Белое безмолвие – одинокий дом icon

Белое безмолвие – одинокий дом



НазваниеБелое безмолвие – одинокий дом
Дата конвертации12.09.2012
Размер115.16 Kb.
ТипДокументы

Миллер Александр Генрихович – атаман Мундыбашского хуторского казачьего общества, подъесаул, награждён "Сибирским войсковым крестом" II и III степени.


Белое безмолвие – одинокий дом


Белое безмолвие.

Тишина кругом.

Будто послесловие –

Одинокий дом.


Снег ложится ровно

С точность в микрон.

Скрыл фундамент, брёвна

В уровень окон.


Тихо в этом доме,

Только печь гудит.

Горечью в истоме

На душе зудит.


Здесь беда случилась,

Опустел сей дом.

Так уж приключилось,

Я пишу о том.


Тишину нарушил

Половицы скрип,

На меня обрушил,

Будто смертный крик.


Крик Андрея, сына,

В тот последний миг.

Уж не видно тына.

Головой поник.


Всему белу свету

Я хочу сказать:

Мне прощенья нету,

Некуда бежать.


Дом теперь пустой.

Тишина и звон.

Снег идёт густой.

Может это сон?


Может мне приснилось,

Что Андрея нет?

Всё остановилось

На весь былый свет.


Ровно снег ложится,

Тихо, не спеша,

В воздухе кружится.

Замерла душа.


Всё остановилось,

И не мил мне свет.

Значит, не приснилось,

Утешенья нет.


Пламя догорает

Восковой свечи.

Пусть одолевает

Треск утих в печи.


Уж рассвет наметил

Первые штрихи.

Сын Андрей ответил

За мои грехи.


И теперь в безмолвии

Дом стоит пустой.

Не с кем слова молвить.

Снег идёт густой.


25-26.11.2005 г., «Станция оборотной воды»


^ В непогоду


За окном непогода и мрак,

За окном моим ночь и тайга.

За окном шумный ветер и снег

И подруги луны жёлтыё свет.


И хотя мне в избушке лесной

Неуютно зимой одному,

Но не надо судьбы мне иной,

Да привык я уж здесь ко всему.


Пусть за дверью бушует пурга,

Все тропинки в лесу заметёт,

Я прописан в тайге навсегда.

А весной она вновь расцветёт.


Расцветёт и поманит с собой,

И пойду я за ней как во сне.

И прекрасной весенней порой

В очень главном признаюсь тебе.


А пока я сижу у окна,

И стучит ветер бешено в дверь.


Признаюсь, что люблю я тебя,

И весною вернусь я, поверь!


Я вернусь к тебе, когда под снегом

Ото сна воспрянут ручейки,

Лишь покроются поляны ярким цветом,

Расцветут фиалки, огоньки.


14.10.1978 г., г. Ахтубинск (госпиталь)


Зарницы


В небе сверкают зарницы,

Речку окутал туман.

Окна погасли в станице,

И приумолк в поле стан.


Спят казаки – утомились

После ручной косовицы.

С вечера все помолились.

Сон не нарушат зарницы.


Кони несутся в долине,

Где-то поёт соловей,

Филин сидит на талине,

Словно седой Бармалей.


Рожь наливается в колос,

В поле пшеница цветёт.

Там, у реки, слышен голос,

Нежно кого-то зовёт.


Высветил месяц дорогу,

Плещется рыба в пруду.

Слышу я ту недотрогу,

Робко на голос иду.


Встретимся, будто случайно,

Сядем мы с ней на песок.

Пусть для людей будет тайной,

Что я шептал ей в висок.


Вот уж заря, загораясь,

Звёзды уводит в туман.

Я, никого не стесняясь,

Руку положу на стан.


Спят казаки, улыбаясь,

Что-то бормочут во сне.

А петухи, раскричались,

Что глухари по весне.


Тихо простились, в надежде

Встретиться вновь у реки.

Но на рассвете, как прежде,

Нас разлучат петухи.


13-14.07.1993 г.


Мне 40 лет


Родился я в 57-м

В посёлке Мундыбаше.

Мать были счастливы с Отцом,

И стало в доме краше.


Игрушки, соски и пелёнки

Заполонили весь наш дом.

Посуда, мебель и солонки –

Всё перевёрнуто вверх дном.


Я не на шутку был проказник,

Что под руками – всё ломал.

И для родителей был праздник,

Когда я тихо в люльке спал.


Болячки, ссадины и шишки

Я каждый день носил домой.

Меня дразнили все мальчишки

За длинный нос с горбинкой мой.


Хлопот я доставлял немало

Родным, соседям и друзьям.

Не скрою, часто так бывало,

Проходу не давал гусям.


То в огород залез к кому-то,

То бросил камешек в окно.

Тогда мне приходилось круто,

И дома ждал ремень-кино.


Но вот прошла пора Смятенья

И безмятежных детства дней.

Теперь другое настроенье,

Лишь только прежний соловей.


Он пел, когда я был на службе,

Когда шагал по полю я.

Аккомпанировал той дружбе,

Когда всегда со мной друзья.


Давно уж детство отшумело

И безмятежный тот покой.

И в доме нашем опустело,

И я теперь совсем другой.


Сорок лет я по жизни шагаю,

Всюду были со мною друзья.

Я уверен, и твёрдо я знаю,

Позабыть их никак мне нельзя.


Я с годами всё больше мудрее

Становлюсь, как бы ни было там.

Стал мой волос намного седее

В подтвержденье прожитым годам.


Сыновья повзрослели и тоже

Выбирают тернистый свой путь.

И когда-то, с годами, быть может,

Поседеет их волос чуть-чуть.


Сорок лет, сорок зим, сорок вёсен,

Сорок раз осыпалась листва.

И никто меня больше не спросит

От чего на висках седина.


10-11.03.1994 г.


^ Надёжная замена


Немало сбили вы тогда немецких асов.

Сильны вы были волей в те года.

И молодёжь, что учится здесь в ШМАСах,

Всегда отцовским тем традициям верна.


Не подведёт вас в трудный час замена,

И в грозный час поднимет крылья в высь.

И в бой она рванётся гордо, смело.

Тогда ты, враг проклятый, берегись.


Мы памяти верны героев славных,

Что навсегда остались в поле там.

Кто думал лишь о той победе главной

И, в неё веря, шёл в ночной таран.


Сейчас у техники большие стали сдвиги,

Надёжно защищаем небеса.

Имеем мы машины типа МИГи.

Спокойно спите вы – сибирские леса!


Январь 1978 г.


ШМАС – школа младших авиационных специалистов.

МИГ – самолёт-истребитель.


^ Отчий дом


Хорошо, когда есть отчий дом,

Есть где отдохнуть от дел вчерашних.

Мать парным напоит молоком

И расскажет о делах домашних.


Тянет нас сюда словно магнит,

Все для нас с тобою здесь роднее.

Отчий дом по-прежнему стоит,

Только стал немного он старее.


Как и прежде, рано мать встает,

Растопляет печь, корову доит,

Пироги, блины затем печет.

Уверяю вас, что жить на свете стоит.


Как, увы, поется в песне той,

Постарели мои старики.

Не спеши и подольше постой

Серым будням, делам вопреки.


Ты почаще бывай здесь, браток,

Хоть и помощь твоя не нужна.

Не такой уж пускай я знаток,

Но родителей знаю сердца.


Не без разницы им, что и как,

Где их дети и заняты чем.

Это вовсе для них не пустяк,

Надо помнить об этом нам всем.


Жизнь идет, мы взрослеем с годами,

Наши дети встают на крыло.

И того мы не ведаем сами,

Наше время уже подошло.


Провожать сыновей от порога

И с тревогой смотреть им во след.

Как их сложится в жизни дорога,

Нет тревожней тревог на весь свет.


Все тогда повторится сначала,

И у них будет свой отчий дом.

У ворот будем ждать, у причала,

Когда вновь они съедутся в нем.


Отчий дом – ты святыня святых!

Здесь родители нас провожают.

Вечно будем мы помнить о них.

И они нас , как прежде, встречают.


28.07.1991


Портрет


Я смотрю на портрет

И тебя узнаю.

Хоть седин на нём нет,

Образ твой признаю.


Из-под рамки-стекла

Смотришь ты с высоты.

Голубые глаза,

Нежно так смотришь ты.


Я стою пред тобой,

Твой наследник и сын.

Образ твой мне родной,

Он из тысяч один.


Вот и дети мои

Уже рядом встают,

Это внуки твои,

И тебя узнают.


Я смотрю на портрет

В отраженье стекла.

Вот уже много лет

Узнаю в нём себя.


Пролетят вновь года,

Начну также стареть.

В отраженье стекла

Будет сын мой смотреть.


01.12.1984 г.


^ Предкам казакам посвящается


Мой прадед знал коня и шашку,

России-матушке служил,

Носил лампасы и рубашку

И девяносто лет прожил.


Бывал в походах и сраженьях,

Был трижды ранен, был в плену.

А я сегодня с уваженьем

В своих стихах о нем пишу.


Ведь он участник тех сражений,

Что позабыты уж давно.

Терпел он много унижений

От «белых», «красных» и Махно.


Он жил по совести и чести,

Хозяйство вел и сеял рожь.

Он злость не знал, не ведал мести

И презирал повсюду ложь.


Он в жизни повидал немало,

Засуху, голод и террор.

И что с того сегодня стало,

Чтобы вести сей разговор.


Мой прадед был лихой рубака,

Казак что надо, молоток!

Какая б ни случалась драка,

Он в рукопашной был знаток.


Давно лежит он под курганом,

Совсем не ведая о том,

Какие нынче атаманы

И спит себе спокойным сном.


Сегодня снова возрождая

Казачьей жизни той уклад,

Ни в чем себе не утруждая,

Несу я ношу его – клад.


Коня сегодня можно встретить

Лишь на параде иль в кино.

И трудно сыну мне ответить

Ведь это ж было так давно.


Ведь нынче тактика иная

И в обороне и в бою.

Сегодня техника другая,

Другой казак теперь в строю.


Казак сегодня в самолете,

На БМП, в системе «Град»,

В подводной лодке, вертолете,

Выходит лихо на парад.


Какая б ни была година,

Какой бы ни было беды,

Лихая казаков доктрина

Не опозорит седины.


26.03.1993


Проводы


По утру провожала казачка в поход

Своего молодца-казака.

Молча под руку шли от крыльца до ворот,

За уздечку ведя рысака.


За околицу вышли проститься они,

Вот уж скоро совсем рассветет.

И станица свои зажигает огни,

Соловей на разлуку поет.


Говорила она, что б берег он себя,

Что б не встретился с пулей в степи.

Обещала, что ждать будет верно, любя,

Пока он далеко и в пути.


И просила она и молила богов,

Чтоб живым возвратился домой,

Был отважен в бою и на подвиг готов,

Чтобы с трезвою был головой.


Повод смяв в кулаке, казак молча стоял

И с тоскою в глаза ей смотрел.

На прощанье покрепче жену он обнял.

Уж заметно рассвет засерел.


Старики вышли, молча стоят у плетня,

Провожают своих сыновей.

Кто-то вынес бутыль, и стаканы, звеня,

До краев наливаются – пей!


«Пей, казак посошок!» - на Руси говорят.

Есть давнишний обычай такой.

Не забыли и мы наш казачий обряд:

«Пред иконою - шапки долой!».


Есаул дал команду – «Средней рысью! За мной!»

И растаяла сотня вдали.

У ворот ты подольше, казачка, постой

И во след казака помаши.


14-15.08.1993


^ Семья моя


Когда придёшь домой усталый

И ощутишь уют домашний,

Семья смахнёт мою усталость,

Тут вспомнишь день вчерашний.


Жена сготовит ужин,

Напоит молоком.

Уют домашний нужен,

Как милый отчий дом.


В работе не заметишь,

Как крепнут сыновья.

На их вопрос ответишь:

Как вертится Земля.


Жена расспросит о делах,

Как трудный день прошёл.

Словечко выронит в сердцах,

Что на обед не шёл.


Наступит день, я снова в поле,

Среди комбайнов и друзей.

Нет в жизни лучшей доли,

Чтоб жить семьёй и для людей.


03.09.1984 г., с.Кондома


^ Собакам моим – посвящается


В свою собаку верю

На промысле в тайге.

Лежит она под дверью

На старом рюкзаке.


Не страшно мне с тобою

Четвероногий друг.

Ты заслонишь собою,

Коль выскочит зверь вдруг.


И белку ты облаешь,

И глухаря вспугнёшь,

Врасплох лося застанешь

И колонка возьмёшь.


И мне с тобой приятно

В глухой тайге бродить.

Да это и понятно,

Другой судьбе не быть.


Ты постарел, бродяга,

Хотя немного лет.

Ведь ты – такой трудяга,

Сравненья тебе нет.


В тебя всё больше верю,

Всегда был предан ты.

Лежи, мой друг, под дверью,

Смотри собачьи сны.


23.10.1986 г.


Шатун


Пушистый, белый снег идёт,

На землю тихо он ложится.

И по лесу «шатун» бредёт,

Спокойствие ему не снится.


Устал, присел он под горой

И думает: «Зачем же

Меня подранили весной?

При встрече рассчитаюсь тем же.


А ранил его человек

С ружья – двустволки той курковой.

Запомнил его зверь на век,

И стал он более матёрый.


И стал медведь его стеречь

На лесных тропах и дорогах.

А человек решил поджечь

Тайгу в горах и на отрогах.


За это варварство людей

Природа расплатилась больно.

Нет там ни птиц и ни зверей,

Там лоси не гуляют вольно!


Октябрь, 1977 год.




Похожие:

Белое безмолвие – одинокий дом iconДокументы
1. /Дуглас Брайан - Ледяное безмолвие.doc
Белое безмолвие – одинокий дом iconДокументы
1. /Одинокий Воин Элитных Войск/Часть I.doc
2. /Одинокий...

Белое безмолвие – одинокий дом iconДокументы
1. /Одинокий.doc
Белое безмолвие – одинокий дом icon3 глава "can can its your and my world!"
Девочки вошли в дом. Внутри он и вправду напоминал дом Зачарованных. Такая же мебель, телевизор, кухня
Белое безмолвие – одинокий дом iconБелое солнце дня я прошу опять

Белое безмолвие – одинокий дом iconБелое облако верю, что молодость

Белое безмолвие – одинокий дом iconТы сегодня на рассвете платье белое надень

Белое безмолвие – одинокий дом iconПривет тебе, мой третий Рим, мой одинокий пилигрим, Вернулся в город детства в поисках огня

Белое безмолвие – одинокий дом iconДом номер двенадцать по Гриммоуд-плейс. А что такое Орден… начал было Гарри
Он отобрал у Гарри кусочек пергамента и зажег его концом своей волшебной палочки. Записка съежилась в огне и спикировала на землю....
Белое безмолвие – одинокий дом iconОн так любил
Двери в дом. Да, не верил он Птица летит, все цветет кругом, лиц не закрыть, точно двери в дом
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов