Казачий дом. Сказк а icon

Казачий дом. Сказк а



НазваниеКазачий дом. Сказк а
Дата конвертации12.09.2012
Размер174.68 Kb.
ТипДокументы

КАЗАЧИЙ ДОМ.

С к а з к а.


Действующие лица.


Михайло Волков - тобольский казак, предводитель казаков.

Мать Михайлы.

Отец Михайлы.

Казаки из отряда Волкова.

Первый казак

Второй казак

Казак с серьгой в ухе

Толмач.

Тюльберы:


Хан Кимей – предводитель тюльберского народа.

Кижиг – сын хана Кимея.

Тигедей – Тюльберский шаман.

Даелдак – охотник, тюльбер.

Куртыаш – жена Тигедея.

Местный житель.

Духи:

Айуг – медведь.

Моороо – волк.

Согран – ворон.


Голос сказителя: Много, много лет назад, когда только, только взрасталась государство российское расходились люди русские по неведомым и диким местам. Велика земля русская, пролегла она от моря Балтийского, до холодного моря Охотского. Не один день требуется для того, чтобы пересечь её из края в край. Но не боялись люди русские, шли, плыли, ехали – чтобы посмотреть и остаться на вечное жительство, обустраивать и обживать дальнюю даль. Много разного люда отправлялось в путь-дорогу, но особо много было казаков, первопроходцев земли Русской. Ватагами и ватажками, на широкодонных стругах сплавлялись, на конях добрых мчались, пешим ходом двигались удалые казаки. И об этом наш сказ.


^ СЦЕНА ПЕРВАЯ.

Изба казака Волкова в сибирском городе Тобольске. В большой

светёлке Михайло Волков, отец и мать его.


Действие первое.


Михайло: Благословите матушка и батюшка. В дальний путь и на удачу казачью.

Мать горестно: Это надо же в этакую даль.

Отец: Да, велика матушка Сибирь.

Михайло: Не токмо велика, но и богата самыми разными рудами, зверьём и лесом, не счесть всего. И я должен со товарищи своими продвинутся до землицы, что Кузнецкой прозывается и там построить острог, для освоения сей землицы.

Мать: Не увидят мои глазоньки больше тебя, сыночек!

Отец: Не плачь мать, нет у казака доли иной, чем служение государству Рассейскому, народу русскому.

Михайло с грустью: Может и не свидимся более? Но как только обустроюсь в земле Кузнецкой, так сразу весточку подам, может, и Вы надумаете перебраться ко мне.

Отец: Стары мы уже сынок, чтобы с насиженного места сниматься. Как нибудь докоротаем свой век в своей избёнке, на завалинке. – Жене. – Подай икону старая. Берёт икону и перекрещивает Михайлу. – Во имя Отца, Сына и Святого Духа! Аминь!

Мать плачет: Пусть ты будешь, здоров, и Божья Матерь сбережёт тебя в пути!

Михайло обнимает родителей: Прощевайте дорогие мои. – Уходит.

Отец: Многотрудная дорога ожидает сына нашего и жизнь многотрудная.


Мать: Как он горным премудростям обучаться стал, так я было возрадовалась. Будет умным, сядет на ваканзию в заводской конторе, жалованье ему хорошее положат. Девку пригожую себе сосватает, а там внучата пойдут.

Отец: Я попервости тоже также думал, старый стал, забыл какого корня сам.

Мать: А ты здесь, при каких таких делах?

Отец: Таких же, как и ты. Казачьего рода мы, и Михайло тако же, а казаки никогда в своих постелях не умирали.

Мать: Так, когда же то было, в стародавние времена.

Отец: Кровь то не обманешь, она обязательно своё возьмёт ты лучше достань винца казённого, мне чтой-то выпить захотелось, да удачи и фарту сыну пожелать.


^ СЦЕНА ВТОРАЯ.

Берег реки Томь. Подплывают казачьи струги.


Действие второе.


Первый казак: Красиво, здесь можно и остановиться.

Второй казак: Старшому решать. Михайло, будем причаливать?

Михайло Волков: Место как раз, и по карте самый центр Кузнецкой землицы. – Командует. - Суши вёсла! Гаси парус! Причаливаем! – Струги утыкаются в берег. Казаки высаживаются.

Первый казак: Воздух, какой духмяный, так и шибает.

Второй казак: Значит, здесь острог ставить будем, это и есть окончание нашего пути.

Казак с серьгой в ухе: Сибирь-матушка.

Первый казак: А, что не из Сибири?

Казак с серьгой: Из Сибири, да токмо не из этой.

Второй казак: Не собачьтесь, всё это есть Рассея, она нам мать, а Сибирь дочь рассейская.

Первый казак: Дочь то поболе матушки будет.

Второй казак: Более, но дочь. – Волков командует.

Волков: Поднимай скарб на горушку, ставь балаганы и шатры. Шибче, братья, к вечеру надоть обустроить наш стан. – Начинается работа, казаки перетаскивают инструменты, тюки.


^ СЦЕНА ТРЕТЬЯ.

На пологой вершине горы высится дом и сторожевая башня.

Недалеко от башни расположилось несколько казаков.


Действие третье.


Первый казак: Славно потрудились, всего за месяц такой дом подняли.

Второй казак: А башня, какая, любо-дорого посмотреть!

Первый казак: Что не говори, место знатное, красное.

Казак с серьгой: Так и называть будем – Красная горка.

Первый казак: Хорошо придумал, так и назвать весь острог.

Второй казак: Не острог, по иному обозвать следует.

Первый казак: Смотри братцы, самоеды пожаловали, а как у них спросить, как они место это прозывают. – Показывает на группу местных жителей.

Казак с серьгой: Занимательная штуковина может, получится. – Подымается и подходит к местным жителям. – Как место прозывается? – Один самый высокий, одетый в праздничный малахай, вступает в разговор.

Местный житель: Тюльбер.

Казак с серьгой: Какой тюльбер?

Житель: Тюльбер. – Местный житель обводит руками вокруг.

Казак с серьгой: Занимательное прозваньице. Пусть так и будет Тюльберский городок.

Первый казак: Чудно. А эвон толмач бежит, сейчас спытаем его, что сие обозначает – тюльбер. – Подбегает толмач. – Слышь, братец, а скажи ты нам, что за слово такое – тюльбер.

Толмач: Тюльберы – это народец такой малый, проживает как раз в этой земле.

Первый казак: А мы то думали, что это земля так прозывается, вот это самое место.

Толмач: Это место никак не прозывается. Река – это Томь.

Первый казак: А вот и не угадал, гора называется Красной, место – Тюльберский городок.

Толмач: Эвон как! Хитро, побежал я, зришь, гости пожаловали, сам сын Кимеев.

Первый казак: А, я враз и не признал его, отрок хана тутошнего?

Толмач: Он самый, с Михайлом говорить желает.

Первый казак: Беги, беги дело видать важнецкое.


^ СЦЕНА ЧЕТВЁРТАЯ.

Шатёр ха на Кимея. В шатре хан и шаман Тигедей.


Действие четвёртое.


Кимей: Не пойму я тебя Тигедей, всегда ты кричишь, жертв требуешь.

Тигедей: Разве это жертвы, два тощих поросёнка? Нужно жить, как требуют предки и духи воды и леса.

Кимей: Это что же, людей на жертвенник класть? Не позволю такие злодейства.

Тигедей: А дружбу с белыми людьми, зачем водишь? Духи гневаются.

Кимей: Пусть гневаются, рыбы в Томи от этого не убавляется, зверь в тайге не переводится.

Тигедей: Скоро белые люди своими огненными стрелами всё живое истребят, рыбу сетями переловят, и будем мы голодом голодать и волосы на голове рвать, да поздно будет. А, ещё их главный хан, всё ищет что-то, землю тревожит, дыры в ней делает. Накличет он гнев духов, и уничтожат они народ наш Тюльберский.

Кимей: Чтоб тебя духи воды в реку утащили, такие беды призываешь на нас.

Тигедей: А чтоб не было беды, нужно напасть на белых людей и всех убить.

Кимей: И думать не смей. На их место другие придут во множестве и уж тогда нас не пощадят.

Тигедей: Так и так беды не миновать.

Кимей: Прекрати своё кликушество, нам дружбу водить со всеми следует.

Тигедей: Мой род живёт на этой земле очень долго, с тех времён, когда солнце ещё было чёрным, а деревья красными и никогда мы не были такими трусливыми, как сейчас!

Кимей: Мой род не хуже твоего, и трусливыми не были, а людей уничтожать храбрости не требуется, одной глупости достаточно. Уходи шаман, твой рёв утомил мои уши. – Тигедей злобно что-то шепчет и выходит из шатра.


^ СЦЕНА ПЯТАЯ.

Большая пещера. Шаман Тигедей призывает духов.


Действие пятое.


Тигедей ударяет в бубен: Духи леса и духи воды, духи гор и духи зверей приходите ко мне! – Бросает в горящий костёр траву. Подымается густой дым. – Призываю вас, именем духа земли нашей. – Появляются медведь, волк и ворон.

Медведь: Зачем звал нас, человек?

Тигедей: Большая беда пришла на землю тюльберов, явились белые люди, построили шатры из брёвен, зверя из огненных палок бьют, прошу вас: Великий медведь Айуг, бесстрашный волк Моороо, и вещий ворон Согран, помочь мне изгнать белых людей.

Согран: Чтобы собрать своих подданных нам потребуется десять дней.

Моороо: Моя стая без принесения жертвы помогать людям не будет.

Айуг: Жертва должна быть из рода человеческого.

Тигедей: Я всегда говорю, что нельзя гневить духов, так этот упрямый Кимей, не даёт.

Айуг: Забывает, как медведица-основательница жизни предписывала жить людям-тюльберам на своей земле.

Тигедей: Тюльберы любят своего хана и уже не желают соблюдать законы медведицы-матери.

Согран: Поэтому и умрут скоро, от болезней страшных.

Тигедей падает на колени: Я постараюсь добыть вам жертву.

Айуг: Человека!

Тигедей: Человека.

Моороо: Срока у тебя десять дней, жди, мы вернёмся на одиннадцатый день на рассвете. И не стучи в свой дурацкий бубен. – Дым втягивается обратно в костёр, с ним исчезают и духи.

Тигедей: Надо жертвенник очистить от грязи, серебряные фигурки разложить. Как заболела моя жена Куртыаш, так и стоит нечищеным. Когда это было, чтобы священное место Тайелга, убрать было некому!? Видно пришли совсем страшное время. Отправлю я весточки ко всем людям тайги, братьям моим шаманам, пусть не только духи, но народы наши объединятся в бою против белых людей. – Грозит кулаком. – Посмотрим, хан Кимей, кто победит!


^ СЦЕНА ШЕСТАЯ.

Тюльберский городок. У частокола стоит Михайло

Волков и группа казаков.


Действие шестое.


Волков: Ладно, сработали огорожу, надобно припасы готовить к зиме, а по весне поля засеять.

Первый казак: Вот бы на Покров какую ни есть девицу найти, да и женится.

Волков: Смотрите у меня инородцев не обижать, строго взыщу. Нам здесь жить, а не воевать.

Казак с серьгой: Так и мы про то же. Найдём женушек-невестушек, и пойдёт, потянется казачий род по земле Кузнецкой, только успевай считать.

Волков: Если добром, то любо, а силой ни-ни, шкуру плетьми спустим.

Первый казак: Добром, атаман, добром, одно неладно, народец Тюльберский маловат, у них невест не сыщешь.

Волков: Это беда поправима. На землях сих ещё много племён самояди сибирской живёт. Ближе к горам, верстах в трёхстах, обитают шорцы, далее алтайцы, правее телеуты.

Второй казак: Так почто к нам не ходят, поторговаться и так, поздоровкаться?

Волков: Ты у нас самый что ни на есть смешной, может, опасаются, а может даже и не прознали ещё.

Второй казак: А чего нас опасаться?

Волков: Про то я и сам не ведаю, только рассказывал мне ханский сын Кижиг, что очень на нас их шаман, колдун по нашему, ярится, призывает идти на нас войной и всех истребить.

Первый казак: Ишь, какая напасть, и почто такая немилость?

Волков: Навроде как мы духов ихних гневаем, особливо те духи мной недовольны так, как я шурфы в земле бью.

Второй казак: Вот тебе, на! Так чем же плохо, мы же шурфы внове зарываем?

Волков: Не знамо сие, но поопасаться следует. К лету новые люди придут, припасы подвезут и помощь нам, а до весны держаться требуется.

Первый казак: Продержимся, чай не впервой.

Второй казак: Можа и девиц сколь-нибудь пожалует, а, братцы? – Все смеются.

Казак с серьгой, вытирает выступившие слёзы: Ох, уморил брат, кому что, а ему девицы.

Второй казак: И чего вы понимаете, да ежели все попереженимся на самоядках, детишки какие будут?

Первый казак: Какие?

Второй казак: Чёрной масти, вот какие.

Волков: Чего, чего?

Второй казак: Чёрненькие они будут, так как чёрная масть завсегда белую побеждает.

Волков: Эт-то тебе не кони, чтобы их по мастям распределять. И ещё, какая ни есть разница, дитёнок он и есть дитёнок.

Первый казак: Родимое, не взирая на масть. – Все вновь смеются.


^ СЦЕНА СЕДЬМАЯ.

Пещера в Улуг-горе. В пещере шаман Тигедей и его жена

Куртыаш.


Действие седьмое.


Тигедей: Как тебе хочется Куртыаш? Стать молодой или поправиться?

Куртыаш: Эх, Тигедей, всё это неправда, день побыть молодой, а потом вновь стать больной старухой. Ничего я не хочу, видно пришла пора мне отправляться по дороге предков, к верховному духу неба.

Тигедей: Ну что ты, вот победим белых людей, я тебя снова навсегда молодой сделаю.

Куртыаш: Пятьдесят лун мы вместе, Тигедей, пятьдесят долгих лун, а ты так и не понял, что я другого хотела, чтобы жили мы как все, были у нас дети, ты охотился и ловил рыбу, я бы управлялась по хозяйству.

Тигедей ворчливо: Как всё, как все, не можем мы как все, духи запрещают иметь детей, я тебе об этом сколько раз говорил.

Куртыаш: Духи они нужны, но жизнь прошла.

Тигедей перебивает: Когда сделаю тебя молодой, можешь завести детей.

Куртыаш недоверчиво: Опять обманешь?

Тигедей: Я тебя обману!? Да когда… Хм. Всего то один раз и было за пятьдесят лун.

Куртыаш: Клянись на святом жертвеннике, что исполнишь обещание и, пусть всадники смерти унесут тебя по дороге предков к духам неба, если ты обманешь меня.

Тигедей: Э-а-э, да ты не веришь мне?

Куртыаш: Почему же, обязательно верю. – Улыбается. – Но так надёжней. – Тигедей несколько секунд раздумывает.

Тигедей: Шоок! Решено.

Куртыаш: Что на этот раз я должна сделать?

Тигедей: С помощью вот этого зелья я превращу тебя в огромного орла. Ты полетишь в предгорье Алатау и у горной реки найдёшь хижину бедного пастуха, у которого недавно родилась дочь. Жена пастуха при родах умерла, сам он целый день в горах стадо пасёт, а за дочерью присматривает его мать, которая и в двух шагах не отличит человека от дерева. Ты выкрадешь девочку и принесёшь её сюда.

Куртыаш: Вот ты что задумал! Не буду я этого делать.

Тигедей: Подумай, что тебе дороже твои будущие дети, или какая-то чужая девчонка.

Куртыаш: Хитрый ты Тигедей и злой. Делай что надо, я выполню твоё задание. – Тигедей начинает бить в бубен и произносить заклинание.

Тигедей: Поднимитесь ветры злые, соберитесь тучи чёрные, проснитесь духи неба! – Гремит гром и сверкает молния. – Заклинаю вас, пусть руки Куртыаш превратятся в крылья, волосы в перья, а она в орлицу. – Куртыаш превращается в орлицу. – Лети жена моя, лети и скорей возвращайся, принеси мне ребёнка. – Орлица улетает.


^ СЦЕНА ВОСЬМАЯ.

Тюльберский городок. У стены сторожевой башни стоит

Михайло Волков с казаками. Подходит Кижиг.


Действие восьмое.


Кижиг: Приветствую тебя белый хан.

Волков: И ты буде здрав, ханыч. С чем пожаловал?

Кижиг: Тревожную весть принёс я тебе. Шаман наш, Тигедей, недоброе затеял. Колдует в недрах Улуг-горы. Охотники видели, как духов скликал.

Волков: Вот же волчья сыть! До чего неугомонный старик. Давеча всё грозил мне, обещал кару небесную за то, что землю якобы тревожу.

Кижиг: Поостеречься вам надо, он очень злой, но сильный шаман.

Волков: За обережение низкий поклон, да прими в дар этот нож. Хороший нож, из старинной стали.

Кижиг: Дорогой подарок. Мне нечем тебе ответить, не возьму, духи гостеприимства обидятся.

Волков: А, наш обычай, говорит, если гость не берёт подарок, то он злое дело замыслил, или хочет обидеть хозяина.

Кижиг в задумчивости: Тогда что же делать? – Обрадовано. – Знаю! Ты зачем землю копаешь?

Волков: Руды ищу.

Кижиг: Про железо я не знаю, но есть у нас один удивительный камень, как его в огонь положишь, он так сильно греет, что вокруг очень жарко делается, сам чёрный, а света очень много от него, хочешь, я покажу тебе место, где камня этого больше чем капель в реке?

Волков: Постой ка уж не про уголь-антрацит ты рассказываешь?

Кижиг: По-нашему зовётся этот камень, камнем – огонь, или солнечным камнем.

Волков: Принимаю я твой ответный подарок, ханыч, сейчас соберёмся и пойдём с тобой.

Кижиг: Сейчас никак нельзя, то место рядом с Улуг-горой, где засел шаман, несколько дней обождать надо.

Первый казак: А что шаман? Я его взашей вытолкаю.

Волков: Подобное делать нельзя, шамана хоть и не любят, но духов обидим, тогда людишки тюльберские на нас могут пойти войной. – Кижигу. – Как только уйдёт Тигедей, сообщи нам.

Кижиг: Отдыхать уйдёт, я за вами охотника пришлю. – Улыбается. – Он скоро уйдёт, белый хан Михало, старый стал Тигедей.


^ СЦЕНА ДЕВЯТАЯ.

Пещера в Улуг-горе. Стоит шаман Тигедей.


Действие девятое.


Тигедей: Устал я, нет уже столько сил как раньше. Целых три дня понадобилось, чтобы всё подготовить. – Осматривается. – Так, все фигурки волшебные разложил? – Шевелит губами, пересчитывает. – Все шестьдесят шесть на месте. Прутьев берёзовых для жертвенного костра я заготовил вдосталь. Пойду тогда домой, отдыхать. – Уходит. Через некоторое время появляются Кижиг, Волков и казак с серьгой.


Действие десятое.


Кижиг: Вторую луну Тигедей дома сидит, никуда не ходит, ни с кем не разговаривает.

Волков: Может, просто притомился старичок.

Казак с серьгой: Как бы он нам не натворил чего.

Кижиг: А вот, мы сейчас и посмотрим, к чему готовился старый шаман. Входят в пещеру.

Волков: Светло как днём!

Кижиг: Вижу я, что хочет шаман. Жертвенник начищен, серебряные фигуры по кругу разложены и костёр приготовлен. Шаманить будет, и хочет человеческую жертву духам принести. – Внимательно всматривается в разложенные фигурки. – Самое страшное колдовство хочет сотворить. Только где он девочку найти хочет?

Казак: Почему именно девицу?

Кижиг: Так нужно, чтобы управлять духами, нужно принести в жертву, именно девочку или девушку и чтобы она никогда не была замужем. Для такого колдовства лучше всего подходит младенец, так как грехов у него совсем нет. А у нас, в стойбище, нет девочек и младенцев сейчас нет.

Волков: Асмодей этот ваш шаман, даже младенцев не жалеет.

Кижиг: У нас так говорят, чем меньше зубов во рту, тем меньше человек помнит хорошее, тем сильнее душой его владеют духи, а духи они разные есть добрые, а есть злые.

Казак: Это и у нас так, есть Светлый Боже, но и Сатана не дремлет.

Волков: Ты сам ханыч, откуда про дела шаманские знаешь?

Кижиг: Когда я маленьким мальчиком был, очень хотел тоже стать шаманом, тогда и взял меня в ученики Тигедей. Целую весну и ещё весну обучался я у него. А потом ушёл.

Казак: Почто так?

Кижиг: Стал шаман злым делам меня учить, как на людей духов болезни насылать, как неудачу давать, я и ушёл.

Волков: Правильно сделал.

Кижиг: Конечно, правильно, только он с той луны зло на меня и на отца затаил.

Волков: Кижиг, а камни горючие где?

Кижиг: У жертвенника, видишь, куча лежит, то и есть эти солнечные камни. Тигедей их в костёр подкладывает, чтобы огонь жарче был. – Волков подходит к жертвеннику.

Казак: Вот он – уголь-антрацит. У нас цвет угольев не таковый, светлее будет.

Волков: Потому так, что у нас уголь – бурый, а это – чёрный, в нём огня намного больше, как говорит Кижиг – это всамедлишний солнечный камень. Ханыч, а солнечный камень есть только в этой пещере?

Кижиг: Такие камни есть во многих местах, но там до них нужно рыть землю.

Волков: И глубоко?

Кижиг: Совсем маленько. Луны три – четыре.

Казак: Это сколько же будет?

Волков: Метрах в пятнадцати от поверхности.

Казак: Поболе десяти саженей.

Волков: Очень близко. Почти на поверхности.

Казак: По сравнению с другими местами, здесь богато.

Волков: Разумею, в скором времени вырастут на земле этой большие города, где будут жить многия люди.

Кижиг: А Тюльберы?

Волков: Всенепременно.

Кижиг: Пора мне на охоту идти.

Волков: И нам пора до дома поспешать. Ты, Кижиг, посматривай за шаманом, как бы беды не наделал.

Кижиг: Не беспокойся белый хан. – Уходят.


Действие одиннадцатое.

Появляется Тигедей.


Тигедей: Девять дней прошло, а Куртыаш не вернулась. – Приставляет ладонь ко лбу и всматривается вдаль. – Духи не допустят моей неудачи. Надо разжечь большой костёр, пусть далеко видно будет. – Разжигает костёр и ждёт. Раздаётся шум крыльев и на площадку перед пещерой опускается орлица. В клюве у неё свёрток с ребёнком.

Куртыаш: Устали мои крылья, лапы устали, устала моя душа от зла творимого мной. Где ты муж мой, Тигедей! Я сделала всё, как ты велел. Сделай же быстрей меня молодой и красивой! – Из пещеры, притворно охая, выходит Тигедей.

Тигедей: О-о, моя верная жена Куртыаш, большая беда пришла к нам. – Скороговоркой. – Принесла, духи добры, - громко - положи девчонку поближе к жертвеннику. – Вновь делает плаксивое лицо. – Болезнь одолела моё старое тело, не увижу я восхода и третьей луны.

Куртыаш с подозрением: Ты же не болел?

Тигедей: Тебя не было слишком долго.

Куртыаш: Немедленно начинай шаманить, а не то… - Надвигается на Тигедея.

Тигедей: Ох, плохо мне. – Делает шаг в пещеру. – Но для тебя, я и жизни не пожалею. Пошли со мной. – В пещере горит огонь множества факелов, укреплённых по всем стенам. – Вставай прямо перед жертвенником. – Скрывается за жертвенником и через несколько минут появляется с луком в руках

Куртыаш: А зачем тебе лук.

Тигедей: Ты стала слишком любопытной и непослушной. – Стреляет в Куртыаш. Стрела попадает её в грудь. Куртыаш выбегает из пещеры и взлетает. За ней выбегает Тигедей.

Тигедей: Совсем постарел! Не мог попасть в сердце. – Машет рукой. – Всё равно умрёт. Ещё сегодня. – Возвращается в пещеру.


^ СЦЕНА ДЕСЯТАЯ.

Шатёр хана Кимея. У входа опускается раненая орлица - Куртыаш

хочет крикнуть, но доносится лишь клёкот. Из шатра выходит Кижиг.


Действие двенадцатое.


Кижиг: Ой! – Хочет убежать.

Куртыаш: Стой, Кижиг! Это – я, Куртыаш.

Кижиг неуверенно: Куртыаш? Слушай меня Кижиг. Тигедей задумал послать на белых людей войско духов.

Кижиг: Где же он ребёнка взял?

Куртыаш виновато: Я принесла из предгорий Алтая-Алатау. Обещал мне Тигедей, что сделает молодой и сильной, а сам убить хотел, стрелу пустил.

Кижиг: Вижу. Нужно вынуть стрелу из раны.

Куртыаш: Как только ты вынешь стрелу, я умру. Беги, спасай ребёнка!

Кижиг: Тебе помогут люди, я их позову. – Кричит. – Эй, люди идите сюда! – Из шатров выбегают охотники.

Куртыаш: Бегите в Тайелгу.

Кижиг: Пусть со мной пойдёт самый смелый наш охотник – Даелдак, а остальные готовятся к схватке. Помогите птице-Куртыаш. – Убегает. Появляется хан Кимей.

Кимей: Люди народа тюльберского, берите стрелы и луки пойдём на помощь белым братьям!

^ СЦЕНА ОДИННАДЦАТАЯ.

Пещера в Улуг-горе. Шаман Тигедей колдует. К входу

в пещеру подбегают Кижиг и Даелдак.


Действие тринадцатое.


Кижиг: Не успели!

Даелдак: Нет ещё никого.

Кижиг: Быстрее надо. - Тигедей в пещере, стоит около жертвенника с большим ножом.

Тигедей заунывно кричит: Приходите духи злые, духи сильные! – Поднимается дым. – Приготовил я вам еду сладкую, человеческую! – Появляются Моороо, Согран и Айуг. Тигедей берёт в руки бубен. – А где же шаман шорских людей и алтайский брат мой.

Согран: Не захотели шаманы воевать против белых людей.

Айуг: Мы и без них справимся.

Моороо: Я вижу, готов для нас подарок?

Тигедей: Готов. – В пещеру вбегают Кижиг и Даелдак, замечают духов и прячутся.

Моороо: Ты один здесь?

Тигедей: Один.

Моороо: Я слышал кто-то вошёл. – Оглядывается.

Айуг: Да нет никого. – Тигедею. – Давай, накладывай заклинанье, очень есть хочется.

Тигедей: Э, нет, вы поедите, а потом воевать не пойдёте.

Согран: Смотри, какой хитрый.

Тигедей: Оставьте со мной по одному воину, а сами нападите на белых людей, иначе не будет у вас жертвенного ребёнка.

Айуг: Я его прямо сейчас проглочу. – Согран и Моороо преграждают ему дорогу.

Согран: До чего ты жадный и глупый, как же ты проглотишь, ведь ты же дух.

Айуг чешет лапой затылок: Совсем забыл. – Тигедею. – Делать нечего вызывай наших подданных.

Тигедей начинает бить в бубен: Призываю медведей могучих, волков быстрых и воронов мудрых, летите к своим повелителям!

Согран: Кар-кар-кар, я жду вас!

Моороо: У-у-у-у, я жду вас!

Айуг: Рр-рр-рр, я жду вас! – Раздаётся гром, и появляются стая волков, стая медведей и стая воронов.

Тигедей: Уничтожьте белых людей! – Все исчезают. Остаются по одному сторожу.

Кижиг: И что будем делать?

Даелдак: Нам этих сторожей убить надо.

Кижиг: Хитрый Тигедей успеет убежать.

Даелдак: Пусть один из нас вступит в бой со сторожами, а другой хватает ребёнка и бежит.

Кижиг: Я убью сторожей и, смотри Даелдак, Тигедей очень коварный. Пошли. – Выбегают из укрытия.

Тигедей замечает их: Убейте этих людей!

Кижиг стреляет из лука в медведя: Хватай ребёнка!

Даелдак бежит к жертвеннику: Подожди, противный шаман! – Тигедей убегает в глубь пещеры. – Скрылся! – Берёт ребёнка и убегает.

Кижиг отбивается от зверей: Вот тебе! – Бьёт ножом медведя. – Убегать надо. – Отступает к выходу. Появляется Тигедей с луком.

Тигедей прицеливается: Не уйдёшь! – Стреляет. Кижиг уворачивается и выбегает из пещеры. – В погоню! – Звери не слушаются его. – Что такое? – Появляются Моороо, Айуг и Согран.

Айуг: Где обещанная жертва?

Тигедей: Как убьёте белых людей, так и жертва будет.

Согран: Я видел, как Кижиг убегал отсюда.

Моороо: Он хочет нас обмануть, нет у него ребёнка. – Они переглядываются и набрасываются на шамана.

Айуг: Невкусный.

Моороо: И лживый.

Согран: И старый.

Айуг: Пора возвращаться по своим домам.

Согран: А как же белые люди?

Моороо: Что нам белые люди, мы духи и будем всегда. – Исчезают.


Голос сказителя: С той поры прошло немало лет, много воды унесла река Томь в Ледовитый океан. Давно уже нет тех первых белых людей и тюльберского хана Кимея и сына его Кижига, но память о них живёт. Есть на Кузнецкой земле город Кемерово, есть в нём, на площади, памятник тобольскому казаку Михайле Волкову, первооткрывателю кузнецких углей, есть потомки тюльберского и казачьего родов, которые продолжают осваивать землю сибирскую – землю Кузбасса.


К О Н Е Ц.




Похожие:

Казачий дом. Сказк а iconДокументы
1. /Дарья Усвятова - КАЗАЧИЙ СПАС. Кн. вторая. Справный Дом.doc
Казачий дом. Сказк а iconДокументы
1. /Дарья Усвятова - КАЗАЧИЙ СПАС. Кн. первая. Справная Жизнь.doc
Казачий дом. Сказк а iconДокументы
1. /Дарья Усвятова - КАЗАЧИЙ СПАС. Кн. третья. Спаси и защити.doc
Казачий дом. Сказк а icon3 глава "can can its your and my world!"
Девочки вошли в дом. Внутри он и вправду напоминал дом Зачарованных. Такая же мебель, телевизор, кухня
Казачий дом. Сказк а iconДом номер двенадцать по Гриммоуд-плейс. А что такое Орден… начал было Гарри
Он отобрал у Гарри кусочек пергамента и зажег его концом своей волшебной палочки. Записка съежилась в огне и спикировала на землю....
Казачий дом. Сказк а iconОн так любил
Двери в дом. Да, не верил он Птица летит, все цветет кругом, лиц не закрыть, точно двери в дом
Казачий дом. Сказк а iconТема 13. Деконволюция цифровых сигналов если дом красив, то мы понимаем, что он был выстроен для хозяев, а не для мышей
Деконволюция сходна с археологией. Задача – восстановить дом из развалин. Обнадеживает, если обломки на месте. Но если только песок,...
Казачий дом. Сказк а iconПубличный доклад директора моу лицея №4
В августе 2009 года прошла оптимизация сети школ путем присоединения моу сош №5, №3, №6 к моу лицею № Таким образом моу лицей №4...
Казачий дом. Сказк а iconИнструкция по подготовке заявок на участие в конкурсе 4 14 информационная карта конкурса 19 > заказ 24
Советская дом 9 и дом 10 «а» в р п. Зубова Поляна Зубово Полянского муниципального района Республики Мордовия для Товарищества собственников...
Казачий дом. Сказк а iconПервый раз в первый класс!
Первоклассник – новичок, Широка страна моя родная, Танец маленьких утят, Чему учат в школе), три рисунка(домище, дом, домик), таблички...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов