Казенные правозащитники: Охота за грантами icon

Казенные правозащитники: Охота за грантами



НазваниеКазенные правозащитники: Охота за грантами
страница3/3
Дата конвертации01.09.2012
Размер0.52 Mb.
ТипДокументы
1   2   3

^ Из статьи «Казенные правозащитники»

«НОВАЯ ПЛАНЕТА», 29 августа 2005 года


Официальное подполье


«Мышиная» возня идет вокруг денег, выделяемых на борьбу с произволом в правоохранительных органах и на защиту прав заключенных. Как стало известно НОВОЙ ПЛАНЕТЕ, на эту деятельность пожертвовал 10 тысяч долларов нынешний «политзек» Михаил Ходорковский. Грант Ходорковского был перечислен через его общественную организацию «Открытая Россия» и правозащитную общероссийскую организацию «Общественный вердикт» на счета «Союза правозащитных организаций Свердловской области. Знал бы Ходорковский, что его деньги прикарманят чиновники, трижды подумал бы, а надо ли. Как выяснил наш корреспондент, деньги, выделенные на благое дело, пока что никому не помогли51, но уже раскололи уральских правозащитников. Скандал разгорелся после того, как в дело вмешался так называемый «административный» ресурс. А проще говоря, включился аппарат уполномоченного по правам человека Свердловской области, то есть чиновники.

Борьбу с милицейским произволом на протяжении последних 3-х лет активно ведет правозащитник Александр Ливчак. В свое время он стал известен, как человек, разоблачивший трех следователей из Серова, запытавших на смерть молодого парня во время допроса. Год назад Ливчак на свою правозащитную деятельность получил грант в размере 10 тысяч фунтов стерлингов от консульства Великобритании в Екатеринбурге. На эти деньги он выпустил пять брошюр, которые с полным правом можно назвать пособиями против пыток и издевательств в тюрьме и в милиции.

Что примечательно, уже тогда при осваивании британского гранта к Ливчаку присоседился аппарат уполномоченного по правам человека в Свердловской области. Дело в том, что общественная организация Ливчака «Архив отписка» не был зарегистрирован в Минюсте и не имел юридического адреса и корсчета.

Деньги поступили на счет «Союза правозащитных организаций Свердловской области», руководимого лично Владимиром Поповым, специалистом аппарата уполномоченного по правам человека. Первоначально «казенные» правозащитники довольствовались малым — упоминанием своих имен на брошюрах Ливчака и в СМИ.

Однако, когда запахло новым грантом, теперь уже от Ходорковского, ситуация изменилась. Александра Ливчака, руководителя проекта «Защита граждан от неправомерных действий милиции», неожиданно отодвинули от проекта и лишили «административной» поддержки.

Перестали пускать в помещение, где установлен телефон для жертв милицейского произвола, компьютер и принтер, приобретенные на грантовские деньги.

Кстати, эта «поддержка», как говорит Ливчак, возможна только в том случае, если правозащитник состоит в списке «благонадежных». «Благонадежная» организация в обязательном порядке должна входить в «Союз правозащитных организаций».
Объясняя причину ссоры с «казенными» правозащитниками, Ливчак заявил НОВОЙ ПЛАНЕТЕ, что он не намерен больше отстегивать чиновникам деньги за просто так.

Как стало удалось узнать нашему корреспонденту, в «грантовский» скандал втянулись уже многие сотрудники аппарата. уполномоченного. Есть докладная Александра Ливчака омбудсмену Татьяне Мерзляковой от 2 августа 2005 года. Он информирует о том, что ее подчиненные «используют свое служебное положение в корыстных целях», «прикарманивают гранты», а для этого создают «бутафорские организации».

«Долгое время мы пытались заставить милицейское начальство допустить общественный контроль в места содержания задержанных. Мы добивались заключения соглашения, которое позволило бы правозащитникам инспектировать «обезьянники». И вот оно подписано. Но тут выясняется, что на этом можно немножко заработать, получить гранты.

И начался бешеный дележ денег между бывшими партнерами. Сотрудник вашего аппарата, госслужащий и председатель «Союза правозащитных организаций Свердловской области» Владимир Попов самовольно распорядился средствами, выделенными по гранту «Защита граждан от неправомерных действий милиции». «Грантовский» компьютер и принтер забрал себе и пользуется для своих нужд.

Сегодня я обнаружил, что системный блок компьютера вообще исчез. По словам сотрудников, его куда-то перевез Попов... Есть опасность, что правозащитное движение превратится в бюрократическую надстройку, ширму для получения грантов. Но теперь уже ясно, что работа по «Ходорковскому» гранту сорвана, — говорит Ливчак.


Леонид БАЗИЛЬ


7 сентября. Презентация брошюры А.Ливчака "Казенные правозащитники: охота за грантами"


^ ЕКАТЕРИНБУРГ | 6.9.2005

Автор брошюры - руководитель общественной организации "Архив "Отписка" Александр Ливчак - рассказывает о том, почему развалился проект "Защита граждан от неправомерных действий милиции", который "Архив "Отписка" реализовывал совместно с Уполномоченным по правам человека Свердловской области Татьяной Мерзляковой. Начало в 14.00. Адрес: пр-т Ленина, д. 52, корп. 1а, комн. 252, эт. 3.


Контакт:

Ливчак Александр (ОО "Архив "Отписка") телефон: 8-902-877-06-45


http://www.asi.org.ru/asi3/main.nsf/0/D85B84BB77895D23C32570740052FE2C?OpenDocument


Казенные проблемы Александра Ливчака

JM52, Екатеринбург, 8 сентября.

Работа в команде – обычно дело нелегкое. Но уральские правозащитники решили делать именно так – держаться вместе, чтобы всем скопом бороться за права человека. Можно сказать, что им повезло – работают они «под крылом» Уполномоченного по правам человека, могут сами обращаться к нему за помощью получать консультации. Даже правозащитники из Швеции во время недавнего визита в Свердловскую область отметили, что работа эта идет очень слаженно. Впрочем, издалека картина мгла выглядеть чересчур идеально. Потому что кроме совместно работы идет и внутренняя борьбы – за гранты.

В день визита заграничной делегации уральский правозащитник Александр Ливчак издал свою брошюру «Казенные правозащитники: охота за грантами». А вчера презентовал ее журналистам53. На двадцати страницах, отпечатанных на ризографе, автор брошюры «Как я боролся с ментами» рассказывает о том, что правозащитное движение находится в глубоком кризисе, общественные организации охотятся за грантами, а последний гвоздь в крышку гроба конституционного общества забивают.. государственные правозащитники, которые, собственно, и созданы для того, чтобы бороться с нарушением прав. Журналистов же он собрал для того, чтобы рассказать о том, почему развалился проект «Защита граждан от неправомерных действий милиции», который руководимая им организация «Архив «Отписка» реализовывала совместно с Уполномоченным по правам человека Свердловской области Татьяной Мерзляковой. Но, как любят говорить в фильмах борцы со всевозможными преступниками, «все, что вы скажете, может быть использовано против вас».

Официальным поводом для поднятия «шумихи» А. Ливчак выбрал якобы существующую борьбу за грант, выделенный ему для работы, и технику, купленную на те же деньги. Как выглядела эта борьба - не понятно. На пресс-конференции он обрисовал это так: «Начался бешеный дележ, Владимир Попов и еще некоторые сотрудники аппарата начали выворачивать руки, чтобы технику, деньги отдали им. Этому и посвящена брошюра». Впрочем, в вышеозначенном труде объяснений, кто, зачем и почему отнимал средства, нет54, все обвинение строится на том, что «Союз правозащитных организаций», одним из соучредителей которого является Владимир Попов55, сотрудник аппарата Уполномоченного – получал деньги от грантодателя, московского фонда «Общественный вердикт». Страницы заполнены письмами Уполномоченному, в которых он жалуется на то, что ему мешают работать. Числом этих писем Ливчак гордится – за год он написал более сотни обращений Уполномоченному56. Зато сумму гранта, которую у него пытались отнять, он, как руководитель проекта, помнит приблизительно – то ли 10, то ли 11 тысяч долларов.

Собственно, здесь и появляются факты, из-за которых все оборачивается против нашего борца за права… Первый – по поводу гранта. Общественная организация «Архив «Отписка», от имени которой действует правозащитник Ливчак и главой которой является, и правда получала деньги через Союз правозащитных организаций – потому, что самого «Архива «Отписка» в природе не существует: он не зарегистрирован в Минюсте и не имеет расчетного счета57. Причина этого, по словам А. Ливчака, проста – зарегистрированной организации надо вести счет в банке, платить бухгалтеру – а у правозащитников, которые работают «от гранта до гранта», на это денег нет. И даже с их появлением зарегистрировать свое творение он не может: до сих пор господин Ливчак не сменил старый советский паспорт, так что, даже зарплату, которую получал за участие в проекте, оформил на «знакомого» человека.

Второй факт касается «отбирания» денег. Ливчака устраивало, что деньги получал Союз, однако распоряжаться ими он хотел только сам58. Конфликт из-за этого дошел до такого «градуса», что Александр Ливчак и Владимир Попов написали письма грантодателю – Фонду «Общественный вердикт». Директор фонда Наталья Таубина в письме разъяснила партнерам все очень подробно: «Договор заключен между «Общественным Вердиктом» и «Союзом правозащитных организаций», и ответственность за потраченные средства перед контролирующими органами по договору несет Владимир Попов, как руководитель Союза». Почему А. Ливчак данный факт не учел – непонятно. Может быть, сказалось образование: «борец с ментами» по профессии – математик, а никак не юрист.

Третий факт - техника. По словам А. Ливчака, в аппарате Уполномоченного у него пытались отобрать компьютер59, хотя, как стало известно JM, его лишь отдавали для настройки мастерам60. Однако в отношении компьютеров и прочей техники у борца с ментами есть и другие проблемы, о которых он, впрочем, не спешит рассказывать. Оказывается, не так давно у «Общественного вердикта» возникли претензии к правозащитнику из-за оборудования, купленного на деньги гранта61. Приобретенные компьютер, принтер-копир-сканер, цифровую фотокамеру и цифровой диктофон он из Специализированной юридической приемной Союза правозащитных организаций, разместившейся в Музее молодежи, перенес себе на съемную квартиру, назвав это помещение офисом и проведя, опять же на деньги гранта, туда выделенный канал интернет. К слову сказать, офисом назвать ободранную комнатенку, где и проходила встреча с журналистами, язык не поворачивается62. На предложение подписать с Поповым, как с главой Союза, документ о несении полной материальной ответственности за оборудование, которое «ушло» домой к Александру Борисовичу, последний ответил однозначных отказом63.

На сообщение о том, что оборудование перекочевало на квартиру к человеку, который, хотя и является руководителем проекта, но даже не зарегистрирован в нем, фонд «Общественный вердикт» отреагировал более чем резко: «Отсутствие трудового договора означает невозможность передачи Ливчаку оборудования в пользование за пределами офиса Союза, а также проведение Интернета в помещение по Ленина, 52. Это продиктовано российским законодательством, по которому административную и уголовную ответственность за правильное (целевое) расходование средств и пользование материально-технической базой Союза несет руководитель Союза, т.е. Попов», – подчеркнула глава фонда Наталья Таубина. Если выражаться языком российского правосудия, все вышеозначенное оборудование Ливчак себе просто присвоил. Однако разбирательство по этому поводу, возможно, впереди, а пока вернемся к конфликту с аппаратом Уполномоченного по правам человека.

Все время, пока Александр Ливчак трудился над проектом, он, не зависимо от того, были у него гранты или нет, «жил» в аппарате Уполномоченного – бесплатно пользовался компьютерами, телефонами, Интернетом и копировальной техникой, приглашая «к себе туда» гостей и давал номер телефон одного из сотрудников аппарата, как свой рабочий. Когда в аппарате поняли, что намеков человек не понимает64, и, несмотря на наличие офиса и техники дома, съезжать не собирается, ему просто ограничили доступ в резиденцию Губернатора, где работает Уполномоченный65.

В ответ на это обиженный правозащитник начал вновь писать письма на имя Татьяны Мерзляковой, говоря о том, что ему мешают работать, лишая техники. Однако, как видно, все оборудование у него было, причем дома – даже на работу ходить не надо: от офиса до кровати – три шага по давно крашенному деревянному полу. Тогда в чем же заключалась работа правозащитника? Как рассказали JM в аппарате Уполномоченного, деятельность лидера «Архива «Отписка» и всей организации заключалась в основном в том, чтобы найти новую жертву произвола милиции. Дальше нужно было лишь отписать Уполномоченному обращение о проблеме с просьбой разобраться, что же происходит (видимо, отсюда и пошло странное название организации) - и ждать. Далее сотрудники аппарата посылали запросы, помогали составлять необходимые письма Ливчаку – после чего ответы «борец с ментами» отправлял грантодателям – чтобы показать, как его организация отрабатывает полученные деньги66.

Кстати, выяснить, кто же входит в организацию «Архив «Отписка», оказалось довольно трудно. «Архив «Отписка – это организация неформальная, незарегистрированная, и там формальное членство. Наиболее активные наши члены – Глеб Эделев (еще один правозащитник, которого Ливчак активно «продвигал» на участие в гранте - JM), с Владимиром Шаклеиным мы активно сотрудничаем. А вот когда нужно, когда мы издаем эти книжечки (Ливчак показывает на пятое переиздание своей нетленки «Как я боролся с ментами - JM) - там участвует несколько десятков людей», – рассказал борец с ментами на пресс-конференции в своем «офисе». Итого, по фамилиям, трое.

Узнав от корреспондента JM о том, что его записали в члены «Отписки» вышеозначенный правозащитник Владимир Шаклеин намало удивился: «Он сказал не совсем честно67. Действительно, я хотел стать одним из учредителей «Архива «Отписка», но после публикации этой брошюрки я не станут делать этого и работать с ним. Максимум, как мы будем сотрудничать – это во время приема населения», - рассказал он JM68.

Впрочем, размышляя о неизвестных подробностях работы обиженного правозащитника, мы отошли от того, с чего все началось - он обвинял сотрудников аппарата уполномоченного в том, что у него отбирали деньги и технику. Каких-либо доказательств этому он так и не привел. Весь конфликт напоминает личный спор двух людей, «раздутый» одним обиженным человеком до уровня глобальной проблемы. Да и с проблемой решил идти не в суд, а к прессе – она помогла ему стать более-менее известным, может быть, поможет и сейчас, когда во враги он записал представителей государственного правозащитника? Такого до него еще никто не делал.

После пресс-конференции JM перезвонил Александру Борисовичу, чтобы уточнить несколько названий:

- По вашим ответам у меня сложилось впечатление, что вы обижены, вас везде обходят, денег не дали, дележ прошел без вас. Весь сыр-бор из-за денег получается?

- Конечно я обижен, конечно, конечно!, – «вскипел» правозащитник, – весь сыр-бор в общем-то из-за денег. Сейчас мне совершенно не понятно, что будет, где я буду, и что будет. Столько времени налаживали эти связи, добивались - и все рухнуло в одночасье. Если все будет нормально, конечно, я продолжу работать», – сокрушался Ливчак. Надо полагать, разрушенные связи с уполномоченным, при помощи которого он работал так долго – большая потеря. К счастью, работа по защите людей от произвола правоохранительных органов Уполномоченным как шла, так и идет. Только за последние три месяца Татьяна Мерзлякова и ее сотрудники неожиданно проверили ситуацию в изоляторах временного содержания69 Асбеста, Артей, Алапаевска и Ревды, встретились с авторами обращений Уполномоченному из СИЗО № 1 Екатеринбурга.

Однако рассказа об увиденном там, о том, с чем обратились подследственные к Уполномоченному, не попадет в отчеты деятельности А. Ливчака и «Архива «Отписка». Герой этого материала сейчас занят: он пишет комментарии к ответам Уполномоченного на его письма, чтобы издать еще одну, более солидную брошюру. Какой смысл слова «казенный» он использовал в названии своего последнего труда «Казенные правозащитники: охота за грантами» - известно лишь ему. Однако проблему, которую автор развивал в этой работе, можно назвать казенной сразу в трех смыслах – «пошлый, канцелярский, формальный».

Виктор ВЕРГИЛЕС

http://www.justmedia.ru/analitic/?id=4465


Мое обращение к Уполномоченному по правам человека Свердловской области Мерзляковой Т.Г. от 13.09.05


Уважаемая Татьяна Георгиевна!


Я получил письмо № 05-13/1407(11) от 26.08.05. Там говорится: давайте работать, не тратя время на "мелочи". Я не считаю обвинение в коррупции мелочью. Но работать готов. Только непонятно, как это реализовать после того, как меня фактически перестали пускать в резиденцию.

Насколько я помню, мы с Вами собирались инспектировать места содержания лиц, содержащихся под стражей. Как я узнал из прессы, «за последние три месяца Татьяна Мерзлякова и ее сотрудники неожиданно проверили ситуацию в изоляторах временного содержания Асбеста, Артей, Алапаевска и Ревды, встретились с авторами обращений Уполномоченному из СИЗО № 1 Екатеринбурга.» Меня на эти мероприятия никто не приглашал.

Полагаю, что причиной служит та самая коррупция, о которой я Вам неоднократно писал. После того, как я стал протестовать против злоупотреблений Ваших сотрудников, они, используя свое служебное положение, пытаются отстранить меня от нашего совместного проекта.

Прошу Вас разобраться.


Оглавление


1 Объясню, зачем мне нужен союз. У нас организация маленькая, не зарегистрированная. Для получения гранта нам нужно либо самим зарегистрироваться, завести счет, бухгалтера и т.п., либо найти какую-то другую организацию, у которой все это есть. Регистрация - вещь очень хлопотная. Если мы заведем собственный счет, то нам придется ежеквартально по нему отчитываться перед налоговой инспекцией, независимо от того, есть ли на нем деньги. Для этого нужен бухгалтер, которому разумеется, нужно платить зарплату. А гранты у нас короткие, на несколько месяцев, причем с перерывами. Например, грант от «Вердикта» у нас был на ноябрь-декабрь 2004 г. и апрель-июнь 2005 г. И кто бы готовил в январе 2005 г. отчет перед налоговой инспекцией? Гранта у нас в это время не было, и бухгалтеру платить нам было не из чего. Естественно, в такой ситуации нужна кооперация, т.е. союз. Там мы могли бы содержать общего бухгалтера, общий счет и т.п.

2 В этом-то все и дело. Вокруг правозащиты сложился целый бизнес по добыванию грантов и написанию отчетов, преимущественно «дутых». Причем бизнес самый волчий, когда конкуренту могут глотку перегрызть за три копейки.

3 Я, вроде бы, уходить никуда не собирался и не собираюсь. Но Попова почему-то волнует именно эта проблема. Впрочем, более определенно он выскажется чуть позже. Оказывается, ему нужен более покладистый руководитель проекта, готовый отстегнуть ему кое-что от грантовских средств.

4 ГУВД – главное управление внутренних дел

5 Заметим, что это заявление я написал 22.06.05. Чтобы добиться ответа, мне пришлось буквально завалить Уполномоченного письмами. Ответил мне не Уполномоченный, а руководитель его аппарата. Причем только через полтора месяца (см. ниже).

6 После моих многочисленных напоминаний решение все же появилось. Правда, весьма странное. Попову мягко предложили убрать чужую технику из своего кабинета, спрятать от меня подальше. И все. То, что он, используя свое служебное положение, сорвал работу по гранту, осталось без внимания. Видимо, это считается его законным правом.

7 Ну а о том, чтобы публично что-либо обсуждать, видимо, и речи быть не может. Ишь, чего захотел – публичности.

8 СПО – Союз правозащитных организаций Свердловской области.

9 Насколько я понимаю, имеется в виду Л.В.Кочнев, которого Попов вскоре назначил и.о.председателя (см. приказ от 04.08.05). Вот, собственно, ради кого старался хитроумный Попов. Сначала сорвал выполнение работ по гранту, а теперь предлагает поставить во главу его своего человечка. Кстати, вот любопытная цитата, которая, возможно, многое объяснит: «Наши источники в Белом Доме рассказывают, что "королевской" пешкой в руках Багарякова оказался председатель ревизионной комиссии Свердловского регионального отделения СПС Леонид Кочнев… Личность Багарякова в "правых" кругах известна своей скандальной репутацией. Он - предприниматель из Нижнего Тагила …. Наши источники сообщают, что свой интерес в Багарякове имела администрация губернатора, которая всегда мечтала приручить правых, у которых высокие рейтинги в области. … Когда СПС и Яблоко ослабли, их недоброжелатели решили, видимо, что наступил удобный момент для удара. Как сообщил "Урал Паблисити Монитор" член политсовета СПС Владимир Попов, сочувствующий Кочневу, "в стане правых, кроме скандалов, ничего не происходит. …". Сегодня налицо очередной раскол в СПС. Наши источники … уверяют, что Попов - креатура областной власти. Он работает с уполномоченным по правам человека Татьяной Мерзляковой и именно он на данный момент по просьбе Багарякова контролирует Кочнева.» (UP-Monitor, Анна ДOHCKAЯ, http://www.upmonitor.ru/index.php?pg=lz&hid=149&PHPSESSID=966e7f85c4646716c9e14bf4290b795d)

Похоже, что и я, и наш проект, и все жертвы милицейского произвола, и вообще идея правозащиты для них – лишь мелкая разменная монета в какой-то политической игре.



10 Попов, видимо, считал это очень хитрым ходом. Установить грантовский компьютер в своем служебном кабинете, а меня туда не пускать. При этом он утверждает, что не использовал своих служебных полномочий.

11 Вопрос этот так и повис в воздухе.

12 Интересный полемический прием. Я о праве собственности вообще ничего не говорю. Я говорю лишь, что техникой, приобретенной по гранту, должен распоряжаться руководитель работ, т.е. я, что она должна использоваться на цели гранта.

13 Мое право распоряжаться техникой, приобретенной по гранту, подтверждается соглашением межу мной и Поповым .

14 Нет в уставе ничего подобного, разве что Попов туда тайком и задним числом вставил туда соответствующий пункт. Кстати, решение установить грантовский компьютер на своем рабочем месте принял Попов, безо всякого правления.

15 Насколько я понимаю, эта замысловатая фраза означает, что Попов считает наше соглашении заведомо незаконным. Интересно, зачем же тогда он подписал его? Чтобы меня обмануть?

Если верить Попову, наше соглашение отражает его личную позицию (которую он почему-то таит от правления). Напомню, что Попов установил компьютер, приобретенный по гранту, на своем рабочем месте, в резиденции Уполномоченного. Меня в этот кабинет по его распоряжению не пускали. Выходит, что все это происходило вопреки «личной позиции» Попова?

16 Видимо, Попов считает, что, забрав у меня технику и распорядившись выплачивать грантовские деньги за невыполненную работу, он никак не повлиял на ход выполнения проекта.

17 Я обеими руками за публичное обсуждение поднимаемых мною проблем на любом уровне (см., кстати, мое письмо Т.Г.Мрезляковой от29.06.05). Правда, правление и конференция СПО не являются оптимальными аудиториями, поскольку там люди в основном подобранные и облагодетельствованные Поповым, опять таки за счет ресурсов Уполномоченного. Я бы предпочел, что чтобы в обсуждении участвовали и те, кто недоволен Поповым.

18 Что, все жалобы на Попова априори объявляются доносами?

19 Да я считаю, что на злоупотребления чиновника вполне допустимо жаловаться его начальству.

20 Странно, что Попов не вспомнил еще и про свое членство в КПСС.

21 Я вовсе не говорю, что Попов никогда не делал ничего полезного.

22 Да, мы снимаем комнату под офис. Кстати, нашел ее В.И.Попов, за что я ему благодарен. До начала конфликта с Поповым никаких разногласий по этому поводу не было. То, что я там днюю и ночую воспринималось им исключительно положительно. Кстати, о моем режиме работы Попов весьма лестно отозвался в интервью «Радио Свобода» от 25.04.05.

23 Поясню суть конфликта с Прокопчиком. Я был согласен выплатить ему зарплату, если он что-то сделает по проекту, и представит мне письменный отчет. Вместо этого Прокопчик стал грозить судом. Никаких оснований бояться суда у нас не было, поскольку трудовое соглашение с Прокопчиком на работу по гранту в феврале-марте не заключалось. Да у нас вообще в это время гранта не было.

24 Самое интересное, что никакой критики по сути работы я не слышал.

25 У нас вообще нет формального членства. Вместе с тем в нашей работе участвует довольно много народу. Скажем, в создании брошюры «Как я тягался с ментами» принимало участие больше десятка человек. Впрочем, я не считаю численность организации показателем ее эффективности. Даже если человек работает в одиночку, то попрекать его этим просто глупо.

26 Сотруднику аппарата Уполномоченного, отвечающему за связь с общественными организациями, не так уж трудно раз в год собрать представителей этих самых организаций. Но хотелось бы, чтобы СПО мог похвастаться чем-нибудь, кроме численности.

27 Да, я считаю, что деньгами и оборудованием, выделенным по гранту, должен распоряжаться руководитель работ. Замечу, что об этом же говорится и в соглашении, заключенным между мною и Поповым. Кстати, несколькими абзацами выше Попов писал, что это соглашение (он его почему-то называет «распиской») отражает его личную точку зрения.

28 Замечу, что оценка Архива «Отписка» как бутафорской организации, мягко говоря, противоречит тому, что Попов говорил об «Отписке» до конфликта со мной. См., например, его интервью «Радио Свобода» от 25.04.05

29 Тем не менее, некоторые госслужащие пытаются прибрать гранты к рукам. И при этом активно использую административный ресурс.

30 Фонды далеко от нас, и они, видимо не знают, как Попов добывает гранты. А вот Уполномоченному, на глазах которого это происходит, не мешало бы одернуть его.

31 В том то и беда, что контакты с Уполномоченным осуществляются через Попова, который стрижет с этого купоны.

32 Тут обращают на себя два обстоятельства: дата и автор ответа. Сначала мне, видимо, вообще не хотели отвечать. Потом, после многочисленных напоминаний, все же решились ответить. Но отвечал не Уполномоченный, который обычно подписывает сам все ответы, а руководитель его аппарата. Почему? То ли Уполномоченный считает поднимаемые мною вопросы незначительными, то ли просто боится подписать такой текст.

33 Я, собственно, жаловался Уполномоченному на то, что его сотрудник Попов использует свои служебные полномочия, чтобы прибрать к рукам гранты, устраняя конкурентов. Про внутреннюю жизнь СПО я вообще ничего не говорил. Вся беда в том, что у Попова настолько тесно переплелись функции и интересы претендента на гранты, руководителя одной из общественных организаций, сотрудника аппарата Уполномоченного, курирующего общественные организации, что ни он сам, ни его руководители не могут понять, где кончается одно и начинается другое. Ведь в этом же письме руководитель аппарата В.Е Гоголев подтверждает, что да, Попов превысил свои служебные полномочия сотрудника аппарата, т.е. по сути я прав. И тут же В.Е. Гоголев начинает доказывать мне, что я обратился не по адресу, поскольку Попов - руководитель СПО.

34 Я говорил о том, что зависимыми от Попова, в силу его служебного положения, являются общественные организации. Это не исключает того, что их лидеры могут по своей природе быть независимыми людьми. Я считаю себя человеком независимым. Но работа нашей организации сильно зависит от контактов с Уполномоченным, которые должны осуществляться через Попова.

35 Я этого не отрицаю. И сам Попов сделал кое-что полезное. Но это не дает ему право залезать в чужой карман.

36 Я и не прошу Уполномоченного вмешиваться в дела общественной организации. Я обращаю его внимание на то, что сотрудник его аппарата злоупотребляет своими служебными полномочиями.

37 Напомню, что 23.06.05 я писал, что Попов забрал себе компьютер, выделенный по гранту. Долгое время Уполномоченный вообще никак не реагировал. Видимо ждали, пока я осознаю, что ссориться с аппаратом Уполномоченного опасно. Но не дождались. Наконец, скрепя зубы, признали, что «В.И.Попов превысил свои полномочия». И только. Вопрос злоупотреблениях Попова деликатно обходится.

38 Ситуация довольно странная. Больше полугода мы раскручивали номер 217-88-75, оповещая граждан, что по нему нужно жаловаться на милицейский беспредел. Все об этом отлично знали. Но после того, как я возмутился действиями Попова, вдруг вспомнили, что этот номер – казенный. Теперь нам предлагают другой номер - 217 88 81. Но о том, что он тоже казенный, до поры до времени предпочитают не вспоминать. Вот если я еще раз позволю себе покритиковать сотрудника аппарата…

39 Такое впечатление, что эти слова относятся не к руководителю аппарата, подписавшего письмо, а к Уполномоченному. Похоже, что текст составлялся от имени Уполномоченного, но тот отказался его подписать

40 Ну, а я, видимо, не человек.

41 Очень удобно сидеть в «особо охраняемом здании». Всегда можно сослаться на некие таинственные «требования охраны», чтобы не пустить неугодного человека. Только непонятно, а почему эти «требования охраны» всплыли именно в тот момент, когда я поругался с Поповым. Ладно, допустим на минутку, что в здание меня не пускает охрана губернатора. Ну, а когда меня не пускали в кабинет, куда Попов поставил грантовский компьютер, это что, тоже губернатор виноват? То, что меня одномоментно лишили доступа ко всем техническим ресурсам – это тоже инициатива охраны?

42 Да, я считаю, что обвинение чиновника в коррупции – вещь достаточно серьезная, чтобы обсуждать ее не на уровне никого ни к чему не обязывающих разговоров и задушевных бесед, а именно на официальном уровне. Вообще я считаю, что на письменные обращения следует отвечать письменно.

43 Меня перестали пускать в резиденцию Уполномоченного непосредственно после конфликта с Поповым, а отдельный вход в помещение появился примерно за полгода до этого.

44 Я обвиняю в коррупции В.Попова.

45 Очень странно. Я пишу о том, что сотрудник аппарата Уполномоченного В.И.Попов, используя свое служебное положение, прибирает к рукам грантовские денежки и технику. А мне отвечают, что я не привожу фактов. Возьмем самый ясный случай, когда Попов установил грантовский компьютер в своем кабинете, а меня велел туда не пускать. Этот факт, вроде бы, никто не отрицает. То, что Попову пришлось в конце концов перепрятать грантовскую технику в другое место, никак не оправдывает его.

46 Виктор Алексеевич Вахрушев – пресс-секретарь Уполномоченного, его сын Алексей – сотрудник Интернет–издание Justmedia.

47 Я Вахрушева ни в чем не обвинял. Я не знаю, что Вахрушевы делали с компьютером, я ничего не говорил об этом. Я обвиняю Попова в том, что он отдал им компьютер без моего ведома, т.е. спрятал его у них. Причем произошло это вскоре после того, как мы с Поповым заключи соглашение о том, что техникой и деньгами по гранту распоряжаюсь я.

48 Я не возражал против того, чтобы грантовская техника стояла в кабинете у Попова. Я возражал против того, что В.Попов распоряжается ею без моего ведома.

49 Я об этом ничего и не говорил. Я говорю лишь о том, что сотрудник аппарата В.Попов конвертирует ресурсы Уполномоченного в грантовские денежки

50 Я писал Т.Г.Мерзляковой не о конфликте внутри СПСО, а о том, что ее сотрудник В.И.Попов злоупотребляет служебными полномочиями.

51 С такой оценкой я не могу согласиться. Мы добились осуждения целого ряда сотрудников правоохранительных органов.

52 JM - интернет–издание JustMedia. Там работает сын Вахрушева – пресс-секретаря Уполномоченного. До конфликта с Поповым JM часто писал о нас, неизменно позитивно.

53 Презентация первого издания настоящей брошюры состоялась 07.09.05.

54 Почему же, я прямо говорил, что это делал Попов, по-видимому – под руководством Кочнева.

55 В действительности, он является председателем правления этой организации. Похоже, Попов все же понял, что председательство мало совместимо с его работой в аппарате Уполномоченного, а потому представился соучредителем.

56 Писем, относящихся к конфликту с Поповым, было не более 10.

57 Общественная организация не обязана регистрироваться и иметь счет.

58 Да, я считаю, что деньгами по гранту должен распоряжаться руководитель работ.

59 На самом деле речь идет о трех компьютерах.

60 По версии Т.Г.Мерзляковой его отдал Алексею Вахрушеву, кстати сказать, сотруднику того самого сайта Justmedia, где опубликована эта статья.

61 «Общественный вердикт» ко мне никаких претензий не предъявлял.

62 Комнатенка действительно ободранная, ввиду ограниченности средств, но там действительно был офис. Каюсь, у меня еще и шнурки не глаженные.

63 Я подписал с Поповым договор о том, что всей грантовской техникой и деньгами распоряжаюсь я.

64 Начальственных намеков я действительно не понимаю, чем и горжусь.

65 Ограничили доступ только после конфликта с Поповым.

66 Чтобы пояснить характер нашего сотрудничества с Уполномоченным приведу статью из «Парламентской газеты» 01.07.05:


Купил квартиру за бесценок. У подследственного


Владимир ЛЫСОВ соб. корр. Уральский федеральный округ


Ничего, казалось бы, особенного - сотрудник милиции из города Сухой Лог приобрёл квартиру. Но, как выяснилось, при необычных обстоятельствах: продавец жилья в это время находился в СИЗО, а цена квартиры составляла менее четверти её рыночной стоимости.

Сестра горе-продавца обратилась к руководителю екатеринбургской общественной организации "Архив "Отписка" Александру Ливчаку с просьбой разобраться в этой сделке. Женщина, кроме того, сообщила, что ранее прокуратура не обнаружила нарушения закона в действиях милиционера.

Правозащитники уверены, что они должны не просто помогать людям в конкретных ситуациях, но и анализировать происходящие процессы, вырабатывать конструктивные предложения, которые позволили бы предотвратить нарушения прав человека. Поэтому, получив заявление женщины, правозащитники выступили с инициативой о разработке законопроекта, запрещающего сотрудникам милиции и членам их семей совершать сделки с лицами, находящимися под стражей.

- Нет сомнений, что в России просто необходим закон о запрете гражданско-правовых сделок между сотрудниками правоохранительных органов и содержащимися под стражей, - подчеркнул Александр Ливчак. - Думаю, это не ограничивает права человека, потому что, когда люди идут на определенную должность, например в депутаты, они берут на себя определенные обязательства. Так пусть у милиционеров будет запрет на получение вот таких дополнительных приработков.

Общественная организация обратилась с письмом к уполномоченному по правам человека в Свердловской области Татьяне Мерзляковой. Она в эти дни проводит проверку всех фактов, связанных с куплей-продажей квартиры, и постарается обжаловать сделку. Будут изучены положения действующих законов, кодексов - вполне возможно, что и сейчас предусмотрены меры, запрещающие подобные сделки. Меры обязательно будут приняты, если потребуется, то будут внесены и предложения о принятии соответствующих положений закона - рычаги и опыт такой деятельности у свердловского уполномоченного есть.


http://www.pnp.ru/archive/17330143.html



67 Не понял, где тут нечестность. Мы действительно сотрудничали, и Шаклеин это подтверждает.

68 Суворов, помнится, говорил: «Не числом, а умением». Попов, а вслед за ним и JM, как видно, исповедуют обратный принцип. Их больше всего волнует численность списочного состава. У нас же формального членства нет. В разные периоды времени в работе участвовало разное количество людей.

69 В том-то все дело, что раньше внезапные проверки не проводились. Инициатором их был я. Попову и Ко почему-то это в голову не приходило. Зато когда дело запахло денежками, они накинулись, и стали активно работать локтями.

Кстати, вот что писало о проекте посещения ИВС то же самое JM 14.05.05, незадолго до моего конфликта с В.Поповым.

«Правозащитники узнают, что происходит вечером в изоляторах временного содержания

JM, Екатеринбург, 14 мая.

Уполномоченный по правам человека Свердловской области Татьяна Мерзлякова заключила соглашение об общественном контроле за деятельностью органов внутренних дел с начальником ГУВД Свердловской области Владимиром Воротниковым. В соответствии с документом, Уполномоченный вместе с правозащитниками сможет в любое время без предупреждения посещать изоляторы временного содержания.

«Мы всегда плодотворно сотрудничали с городской милицией, и это соглашение опять подтвердило наши хорошие отношения. Я не обещаю громких скандалов, связанных с противозаконными действиями в ИВС, это скорее профилактический шаг: их сотрудники будут знать, что наблюдатели всегда могут оказаться рядом», — подчеркнула Т. Мерзлякова.

Время первой проверки намеренно не уточняется, однако известно, что первый раз проверять изоляторы отправится сама Татьяна Георгиевна. В перспективе этим будет заниматься правозащитник, автор книги «Как я тягался с ментами» Александр Ливчак и его помощники.»


(http://www.justmedia.ru/analitic/?id=818)



1   2   3



Похожие:

Казенные правозащитники: Охота за грантами iconКак казенные правозащитники милицию контролируют. Вопросы без ответов Александр Ливчак, Архив «Отписка», г. Екатеринбург Ч. 1 Как казенные правозащитники милицию контролируют «Из 48 изоляторов временного содержания Свердловской области … не имеется периодической печати в 8,
«Из 48 изоляторов временного содержания Свердловской области … не имеется периодической печати в 8, а настольных игр в 9 ивс.»
Казенные правозащитники: Охота за грантами iconКазенные правозащитники: Свердловский опыт
Среди разнообразных форм борьбы власти с правозащитниками важную роль играет имитация гражданского контроля. Больших успехов в этом...
Казенные правозащитники: Охота за грантами iconКазенные правозащитники: Опыт взаимодействия
Несколько лет назад мне довелось побывать в шкуре задержанного. Благодаря этому я получил «счастливую» возможность познакомиться...
Казенные правозащитники: Охота за грантами iconКазенные правозащитники: Хапнуть грант любой ценой
На мой взгляд, правозащитное движение находится в глубоком кризисе. Все большую роль в нем начинают играть шустрые дельцы, основная...
Казенные правозащитники: Охота за грантами iconИстория с видеозаписью Важную роль в имитации «гражданского общества»
Важную роль в имитации «гражданского общества» играют казенные правозащитники. Мне кажется, эта категория чиновников нуждается в...
Казенные правозащитники: Охота за грантами iconДокументы
1. /01.1 - О. Н. А. (Охота на Ангелов) - Сторона А.doc
2. /01.2...

Казенные правозащитники: Охота за грантами iconОхота за охотником

Казенные правозащитники: Охота за грантами iconАндрей Вознесенский охота на зайца

Казенные правозащитники: Охота за грантами iconДокументы
1. /Охота.doc
Казенные правозащитники: Охота за грантами iconДокументы
1. /Охота жить.doc
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы