4 (184) апрель 2010 icon

4 (184) апрель 2010



Название4 (184) апрель 2010
Дата конвертации02.09.2012
Размер110.7 Kb.
ТипИнформационный бюллетень

Хроника

Московской Хельсинкской группы


ежемесячный информационный бюллетень

4 (184)

апрель 2010


«Пресс-хата» на семейном подряде


Очередное дело о пытках в милиции рассматривается в Октябрьском суде Екатеринбурга. Внешне все выглядит довольно привычно. Бывший сотрудник Октябрьского угрозыска Антон Иванов обвиняется в том, что выбивал признательные показания у Артема Белолугова.

Но тут есть некая подноготная, выделяющая это дело из длинного ряда подобных. Хотя на скамье подсудимых сидит только один человек, недавний выпускник Уральского юридического института МВД, но незримо там присутствует еще его отец – Валентин Иванов, старший оперуполномоченный по особо важным делам Главного управления МВД по УрФО. Родня подсудимого вообще считает, что весь процесс – это провокация, имеющая целью опорочить славное имя Иванова-отца.

Вот что говорила в интервью ТВЦ 8 июня 2009 г. Ирина Соколова, теща обвиняемого: «Это из-за того, что хотели подставить папу Антона, и все это было сфабриковано! Заранее все сфабриковано это было!». Примерно то же самое собственноручно записал Иванов-младший 25.04.07 г. в протокол допроса обвиняемого: «Дело считаю, сфабрикованным по заказу и направленно против моего отца сотрудника ГУ МВД по УрФО».

Более туманно и многозначительно высказался старший Иванов. Вот как передает его слова следователь Еланцев в своем постановлении от 28.10.08 г.: «В своем объяснении Иванов В.И. показал, что ... заявление Белолугова С.Ю. и последующие показания его сына непосредственно связаны с осуществлением им ряда оперативно-розыскных мероприятий в отношении членов ОПГ, уголовное дело в отношении которых находится в производстве следственного отдела по УрФО».

Напомним, кстати, что ОПГ – это организованная преступная группировка. По ее, заданию, надо думать, и действовала прокуратура, возбуждая уголовное дело против Артема Иванова.

Правда, не совсем понятно, как версия Ивановых и их родни согласуется с установленными фактами. Получается, что Белолугов, каким-то чудесным образом предугадав, что с ним будет «разговаривать» именно Антон Иванов, заранее нанес себе телесные повреждения, чтобы опорочить младшего лейтенанта и его влиятельного папу. Как Белолугов мог все просчитать и подготовить такую сложнейшую многоходовую операцию по дискредитации семейства Ивановых, остается загадкой.

Попав в СИЗО (следственный изолятор) № 1 г.
Екатеринбурга, Белолугов, несмотря на свою фантастическую сверхпроницательность, ведет себя (если верить Ивановым) как последний идиот. Он доверительно рассказывает всем окружающим, что оклеветал доблестного сотрудника милиции. Его сокамерники, движимые, как видно, исключительно высокими гражданскими чувствами, тут же дружно сообщают об этом в прокуратуру. Более того, у самого Белолугова вдруг «пробуждается совесть», и он тоже пишет в прокуратуру, что оговорил Антона Иванова. Несмотря на явное противодействие прокуратуры (тоже, по-видимому, втянутой во всеобщий заговор против Ивановых), Антон узнает мельчайшие подробности отправленных Белолуговым и его сокамерниками заявлений, даты и номера их регистрации в канцелярии СИЗО № 1 и т.п. Однако прокуратура почему-то не признает «неоспоримых доказательств» невиновности Иванова, добытых в СИЗО № 1.

Выйдя на свободу, Белолугов снова начинает «клеветать». Он упорно утверждает, что Иванов бил его. Свое «покаяние» во время пребывания в СИЗО № 1 он объясняет тем, что был помещен в «пресс-хату», где «красные» уголовники, действовавшие по заданию Иванова-старшего, угрозами и побоями заставляли его отказаться от обвинений в адрес Иванова-сына. Он пытается привлечь к уголовной ответственности Иванова-отца, но это ему не удается.

Вот, кстати, любопытная цитата из постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Иванова-старшего.

«В своем объяснении Иванов В.И. показал, что ... на территории СИЗО № 1 г. Екатеринбурга он находился с целью общения с оперативными сотрудниками СИЗО № 1 на предмет получения оперативно значимой информации по ряду уголовных дел, сопровождением которых он на тот момент занимался. ... В СИЗО № 1 г. Екатеринбурга он бывает практически каждый день по рабочим вопросам ...».

Какими методами Иванов-старший получал «оперативно значимую информацию», не уточняется. Но, похоже, именно пресс-хата была его основным рабочим инструментом.

Так или иначе, но ясно, что Иванов-отец имел тесные связи с администрацией СИЗО № 1. Вполне возможно, что он использовал их, а также свое служебное положение, чтобы выручить сына. Именно это и утверждает Артем Белолугов и его отец, который неоднократно обращался в прокуратуру, пока его сын сидел.

Но прокуратура заняла половинчатую позицию. В отношении Иванова-сына дело все-таки было возбуждено и даже дошло до суда. А вот старшего Иванова, вероятно, было решено не трогать. Выглядит это довольно странно. Вот еще цитата из того же постановления.

«В своем заявлении Белолугов С.Ю. указывает, что его сын Белолугов А.С. является потерпевшим по уголовному делу Иванова А.В., ... что его привозили на судебный процесс с телесными повреждениями на лице, синяками и сломанным носом.

...Белолугов А.С. показал, что ... в конце марта 2008 года его вызвал к себе завхоз отряда № 1 Сергей..., который сказал: «Если ты не откажешься от своих показаний в отношении оперативного сотрудника, потеряешь много здоровья и тебя опустят. ...». Потребовал написать бумагу, что Белолугов оговорил сотрудников.

...В конце августа 2008 года ... его перевели в камеру № 334 СИЗО № 1 г. Екатеринбурга. ... Когда стемнело, ... его подозвал к себе один из сокамерников по кличке «синий».... «Синий» спросил откуда он, по какой статье сидит, он ему сказал, что у него суд по уголовному делу в отношении сотрудника милиции. После чего «синий» стал наносить удары кулаками, не менее восьми, в лицо, он почувствовал физическую боль, все лицо опухло. После этого «синий» ему сказал: «у тебя есть шанс все исправить, так как ты первый раз сидишь. Видишь в камере сколько народу. Одно мое слово и тебя разорвут. Не испытывай судьбу». Данную угрозу он также воспринял реально, боялся ее осуществления».

Казалось бы, если в прокуратуру поступают заявления, что человека, содержащегося под стражей, бьют, заставляя отказаться от показаний, что если его даже на суд доставляют со сломанным носом, прокуратура должна была немедленно назначить судебно-медицинскую экспертизу, чтобы зафиксировать наличие телесных повреждений, и тут же начать расследование, как они получены. Ведь речь идет о человеке, содержащимся под стражей, и государство ответственно за все, что с ним происходит. Но прокуратура почему-то не делает этих очевидных шагов. Похоже, там знали, кто и зачем избивал Белолугова, но не хотели трогать организатора этих преступлений.

А вот еще любопытная цитата из ответа прокуратуры на жалобу Иванова-младшего, который требовал приобщить к уголовному делу «покаяние» Белолугова и доносы его сокамерников.

«^ В прокуратуре района отсутствуют сведения о поступлении заявления от ... Белолугова А.С. из СИЗО-1 г. Екатеринбурга.

Обращаю ваше внимание, что указанные вами сведения о наличии данного заявления, его исходящего номера из Учреждения закрытого типа (СИЗО-1), а также то, что эти сведения могут подтвердить лица, содержащиеся с Белолуговым в одной камере СИЗО-1, свидетельствуют о возможности использования вами своих должностных обязанностей с целью избежать ответственности за совершенное тяжкое уголовное преступление.

В случае подтверждения фактов оказания давления на потерпевшего в условиях его содержания в СИЗО-1 г. Екатеринбурга, при наличии вашей осведомленности о его заявлениях, а также о заявлениях других лиц, содержащихся в СИЗО-1, прокуратурой района будет инициирована проверка деятельности должностных лиц СИЗО-1, отвечающих за соблюдение режима пребывания в ИЗ-66/1».

Ситуация довольно странная. Парня бьют сокамерники, вынуждая отказаться от показаний. При этом Ивановы проявляют поразительную осведомленность о том, что происходит камере у Белолугова. По сути дела, Ивановы сами дают прокуратуре доказательства своей вовлеченности во внутреннюю жизнь «пресс-хаты». Казалось бы, нужно тут же выяснить, кто и зачем поставляет им служебную информацию, какие еще услуги предоставляли Ивановым сотрудники СИЗО № 1. Вместо этого прокуратура только грозит Ивановым пальчиком. Предупреждает их, чтобы они не повторяли больше такую глупость, не предоставляли впредь доказательств своей вины.

В прессе много говорится о работе пресс-хат. Но обычно дело ограничивается только разговорами, по причине отсутствия доказательств. Оно и понятно, ведь место заключения – это особый, закрытый мир. Постороннему туда проникнуть крайне сложно, а те, кто пытает заключенных, вряд ли захотят рассказать о своей «работе». Но тут особый случай. Тут Ивановы сами дали прокуратуре ниточку. Казалось бы, тяни ее, и вытащишь всю цепочку. Но прокуратура этого не делает.

Почему же прокуратура не хочет расследовать, как реально используются пресс-хаты? Видимо, властям очень не хочется раскрывать механизм работы этих «учреждений». Похоже, власти считают, что пресс-хаты им еще пригодятся, а потому делать достоянием гласности используемые там методы добывания «доказательств» они не хотят.

***

Приведенный выше текст я послал в Главное управление МВД по УрФО. Мне ответил начальник управления генерал-лейтенант В.И. Кучеров. Он писал: «На Ваше обращение, полученное по электронной почте, по фактам неправомерных действий сотрудника Главного управления МВД России по УрФО Иванова Валентина Ивановича в отношении Артема Белолугова сообщаю, что в июне 2007 года по данным фактам отделом собственной безопасности прове­дена служебная проверка. В ходе ее проведения нарушений законности в действиях Иванова В.И. не установлено. 22 июня 2007 года Прокуратурой по Свердловской области вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по факту совершения Ивановым В.И. преступлений, указанных в заявлении С.Ю. Белолугова и предусмотренных ст. 286,302 и 309 УК РФ».

Никаких ответов на содержавшиеся в моей статье вопросы в письме генерала Кучерова не было. На мой взгляд, типичная отписка: сотрудник милиции не виновен, и точка. А всякие детали: кто и зачем лупил Белолугова, что заставляло его менять показания, находясь в пресс-хате, все это – не мое собачье дело.

К счастью, мне удалось узнать, как именно проводились проверка по жалобам на Валентина Иванова. Об этом рассказал сам В. Иванов, допрошенный 10.09.09 г. в Октябрьском суде Екатеринбурга в качестве свидетеля по делу своего сына. Что подвигло его на такую откровенность, я не знаю. Возможно, он просто хотел произвести впечатление на суд, похваставшись своими доверительными отношениями с генералом Кучеровым. А, может быть, сотрудники ГУ МВД по УрФО настолько привыкли к беззаконию, что уже перестали стесняться или бояться чего-либо.

Вот как передает слова Валентина Иванова судебный протокол. «В мае 2007 года в отношении меня стали поступать жалобы в Управление службы безопасности ... Из разговора с Кучеровым – нач. Управления МВД по УрФО, я понял что Белолугов С. со своей женой приезжали к ним с жалобой на меня .... Кучеров дал команду, чтобы их не принимали больше».

Однако мой диктофон зафиксировал его показания несколько иначе. «Из личного разговора с Владимиром Ивановичем Кучеровым я знаю, что он отказался сам лично встретиться. И сказал, чтобы никто из сотрудников главного управления не встречался и не разговаривал». (Зачем суд решил подкорректировать слова В. Иванова – предмет особого разговора.) Белолуговы подтверждают, что никто из начальства ГУ МВД по УрФО или из тамошнего УСБ с ними не встречался.

Как это так? Вместо того, чтобы внимательно разобраться с жалобой на своего сотрудника, генерал Кучеров дает команду не принимать родителей потерпевшего? Да еще лично сообщает об этом объекту жалобы!

Почувствовав свою безнаказанность, В. Иванов едет в Асбест, где проживают родители потерпевшего, чтобы самому «разобраться» с жалобщиками. Интересно, что ехал он на служебном автомобиле. Полагаю, это обстоятельство означает, что поездка происходила с ведома руководства В. Иванова.

Вот так разбираются жалобы в ГУ МВД по УрФО. Впрочем, и в ГУФСН по Свердловской области, в непосредственном подчинении которой находится упомянутая «пресс-хата», и в прокуратуре с жалобами Белолуговых разбирались еще хуже. Как показал оперуполномоченный ГУФСН Роман Гель, будучи допрошенным в качестве свидетеля по тому же делу, именно он «разбирался» с жалобами, поступившими в прокуратуру и ГУФСН. (Почему проверку жалобы на «пресс-хату» прокуратура поручает сотруднику ГУФСИН – особый вопрос. Ведь «пресс-хату» могут организовать только они. Получается, что фактически ГУФСИН проверяет жалобу на себя.)

Как пояснил Гель, с жалобщиком он ни в том, ни в другом случае даже не счел нужным встретиться. Вся «проверка» свелась к формальной отписке, что никакой опасности для Белолугова в местах заключения нет. Между тем, угроза для жизни и здоровья Белолугова была весьма реальной. Спустя всего несколько дней после «проверки» потерпевший был доставлен в Октябрьский суд г. Екатеринбурга с телесными повреждениями. Это неоднократно отмечала судья С. Крутикова в ходе судебного заседания 03.09.08 г.

Вместо изучения доводов жалобы, Гель три часа беседовал с Белолуговым-сыном об обстоятельствах дела А. Иванова, хотя это никакого отношения к его служебным обязанностям не имеет. В частности, обсуждалось, какие показания будет давать потерпевший по делу Иванова.

Белолугов утверждает, что Гель в ходе беседы вынуждал его дать ложные показания: «^ Он попросил написать бумагу о том, что показания от 4 августа 2008 г. являются правдивыми. Я отказался сделать это, т.к. сказал, что они неправдивые» (протокол от 02.09.08 г.). «...Он yговаривал чтобы я написал бумагу, что я отказываюсь присутствовать в судебном заседании по делу Иванова, что претензии к Иванову не имею» (протокол от 10.09.09 г.).

Гель подтверждает, что они обсуждали, какие показания будет давать потерпевший по делу Иванова: «...Мы беседовали с Белолуговым порядка 3 часов... Он сказал, что изменил показания. Останется … на тех, которые давал до 4 августа 2008 г.» (протокол от 02.09.08 г.).

О результатах своей беседы с А. Белолуговым Гель аккуратно докладывал его процессуальному противнику – А. Иванову. Об этом прямо говорится в показаниях Иванова от 29.08.08 г. и Геля от 02.09.08 г. Выходит, вместо того, чтобы принять необходимые меры для защиты жизни и здоровья А. Белолугова, оперуполномоченный Гель использовал свои служебные полномочия для нарушения его прав.

***

Сейчас идет много разговоров о грядущей реформе МВД и ГУФСИН. В частности, активно обсуждается вопрос о сокращении штатов. Я боюсь, что эти реформы сведутся к тому, что нынешнее коррумпированное руководство избавится от неугодных сотрудников, а система останется прежней.

Я думаю, прежде всего, нужно добиться, чтобы прокуратура, служба собственной безопасности и прочие надзирающие инстанции перестали укрывать преступления силовиков. Для этого необходим общественный контроль. Жалобы на милицию должны быть доступны широкому кругу правозащитников. Полагаю, что реформа будет успешной только если правозащитники получат возможность знакомиться с ходом расследования жалоб на силовые структуры.

Мне в данном случае повезло. Я участвую в процессе в качестве представителя Артема Белолугова. Только в силу этого, я и получил доступ к судебным материалам, узнал, как «разбирались» жалобы Белолуговых. Для остальных же это – тайна за семью печатями.

PS. На днях (в марте 2010 г. – ред.) Белолуговы получили очередной отказ, подписанный Д.Л. Лисовским. Там говорится: «… следствие относится критически к доводам Белолугова о избиении его в СИЗО № 1 г. Екатеринбурга и совершении преступлений, предусмотренных ст.ст. 285, 309 УК РФ, Ивановым В.И.. … В тоже время, в действиях Белолугова А.С. и Белолугова С.Ю. отсутствует состав преступления, предусмотренный ст. 306 УК РФ, в связи с тем, что вышеуказанные лица не осознавали, что сообщаемые ими сведения не соответствуют действительности и являются ложными, и не имели желания ввести в заблуждение органы прокуратуры России». Хочу напомнить, что Белолугов и не жаловался на «избиение его в СИЗО № 1». Его лупили в ИК-2. Но следователей такие нюансы не интересуют.

Кстати, Лисовский – это тот самый следователь, который вел дело Алексея Никифорова, получившего год колонии за растяжку «Хватит Путина» и тому подобный «экстремизм». Я об этом писал в «Хронике МХГ» № 9(177), сентябрь 2009 г.

Кончается постановление так: «Отказать в возбуждении уголовного дела в отношении Белолугова А.С. и Белолугова С.Ю. по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 306 УК РФ, на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, – в связи с отсутствием в их деянии состава преступления».

Видимо, Белолуговым намекают, что на этот раз их прощают, но если они еще раз осмелятся пожаловаться на старшего оперуполномоченного по особо важным делам Главного управления МВД по УрФО Валентина Иванова, то исход дела может быть иным.

Выделения в тексте принадлежат автору

Александр Ливчак, архив «Отписка», Екатеринбург




Похожие:

4 (184) апрель 2010 iconПриказ Минздравсоцразвития России №1031н от 24 ноября 2010 г
Правил признания лица инвалидом, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 20 февраля 2006 г. №95 (Собрание...
4 (184) апрель 2010 iconОтчет о поступлении и расходовании средств обф «Народный Храм» в период с апреля 2006 года по 1 апреля 2010 г За данный период поступило 16283125,34 За апрель-май 2010 года 368544,64
Пожертвования от горожан собранные на мероприятиях и акциях, проводимых фондом и по личной инициативе горожан 5448250,41
4 (184) апрель 2010 iconСтр. 184. Репников А. К. Леонтьев – философ российского консерватизма
Репников А. В. Леонтьев – философ российского консерватизма // полис. 2011. № С. 184–189
4 (184) апрель 2010 icon«Справедливая Россия-Чувашия» №6(26) апрель 2010
Репетиция состоялась 10 апреля, и участников на ней было в разы больше, чем на самом митинге 11 апреля. Министр культуры Роза Лизакова...
4 (184) апрель 2010 iconДокументы
1. /184.txt
4 (184) апрель 2010 iconДокументы
1. /FT840.pdf
4 (184) апрель 2010 iconВновь апрель зазвенел серебром

4 (184) апрель 2010 iconДокументы
1. /apn29(184)_strelka.pdf
4 (184) апрель 2010 iconДокументы
1. /CE29Q10EC_CT29Q10EC(MC991A).djvu
4 (184) апрель 2010 iconШахматные мероприятия на апрель-июнь 2012

Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов