались при идеологических ведомствах Ку Клукс Клана в США, а также при Расово-политическом департаменте НСДАП в Третьем Рейхе. Именно поэтому волосы с древнейших времен также считались одним из важнейших критериев расовой типологии.

Бори де Сент Винсан в 1825 году первым в целях наглядности классификации ввел в употребление такие определения рас, как ''гладковолосые'' и ''курчавоволосые''. Этьен Жеффруа де Сент-Илер в 1860 году дал более подробное описание рас по волосам, а Фридрих Мюллер в 1873 году еще более расширил и уточнил схему классификации. Кроме того Франц Прюнер-Бей в 1863 году установил, что у разных рас существует разное поперечное сечение волос и оно коррелирует с формой.

Крупнейший французский антрополог Поль Топинар в своей монографии ''Антропология'' (1879) писал: ''Рунообразные волоса бывают тонки или тверды и представляются в различном виде. Они бывают длинны и ниспадают в виде бахромы, как у некоторых тасманцев; или же они длинны и идут во все стороны, образуя шаровидную массу, которая с каждой стороны выступает на 30 сантиметров; их встречают у папуасов и кафров; или они бывают очень коротки, в виде небольших свертков, придающих волосам вид перечных зерен, как у готтентотов. Род помещения волос тоже производит некоторые из этих различий. Обыкновенно, волосы помещены наклонно; у готтентотов же папуасов и некоторых других негров они помещаются перпендикулярно к коже. Обыкновенно также они распределены или однообразно на всей поверхности головы, или неправильно, или по известным прямым или кривым линиям; у готтентотов и папуасов они растут маленькими пучками, разъединенными голыми промежутками, что, в тех случаях, когда волосы коротко острижены, дает голове вид щетки с ее пучками щетины''.

Наконец в 1924 году крупный английский антрополог Альфред Хэддон вновь сделал волосы высшим принципом классификации рас. Немецкий ученый барон Эгон фон Эйкштдет в подтверждение важности этого признака указывал: ''По длине волос на первом месте стоят монголоиды, за ними следуют европеоиды и далее с большим отрывом – негроиды. Стрижка волос при этом не влияет. У всех монголоидных групп волосы могут достигать весьма значительной длины, притом и у мужчин тоже. Это особенно характерно для палеомонголоидных групп, а также для индейцев. На втором месте стоят европеоиды. Курчавые волосы африканских негроидов редко бывают длинней 15 см., поэтому оба пола обычно их коротко стригут. У меланезийцев волосы не курчавые в узком смысле слова, они у них закручиваются, вдвое длинней и приближаются по форме к волосам эфиопской расы. По толщине волос расы располагаются в той же последовательности. У волос монголоидов особенно прочные корни. Понятно, что и по весу волос расы располагаются в той же последовательности.

Но не длина и толщина, а общая форма побудила некоторых авторов обратить внимание именно на волосы как на критерий расовой принадлежности. Современная классификация форм волос такова: 1) гладковолосые с подгруппами а) прямые, б) гладкие и в) слабоволнистые волосы; 2) волнистые а) широковолнистые, б) узковолнистые, в) кудрявые и 3) курчавые а) закрученные, б) завитушками, в) плотно закрученные, г) филь-филь (похожие на зерна перца) и д) спиральные''.

Однако нужно отметить, что еще Аристотель и Гален знали, что волосы негров становятся курчавыми, потому что поры, из которых они растут, изогнуты.

Большое значение имеет плотность произрастания волос, так как у европеоидов они растут группами по 2-4, у рыжеволосых по 5, у негроидов всего по 2-3 волоска, причем под углом 20-70 градусов, а у монголоидов под углом 90 градусов, и всегда довольно регулярно. У гладковолосых рас волосы соединяются в пряди, у курчавоволосых – в кусты или образования в виде зерен перца, и только у меланезийцев волосы растут в разные стороны. При настоящей курчавости проявляется еще один типичный элемент стиля, на который первым обратил внимание Прюнер-Бей, а именно поперечное сечение курчавых волос имеет форму боба или эллипса, а волнистых и прямых волос – овальную и округлую форму. Эти различия между продольным и широтным диаметром были использованы для обоснования такой количественной характеристики, как указатель поперечного сечения Фредерика. У курчавоволосых негроидов он составляет 60, у волнистоволосых европеоидов – около 75, и у прямоволосых монголоидов – около 90. У расовосмешанных групп эта величина занимает промежуточное значение по сравнению с исходными чистыми расами. Кроме того на расовые характеристики волос оказывает огромное значение концентрация и расположение пигментных пятен.

Измерение цветности волос с целью расовой идентификации осуществляется сегодня по шкале Ойгена Фишера (1874-1967).

Современный немецкий ученый Райнер Флиндт в книге ''Биология в цифрах'' (М., 1992) указывает, что согласно последним данным количество волос на голове у блондинов составляет 150.000, у брюнетов – 100.000, а у рыжих – 80.000.

Что же касается пропагандируемых адептами современной молодежной культуры современных причесок, выполненных по модели, составляющей исконную племенную принадлежность ''низших'' рас, то это не может быть расценено иначе как кощунство и противоестественное извращение. Ибо современных молодых юношей и девушек европеоидного типа под воздействием управляемых ''капризов'' моды принуждают громоздить на голове сооружения, не соответствующие ни структуре европеоидных волос, ни форме европеоидного черепа, а также не отвечающие европейским канонам красоты. Неевропейское убранство головы европейского человека, есть первый признак осквернения собственной расы и деградации.

1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   31



Похожие:

В. Б. Авдеев iconДокументы
1. /Авдеев М. В. У самого Черного моря. Кн. 3.doc
В. Б. Авдеев iconДокументы
1. /Авдеев У самого Черного моря Книга II.doc
В. Б. Авдеев iconДокументы
...
В. Б. Авдеев iconАвдеев Виктор Александрович начальник лаборатории измерительных систем
Бм прошел путь от инженера электронщика третьей категории до специалиста с высшей категорией, начальника бюро и в перестроечные годы...
В. Б. Авдеев iconДокументы
1. /задания на нормализацию/АС09И1/Авдеев.txt
2. /задания...

Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы