6 (162) июнь 2008 icon

6 (162) июнь 2008



Название6 (162) июнь 2008
Дата конвертации02.09.2012
Размер61.66 Kb.
ТипИнформационный бюллетень

Хроника

Московской Хельсинкской группы


ежемесячный информационный бюллетень

6 (162)

июнь 2008


Правозащита или чиновничий бизнес?

Как мы милицию «контролировали»


«Впервые в истории стало возможно такое, чтобы общественность смогла посмотреть на то, что происходит по вечерам в изоляторах временного содержания, – говорит Татьяна Мерзлякова. – С проверками будут ходить правозащитники и я лично. По два-три человека». Омбудсмен также предупредила, что визиты в ИВС будут крайне неожиданными для сотрудников милиции, поэтому специально подготовиться к ним никто не сможет.

«Новый Регион», 14.05.2005


Еще пару лет назад пресса и ТВ взахлеб рассказывали, как свердловский омбудсмен Татьяна Мерзлякова лихо борется с пытками в милиции. Вернее (если как следует вчитаться в сообщения ее пресс-службы), собирается бороться. Вот она проводит «круглый стол», вот конференцию, вот совещание про пытки. Вот пишет предисловия к брошюрам про пытки. Вот заключает соглашение о проверках милицейских застенков. Вот заявляет на весь мир, что будет лично участвовать во внезапных проверках… Все это подавалось как уникальные события всемирно-исторического масштаба.

И вдруг – как обрезало. Разговоры о «внезапных проверках» оборвались на самом интересном месте, когда до реализации широко разрекламированных планов оставался, казалось бы, один шаг. Что, в милиции пытать перестали? Да нет, как пытали, так и пытают. В чем же дело? Да просто шустрые ребятишки из аппарата Уполномоченного «срубили бабки», пополнили семейные бюджеты за счет грантов, посвященных борьбе с пытками, и потеряли интерес к этой тематике.

Волею судьбы, я наблюдал этот «проект» с начала и до конца. Об этом и собираюсь рассказать. Думаю, это будет интересно тем, кто хочет знать, как реально обстоит дело с защитой прав человека в современной России.

Началось с того, что мне довелось побывать в шкуре задержанного. В милиции я собственными глазами видел, как «блюстители порядка» смертным боем лупят беззащитных людей.

Общение с милицейскими начальниками убедило меня, что те воспринимают избиение задержанных как норму, и бороться с этим не будут. Я понял, что единственный выход – в общественном контроле. Эту идею я стал пропагандировать и распространять всеми доступными мне способами. Я считал, что общественный контроль мест содержания под стражей должен осуществляться под эгидой Уполномоченного по правам человека.
Мы предлагали областному Уполномоченному, начальнику ГУВД и прокурору области заключить соглашение, которое стало бы юридической основой для контроля «обезьянников», вытрезвителей, ИВС и т.п.

Поначалу в аппарате Уполномоченного к моим предложениям отнеслись настороженно, но меня поддержали правозащитники Глеб Эделев, Владимир Шаклеин, Андрей Тверяков, Владимир Капустин, Сергей Беляев и др. Для Т. Мерзляковой решающим, я думаю, было то, что мои предложения были озвучены по Радио «Свобода» Анатолием Стреляным. Позже нас поддержали и другие журналисты: Евгения Назарец, Светлана Толмачева, Елена Савицкая, Дмитрий Антоненков и др.

Мы проводили «круглые столы», пресс-конференции, пикеты и т.п. Я стал писать брошюры, посвященные милицейскому беспределу. Каждая из них была посвящена одному из дел, в которых мы участвовали. Она содержала основные документы по делу, а также наши комментарии и соображения. Первая называлась «Как я тягался с ментами: Пособие для задержанных», там были описаны мои собственные «приключения» в милиции. Эти брошюры стали основой для широкой общественной кампании против беззакония силовиков, за общественный контроль мест содержания под стражей. Наша инициатива получила огласку.

К нам стали стекаться сведения о пытках в милиции. Мы стали, по мере сил, помогать жертвам милицейского произвола. В результате мы добились осуждения 10 сотрудников милиции, выдвинули ряд системных предложений по борьбе с пытками. Постепенно к нашей работе присоединились сотрудники областного омбудсмена. Т. Мерзлякова стала даже писать предисловия к моим брошюрам.

Эта работа была замечена. Нам стали предлагать финансирование. Первый грант мы получили от британского консульства. Затем – от «Общественного вердикта». Это были относительно небольшие деньги. Ну, а когда пошли настоящие «бабки», от фонда Макартуров, ребятишки из аппарата Уполномоченного, видимо, решили, что теперь я им только мешаю. Правда, проект после этого развалился, но им на это, как видно, наплевать.

Надо сказать, что, в принципе, сотрудничество «казенных» и «самодеятельных» правозащитников могло бы быть весьма продуктивным. У «казенных» есть и полномочия, и материальные ресурсы, а у «самодеятельных» – мозги, энергия и желание работать. Иногда такой симбиоз бывает весьма успешным. Но беда в том, что чиновники рассматривают свои служебные полномочия и государственные ресурсы как свой личный капитал. Они, по сути дела, торгуют ими. Вот, мы тебе помогли сделать то-то и то-то (скажем, напечатать твои брошюры), говорят они «самодеятельному» правозащитнику, а потому распоряжаться грантовскими денежками и техникой будем мы.

Поясню механизм «пиления бабок» в аппарате Уполномоченного по правам человека Свердловской области на примере нашего проекта.

Поскольку наша организация (Архив «Отписка») официально не зарегистрирована, нам приходилось проводить грантовские деньги через Союз правозащитных организаций Свердловской области (СПОСО).

СПОСО замышлялся для помощи «самодеятельным» (т.е. не имеющим официального статуса) правозащитникам. Дело в том, что регистрация, ведение банковского счета и т.п. сопряжены с такими трудностями, такими бюрократическими крючками, которые маленькие организации зачастую преодолеть не могут. А получить грант, не имея регистрации и счета, практически невозможно. Поэтому и решили объединиться. В СПОСО, пожалуйста, все есть – и официальный статус, и счет, и бухгалтер. Казалось бы – выход. Работай, не отвлекаясь на формалистику. Получай грант, приобретай необходимое оборудование… Но беда в том, что фактически СПОСО подчинено аппарату омбудсмена. Руководит этой общественной (?) организацией главный специалист аппарата Уполномоченного – Владимир Попов.

Поэтому, как только ты выйдешь на серьезное финансирование, его захватывают чиновники из аппарата омбудсмена. Оформляют на грант своих близких и дальних родственников, прочих прихлебателей. Ну а тех, кто вел всю работу, чьими трудами и был получен грант, потихоньку оттесняют, чтобы не мешали делить грантовский пирог. Блатные, разумеется, работать не хотят и не могут. Проект проваливается. Но чиновники довольны – им удалось пополнить семейный бюджет, а заодно продемонстрировать «самодеятельным», кто в доме хозяин.

Финальным аккордом проекта «пытки в милиции» явился доклад Т. Мерзляковой «О нарушениях прав подозреваемых и обвиняемых, содержащихся в изоляторах временного содержания органов внутренних дел Свердловской области» (Екатеринбург, 2006). Этот же доклад фигурирует и в отчете СПОСО по гранту. Якобы СПОСО и омбудсмен совместно проверяли ИВС области.

Я попытался проанализировать этот доклад. Прежде всего поражает что в нем тщательно замалчиваются наиболее вопиющие факты нарушений прав человека в ИВС. В частности, там нет ни звука о том, что в ИВС Свердловской области людей бьют, а порой и забивают до смерти.

«Проверяющие» заведомо знали о таких случаях. Незадолго до появления этого доклада, Т. Мерзлякова написала предисловие к моей брошюре «Пытки в милиции: К
ак погиб Владимир Орлов». Там речь шла о том, как в ИВС г. Екатеринбурга убили человека за то, что он мешал милиционеру смотреть телевизор. В СПОСО, конечно, тоже знали об этом деле, поскольку моя брошюра была издана через них.

Что же заставило «проверяющих» в момент написания доклада «забыть» о таких случаях? На мой взгляд, то, что они зависели от «проверяемых». Содержание доклада убедило меня в том, что он является совместным продуктом «проверяющих» и «проверяемых». Это утверждение не было опровергнуто, хотя в целом моя попытка проанализировать упомянутый доклад вызвала весьма бурную реакцию со стороны СПОСО и аппарата омбудсмена (см. мои статьи «Казенные правозащитники: вопросы без ответов» в журнале «Индекс/Досье на цензуру» 24/2006 и «Секретная правозащита» в «Хронике МХГ» № 4 (160) за /2008 год).

Несмотря на то, что казенные правозащитники засекретили методологию своего «общественного контроля», я понял, что основное содержание доклада взято ими из каких-то милицейских бумаг. В самом деле, как еще можно объяснить, что они подробно описали материально-техническое состояние 48 ИВС, побывав только в 15 из них? Это значит, что «внезапные проверки», широко разрекламированные Т. Мерзляковой и К°, свелись к банальному переписыванию милицейских отчетов. Ну, а чтобы получить доступ к этим отчетам, нужно иметь хорошие отношения с «проверяемыми».

Конечно, такой конфликт интересов, когда «проверяющие» зависят от «проверяемых», прямо запрещен законом. Но омбудсмен и его подручные всегда сумеют договориться и с судом, и с прокуратурой. Так что закон им не писан.

Я считаю, что в истории нашего проекта, как в капле воды отразился процесс оказенивания общественных организаций, превращения в бутафорию ростков гражданского общества. Это очень опасная тенденция, требующая тщательного изучения.

Тех, кого интересуют детали описанной истории, отсылаю к своим брошюрам «Как я тягался с казенными правозащитниками», «Казенные правозащитники: Опыт взаимодействия» и др. Они есть на моем сайте livchak.narod.ru.

Александр Ливчак, ОО «Архив «Отписка», Екатеринбург




Похожие:

6 (162) июнь 2008 iconИюнь 2008 1 отряд «Смешарики»

6 (162) июнь 2008 iconМинистерство здравоохранения и социального развития российской федерации приказ от 4 августа 2008 г. N 379н об утверждении форм индивидуальной программы реабилитации инвалида,
Федерации, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 30 июня 2004 г. N 321 (Собрание законодательства Российской...
6 (162) июнь 2008 iconИюнь 2008 режим дня. 15 – 30 –Приход дежурных воспитателей

6 (162) июнь 2008 iconО финансовом мошенничестве июнь 2008
Банкиры оценивают в 848 млн руб ущерб от мошенничества с банковскими картами в 2007 г
6 (162) июнь 2008 iconИюнь 2008 план работы летнего лагеря «Солнышко»
Создание в лагере стиля и тона семейных отношений, подлинного сотрудничества, содружества, сотворчества
6 (162) июнь 2008 iconДокументы
1. /2009г. 06 - Июнь. Из Дневника общения Люцэоны с ВКР/09.06.03 С Любовию о Тренинге МУЗ..doc
6 (162) июнь 2008 iconИюнь 2008 Законы и правила
Закон хозяина. «Солнышко» наш дом, мы – хозяева в нем. Чистота, порядок, уют и покой зависит прежде всего от нас
6 (162) июнь 2008 icon5 июнь 2009 г. (Выходит с августа 2008 г.)
И если в сталинское время ежегодное снижение цен сопровождалось постоянным ростом заработной платы, то подорожание 1962 года сопровождалось...
6 (162) июнь 2008 icon5 июнь 2009 г. (Выходит с августа 2008 г.)
И если в сталинское время ежегодное снижение цен сопровождалось постоянным ростом заработной платы, то подорожание 1962 года сопровождалось...
6 (162) июнь 2008 iconШмо учителей естественного цикла
Уо 2004, 2008, сош 2008,2008,2008,2005,2003, моиН – 2007, 2002 Благодарст письмо- регионального отделения оодэд «Зеленая планета»-...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов