Посвящаю это тем, кто был убит и жаждет отомстить icon

Посвящаю это тем, кто был убит и жаждет отомстить



НазваниеПосвящаю это тем, кто был убит и жаждет отомстить
Дата конвертации18.09.2012
Размер77.95 Kb.
ТипДокументы
1. /Холодная Ночь.docПосвящаю это тем, кто был убит и жаждет отомстить

Посвящаю это тем, кто был убит

И жаждет отомстить.


Холодная Ночь.


Все поле, насколько хватало глаз, было покрыто снегом. И небо тоже было светлым – как бы заснеженным. А между небом и землей висела легкая сеть из белых снежинок. Вдруг эти снежинки закружились в центре поля, сгустились в один комок и потемнели, и из этого комка материализовалась девушка. Или женщина – трудно было разобрать, сколько ей лет. На ней был длинный белый плащ, капюшон почти полностью скрывал лицо, но из-под него выбивались волосы цвета воронова крыла, а глаза, прятанные в тени капюшона, светились словно угли. Кожа ее лица и рук была белой, почти такими же были и губы. Но длинные острые ногти ее были чернее самой черной ночи. Она не отбрасывала тени на снег, что было бы странным, но рядом никого не было, поэтому никто ничего и не заметил.

Девушка огляделась:

- Снег… Кругом один снег! Замечательная погода! – с легкой полуулыбкой прошептала она и пошла. Куда – неизвестно, но вперед. Она не оставляла следов на снегу, но и этого тоже никто не заметил.

Она взошла на небольшой пригорок. За ним раскинулась маленькая деревенька – всего три улицы. Народу на улицах было много, и девушка развернулась и спустилась по другому склону, подошла к одинокому дереву и опустилась под ним, оперевшись спиной на ствол. Показался край ее платья – оно тоже было белее снега, но внутренняя часть плаща резанула глаза своей чернотой. Вопрос, кто она и откуда, напрашивался бы сам собой, но рядом не было никого, кто мог бы его задать.

Девушка достала из-за белоснежного пояса флейту и начала играть. Поднялся ветер и закружил снежинки сначала в легком вальсе, потом, вместе с ускоряющейся мелодией, в бешеном танце. Вскоре все пространство от земли до неба стало молочно-белым и непроницаемым. Девушка прекратила играть – ветер не унялся. На ее бледных губах заиграла улыбка. Что-то страшно-пугающее и вместе с тем пленительно-прекрасное было в этой улыбке.

«Вскоре стемнеет»- подумала она и, глубоко вздохнув, закрыла горящие глаза. Но она не спала – всего лишь погрузилась в раздумья.

Действительно, через пару часов снег стал темно-синим, а вместе с ним и плащ и кожа девушки. Она встала, высоко подняла правую руку и медленно ее опустила ладонью вниз до уровня груди, и буря прекратилась. Вновь снежинки медленно и тихо опускались на землю, и вновь можно было увидеть небо, на котором уже зажглись редкие тусклые звездочки, пробившиеся сквозь облака.

Девушка вновь взошла на пригорок. Вся деревня была занесена снегом, и лишь светящиеся окна выдавали присутствие живых людей там. Где-то вдали завыли волки. Загасив усмешку, девушка начала спускаться в деревню.


«Вот этот большой домик, конечно же, местный трактир. Да, так оно и есть,»-подумала она и вошла внутрь. Ее приход не мог остаться незамеченным. Несколько пар глаз следили за каждым ее движением, но, казалось, она не замечает их.

Одним движением она сбросила с плеч свой плащ. По небольшому помещению прокатился вздох – она было прекрасна: изящное тело, тонкая шея, точеная грудь, на которой лежал черный медальон, идеальные черты лица… Нет, сложно найти девушку красивей, наверное, во всей стране. Но больше всего притягивал взгляды черный меч в белоснежных ножнах.

Девушка опустилась за самый дальний стол. В ту же минуту к ней подбежал хозяин. Она потребовала чашку чая. Когда хозяин принес его, она жестом попросила (или приказала?) его сесть напротив.

- Ты давно здесь работаешь? - ее голос звенел, словно льдинка.

- Около двадцати лет. Эту таверну выкупил мой отец у прежнего хозяина, а после его смерти таверна стала принадлежать мне.

- Понятно… - задумчиво протянула девушка. Ее угольно-черные глаза смотрели с любопытством и равнодушием одновременно.

- Кто ты? – спросил хозяин. Он не мог сдержать этот вопрос. В ответ девушка

расхохоталась.

- Ты не узнаешь меня, брат? Как же? А я думала, я ничуть не постарела!

- Аликс? Малышка Ликки? Но ведь тридцать лет назад тебя… ты….

- Умерла? Да. И нет. И я не малышка Ликки больше. Я – Колднайт. Мое сердце выковано изо льда, а в волосы вплетена тьма… Почему ты не спас меня, брат? Я ведь на тебя надеялась! Мне было страшно умирать! Почему? Что я сделала? Мне было всего семнадцать…

- Старейшины деревни выбрали тебя… Ты ведь знаешь… Прости! – и старый, с проседью, мужчина бросился на колени. – Я ничего не мог… Ничего… Поверь… - в его памяти всколыхнулось многое: совет деревни, на котором старейшины решили, что богам надо принести жертву, чтобы они не насылали несчастья на их край; что жертвой должна стать самая красивая девушка, что ею станет Аликс… Как они пришли в их дом, как забрали ее… Как она кричала и вырывалась, как ей связали за спиной руки и отвели далеко в лес и привязали к дереву… Как снег заметал их следы…

- Сядь, - строго и холодно сказала Колднайт. Ее брат не смел не повиноваться.

- Расскажи, что случилось потом? Как ты выжила? Почему не постарела?

- Ты не знаешь всех тайн нашего леса, лежащего за деревенскими полями. По этому лесу шел колдун. Шел к себе домой. И его привлекли мои крики. И он вышел к дереву, где меня привязали. Я уже замерзала – ведь на мне было только тонкое платье. Он развязал мне руки, и я упала в снег и зарыдала. Тогда он накинул мне на плечи свой плащ и повел к себе. Только представь, мне пришлось идти по снегу всю ночь и полдня. Я не выдержала. Уже около его маленького домика я упала и закрыла глаза. Тогда он взял меня на руки и внес в дом. Во мне почти не осталось жизни, и он вдохнул в меня жизнь магией. Но все же я умерла. Изнутри. Вы меня предали, и мое сердце превратилось в лед. Оно уже не бьется. В нем нет любви и нет привязанностей.

Тридцать лет колдун учил меня, дарил мне свою магию, а я становилась все холоднее. И вот, пять дней назад он сказал, что дал мне все, что мог. Но я все равно еще принадлежу ему, привязана к нему и без него не могу. Мне надо отмстить, и тогда я стану свободной. И я пришла сюда за местью! – последние ее слова грянули громом.

- Что ты хочешь?

- Убивать. Убивать холодом – убивать ради свободы, - и она взяла в руки чашку чая и подула на нее. Чай моментально покрылся корочкой льда.

- И меня ты убьешь?

- Сначала я хотела. Но потом подумала, что ты – все же мой брат. Поэтому, Эрик, я тебя не убью. Почти не убью, - и она вновь расхохоталась. Тут кто-то из посетителей таверны попытался сбежать – он опрометью бросился к двери и почти достиг ее, как вдруг в застывшем воздухе прозвенел голос Колднайт:

- Стой!

Ослушаться этого приказа было невозможно, и он застыл на месте. Колднайт медленно и бесшумно подошла к нему. Его била дрожь. Колднайт улыбнулась.

Не бойся. Тебе будет совсем не больно, - и она положила руку ему на сердце. В ту же секунду он покрылся изморозью и упал. Колднайт повернулась, оглядела присутствующих, улыбнулась, взмахнула руками и исчезла, оставив после себя только холод и эхо: «Забудьте все…»


Из старейшин, отправивших на смерть Аликс, остались в живых только трое. Остальные умерли от старости, да и этим ждать смерти было совсем не долго – ведь самому молодому было уже восемьдесят два. С него-то и решила начать Колднайт.

Старейшина Райтон жил неподалеку от таверны. В ту ночь ему не спалось, и он лежал при зажженной свече. Вдруг свеча погасла, что вызвало у него немалое удивление(в его-то доме – и сквозняк!). он повернул голову в сторону свечи, стоявшей на тумбочке, но ничего не увидел – вся комната погрузилась во мрак. Мрак сгущался в центре комнаты, и из него материализовалась девушка. Это еще больше удивило Райтона и даже немного напугало.

- Ты помнишь, как отправил Аликс замерзать во имя богов?

- Аликс? Малышка Ликки? Но как? – старейшина подумал, что спит или бредит. Он потер глаза, но виденье не исчезло.

- А ведь мне было всего семнадцать… мое имя Колднайт, и я привела с собой твою смерть! – она выхватила из белоснежных ножен черный меч, который даже во мраке выделялся своей чернотой, и, высоко подняв его над кроватью, вонзила его по самую рукоять в грудь Райтона, точно в сердце. Райтон вскрикнул, дернулся несколько раз и умер. Колднайт вытянула меч, вытерла лезвие белым платком и снова вложила меч в ножны. За дверью послышался шум – предсмертный вскрик Райтона услышали его семья и слуги.

- Я на шаг ближе к свободе. Остались Суорк и Варт. Ночь еще длинная – я успею, и следы заметать не придется. Пусть обо мне еще вспомнят! – все это Колднайт произнесла шепотом, в котором слышался перезвон льда. Потом она прикоснулась рукой к двери, и та обледенела вместе с косяком. «Дольше будут открывать» - при этой мысли она усмехнулась и растворилась во мгле. Появилась она в соседнем доме – доме Варта.


Варт крепко спал. Колднайт подошла к его постели и секунды две посмотрела на спящего. Затем нагнулась и слегка толкнула его в плечо.

Эй, проснись, не время спать. Сейчас многое случится.

Варт проснулся. Как и Райтон, он подумал, что все еще спит, и совсем не испугался. А Колднайт произнесла:

- Я пришла отомстить. Я давно этого хотела, и вот пришла. Я – Колднайт, твоя смерть. Вспомни Аликс! – и с этими словами она выхватила меч и вонзила его в сердце Варта. Варт не смог вскрикнуть – лишь застонал. Смерть забрала его в ту же секунду.

- Что ж, мне же лучше, что ты не кричал. Это было очень удобно, - Колднайт улыбнулась, спокойно вытерла уже испачканным в крови платком и вновь растворилась.


Суорк жил в конце другой улицы. В эту ночь он тоже не спал. Он сидел за столом и что-то писал.

- Лучше бы это было твое завещание, - раздался за его спиной звеняще-ледяной голос. - Мое имя Колднайт. Я пришла отомстить. Не надо, не говори ничего, лучше вспомни Аликс, - Колднайт выхватила меч правой рукой, левой схватила Суорка за плечо и буквально насадила его на меч. Колднайт не промахивалась – вновь лезвие пронзило самое сердце. И вновь из уст жертвы вырвался лишь хрип.

- Я отомстила. Теперь я могу выбирать свою дорогу сама. Слышишь, колдун, я свободна! Спасибо! – последние слова она выкрикнула, но услышал их только тот, кому они предназначались. Колднайт почувствовала, как он кивнул. В ее голове пронесся его голос: « Возьми с собой Эрика – я знаю, ты этого хочешь. С ним тебе будет легче. Я чувствую, ты совершишь многое. Благословляю тебя, дитя мое!»

Спасибо! – шепнула Колднайт, опускаясь в реверансе. Затем она снова вытерла платком меч, вложила его в ножны, а платок бросила на пол. И исчезла.


Эрик сидел у окна и смотрел на снег. Перед его глазами стояла картина, когда его сестру, его малышку Ликки, по снегу утягивали на смерть…

Вдруг по комнате проползла холодная тень. Камин погас. По спине Эрика пробежали мурашки. На его плечо легла легкая холодная рука. Он оглянулся – над ним склонилась Колднайт.

- Ты пришла меня убить?

- Пойдем со мной. Будь моим спутником, и я не убью тебя. Все-таки ты был моим братом. Но если откажешься, мне придется… - ее рука погладила рукоять меча.

- Я пойду с тобой! Но не ради жизни, а ради тебя! Я хочу, чтобы ты меня простила, сестра, - Эрик не отводил взгляда от черных глаз Колднайт.

- С этой секунды ты больше не Эрик, теперь твое имя – Сноувинд, - Колднайт наклонилась и поцеловала Эрика в губы. Он упал, все его тело содрогнулось в страшных судорогах, из уст вырвался хриплый стон… Колднайт следила за всем этим, склонив голову набок и не моргая. Волосы Эрика потемнели и приобрели тот же цвет, что и у Колднайт, кожа побелела, и одежда преобразилась тоже. Теперь на нем был не обычный костюм крестьянина, а белые обтягивающие брюки, белая шелковая рубашка, белый плащ с капюшоном, подбитый черной тканью, и на поясе – белые ножны с черным мечом.

Колднайт опустилась рядом с ним. Теперь ему было снова двадцать лет, как и в тот злосчастный (или все же нет?) день. Она погладила Сноувинда по щеке.

- Проснись. Нам пора. Если нас увидят – придется многих убить. Теперь ты черен изнутри, а твое сердце выковано изо льда. Как и мое. Пойдем.

Сноувинд открыл глаза. Они были угольно-черными и светились. Сноувинд улыбнулся, поднялся и взял Колднайт за руку. Вместе они исчезли из комнаты и появились на улице, поднялись на пригорок – за ними не оставалось следов – и тут Колднайт остановилась. Она достала свою флейту и заиграла. Снова поднялся ветер и замел снегом всю деревню.

- Теперь нам туда нет дороги. Пойдем. Мы сможем многое сделать вместе!

И они расхохотались, и смех их, ледяной и звенящий, заставил содрогнуться всю деревеньку…



Похожие:

Посвящаю это тем, кто был убит и жаждет отомстить iconЕ. Л. Ермолаева первая летняя школа по латинскому языку и античной культуре
В начале списка он назвал Первую летнюю школу по латинскому языку и античности в селе Рождество Тверской губернии: «Кто был, тот понимает....
Посвящаю это тем, кто был убит и жаждет отомстить iconLose You Tonight
Медленно подняв веки, мне сразу почудилось, что кто-то есть рядом со мной. Вот только кто? Это вопрос. Кто-то наглый, кто-то, кто...
Посвящаю это тем, кто был убит и жаждет отомстить iconLose You Tonight
Медленно подняв веки, мне сразу почудилось, что кто-то есть рядом со мной. Вот только кто? Это вопрос. Кто-то наглый, кто-то, кто...
Посвящаю это тем, кто был убит и жаждет отомстить iconНама о виу-пдйа ка-прехйа бх-тале римате бхактиведнта-свмин ити нмине
Мои друзья сказали мне, что там будет опасно. Но он настоял на своем, отправившись на это собрание, и там был убит. Даже великие...
Посвящаю это тем, кто был убит и жаждет отомстить iconЗачем был нужен 37 год?
Он, конечно, не просто оригинальничал: он намекал на то, что «если звезды зажигают, значит, кому-то это нужно». Раз он спрашивает,...
Посвящаю это тем, кто был убит и жаждет отомстить iconОни не будут уже ни алкать, ни жаждать, и не будет палить их солнце и никакой зной
Кать, ни жаждать и отрет Бог всякую слезу с очей их". Будем помнить, что это слово относится к духам "праведников, достигших совершенства"...
Посвящаю это тем, кто был убит и жаждет отомстить iconКак. Это были, как правило, некачественные, «само­пальные» кассеты
Отрадно, что в России, вступившей в стадию по­строения капитализма, появилась возможность выжи­вать сильнейшим, а не тем, кто дрейфует...
Посвящаю это тем, кто был убит и жаждет отомстить iconПрозвища: Ёси Возраст: 10
Отец состоял в армии правительства и был убит во время переворота. Мать работала, чтобы прокормить Ёси, но вскоре умерла от болезни....
Посвящаю это тем, кто был убит и жаждет отомстить iconХим. Таинственный металлический человек
Это звучит как старая комедийная сценка Эботт&Костелло. Хим. Кто такие Хим? Вилле Вало- это Хим. Он-это он? Кто он? Он- хим. Вилле...
Посвящаю это тем, кто был убит и жаждет отомстить iconМоу русско – Ошняковская оош тимуровская работа
Те далекие страшные годы до сих пор в памяти старшего поколения: и тех, кто воевал, и тех, кто трудился в тылу, и тех, кто был тогда...
Посвящаю это тем, кто был убит и жаждет отомстить icon«союз» это единство те, кто любит рок-музыку, думаю, не пропустили появление первого диска — «Учитель успеха»
Музыканту», а разговор о сегодняшних проблемах отечественной культуры и самого «Союза». — «Союз» — это единство,— говорит Игорь.—...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы