Казенные правозащитники: Хапнуть грант любой ценой icon

Казенные правозащитники: Хапнуть грант любой ценой



НазваниеКазенные правозащитники: Хапнуть грант любой ценой
страница1/11
Дата конвертации01.09.2012
Размер0.84 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11


Архив “Отписка”


Александр Ливчак


Казенные правозащитники: Хапнуть грант любой ценой


Екатеринбург

2006

Введение


На мой взгляд, правозащитное движение находится в глубоком кризисе. Все большую роль в нем начинают играть шустрые дельцы, основная (а может быть и единственная) цель которых – получение грантов. При этом особых моральных ограничений в борьбе за гранты у них не наблюдается.

Особо опасной эта тенденция становится, когда к делу подключается административный ресурс так называемых государственных правозащитников. Боюсь, что если не обращать на эти тенденции должного внимания, не противостоять им, то чиновники полностью приберут гранты к своим рукам, а энтузиасты-правозащитники будут напрочь лишены доступа к финансированию своей работы.

В связи с этим я хочу рассказать об одном эпизоде чиновничьей борьбы за гранты. Надеюсь, что собранные мною документы помогут тем, кто хочет, чтобы в России остались независимые, не коррумпированные правозащитники.

Три года назад мы начали большой проект по контролю за соблюдением прав задержанных. Начался он с того, что, побывав в роли задержанного, а затем добившись осуждения кое-кого из сотрудников милиции, я написал книжку «Как я тягался с ментами». Там я описал свои приключения в милиции, и мысли по этому поводу. А вот теперь приходится писать про взаимодействие с Уполномоченным по правам человека Свердловской области и его сотрудникам.

Долгое время мы пытались заставить милицейское начальство допустить общественный контроль в местах содержания под стражей. Мы добивались заключения соглашения, которое бы позволило правозащитникам инспектировать «обезьянники». И вот, наконец, соглашение подписано! Но тут выяснилось, что на этом можно немножко заработать, получить гранты. И начался бешеный дележ денег между былыми партнерами.

Центральную роль в этом играл сотрудник аппарата Уполномоченного, он же – председатель правления Союза правозащитных организацию Свердловской области В.И. Попов. В аппарате он отвечает за взаимодействие с общественными организациям, одну из которых сам же и возглавляет. Беда в том, что общественные организации вынуждены пользоваться ресурсами Уполномоченного. А к распределению этих ресурсов Попов имеет самое непосредственное отношение. Ну, как тут устоишь перед соблазном использовать свое служебное положение, чтобы прижать конкурента в борьбе за гранты?

Попов в этой истории выступает одновременно в роли участника соревнования и в роли судьи, который может снять любого участника с дистанции. Вот он и удаляет конкурентов, активно применяя административный ресурс. Сомневаюсь, что такого рода «соревнования» принесут пользу кому-либо, кроме чиновников. По сути Попов конвертирует ресурс Уполномоченного в грантовские денежки.


^ Самое печальное состоит в том, что все мои попытки обратить внимание Уполномоченного на недопустимость подобного состояния вещей кончились ничем.

Впрочем, предоставим слово документам.


^ Из доклада по итогам деятельности Уполномоченного по правам человека Свердловской области Т.Г. Мерзляковой за 2003 г.


Не могу не отметить настойчивость и последовательность А.Б. Ливчака, который со своей небольшой организацией «Архив «Отписка» инициировал дважды проведение круглых столов по очень тяжелой проблеме. Имею в виду методы работы правоохранительных органов с задержанными и содержащимися в местах временной изоляции. А.Б. Ливчак с коллегами поднимает вопрос о расширении возможностей общественных организаций для действительно эффективного контроля за правоохранительными органами. О том, что это назревший вопрос, говорят вопиющие случаи убийств подследственных прямо на допросах. Конечно это чрезвычайные случаи, но настораживает тот факт, что их серьезное расследование часто становится возможным только после вмешательства СМИ, правозащитных организаций, Уполномоченного по правам человека.

http://www.midural.ru/gov/PravaChel/newpage8.htm


Из доклада по итогам деятельности Уполномоченного по правам человека Свердловской области Т.Г. Мерзляковой за 2004 г.


Больший эффект получается, когда складывается своеобразное разделение труда между общественниками и Уполномоченным. Примеров тому может быть не так много, как хотелось бы, но они не единичны. Взять хоть бы сотрудничество с небольшой, но очень активно работающей организацией - “Архив “Отписка”. Александр Борисович Ливчак, руководитель этой организации, главной задачей избрал крайне сложное и тяжелое направление защиты прав человека – борьбу с насилием, в том числе пытками, в правоохранительных органах. А.Б. Ливчак с коллегами не просто информирует Уполномоченного о конкретном случае нарушения, но привлекает к защите прав пострадавшего от произвола и насилия опытных адвокатов, средства массовой информации. Для этого ему приходится искать спонсоров, обращаться в располагающие финансовыми ресурсами организации, фонды.

Любая работа, в том числе и правозащитная, нуждается в привлечении ресурсов. Но и результат вполне конкретен и весом. Восстанавливаются нарушенные права, предстают перед судом должностные лица, допустившие нарушение закона, злоупотребившие властью. Остановлюсь подробнее на одном проекте, который Союз правозащитных организаций Свердловской области и “Архив “Отписка” осуществляют с помощью Генерального консульства Великобритании и Фонда “Общественный вердикт”. “Защита граждан от неправомерных действий милиции”, так называется этот проект. Его презентация состоялась в ноябре на юридическом факультете Гуманитарного университета. Александр Ливчак так сформулировал основные цели этого проекта - выявление случаев нарушения прав граждан со стороны сотрудников милиции, юридическая помощь жертвам милицейского произвола, анализ причин и условий, порождающих нарушения прав граждан сотрудниками милиции. Уполномоченный по правам человека поддерживает этот проект.

Считаю, что и милиция должна быть заинтересована во взаимодействии с правозащитниками. Трехстороннее сотрудничество - правоохранительных органов, Уполномоченного и правозащитников в деле искоренения пыток в милиции не только возможно, но и крайне необходимо. Во всяком случае, первые положительные отклики на рассылаемые брошюры А.Б. Ливчака обнадеживают. Конечно, контакты налаживать будет непросто. Сложностей в работе милиции хватает. Контакты пока напоминают беседы слепого с глухим. Но то, что дискуссии правозащитников с представителями милиции и прокуратуры начались, уже прогресс. Другого пути нет. Силовые ведомства должны привыкать работать под контролем гражданского общества, учитывать мнение людей о своей работе.

http://www.midural.ru/gov/PravaChel/newpage9.htm


Из передачи «Правозащитное движение в Свердловской области»

[Радио Свобода 25-04-05]

^ Программу ведет Евгения Назарец. В программе принимает участие Владимир Попов, председатель правления Союза правозащитных организаций Свердловской области.

Владимир Попов: … Пытки в правоохранительных органах – это очень острая тема. Нашелся человек Александр Ливчак, который потянул эту работу, практически все свое время, свободное и не свободное (по-моему, у него нет различий в этом отношении) занимается этой проблемой, перерыв на сон – и дальше он занимается этим делом. И у нас это направление начало развиваться. То есть туда стали втягиваться люди, потому что, на самом деле, проблема действительно коснулась достаточно большого количества людей, и она, что называется, достала общество. И поэтому здесь стало получаться. …

Евгения Назарец: Но еще немного о внутренней кухне правозащитного движения, точнее, Союза правозащитных организаций в Свердловской области. Если говорить прямо, и вот на примере того же упомянутого вами Александра Ливчака, который занимается проблемой пыток, зачем ему Союз правозащитных организаций1 и зачем он Союзу? По-моему, сейчас правозащитники больше всего мечтают о грантах2.

Владимир Попов: Вы знаете, всякое дело требует определенных ресурсов. Вот где их искать? Ищут обычно там, где они есть. И вот гранты – это, в общем, мировая практика. Поэтому мне, единственно, не нравится то, что у нас пока в России очень мало таких фондов, которые могли бы регулярно устраивать конкурсы и отбирать проекты для финансирования, их очень немного. Поэтому и обращаемся к международным фондам. Если бы были свои... Правильно вот тот же Александр Ливчак говорит: да, британское консульство поддержало один наш проект - спасибо ему, но если бы был какой-то российский фонд, мы бы и ему спасибо сказали.

… Я говорю о том, что иногда бывает, что один человек делает так много, что просто удивляешься, иной организации такого рода достижениями можно было бы гордиться. Но это та реальность, с которой мы сталкиваемся. Но, понимаете, и в политике, и везде мы же хотим иметь надежные основы. А это уже структуры созданные авторитетные, которые не зависят от одного отдельного человека. Вот я сейчас думаю, если уйдет Александр Ливчак, кто будет заниматься вот этой проблемой пыток? Для меня это проблема. А вот если будет структура, которая будет... да, уйдет Ливчак, значит, за ним встанет Иванов или еще кто-то3.

http://www.svoboda.org/ll/soc/0405/ll.042505-1.asp


Из беседы с уполномоченным по правам человека в Свердловской области

[Радио Свобода 15-05-05]

^ Программу ведет Светлана Толмачева. В программе принимает участие Татьяна Мерзлякова, уполномоченный по правам человека в Свердловской области.

Татьяна Мерзлякова: … Мы подписали, наконец, с Владимиром Александровичем Воротниковым соглашение о совместных действиях по защите прав человека в сфере правоохранительных органов...

Светлана Толмачева: Это начальник ГУВД4 Свердловской области, уточню.

Татьяна Мерзлякова: Да, начальник Главного управления внутренних дел. У нас очень интересный план мероприятий. Проведен недавно «круглый стол» с Главным управлением внутренних дел по Уральскому федеральному округу, и мы тоже запланировали очень интересные мероприятия, в том числе совместный прием населения в нескольких городах Свердловской области с начальником именно этого Управления по Уральскому федеральному округу Алексеем Алексеевичем Красниковым. Мне кажется, что очень важное значение наш институт уполномоченных в числе других правозащитных организаций уделяет правозащитным организациям, в первую очередь «Архив «Отписка», который возглавляет Александр Ливчак, которые работают сейчас по защите прав в сфере правоохранительных органов. И проблема эта, к сожалению, стоит остро. ...

http://www.svoboda.org/ll/soc/0505/ll.051505-4.asp


Мое обращение к Уполномоченному по правам человека Свердловской области Мерзляковой Т.Г. от 22.06.2005


Уважаемая Татьяна Георгиевна!


В последнее время стали проявляться резкие противоречия между правозащитниками - общественниками и «профессиональными» правозащитниками типа В.И. Попова. Попов фактически сорвал выполнение работ по гранту с «Общественным вердиктом». Он вмешивается в распределение финансов и техники, использует их на свои цели. Такие действия со стороны сотрудника аппарата Уполномоченного по правам человека кажутся мне абсолютно недопустимыми. Прошу Вас немедленно вмешаться 5.


^ Мое обращение к Уполномоченному по правам человека Свердловской области Мерзляковой Т.Г. от 23.06.2005


Уважаемая Татьяна Георгиевна!


Я очень ценю конструктивное сотрудничество с вами и сотрудниками вашего аппарата. Я благодарен вам за предоставленную мне возможность пользоваться вашими ресурсами. Впрочем, полагаю, что и я сделал кое-что полезное.

Однако есть моменты, которые препятствуют нормальным взаимоотношениям и плодотворной работе. Вчера я писал вам, что сотрудник вашего аппарата В.И.Попов самовольно распоряжается средствами, выделенными на выполнение работ по гранту «Защита граждан от неправомерных действий милиции», руководителем которого я являюсь. В частности он установил на своем рабочем месте грантовский компьютер и принтер, используя их для своих нужд.

Сегодня я обнаружил, что системный блок компьютера исчез, По словам сотрудников он был отправлен куда-то Поповым. Все это было произведено без моего ведома.

Такие действия со стороны сотрудника вашего аппарата кажутся мне по меньшей мере странными.

В принципе я не против того, чтобы сотрудники вашего аппарата пользовались средствами, выделенными на грант. Но полагаю, что это должно согласовываться с руководителем проекта. И уж во всяком случае должны согласовываться со мной любые манипуляции с техникой, приобретенной на средства гранта.

Прошу вас немедленно разобраться и принять меры.


^ Мое обращение к Уполномоченному по правам человека Свердловской области Мерзляковой Т.Г. от 29.06.05


Уважаемая Татьяна Георгиевна!


Я неоднократно писал вам по поводу соотношения аппарата уполномоченного и общественных правозащитных организаций. Когда они действуют согласованно и на паритетных началах, можно добиться очень больших успехов. Считаю, что наши достижения в области борьбы с милицейским произволом стали возможны только благодаря такому союзу. Очень жалко, что такой союз рушится прямо на глазах.

Я считаю недопустимым, когда ваши сотрудники, используя служебное положение, препятствуют деятельности общественных правозащитных организаций. Я уже писал вам, что сотрудник вашего аппарата В.И.Попов, используя служебное положение, парализовал работу по гранту с «Общественным вердиктом», самочинно распоряжаясь средствами гранта. Теперь уже ясно, что работа по гранту сорвана.

Прецедент, который создает Попов, и о котором я вам неоднократно писал, представляется мне чрезвычайно опасным. Он может привести к тому, что при правозащитных чиновниках будут создаваться бутафорские общественные организации, которые вытеснят бескорыстных правозащитников. Правозащитное движение может превратиться в очередную бюрократическую надстройку, ширму для получения грантов.

В связи с этим у меня две просьбы.

1. Разобраться, в конце концов, что делает В.И.Попов и принять по этому поводу какое-то решение.6

2. Публично, с привлечением широких кругов правозащитников, обсудить вопросы взаимодействия аппарата Уполномоченного с правозащитными организациями.7


^ Из протокола заседания правления СПО8 от 30 июня 2005г.


Сообщить директору Фонда «Общественный вердикт» Н.Е. Таубиной, что СПО готов и не видит препятствий к продолжению сотрудничества наших организаций, … СПО готов предложить фонду кандидатуру руководителя проекта с опытом работы и соответствующей квалификацией.9


^ Из соглашения между В.И.Поповым и А.Б.Ливчаком от 30 июня 2005г.

…По поводу работы по проектам, финансируемым фондом «Общественный вердикт»:

  1. Средства, поступающие на финансирование проекта, расходуется по соглашению с руководителем проектов А.Б.Ливчаком.

  2. Техника, приобретенная на выделенные фондом средства, используется на цели проекта и по распоряжению руководителя проекта А.Б.Ливчака…


Мое обращение к Уполномоченному по правам человека Свердловской области Мерзляковой Т.Г. от 21.07.05


Уважаемая Татьяна Георгиевна!


Я до сих пор не получил никакого ответа на мои заявления от 22.06.05 и др. Между тем, дело не терпит отлагательства, поскольку работа по проекту «Защита граждан от неправомерных действий милиции» практически сорвана сотрудником вашего аппарата В.Поповым.

Кроме того, мне кажется, что действия В.Попова создают опасный прецедент. Если оставлять такие случаи безнаказанными, то дело кончится тем, что все правозащитные гранты будут прикарманены сотрудниками аппарата, а человеку с улицы, вроде меня, будет просто не пробиться. Я считаю, что взаимоотношения сотрудников аппарата уполномоченного по правам человека, и правозащитников-общественников – вещь чрезвычайно тонкая и деликатная. Сотрудники аппарата, в силу своих служебных полномочий, обладают гораздо большими возможностями для получения грантов. Поэтому нужно тщательно следить, чтобы они не использовали эти полномочия в борьбе за гранты, для уничтожения возможных конкурентов.

Поэтому я призываю вас немедленно разобраться в сложившейся ситуации. В.Попов, используя свои служебные полномочия, может легко задавить любого конкурента в борьбе за гранты. Мы просто в разных весовых категориях. У него, в силу служебного положения, гораздо больше средств и информации, многие правозащитники (или те, кто называет себя правозащитниками в надежде на грантовские денежки) зависят от него, а потому вынуждены его поддерживать. И поэтому у него, как у сотрудника вашего аппарата, возникает соблазн растолкать всех возможных конкурентов, и остаться единственным достойным претендентом на грант. Если ваш аппарат, вместо того, чтобы поддерживать общественников, начнет грести все под себя, правозащитному движению будет нанесен большой вред.

Меня крайне возмутил тот факт, что В.Попов, используя свое служебное положение, без моего ведома, вопреки моей воле стал распоряжаться грантовскими деньгами и техникой, дезорганизовав выполнение работы. Несмотря на мои неоднократные обращении к Вам, несмотря на то, что В.Попов письменно обещал прекратить эту практику, он по-прежнему продолжает тайком от меня распоряжаться грантовскими средствами, причем во вред делу. В результате грант превращается в блатную синекуру.

Я прошу вас немедленно пресечь злоупотребления служебным положением со стороны сотрудника вашего аппарата В.Попова.


^ Мое обращение к Уполномоченному по правам человека Свердловской области Мерзляковой Т.Г. от 26.07.05


Уважаемая Татьяна Георгиевна!


У нас сложилась довольно странная ситуация с взаимодействием общественников-правозащитников и аппарата Уполномоченного по правам человека. Почему-то деньгами и техникой, полученной по гранту «Защита граждан от неправомерных действий милиции» стал распоряжаться ваш сотрудник В.Попов.

Началось с того, что он самовольно заплатил из средств гранта порядка 20 тыс. руб. адвокату Прокопчику К.С. Далее он стал распоряжаться техникой вопреки воле руководителя работ по гранту, т.е. меня. Я неоднократно писал Вам по этому поводу, но Вы, к сожалению, не ответили мне, хотя прошло более месяца. Мне стоило большого труда добиться заключения соглашения с В.Поповым, где черным по белому записано, что техникой и деньгами, полученными по гранту, распоряжаюсь я. Тем не менее, В.Попов, используя свое служебное положение сотрудника вашего аппарата, продолжает самовольно распоряжается грантовской техникой. Один из компьютеров, приобретенных на средства гранта, он установил на своем рабочем месте, а меня туда не пускает. Второй грантовский компьютер он, как выяснилось, тайком от меня отдал домой одному из сотрудников вашего аппарата.

В принципе я не против использования вашими сотрудниками техники, полученной по гранту. Но делать это нужно с моего согласия.

К сожалению, Вы до сих пор не ответили на мои заявления, хотя установленный законом срок уже прошел. Прошу ускорить рассмотрение моих заявлений от 22.06.05, 23.06.05 и др.


Мое второе обращение к Уполномоченному по правам человека Свердловской области Мерзляковой Т.Г. от 26.07.05


Уважаемая Татьяна Георгиевна!


Я неоднократно писал Вам о том, что сотрудник вашего аппарата В.И. Попов, злоупотребляя своими служебными полномочиями, препятствует выполнению работ по проекту «Защита граждан от неправомерных действий милиции». К сожалению, никакого ответа я до сих пор не получил.

Между тем, обстановка накаляется. В конфликт втягиваются другие сотрудники вашего аппарата. Так например, сегодня вновь возник вопрос о недопуске меня, руководителя проекта, в помещение, где В.Попов установил компьютер, приобретенный по проекту10.

Я думаю, что затягивание и расширение конфликта, втягивание в него новых лиц только вредит делу.

Давайте, в конце концов, встретимся, и решим, кто должен распоряжаться техникой и средствами, выделенными на проект – руководитель проекта или сотрудники вашего аппарата11.


^ Мое обращение к Уполномоченному по правам человека Свердловской области Мерзляковой Т.Г. от 29.07.05


Уважаемая Татьяна Георгиевна!


Я неоднократно писал Вам, что сотрудник вашего аппарата В. Попов, используя свое служебное положение, блокирует работу по проекту «Защита граждан от неправомерных действий милиции». Никакого ответа я до сих пор не получил, хотя установленные законом сроки давно прошли.

Вместе с тем, чуть ли не каждый день возникают все новые и новые препятствия для нормального продолжения работы по проекту. Так, например, сегодня я обнаружил, что с номера 217-88-75 был удален телефонный аппарат. Между тем, этот номер был официально заявлен для приема жалоб на неправомерные действия милиции. Это объявление было растиражировано во многих сотнях экземпляров. И это единственный городской телефон, по которому граждане могут обращаться к нам. (Есть еще сотовый телефон, но доступ к нему гораздо сложнее, чем к городскому.)

Объявление номера 217-88-75 для приема жалоб на милицию было произведено по инициативе В. Попова. В распространении информации о том, что по нему принимаются жалобы на милицию, В.Попов принимал самое активное участие. И вот теперь, когда эта информация широко разошлась, телефонный аппарат с этого номера удален. Насколько мне известно, это было сделано сотрудниками вашего аппарата по инициативе того же В. Попова.

Я считаю это издевательством над жертвами милицейского произвола. Сначала В. Попов объявил всем, что по номеру 217-88-75 принимаются жалобы на милицию, а потом, когда информация об этом широко разошлась, делает прием заявлений невозможным.

Я крайне возмущен тем, что В.Попов использует свои служебные полномочия для препятствования выполнению работ по проекту. Считаю, что мой конфликт с В.Поповым не дает никаких оснований для того, чтобы препятствовать выполнению работы по проекту.

Мне очень не нравится и то, что конфликт ширится, в него втягиваются и другие сотрудники вашего аппарата. В связи с этим я прошу как можно скорее рассмотреть мои заявления от 22.06.05, 23.06.05 и последующие. Прошу вас дать указание вернуть телефонный аппарат на номер 217-88-75. Прошу разъяснить вашим сотрудникам, что независимо от моих взаимоотношений с В. Поповым, работа по проекту «Защита граждан от неправомерных действий милиции» должна выполняться в прежнем режиме.


Мое обращение к Уполномоченному по правам человека Свердловской области Мерзляковой Т.Г. от 02.08.05


Уважаемая Татьяна Георгиевна!


Я еще раз прошу вас срочно дать указание вернуть телефонный аппарат на номер 217-88-75. Этот номер был объявлен для приема жалоб граждан на милицию. Считаю недопустимым, когда граждане лишаются канала для подачи жалоб ради корыстных интересов чиновника.


Приказ В.И.Попова от 04.08.05








-Замечание Интересный способ передачи власти изобрели Попов с Кочневым. Сначала один передает другому свои полномочия на время своего отсутствия. А потом оба как бы забывают об этом ограничении, и Кочнев становится и.о. председателя как бы навечно. По крайней мере до сих пор, через много месяцев после выхода Попова из отпуска, он подписывает бумаги как и.о. председателя СПСО12. Уставом СПОСО такой способ передачи власти, разумеется не предусмотрен.

Мое обращение к Уполномоченному по правам человека Свердловской области Мерзляковой Т.Г. от 05.08.05


Уважаемая Татьяна Георгиевна!


Я до сих пор не получил ответа на мои заявления от 22.06.05, 23.06.05 и др. Во избежание недоразумений с почтой, прошу ответы на них по почте не посылать, а выдать мне их на руки.


Объяснительная записка В.И. Попова


Уполномоченному по правам человека

Свердловской области

Т.Г.Мерзляковой

Объяснительная записка по поводу обращений и заявлений А.Б. Ливчака


1.Оргтехника (компьютер, принтер), установленная на моем рабочем столе, приобреталась Союзом правозащитных организаций Свердловской области на средства Фонда «Общественный вердикт» по договорам от 01.11.04г. и 01.04.05г., срок действия которых истек, соответственно, 31.12.04г. и 30.06.05г.

По российскому законодательству и условиям договора это оборудование является собственностью Союза, за которую несет ответственность перед объединением и государственными контролирующими органами правление Союза и персонально председатель правления. Относительно прав собственности13 на данное, и в целом на все оборудование, приобретенное на средства этого фонда по указанным выше договорам, А.Б.Ливчаку было дано исчерпывающее разъяснение директором Фонда «Общественный вердикт» Н.Таубиной (Письмо прилагается).

В случае повторных претензий, рекомендую попросить А.Б.Ливчака подтвердить его права на оргтехнику какими-либо документами14.

2. Относительно использования оборудования в дальнейшем. По уставу Союза решение может принять только правление15. Все иные решения будут незаконны и могут быть оспорены. Выданная мной, как председателем правления Союза А.Б.Ливчаку расписка отражает мою личную позицию, которую я представлю правлению, если в этом возникнет необходимость16.

^ Однако, все это не имеет никакого отношения к моим служебным обязанностям как сотрудника аппарата Уполномоченного по правам человека Свердловской области.

3. Относительно того, что «сотрудник вашего аппарата В.И.Попов парализовал работу по гранту, с «Общественным вердиктом», самочинно распоряжаясь средствами гранта. Теперь уже ясно, что работа по гранту сорвана».

Сотрудник аппарата или даже Уполномоченный по правам человека, ни вместе, ни порознь, не имеют никаких возможностей как-то влиять на действия какой-либо общественной организации или ее руководителя17.

По сути дела, господин Ливчак недоволен моими действиями как руководителя Союза правозащитных организаций. Но обращается не по адресу. Он не требует ни созыва Правления, членом которого, по моей рекомендации18 избран на последней конференции, ни внеочередной конференции19, не обращается в суд, наконец. Господин Ливчак предпочитает действовать в стиле кляузников советского времени - пишет доносы20 начальству21. Так писали на соседей по квартире, по садовому участку и т.п. К сожалению, такая форма борьбы с теми, кто не нравится, нашим согражданам очень свойственна. Что бы уж совсем все было похоже, посоветовал бы господину Ливчаку, писать еще в партийные органы СПС, да я уже вышел из этой партии22.

Самое забавное, что г-н Ливчак до июня был доволен моими действиями и как руководителя Союза и как сотрудника аппарата Уполномоченного, писал благодарности23. (Последняя, от 7 июня 2005 г). Это говорит о его «принципиальности». Принципа у него простые - все, что мне лично полезно и выгодно то законно, справедливо и правильно и наоборот24.

По существу вменяемого мне «преступления» относительно выплаты зарплаты К. Прокопчику. Во-первых, сумма указанная А. Б. Ливчаком завышена примерно вдвое. Реально К.С. Прокопчик, при этом, получил еще меньше, поскольку, я изъял, своим решением, часть средств из зарплаты, (4 тыс. рублей) в качестве наказания в связи с претензиями руководителя проекта. До этого, я проинформировал господина Ливчака, что считаю неконструктивным и бесполезным, в июне, требовать чего-то от сотрудника, уже не работающего по проекту два месяца. При этом, К.С. Прокопчик очень легко выигрывал по суду свою зарплату, о чем он (Прокопчик) меня честно предупредил. В итоге, пострадала бы репутация Союза и моя, как руководителя, а господин Ливчак остался в стороне, поскольку он даже не оформлен в качестве сотрудника проекта - нет российского паспорта. «Сэкономленные» таким образом деньги пошли на оплату квартиры, в которой сейчас проживает г-н Ливчак и которую он объявил «офисом25». Как могла выплаченная в ИЮНЕ зарплата повлиять на результаты работы, законченной в АПРЕЛЕ, я не понимаю. Считаю, что выяснить все отношения с К.С. Прокопчиком обязан был руководитель проекта А.Б.Ливчак, после того, как принял от него заявление о выходе из проекта. Нужно было просто объяснить К.С.Прокопчику, что проект еще не стартовал, а вся работа в январе, феврале и марте не имела отношения к проекту и носила волонтерский характер. Во всяком случае, для К.С.Прокопчика26. Свою зарплату за эти месяцы господин Ливчак получил в полном объеме и не отказался ни от одного рубля. Хотя претензий к нему как к руководителю проекта было достаточно много27.

4. Относительно создания «бутафорских общественных организаций при чиновниках». Тут я соглашусь с А.Б.Ливчваком. Такая опасность действительно есть. Однако, по отношению к Союзу правозащитных организаций Свердловской области это злонамеренная клевета, оскорбляющая многих достойных людей, бескорыстно работающих в Союзе. Союз начал создаваться с моим личным участием в 1996 году. Я входил в Координационный совет Союза еще до появления в Свердловской области самого института Уполномоченного по правам человека. Кстати, Союз активно поддерживал идею создания этой государственной правозащитной структуры. Именно после консультаций с коллегами по Координационному совету Союза, (В.А.Шаклеин, С.В.Ячевский, К.С.Прокопчик, и др.) я пошел работать в аппарат Уполномоченного по правам человека для организации сотрудничества с правозащитным движением. Принимая такое решение, я учитывал позицию и точку зрения Уполномоченного на характер отношений с правозащитным сообществом - равноправное сотрудничество и взаимная поддержка.

За все время моей работы в аппарате Уполномоченного я не получал ни каких указаний, замечаний, рекомендаций относительно того, как мне действовать на должности сначала члена Координационного совета, а потом и председателя Правления Союза28.

^ Состоять и работать в общественных организациях, в том числе правозащитных, это мое право и я его реализую, так как считаю нужным.

Учитывая ту степень свободы, которую предоставляет мне, сотруднику аппарата, Уполномоченный, можно говорить скорее об использовании правозащитниками ресурсов Уполномоченного с моей помощью, даже с некоторым злоупотреблением его доверием.

Но опасность для правозащитного движения засилья «бутафорских организаций», есть и с другой стороны, со стороны некоторых очень шустрых «деятелей-общественников». Отдельные деятели для того, чтобы тешить свое неудовлетворенное больное самолюбие и амбиции, либо иметь возможность подавать заявки на гранты, создают при своей особе персональные организации. Дело в том, что, как правило, гранты дают организациям, а не отдельным людям. Вот и создаются многочисленные «центры», «архивы», «общества», и т.п. объединения, у которых часто даже есть все юридически безупречные документы29, но весь актив - из одного руководителя, либо руководитель в этой «организации» царь, бог и воинский начальник в одном лице30. Такого рода «организацией» из одного человека и является т.н. «Архив «Отписка». За все время контактов с А.Б.Ливчаком я не видел ни одного второго члена этой организации, всегда только господина Ливчака31. Союзу же правозащитных организаций как во времена до моего председательства, так и сейчас все же удавалось собирать несколько десятков участников. Горжусь тем, что конференции Союза всегда были самыми представительными по числу участников из всех собраний правозащитников области32. С удовольствием окажусь не прав, пусть господин Ливчак пригласит меня на собрание «Архива «Отписка»33. Как некоторые известные деятели, которых господин Ливчак лихо и справедливо критикует, он, очевидно, мечтает соорудить «контору» точно такую же - на частной квартире со своим личным оборудованием, грантовыми денежками в личном распоряжении, с т.н. «членами организации» на зарплате и в полной зависимости, стать этаким полновластным хозяйчиком34. Жаль, что я поздно это понял. Все надеялся, что работая в Союзе А.Ливчак будет укреплять авторитет реальной организации, а не только «бутафорского» архива «Отписка» 35.

4. Ни один сотрудник аппарата не может быть конкурентом общественной организации в конкурсах на гранты. Это не возможно по определению. В своем большинстве конкурсы проводятся именно среди общественных организаций и госслужащие не могут в них участвовать36. Какие-либо формальные и неформальные каналы влияния в серьезных фондах пресекаются, особенно со стороны государства и бюрократии37. Что касается рекомендаций в поддержку проектов, то я, как сотрудник аппарата, могу их только готовить, дает их Уполномоченный и мы практически всем, кто обращался за поддержкой, ее оказывали38.

Как председатель правления Союза, я рекомендации и письма поддержки давал неоднократно. Но это к Уполномоченному и ее сотрудникам не имеет отношения.

5. Правление Союза правозащитных организаций рассматривало ситуацию с выполнением проектов по договору с фондом «Общественный вердикт» и направило решение в адрес правления фонда. (Копия прилагается)



В.И.Попов, гл. специалист аппарата уполномоченного по правам человека Свердловской области


^ Ответ руководителя аппарата Уполномоченного по правам человека Свердловской области В.Е. Гоголева от 09.08.0539



Руководителю ОО «Архив «Отписка»

А.Б.Ливчаку

Уважаемый Александр Борисович!

Внимательно ознакомившись с Вашими обращениями и жалобами на действия главного специалиста В.И.Попова и его объяснительной запиской, могу сообщить следующее.

Вы не согласны с деятельностью В.И.Попова как руководителя много лет работающей общественной правозащитной организации40. Законом государственным служащим не запрещено состоять членами и даже руководить общественными организациями. По моим личным наблюдениям конференции Союза правозащитных организаций всегда были достаточно представительными форумами, которые действительно собирают наиболее активных и независимых правозащитников. При этом, эти собрания всегда готовились без какой-либо помощи и поддержки власти. В руководящие органы Союза всегда входили весьма независимые41 люди В.А.Шаклеин, С.В.Ячевский, Л.С.Лукашева, М.В.Золотухин, Л.В.Кочнев и др. В том числе и по этой причине продолжаю сотрудничать с этим объединением правозащитников. Поэтому, не могу согласиться с тем, что Союз правозащитных организаций это «бутафорская» организация. Вы и сами неоднократно отмечали, что Союз и Вам оказывал существенную помощь и поддержку42.

Поскольку все вопросы использования оборудования и денежных средств общественной организации это дело ее членов, ее руководства и грантодателя, какое-либо вмешательство Уполномоченного по правам человека незаконно и потому недопустимо. Это будет как раз та ситуация, о которой Вы пишете, когда чиновник использует свое служебное положения для манипулирования общественной организацией.43

Считаю, что В.И.Попов превысил свои полномочия, разместив в своем кабинете оборудование общественной организации. Это будет исправлено и впредь допускаться не будет, на этот счет даны указания44.

Что касается использования телефона и других средств связи. Считаю, что и здесь В.И.Попов несколько вышел за пределы своих прав как сотрудник аппарата. Предоставлять служебный телефон для сторонних организаций государственный служащий не имеет права. Мы даем возможность общественникам пользоваться нашей связью, в том числе и междугородной, но всегда в тех случаях, когда участвуем в разрешении конкретного дела, когда сотрудник Уполномоченного работает вместе с общественником. Мы - бюджетная организация и по другому работать не можем. По этой причине использование служебного телефона сотрудника без его разрешения, тем более в его отсутствие, недопустимо, иначе мне сложно спрашивать с него за расходование нормативных бюджетных средств. Однако, все обращения граждан, которые поступают на все телефоны, включая и указанный Вами, не остаются без внимания. Сотрудники аппарата всегда дают консультации, куда люди могут обратиться со своей проблемой, в том числе и адреса и контактные телефоны общественных организаций. По понятным причинам (отпуск, командировки) телефон может какое-то время и не работать. На Ваших брошюрах указан и мобильный телефон45. Это сегодня достаточно доступная форма связи. Впредь Вы можете указывать телефон общественной приемной Уполномоченного по правам человека Свердловской области, разумеется, с соответствующей ссылкой (343) 217 88 8146.

Относительно работы по проекту «Защита граждан от неправомерных действий милиции».

Уполномоченный по правам человека Свердловской области всегда уделял самое серьезное внимание проблеме защиты прав граждан от произвола правоохранительных органов. Лично участвую и контролирую47 работу своих сотрудников в этом направлении. Общественным организациям, занимающимся данной проблемой, оказывалось и будет оказываться впредь, содействие и поддержка всеми доступными Уполномоченному средствами. При этом, конкретные проекты и работа по ним, это все же дело общественных организаций. Непосредственно в осуществлении проектов в качестве соисполнителя уполномоченный участвовать не может.

Уполномоченный не может также предоставлять, самым уважаемым организациям и людям, свои офисные помещения и оборудование для осуществления даже самых важных проектов.

Относительно пропуска в здание. Постоянные списки на проход в офис были вынужденной мерой, поскольку у нас не было отдельного входа. Сегодня в них необходимость отпала. Считаю, офис вполне доступным для людей48. В тоже время, не могу не учитывать требования охраны, поскольку резиденция губернатора особо охраняемое здание49.

Считаю, что всем нам нужно быть терпимее, учитывать интересы партнеров по работе и не предъявлять требований, выходящих за пределы их возможностей и законных прав.

Руководитель аппарата Уполномоченного по правам человека Свердловской области






В.Е Гоголев


Мое обращение к Уполномоченному по правам человека Свердловской области Мерзляковой Т.Г. от 12.08.05


Уважаемая Татьяна Георгиевна!


Мы с Вами затеяли большую и важную работу, про которую было многократно заявлено, что в ней участвуют и Уполномоченный, и Архив «Отписка». Да, мы активно пользовались ресурсами Уполномоченного, и от этого был толк. И Вы, и сотрудники вашего аппарата неоднократно подчеркивали, что и Архив «Отписка», и я лично играл в этом деле далеко не последнюю роль. За все время никто из вас никогда не сказал о нашей работе ни одного худого слова. То, что мы пользовались ресурсами Уполномоченного, воспринималось как естественное и необходимое условие работы, диктуемое масштабами проблемы.

Теперь, как я понял, меня фактически лишают доступа к ресурсам Уполномоченного. Меня уже и в резиденцию пускают с большим скрипом, того и гляди, вообще перестанут пускать.

Все это произошло непосредственно после того, как я возмутился тем, что ваш сотрудник В.И. Попов, вопреки воле руководителя проекта, то есть меня, стал распоряжаться грантовскими деньгами и техникой. Полагаю, что именно это и послужило причиной гонений на меня. Иных причин я не вижу. До этого никаких претензий ко мне не было. И Вы, и Попов только хвалили меня.

Что же получается? Мне позволяют пользоваться ресурсами Уполномоченного только при условии, что я чего-то отстегиваю от грантовских средств вашему сотруднику Попову? Но ведь это – коррупция в чистом виде. Чиновник использует ресурс Уполномоченного, чтобы обналичить его через гранты!

Вопрос кажется мне достаточно серьезным, и я прошу Вас лично разобраться в нем.


^ Мое обращение к Уполномоченному по правам человека Свердловской области Мерзляковой Т.Г. от 19.08.05


Уважаемая Татьяна Георгиевна!


Я готовлю публикацию документов по поводу коррупции в Вашем аппарате. Я неоднократно, начиная с 22.06.05, писал Вам об этом, но никакого ответа, кроме письма В.Е. Гоголева от 09.08.05 и объяснительной В.И.Попова (без даты) не получил. Ваша личная позиция в таком важном вопросе остается неясной. Это может вызвать недоумение читателей.

Прошу вас, во избежание недоразумений, ответить лично на мои письма.


^ Ответ Мерзляковой Т.Г. от 26.08.05


Уважаемый Александр Борисович!


Сожалею, что Ваш конфликт с одним из моих сотрудников принял острую форму. Я внимательно рассматривала все Ваши письма. Моя позиция Вам хорошо известна, поскольку мы неоднократно с Вами встречались, в том числе и для того, чтобы обсудить все Ваши претензии. Вам также была дан официальный ответ в письме за подписью должностного лица - руководителя аппарата Уполномоченного. Однако все предпринятые мною усилия по урегулированию ситуации оказались безуспешными. Мне искренне жаль, что Вы продолжаете настаивать на подготовке Вам официального ответа за моей подписью, переводя тем самым наши отношения на формальный уровень50.

Я действительно положительно оценивала и оцениваю Вашу деятельность по выявлению правонарушений в органах внутренних дел, считаю, что у нас с Вами есть определенные достижения, что работа должна быть продолжена. Я оказала Вам поддержку, предоставив возможность пользоваться служебным помещением, оргтехникой, телефоном и ресурсами Интернет. Это было оправдано, пока у Вас не было собственного помещения и оргтехники. Так же я по мере сил и возможностей помогаю и другим общественным организациям, находящимся в сложной ситуации, стараясь при этом никому не оказывать особого предпочтения.

В настоящее время у Вас имеется возможность беспрепятственного пользования другим хорошо оборудованным офисным помещением51, Ваши претензии на пользование еще и ресурсами Уполномоченного по правам человека мне не понятны.

Вы отмечаете, что испытываете затруднения при входе в мой офис, просите включить Вас в постоянный список посетителей. Такие списки действительно существовали, пока у нас не было своего отдельного входа в помещение52. Сегодня необходимость в них отпала. Представители всех общественных организаций и население могут свободно попасть в мой офис и встретиться с сотрудниками. Единственное условие, которое вызвано не нашей прихотью, а загруженностью, это заранее договориться о встрече. Вы всегда можете придти к любому из моих сотрудников, у Вас нет препятствий для встречи со мной, если в этом возникает необходимость. Это принцип моей работы со всеми правозащитными организациями.

Сегодня устно и письменно Вы обвиняете меня и моих сотрудников в коррупции53. Я не думала, что, работая с Вами, дала Вам повод в чем-либо меня подозревать. Своим сотрудникам я безгранично доверяю, у меня не возникало сомнений в их чистоплотности. Тем не менее, я готова разбираться по каждому из случаев злоупотребления служебным положением. Однако ни фактов, ни документальных подтверждений в Ваших письмах нет54.

Вы упрекали моего сотрудника В.Вахрушева в том, что один из компьютеров, приобретенных на средства гранта, находится в его квартире. Проверку данного факта я провела и о ее результатах Вас устно информировала. Вам известно, что В.И.Попов обратился к сыну В.А.Вахрушева Алексею55 с просьбой установить на один из системных блоков программное обеспечение, что Алексей, хорошо, разбирающейся в компьютерной технике, неоднократно совершенно бескорыстно оказывал помощь как правозащитникам, так и моим сотрудникам. После установки программного обеспечения компьютер был передан Союзу правозащитных организаций, в личных целях В.Вахрушева техника не использовалась, в семье имеется свой компьютер56. Также я попросила В.И.Попова вывезти из моего офиса всю технику, принадлежащую Союзу правозащитных организаций. Мне жаль, что, зная об этом, Вы продолжаете выдвигать обвинения57.

Я никогда не участвовала в распределении и реализации грантовых средств58. Мои возможности и возможности сотрудников аппарата Вы преувеличиваете. Единственное, в чем я действительно заинтересована, это в том, чтобы как можно больше достойных, реально работающих общественных организаций области грантовую поддержку получили. И Вам, и другим общественным организациям я оказывала и буду оказывать поддержку, давать рекомендации, ходатайства, помогать готовить заявки. Но я никогда не контролировала расходование грантовых средств, не вмешивалась в конфликты, возникающие внутри общественных организаций. И на этот раз, надеюсь, конфликт, возникший внутри Союза правозащитных организаций, будет разрешен без моего участия.59

И последнее - для дела, для нормального человека, нуждающегося в защите, вся эта суета не нужна. Нужно работать. И тот участок, который избрали Вы, пока, к сожалению, очень важен для жителей области. Когда к нам перестанут поступать жалобы на действия или бездействия правоохранительных органов, тогда можно будет тратить время на какие-то придирки по спискам, не там стоящим компьютерам и т.п. Но боюсь, что это время наступит не скоро. А пока давайте работать, не тратя время на "мелочи".

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11




Похожие:

Казенные правозащитники: Хапнуть грант любой ценой iconКак казенные правозащитники милицию контролируют. Вопросы без ответов Александр Ливчак, Архив «Отписка», г. Екатеринбург Ч. 1 Как казенные правозащитники милицию контролируют «Из 48 изоляторов временного содержания Свердловской области … не имеется периодической печати в 8,
«Из 48 изоляторов временного содержания Свердловской области … не имеется периодической печати в 8, а настольных игр в 9 ивс.»
Казенные правозащитники: Хапнуть грант любой ценой iconКазенные правозащитники: Свердловский опыт
Среди разнообразных форм борьбы власти с правозащитниками важную роль играет имитация гражданского контроля. Больших успехов в этом...
Казенные правозащитники: Хапнуть грант любой ценой iconКазенные правозащитники: Опыт взаимодействия
Несколько лет назад мне довелось побывать в шкуре задержанного. Благодаря этому я получил «счастливую» возможность познакомиться...
Казенные правозащитники: Хапнуть грант любой ценой iconЛюбой ценой
...
Казенные правозащитники: Хапнуть грант любой ценой iconКазенные правозащитники: Охота за грантами
На мой взгляд, правозащитное движение находится в глубоком кризисе. Все большую роль в нем начинают играть шустрые дельцы, основная...
Казенные правозащитники: Хапнуть грант любой ценой iconИстория с видеозаписью Важную роль в имитации «гражданского общества»
Важную роль в имитации «гражданского общества» играют казенные правозащитники. Мне кажется, эта категория чиновников нуждается в...
Казенные правозащитники: Хапнуть грант любой ценой iconСон или реальность?
Нагруженная травами, Пепелица тяжело топала в лагерь. От запаха трав, смешанного с летним зноем ее клонило в сон. В голове томно...
Казенные правозащитники: Хапнуть грант любой ценой icon6 октябрь 2009 г. (Выходит с августа 2008 г.)
Союза Советских Социалистических Республик очень тяжёлым. Страна ценой больших усилий едва успела за 3 мирных года восстановить разрушенное...
Казенные правозащитники: Хапнуть грант любой ценой icon6 октябрь 2009 г. (Выходит с августа 2008 г.)
Союза Советских Социалистических Республик очень тяжёлым. Страна ценой больших усилий едва успела за 3 мирных года восстановить разрушенное...
Казенные правозащитники: Хапнуть грант любой ценой iconКогда говорят о реформе жкх, то создается впечатление, что авторы, как это нередко у нас происходит, исходят из каких то абстрактных схем, абсолютно не учитывая российские реалии
Основное понятие о прибыльном бизнесе по-российски это получение прибыли любой ценой. Но жкх не может рассматриваться единственно...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов