Файл из библиотеки www azeribook com Акрам Айлисли icon

Файл из библиотеки www azeribook com Акрам Айлисли



НазваниеФайл из библиотеки www azeribook com Акрам Айлисли
Дата конвертации10.09.2012
Размер117.66 Kb.
ТипДокументы
1. /Майский день.docФайл из библиотеки www azeribook com Акрам Айлисли



Файл из библиотеки www.azeribook.com

Акрам Айлисли

МАЙСКИЙ ДЕНЬ


Copyright – Издательство «Известия», Москва 1985 г.


Перевод с азербайджанского Т. Калякиной.


Данный текст не может быть использован в коммерческих целях, кроме как с согласия владельца авторских прав.


Т. Калякиной


Дома на склоне горы пчелиными сотами лепились один к другому. Местами на крышах еще лежал снег. Кое-где из труб поднимался дым, взахлеб брехали собаки.

Мердан стоял на горе; своим криком, свистом и пением он крепко досадил ей, пока взбирался; сейчас он стоял молча, смотрел на деревню. Дым, поднимавшийся из трубы сестриного дома, он сразу узнал среди прочих дымов, а вот голоса своей собаки никак не мог различить, хотя уже спустился вечер, деревенские псы то ли от радости, то ли со страха прямо надрывались лаем, и эхо далеко разносило их голоса. Это Мердану сразу испортило настроение, и, спускаясь в деревню, он мысленно ругал свою собаку; он считал, что раз его полтора месяца нет в деревне, эти полтора месяца пес должен лаять особенно громко. Так должен заливаться, чтоб всех собак заглушить, чтоб этот выродок Биляндар Сеттар-оглу каждый вечер его голос слышал; чтоб ни на минуту не забывал проклятый: хоть Мердана и нет в деревне, он жив - здоров, у него полный порядок, и он все равно сюда вернется. Мердан возложил на пса самую что ни на есть ответственную задачу и был уверен, что тот поймет, насколько все это важно.

Пес не лаял. Но как ни потрясен был Мердан предательством своей собаки, стоило ему подойти ближе и совсем рядом увидеть прилепленные на склоне дома, сердце его не выдержало - растаяло. От радости хотелось вопить, но Мердан не завопил. Хотелось свистнуть громко-громко... Свистеть он тоже не стал. Вместо этого он с воодушевлением продекламировал четверостишие собственного сочинения, то самое, которое написал тогда на двери клуба, на столбе в коровнике и на арке у входа в старую заброшенную мечеть:


Всем прекрасен наш чудесный Бузбулак.

Расцветает по весне здесь гузгулак.

Если б только здесь не жил один дурак,

Биляндар Сеттар-оглу, тупой ишак!


Дом Биляндара Сеттар-оглу, заведующего фермой, стоял на самом краю деревни, выше всех, из трубы у него тоже шел дым. Прочел стишок, и опять на душе тошно. И не потому, что имя ненавистное произнес, и не потому, что дом его увидел. Потому что собаку любимую его именем пришлось назвать... А пес-то молчит, не лает.

Сразу отворять калитку Мердан не стал, сначала легонько звякнул кольцом. Ни звука, собаки будто и нет во дворе.
Он осторожно приоткрыл калитку, калитка скрипнула. И опять тихо. Мердан изо всех сил пнул калитку ногой - чуть с петель не сорвал, вошел во двор. Огляделся, собаки не видно.

- Джульбарс! Джульбарс!

Откуда-то послышалось жалобное, словно щенячье поскуливание. Вроде из-под айвана, где сено, - племянник прошлым летом скосил траву и под айван сложил. Мердан влез под айван и в полумраке с трудом разглядел собаку: тощая, страшная, она жалобно поскуливала в углу, пытаясь ползти ему навстречу: на шее у нее болталась цепь, другой конец цепи был прикреплен к столбу, подпиравшему айван.

- Джульбарс! Это ты?!

Собака заскулила сильнее.

У Мердана сперло дыхание, затряслись руки. Скрипнув зубами, он со всего размаха трахнул себя кулаком по лбу, в глазах потемнело, и сразу же из них потекли слезы.

Мердан снял с собаки цепь, взял ее на руки. С силой долбанул ногой по дверце курятника, куры всполошенно закудахтали. Куры на месте, значит, мальчишка только что приходил. Да и сестрица, видно, наведывалась: во дворе чисто, все прибрано... Что ж они, сволочи, собаку-то довели?

Не выпуская из рук Джульбарса, Мердан нагнулся, из дырочки под рамой достал ключ, отпер дверь. Хотел положить пса в коридоре, но пол был холодный. «Нельзя, замерзнешь. И так весь дрожишь... Что ж это ты, Джульбарс? Полтора месяца не мог без меня продержаться?! А как же я - с восьми лет без отца, без матери?! Не ожидал я от тебя, никак не ожидал... Скажешь: на цепь посадили. Ну и что? Все равно должен был держаться - назло им всем! Зачем же этот сволочонок тебя к столбу привязал?.. Ладно, разберемся, пусть только явится, подлюга!..»

В доме было уютно, прибрано. И печь топили не раз, вон и дрова сложены. Мердан устроил собаку возле печи на старом паласе: «Ложись, тут потеплее...» - зажег лампу и сразу же погасил: пусть пока не знают, что вернулся, не дай бог, сестра явится! А он домой-то шел с одной мыслью: спокойно, без всяких объяснений проспать эту ночь на своей кровати. Не меньше, чем возможное появление сестры, пугало Мердана то, что может прийти племянник: увидит свет, прибежит, а он его и прихлопнет сгоряча...

Излупить-то, конечно, надо, - такое спустить нельзя, - но не сегодня, сегодня опасно... Мердан отыскал старый пиджак, прикрыл Джульбарса. Пес обеспокоено заерзал, вылезти из-под пиджака у него не хватало сил, он только взглянул на хозяина. Мердан убрал пиджак. «Не хочешь - не надо. Я потому, что замерз ты, а печку затопить нельзя. Гаденыш этот еще не лег, понимаешь? Ты небось есть хочешь?.. Сейчас чего-нибудь раздобуду!..»

В коридоре стоял большой шкаф, там хранились продукты. На верхней полке Мердан нашел стопку сухих лавашей, на другой топленое масло, варенье - Сафура прошлый год наготовила... Все было на месте, все, как должно. Он побрызгал лаваш водой, чтоб стал помягче, сверху намазал масла, присел перед собакой, протянул ей лаваш. Пес не ел, поскуливал жалобно. Мердан поднес хлеб к самой морде. Джульбарс ткнулся носом в кусок, повел головой и начал лизать ему руку. Лизал и заглядывал в глаза. Мердан понимал, чего он смотрит, знал, о чем хочет спросить, давно хочет, с первой минуты, как увидел, и его злила эта настойчивость, потому что ни объяснять, ни оправдываться он не хотел. А сейчас не вы­держал. «Что глядишь? Уехал? Бросил тебя?.. Все правильно - бросил. А знаешь, где я был? Не знаешь. То-то и оно. В тюрьме сидел! Ясно? За дурость свою. Ну, чего ты морду воротишь? Ешь, не дури! Назло не жрешь, да?! С голоду решил сдохнуть? Ну и сдыхай! Нечего тогда скулить! Развылся, как баба!»

Он вытер руку о палас и ничком бросился на кровать. Кровать скрипнула под ним и скрипела долго, а когда кончила скрипеть, собака тоже затихла.


Мердан лежал на кровати, курил, глядел на холодную сероватость окон, еще не слившуюся со всеобщим мраком, и ждал, чтобы кончился вечер. Ждал, когда деревня заснет и можно будет встать, затопить печку и сварить Джульбарсу похлебку. Но страшная мысль - мысль о том, что Джульбарс умрет и он больше никогда не услышит его заливистого лая, - не давала ему покоя. Если бы кто-нибудь мог понять, чем был для Мердана этот веселый, громкий собачий лай!..

Где бы ни был Мердан: на улице, в поле, у чайханы, - заслышав Джульбарса, он сразу становился сильней, веселей, смелее... Беззаветную преданность и несокрушимую веру слышал он в этом звонком лае. В лае Джульбарса была любовь, восторженная, неизменная, вечная. И этот лай напоминал Мердану самый счастливый в его жизни день: школьный двор и Зехра, и только что распустившаяся сирень... Джульбарс был тогда щенком, он в тот день еще и лаять не умел. А вырос и научился, и лаял так весело, так беззаботно, так радостно, что, слушая его, Мердан каждый раз вспоминал тот день, светлый, прозрачный, пахучий... Было Первое мая. В школьном дворе громко играла музыка, Зехру позвали танцевать. Она не пошла. Она поглядела на него и потупилась. Вообще-то они переглядывались давно, три года только и делали, что переглядывались, но этот взгляд был не такой. Этот проник насквозь, в самое сердце и остался там навсегда: всю жизнь мучить, всю жизнь согревать... Он так и ходил весь день с этим теплом в сердце. В полдень Мердан и еще несколько десятиклассников взяли в лавке пол-литра, прихватили закуску и пошли в лес. Как он там вопил в лесу - вспомнить страшно: до сих пор в ушах эти радостные, сумасшедшие вопли; и не только в ушах, но и где-то внутри... Не переставая кричать и петь, они отправились в соседнюю деревню. Вот тогда и взял Мердан у баштанщика своего Джульбарса. Новые ботинки за кутенка отдал, босиком в деревню явился.

Ему крепко досталось от Сафуры за ботинки. Очень даже крепко. Но странное дело: когда, без малейшего колебания отдав баштанщику ботинки, он босиком отправился домой, не было у него под ногами ни колючек, ни острых камней, - он ступал в блаженной пустоте, сотканной из света, надежды и радости, и стоило ему теперь, лежа на кровати, чуть шевельнуть пальцами, ноги сразу погружались в теплую и мягкую пустоту... А в руках у него щенок. Мягкий, пушистый собачий детеныш...


Щенок рос удивительно быстро, за три месяца вымахал в здоровенную псину: толстолапый, громкоголосый, на редкость жизнерадостный пес. Джульбарс не только весело глядел, весело прыгал и махал хвостом - каждая шерстинка его отливала весельем и радостью. Мердан не держал собаку на привязи - незачем, Джульбарс никуда со двора не убегал, а когда они ходили с Мерданом, ни на кого и не гавкнул ни разу. Вообще в его обращении с людьми было что-то непостижимо человеческое. С женщинами он всегда был сдержан и почтителен, никогда не пытался заигрывать. Гонял и возился он только с мальчишками, и то лишь со смелыми. Трусов Джульбарс узнавал с первого взгляда и больше их не замечал, видимо, за людей не считал. А вот над маленькими пугливыми девочками Джульбарс любил подшучивать: взглянет на девочку, отвернется - вроде она ему ни к чему, а сам так и крутит, так и бьет хвостом... Мердан каждый раз со смеху помирал, глядя на эти фокусы. Другой собаки ему и не нужно было, добра особого нет, сторожить нечего. А вот то, что в схватках с деревенскими собаками этот беззлобный и с виду смешноватый пес, ни разу не посрамив хозяина, одолевал самых злобных могучих кобелей, доставляло Мердану огромное удовольствие. Конечно, многие считают, что его пес - дармоед и бездельник. Пусть! Тут уж ничего не поделаешь, про него и про самого-то иногда не лучше говорят. Ну в самом деле: школу кончил, а учиться не едет и ни к какому делу не пристал. Все это правильно. Он и сам понимал, что так продолжаться не может. Но ведь он до последней минуты не мог себе представить, что, когда Сафура свахой отправится к Биляндару, тот грубо выпроводит ее: не затем, мол, я дочку растил, чтоб собачьему пастуху отдать. Ему и.в голову не могло прийти, что Сафура, с давних пор мечтавшая женить брата, чтобы не гас огонь в отцовском очаге, уйдет от Биляндара ни с чем.

Поначалу Мердан чуть не спятил от такой новости, но вечером, как стемнело, подстерег Зехру, пошептался с ней у реки, и у него отлегло от сердца. Откуда ему было знать, что в одну из ближайших ночей Биляндар, подыскавший дочке жениха в городе, тайком увезет ее и выдаст замуж за сапожника. Когда Мердан услышал об этом, кровь бросилась ему в голову, и, встреть он Биляндара один на один, совсем скверно могло бы выйти. По счастью, столкнулись они в чайхане. Долго молчали, глядели друг на друга. Потом Мердан взял и плюнул ему в глаза. Хорошо плюнул, со смаком. И сказал: «Ну, сволочь, я не я буду, если собаку твоим именем не назову!» Сгоряча, конечно, сказал, просто придумать ничего не мог пообиднее, а делать нечего - от слова не откажешься. Так и получилось у пса две клички: Джульбарс и Би­ляндар. Понятно, что Биляндаром он называл свою собаку только на людях, чтоб слышали. - Биляндар! Ко мне!

-Лежать, Биляндар!

- Слушай! Не бросай потроха, я их Биляндару скормлю.

Послушный пес отзывался и на вторую кличку, но когда Мердан кричал «Биляндар!», он подходил неохотно, медленно и шерсть на холке у него всякий раз слегка приподнималась. Сафура сначала ругала брата за поношение солидного человека, но после того как на двери клуба, на столбе в коровнике и на арке у входа в мечеть появился тот самый стишок и вся деревня начала потешаться над заведующим фермой, тоже стала посмеиваться. Биляндар, конечно, бесился, но виду не подавал. Если бы Мердан не надумал ехать в район, или не выпил бы там, или выпил бы, но к этому проклятому сапожнику зашел до выпивки, все, может, и обошлось бы, затихло. Вообще-то у него и после водки в мыслях не было затевать драку, думал, скажет ему пару слов - и обратно. А тот, паршивец, не смолчал. Ну и повалился с первого удара без памяти. Сейчас же врач, больница и все такое... А Мердана - в отделение. Полтора месяца отсидел как миленький. За дело сидел, сам виноват, да он не тюрьмы, он Сафуры больше боялся - всяких с ней объяснений. Так боялся, что и на свидание ни разу не вышел. И передачи, что она носила, каждый раз обратно возвращал.

Он глядел на серые, холодные окна и думал, что надо будет устраиваться на работу, сразу нужно за дело браться. И сад нужно в порядок привести, а может, и жениться придется - не разорваться же Сафуре. В общем, кончать надо с этой историей. Вот поправится пес, и не будет он его больше Биляндаром звать, помириться надо со стариком. Зехры ему не видать, дело сделано, какой смысл всю жизнь враждовать?.. А вот Фарруку он не простит, что голодом пса заморил. Это, конечно, и к сестре относится.

В тюрьму харчи таскала, а нет чтоб собаке кусок хлеба бросить!.. Слава богу, не война.

Мердан говорил сам с собой. Джульбарс лежал возле печки, чуть слышно дышал, и в глубокой мгле, поглотившей весь мир, чуть светились четыре холодных, сероватых окна...

Среди ночи он встал, зажег свет, растопил печку. Потом взошла луна, и при свете луны он выкопял у забора глубокую яму и, завернув мертвую собаку в старый палас, опустил ее в эту яму. Луна не заходила до рассвета. И до рассвета горела в доме лампа, и до рассвета стояла возле печки миска с пролитой наполовину похлебкой...

Мердан задремал лишь под утро и проснулся, как только начало светать. Он спал в брюках, в рубашке, даже не сняв ботинок. Только пиджак бросил на стул, Он весь продрог, без одеяла, но взять пиджак, накрыться не было никакого желания. Хотелось курить, но нужно было протянуть руку за сигаретами. Он лежал, уставившись в потолок, думал. Думал до тех пор, пока в комнате не стало светло. Пока не встало солнце и крайнее окно не зарумянилось в его лучах. Думал до тех пор, пока не скрипнула калитка, вошел Фаррук, выпустил из курятника кур и, весело насвистывая, стал кормить их. Добросовестно выполнив свои обязанности, мальчик уже хотел уйти, но вдруг поднял голову и увидел дядю Мердана: тот стоял на айване, опершись о перила, и молча глядел на него.

- Дядя! Ты приехал?! - В голосе мальчика была неподдельная радость, и Мердан при всем нежелании не мог ее не почувствовать.

- А ты, я вижу, за курами хорошо смотришь. Мальчик заулыбался, обрадованный.

- Знаешь, дядя Мердан, молоденькие уже несутся! Вот эти, летошние, видишь, все несутся, ни одна не лодырничает!

- Ишь ты! А поклянешься моим здоровьем?

- Клянусь твоим здоровьем! Не веришь, спроси у мамы!

Фаррук ни о чем не подозревал. Разве мог он догадаться, что со вчерашнего вечера дядя думает только об одном: излупить его. Ведь он не знал, что Джульбарса уже нет, и ему было невдомек, что кроется за безобидным разговором о курах. А Мердан растерялся. Вместо жестокого палача, встречу с которым он обдумывал со вчерашнего вечера, явился самый что ни на есть обычный Фаррук, добрый, доверчивый... Прибежал чуть свет, накормил кур, сейчас, радостный, побежит к матери, расскажет о приезде дяди, съест, что дадут, сделает, что велят, и пойдет в школу получать пятерки. Но ведь надо же что-то сделать, надо его наказать, а значит, придется разжечь, разозлить себя. Мердан спустился во двор.

- А ты, оказывается, подлец! - сказал он, подходя к племяннику.

- Почему? - Приоткрыв от удивления рот, мальчик смотрел на него.

- А вот я тебе сейчас покажу почему! - Мердан схватил парнишку за руку и потащил под айван.

- Где Джульбарс? А? Где собака? Что ты с ней сделал?!

Не веря своим глазам, мальчик молча глядел на болтающуюся на столбе пустую цепь; заглянул во все углы, перетряхнул сено... Нескольких секунд, которые он ползал под айваном, достаточно было, чтоб глаза его налились слезами - мальчику до смерти было жаль Джульбарса.

- Вчера здесь был... Клянусь, был! Наверно, его волк утащил... Или чужие собаки... - Фаррук всхлипнул. - Дядя! Знаешь, он все равно бы сдох... Он знаешь как болел!.. Есть ничего не мог!..

Мальчик стоял в углу, где раньше лежала собака, и полными слез глазами глядел на Мердана. Тот встал меж двумя столбами, чтоб схватить Фаррука, если тот попытается удрать. Но видно было, что у мальчика и в мыслях нет бежать, и разозлиться на него у Мердана никак не получалось.

- Сгубил собаку, подлец! Голодом заморил!

- Не морил! Честное слово, не морил! Каждый день хлеб ему таскал! Вот, гляди!

Мальчик нырнул в угол и протянул Мердану засохший кусок лаваша. Мердан молча глядел на лепешку.

- А на цепь зачем посадил? - спросил он. Мальчик ничего не ответил. Мердан снова двинулся на него. Фаррук видел, что дядя сейчас его ударит, но с места не тронулся. Мердан не ударил. Он схватил цепь, которой привязана была вчера собака, хотел было защелкнуть ее у Фаррука на шее, но перехватил полный ужаса взгляд и защелкнул ее у мальчика на ноге. Фаррук не мигая смотрел на Мердана.

- Дядя! Чего ты?.. Я же не виноват...

- Ничего, посидишь! Узнаешь, каково на цепи!

Мердан поднялся на айван и, стараясь погромче топать, начал расхаживать над головой у Фаррука. Время от времени снизу доносился, жалобный голос:

- Отпусти, дядя!..

- Я не виноват, дядя!

- Дядя! Я в школу опоздаю!..


Мердан намеревался часа два продержать племянника на цепи, но прошло минут десять, и он не выдержал, спустился с айвана.

- Ну, сладко на цепи сидеть?

- Нога болит...

- А у Джульбарса шея не болела?!

- Значит, ты меня за Джульбарса?

- Нет! За подлость твою!

Мальчик вздохнул. Подумал.

- Он ведь совсем бешеный был...

- Джульбарс бешеный?! Значит, ты его бешеным сделал!

- Я не делал... - Фаррук шмыгнул носом. - Это не я...

- А кто?! - Мердан метнулся к мальчику, схватил за плечи. - Кто?! Говори, кто?!

- Поклянись, что маме не скажешь!

- Клянусь!

- Биляндар!

Одно это слово сказал ему мальчик. Все остальное он говорил кому угодно: сену, столбам, курятнику, но не ему - Мердан ничего не слышал.

- Биляндар и отраву подбросил... Ночью слышим - скулит... Пришли, а Джульбарс... Изо рта кровь... Думали, сдохнет... Он не все мясо съел, немножко осталось, маленький кусочек... Мы сразу догадались, что Билян­дар... Я утром пришел кур кормить, а он высунулся из-за забора, глядит: сдох или нет. Джульбарс не сдох, все только блевал, блевал... А потом какой-то такой стал... Бросаться на всех начал. Меня чуть не разорвал, когда я на цепь привязывал. Хорошо, он уже слабый был... Вон как за руку схватил! Гляди...

Мальчик долго еще говорил, показывал ему руку, но Мердан ничего не слышал, не видел. То первое слово свинцом залепило ему уши, пеплом засыпало глаза. Он не помнил, как отцепил мальчика, как вылез из-под айвана, почему оказался на земле. Он лежал плашмя - ртом хватал снег, снег таял от его дыхания, а он рыдал, рыдал...


Чудился ему светлый весенний день... Сирень в цвету...

А голос мальчика, впервые в жизни опоздавшего в школу, все повторял, все твердил:

- Не плачь, дядя... Не плачь...




Похожие:

Файл из библиотеки www azeribook com Акрам Айлисли iconПрактическое занятие 7
Исходный текст для работы – файл tekst doc, созданный на занятии Если файл tekst doc по каким-либо причинам не доступен, откройте...
Файл из библиотеки www azeribook com Акрам Айлисли iconWww lsgshmelkov76. narod ru
Как такового меню «Файл» не существует, его заменяет кнопка Office, которая в свою очередь в открытом виде имеет следующий вид
Файл из библиотеки www azeribook com Акрам Айлисли iconПлан работы библиотеки на 2012/2013 учебный год
Важной особенностью школьной библиотеки является то, что библиотекарь работает в тесном контакте с классными руководителями и учителями-предметниками,...
Файл из библиотеки www azeribook com Акрам Айлисли iconЭкспериментальные народные самолеты
Использовано – www wainfan com, www facetmobile com и перевод от Deneb с сайта www reaa ru
Файл из библиотеки www azeribook com Акрам Айлисли iconWww cits spb ru авторизованного учебного центра цитс (Санкт-Петербург) и на сайте www esg spb ru
Обширные дополнительные сведения о системе можно почерпнуть на сайтах www autodesk com фирмы Autodesk и www autocad ru фирмы Consistent...
Файл из библиотеки www azeribook com Акрам Айлисли iconОписание Этот файл содержит макрос truncate для изготовления шпаргалок, которые позволяют учить наизусть стихи без зубрежки. Предполагается, что у пользователя есть свой файл с набранным в нем стихотворением.
Предполагается, что у пользователя есть свой файл с набранным в нем стихотворением. Макрос создает новый файл, в котором из каждой...
Файл из библиотеки www azeribook com Акрам Айлисли iconИ. П. Тикунова, ученый секретарь
Библиотеки недостаточно используют Интернет-ресурс для создания образа современной библиотеки
Файл из библиотеки www azeribook com Акрам Айлисли iconСодержание введение «Аптека души» Библиотеки древности Библиотеки в Древнерусском государстве Какие бывают библиотеки Российская национальная библиотека Российская государственная библиотека «Компас» в книжном мире Исследовательская работа
Вы пришли в гости к товарищу. Он говорит: «Сейчас покажу тебе свою библиотеку». И подходить к шкафу или полке, где стоят книги
Файл из библиотеки www azeribook com Акрам Айлисли iconУ лукоморья дуб зелёный; Златая цепь на дубе том
...
Файл из библиотеки www azeribook com Акрам Айлисли iconМетодические рекомендации к планированию работы школьной библиотеки План работы и отчет библиотеки одни из основных документов, характеризующих деятельность библиотеки образовательного учреждения
План работы и отчет библиотеки одни из основных документов, характеризующих деятельность библиотеки образовательного учреждения
Файл из библиотеки www azeribook com Акрам Айлисли iconПрава и обязанности пользователя библиотеки Пользователи библиотеки имеют право
Ответственность за обнаруженные дефекты в сдаваемых документах несёт последний пользователь
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов