Юсиф Везиров icon

Юсиф Везиров



НазваниеЮсиф Везиров
страница1/6
Дата конвертации12.09.2012
Размер0.81 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3   4   5   6
1. /book1.DOCЮсиф Везиров



Юсиф Везиров




Copyright – Юсиф Везиров




Данный текст не может быть использован в коммерческих целях, кроме как с согласия автора


Это было Завтра.


Однажды я был в Завтра. И не просто был, а жил в нём. И жил хорошо.


Я жил в Завтра вполне активно. Был не сторонним наблюдателем, а конкретным свидетелем многих вопросов, ответы на которые таятся в будущем.


Я жил в Завтра достаточно протяжённо. Несколько лет кряду. Успев раствориться во времени и устремиться в даль. Прекрасно осознавая необходимость возвращения к исходной точке отсчёта, возмещения затянувшегося отсутствия.


Я жил в Завтра по воле судьбы. Отдельно расписанной Всевышним для каждого приходящего на определённый срок. До ухода. При этом, полностью положившись на эту волю.


Я жил в Завтра с твёрдой целью. Командированный от Вчера. И нёс в Завтра Вчера. Я изменял в себе своё Вчера. Но никогда не изменял своему Вчера. Даже в Завтра.


Я жил в Завтра с радостью в душе. Настолько близкой ранее, что недосягаемой по Вчера. Что доказывало присутствие магического сплетения прежнего в Завтра. Служило знаком, призывом к доброй воле.


Я жил в Завтра с любовью к правде. Которую боялся Вчера и молчал Сегодня. И она приходила. Правда. Потому, что была.


Это и есть правда. Завтра.


Я был в Завтра. Я жил в Завтра. В Завтра я жил.


2 мая 1999-го года.


Озарение.


Меня осенило.


Сегодня утром я сказал: «Вам пора». И они пошли. Сразу. Неся на себе всю тяжесть бытия и сознания. Огня, воды и эфира. Одновременно. А ещё количество мысли, опыт истории. И сумбур души тоже. В небытиё.


«А стоит?» – подумал я. Но промолчал. Потому, что видел: они шли. Твёрдо и смело. Красиво. Ведь я сказал: «Пора». И они пошли. Поверили. Мне. В большого меня.


Я сказал: «Вперёд». Шаги стали чётче. Темпы увеличились. Нет, они не побежали. Нет. Они всё ещё шли. Но очень уверенно. Резво отталкиваясь от земли. Зная, что вновь к ней прикоснутся.


И я сказал: «Я с Вами». И присоединился к ним. Ведя их, ведомый ими. Отвечая головой. Ведь их было больше, чем меня. И они мне верили. В большого меня.


Так не подведите меня. Не споткнитесь. Ноги.


5 мая 1999-го года.


SOS.


Я создал его. Мой маленький катер. Впитав в него всё лучшее, что копилось во мне годами. Внедрив свой опыт и знания. Вростив интеллект. И вручив судьбу – характер. Такой разный для каждого. Но одинаковый для всех.


Я учил его. Мой маленький катер.
Не идти на дно, держаться на поверхности. А затем плавать. При этом, не мешая другим, себе подобным. И помогая им. По зову оных.


Я любил его. Мой маленький катер. Как можно любить своё творение, своё «моё». Веря в него, веря ему и даже доверяя. Полагаясь на везение. Пророча светлое плавание.


Я растил его. Мой маленький катер. Отдавая своё, уже ставшее нашим. Обретая ему его, уже не будущее моим. Оснащая всем новым.


Я запустил его. Мой маленький катер. Молясь за него и боясь тоже. Ведь он маленький. А кругом вода. Вода, вода. Одна вода. Целый океан воды. И только.


А он поплыл. И довольно ровно. Помахав мне лишь винтом.


Я создал его. Мой маленький катер. Потому, что сам никогда не умел плавать. И очень боялся воды.


9 мая 1999-го года.


День пройдёт.


Полночь.


Он пришёл. Он настал. Он созрел. Новый день. Он утвердился сам и присвоил прежнее. Созидая своё, свойственное себе: погоду, события, новости, людей… И героев. На день.


Он родил их. Героев сегодняшнего дня. Неизвестных вчера, осмеянных завтра. Одарив их мгновенной славой, кружившей головы. И долгим проклятием, сносившим головы. За смелость, которой они набрались. За день.


Он убил их. Героев сегодняшнего дня. Уходя сам, унося их с собой. В память. Предавая их новым героям новых дней. Которых также постигала та же участь. Ибо уже завтра сегодня становилось вчера. Удаляясь в забвение.


А я? Я жил. И не конкретно вчера, сегодня или завтра. А всегда: и вчера, и сегодня, и завтра. И никогда не был героем. Тем самым всегда оставаясь им.


Я живу!


12 мая 1999-го года.


Ребро Адамово.


Он уверен в своем превосходстве и знает свою силу. Физическую. Он верит в свой безупречный ум, бесконечную фантазию и очень не любит, когда его оспаривают. Он видит себя выше всех, иногда опускаясь до меценатства. Он тщеславен. Человек. Поэтому я всегда с ним соглашаюсь.


Он думает, что придумал меня. Такую маленькую и послушную. Безликую. Способную на поступок лишь с его, Человека, подачи. Он говорит, что управляет мною. И осознает ложь сказанного. Ибо только со мной он чувствует себя защищённым. Поэтому я всегда с ним.


Он любит меня и лелеет. Оберегает от жары и холода. Часто разглядывает, как в первый раз. И погладив, прячет. Подальше от любопытных глаз. И много ухаживает. Ведь я могу испортиться. Заржаветь или дать осечку. Поэтому я всегда.


И я творю своё. С Человеком. Который считает меня дурой.


Нет. Я не дура. Я пуля. Причем шальная. Крупнокалиберная.


14 мая 1999-го года.


Взгляд.


Началось.


Они вернулись. Пришли и прянули в самую сущность. В глубину души, которую от них мутило. Разъедая мозг, уничтожая мысли. Порождая паралич ума. Глаза.


Они вернулись. Светлые и пьяные. Бездонные. Уверенные в своей правоте. Вооружённые идеей, описанной не ими. Осознанной и отвергнутой автором. Но не ими. Глаза.


Они вернулись. Добрые и дружественные. Сильные. Но всё же лгущие. И больно влюбчивые. Бдительно оберегающие любовь, которую они навязали. Всем. Глаза.


Я их видел. Было. Я глянул в них. В эти Глаза. И увидел там мир. Который бывает перед войной.


Они вернулись. Глаза.


Началось.


31 мая 1999-го года.


Память.


Она – тонкая и стройная. Простая. Обычная, из скромного материала. Каких было много.


Она – старая и плешивая. Уставшая. Прошедшая не одну реставрацию. За все годы.


Она – ценная и дорогая. Антикварная. Хранимая теперь в особых условиях. Под надзором специалистов.


Она - кисть. Приобрётенная когда-то в мастерской ремесленника. За гроши.


Было время. Она приносила людям радость. Изображая красоту. Она создавала бесценные полотна. Которыми гордятся коллекционеры. Она дарила миру шедевры. Которые охраняет Закон. Она творила.


Водимая рукой художника. Таланта. Самородка, одарённого природой. Которого Люди так и не признали. Когда он жил. Окрестив его идиотом. Обречённым на скитания, голод и нищету. От самого рождения. А он писал. Писал свои картины. И отдавал их Людям. Даром. Оставляя себе лишь кисть.


Она – кисть. И кисть великого художника. Гения. Могила которого где-то в земле. А кисть – на аукционе.


Люди помнят художника. И ценят его вещи. Оценивая в миллионах.


Кто больше, Люди?


8 июня 1999-го года.


Школа.


Они учили меня. Меня нового. Учили, как всех. Потому, что очень любили это занятие.


Они учили меня стоять. Стоять ровно. И я стоял. Хорошо, уверенно. Не сутулясь. Хотя очень хотел сесть. Просто посидеть. Отдохнуть. Но стоял. Ведь они следили за мной. Наблюдали.


Они учили меня идти. Идти долго. И я шёл. Красиво, твердо. Не сворачивая. Хотя очень хотел стоять. Просто постоять. Отдохнуть. Но шёл. Ведь они наблюдали за мной. Присматривали.


Они учили меня бежать. Бежать много. И я бежал. Легко, быстро. Не останавливаясь. Хотя очень хотел идти. Просто походить. Отдохнуть. Но бежал. Ведь они присматривали за мной. Оценивали.


Они учили меня летать. Летать высоко. А я не взлетел. Страшно, стыдно. Не получилось. Хотя очень хотел летать. Просто полетать. Отдохнуть. Но не смог. И они оценили меня. Отпустили.


И я остался один. В пространстве. И очень хотел уйти. Просто умереть. Отдохнуть. Но выжил. Сказался опыт. Ведь они учили меня. Старались…


Спасибо, Школа. Я летаю!


16 июня 1999-го года.


Абсурд.


Когда человеку стало скучно, он придумал коня с мужским торсом. Кентавра. И познакомил его с женщиной с рыбьим хвостом. Русалкой. Которой конь с мужским торсом очень понравился.


И чтобы им не было скучно, человек придумал птицу в образе лошади. Пегаса. И даму с лирой. Музу. Которые их посещали. И устроил переписку.


Затем человек придумал летающего мальчика. Амура. Вооруженного луком и стрелами. Стреляющего метко и довольно часто. В каждого.


И так родилась любовь. Не придуманная человеком. Любовь обреченная. На разлуку.


Разлука. Я тебя ненавижу.


17 июня 1999-го года.


Палитра.


Большой Белый дом. Красные и Жёлтые розы. Густой Зелёный лес. Бесконечное Синее море. Необъятное Голубое небо. Чистый Прозрачный воздух…


Говорят, что цветные сны снятся гениям. Или сумасшедшим. Я не гений. И, надеюсь, не сумасшедший. Но это мой сон. Цветной. Самый любимый: я живу в большом белом Доме с зимним садом, в котором в любое время года растут красные и жёлтые розы. Дом расположен на опушке густого зелёного леса и граничит с бесконечным синим морем. Над Домом - необъятное голубое небо. Но оно не давит. И воздух в Доме чист и прозрачен.


В Доме много детей, домашних животных и гостей. Друзей. У которых за пазухой лишь конфеты, принесённые детям. А в душе – покой и счастье. Доброжелательность. Ведь это сон. Самый желанный сон. К тому же цветной.


Проснись уже, сон. Хватит спать.


20 июня 1999-го года.


Друг.


В его дом пришла беда. Беда, подвергающая испытаниям. Облачив семью в чёрный цвет. Утопив в слезах. Опустив руки.


И появились друзья. Народ, познающийся в беде. Обнажили головы, засучили рукава и помогли. Поддержали. При этом плача. И даже рыдая. И, главное, громко. Все. Кроме одного. Который действительно скорбел. И был убит. Горем ближнего.


Преодолели время, залечивая раны. Выдворяя из души былую боль. Горе. Возвращая всё на прежние плоскости. Освежая мысли хмелем. И были друзья. И пили друзья. Желая счастья в тостах. Хором. Все. Кроме одного. Который просто не пил. И молчал. Просто молчал.


А потом случилась радость. Истинное счастье. И друзей не стало. Они исчезли. Не пережили этого. Заеденные завистью, оголили своё существо. Все. Кроме одного. Который искренне радовался. И не мог этого скрыть. И не хотел.


Друг познаётся в радости. Если он, конечно, настоящий друг.


24 июня 1999-го года.


Чёртова дюжина.


Решились.


И начали готовиться. Считая дни, подгоняя сроки. Морально созревая. Любя друг друга новой любовью. Пылая свежей страстью, даруя забытые нежности. Строя планы на будущее. И украшая детскую в голубые тона. Родители.


Но природа взяла своё. Ребёнок родился тринадцатого числа в тринадцать часов тринадцать минут. В год чёрной кошки. К тому же девочка.


Это был удар. Удар судьбы. Удар «ниже пояса». По обоим родителям. Уже смирившимся с действительностью и начавшим ожидать любых подвохов. Для себя и своего чада.


А ребёнок рос. Здоровым красивым ребёнком. Умным. Без осложнений. И стал нормальным человеком. Преданной дочерью. Верной женой. Отличной матерью. С хорошим женским счастьем. На удивление родителей. И на радость их же.


Всё расписано. Всем расписано. Им расписано. Всевышним.


Так тому и быть!


26 июня 1999-го года.


Моя половина.


Нас никто не представлял друг другу. Мы познакомились сами. Ещё давно, в раннем детстве. В нежном возрасте. И с тех пор она меня не покидала. Никогда. Познавая со мной действительность, деля тайны, посещая сны.


Мы открывали вместе этот мир. В себе. Осознавая явления, объясняя действия, созерцая поступательность движений. Осязая и обоняя окружающее. Непосредственно. Чётко различая хорошее от плохого.


Мы открывали вместе себя. В этом мире. Грызя науку, беря уроки, обогащая кругозор. И интеллект. Сталкиваясь со стеной лицом к лицу. Учась отличать полезное от бесполезного.


Мы росли над собой. Взрослея вместе. Ощущая лёгкость тяжелеющих с годами лет. Практикуя учения на обстоятельствах. Путешествуя. Расширяя свою географию. Масштабно.


Я перестал ей отказывать. Во всём. Даруя тонкости, внимая прелести. Балуя праздниками, в которых она так нуждалась. А у неё случилась меланхолия. Порождённая ностальгией. И жажда постоянного спора. Со мной. И по любому поводу.


Она обросла камнем.


Странная Вы женщина. Душа. Чего Вам надо?


28 июня 1999-го года.


Я больше не буду.


Они подошли ко мне сами. Почувствовав мою зрелость. По-деловому серьёзно. Убедительно, смело. Избрав меня своим творцом. Исполнителем. Изучив меня по работе. Оценив моё прошлое, взвесив наше будущее. Возлагая своё настоящее.


Они подошли ко мне сами. С предложением. Добиваясь моего согласия. Обольщая вниманием, поражая доверием. Предлагая дружбу.


Они подошли ко мне сами. С вопросами, не терпящими отлагательств:


«Ты хочешь?» - спросили они.


«Хочу», - ответил я.


«Ты сможешь?» - спросили они.


«Смогу», - ответил я.


«Ты будешь?» – спросили они.


«Буду», - ответил я.


«Ты должен!» - сказали они.


И я отказался.


Они подошли ко мне сами. Я их не звал.


29 июня 1999-го года.


Куртизанка.


Она давно немолода. И достаточно образована. Но довольно кокетлива и непостоянна. Доступна. Очень любит обновлять свой цвет и внешность, не боясь частых пластических операций. При этом, умудряясь поддерживать форму, сохраняя габариты. Вписываясь в рамки дозволенной округлости. Изменив в себе лишь маленький штрих. Штрих–пунктир. Границу.


Она древняя и коварная. С ярко выраженными полушариями. И продажная. Не раз перекроенная, не раз переделанная. Видавшая виды, разные страны и целые империи. Континенты. Бесстыдно пёстрая, нагло яркая. Полная воды и обмана. Потакавшая тиранам, титанам и злым гениям. Служившая им. И пережившая их. Отвергнув их творения.


Она в вечном движении, в вечном поиске. Вечно молодясь, радует одних, огорчает других. Играя жизнями целых народов, судьбами людей. Детей. Создавая новейшую историю каждые несколько лет. И разрушая её в мгновении. Продаваясь сильному.


Карта мира. Тебя стоит повесить.


30 июня 1999-го года.


Генетика.


Я это дерево не сажал. Я его не растил. Я за ним не ухаживал. Но имею к нему непосредственное отношение. Прямое. Я его плод. Потомок. Творение какой-то ветки. Фрукт, одним словом.


Уходящий концами в один росток. Со всеми фруктами нашего дерева. Которых испытывала судьба, нанося удары различной степени. Разной силовой категории. Градом. Проверяя морозами на стойкость, дождями на смелость. Солнцем на продолжительность.


Я его настоящее. Всего лишь один из многих. Дозревающих из года в год. Догнивающих в земле, превращаясь в перегной. Удобрение. Освежая почву для новых плодов. Свежих фруктов.


Корни мои. Я не могу украшать чужую вазу.


1 июля 1999-го года.


Спасибо.


- Посадил ли ты хоть одно дерево? – спросил старик юношу.

- Нет. Но я вылечил больное дерево, - ответил юноша.

- Ты сделал большее, - сказал старик. И умер.


Не принято этого говорить. И не совсем красиво. Но так приятно об этом думать.


Человеку было плохо. Невыносимо плохо. Ужасно. Он попал в ситуацию. Оступился. И страшно боялся возмездия. Готовый на поступок. Отчаяние. И совершил бы его. Но повстречал меня. И исповедовался.


Мне. Первому встреченному им незнакомцу. Просто прохожему. Излив душу, сказав правду. Открыв планы. Признавшись.


И я его услышал. Поверил ему. Понял. И помог. Помог, понимаешь? Просто, как человек человеку. Безвозмездно.


Это было давно. Сегодня утром я повстречал его. Опять. И он меня узнал. Вспомнил. И поблагодарил. Поблагодарил, представляешь? Просто, как человек человека. Словом.


И у меня сегодня прекрасное настроение. Весь день. С утра.


Не принято этого говорить. И не совсем красиво. Но так приятно это слышать. Спасибо!


3 июля 1999-го года.


Оружие.


Она умела творить. Передавая чужие мысли. Изображая чужую фантазию. Демонстрируя гибкость чужого ума. Или его отсутствие. Помогая таланту обрести признание. И выставляя бездарность напоказ.


Она писала всегда. И умела рисовать. Так, всякую всячину. Считая её необходимой. Оставляя свой след на белой бумаге. Иногда кляксу. Отдаваясь любому желающему. По первому зову.


Она воспевала людей. И целые события. Создавая историю и фальсифицируя её. Делая политику, объявляя войны, переселяя народы. И реабилитируя их.


Она бледнела. Иссякала вконец. И уходила не замечаемой. Моментально сменяясь другой. Истратив себя впустую.


Как чиновник.


Она была всегда. Ручка. Оружием в руках грамотного.


6 июля 1999-го года.


Очко.


Я верил тебе. Я слушал тебя. Я преклонялся. Пытаясь подражать каждому твоему шагу, любому движению. Случайно оброненной фразе. Я видел твои победы.


И очень радовался за них. За тебя. Удачливого и непобедимого. Которому всегда везло. Все карты в руки, все карты биты. Банк, куш и успех. Улыбка фортуны. И вечно зелёное сукно.


Я изучал тебя. Твою антологию, твоё начало. И ты становился мне ещё интереснее. Я начинал тебя понимать. И презирать. За всё. За краплёные карты, подкупного крупье, придуманную удачу. И фальшивую улыбку.


Я не азартный человек. И не игрок. Но очень не люблю проигрывать. И я угадал твой секрет. Ты – шулер. Просто аферист. И я положу твою карту на рубашку. Я тебя обыграю.


Кумир. Ты перестал быть моим.


7 июля 1999-го года.


Счастье.


Если в темноте зажёгся свет, если в тишине раздался смех, если в пустоте появился смысл – это значит родился ребёнок.


11 июля 1999-го года.


Возвращаясь к себе.


Иногда мне кажется, что я уже жил. Прежде. И не один раз, а больше. Скажем, несколько. Охватив немало событий. От инквизиции до мировой революции. Великой депрессии. И всё это видел, всех их знаю. Со всем этим сталкивался. Возможно, в другой форме, ином обличии. На другом языке. Но, не по сути. Никак.


Я уже жил. Точно. И знаком с этой лестью. С этим обманом и ложью. Интригой. И читал эти речи, слышал их фразы. Не носящие никакой смысловой нагрузки. Просто слова. Пустые слова. Обещания.


И я верил ей. Трибуне. Будучи массой. Народом. Переживая за момент, гоняясь за временем. И упуская его, как песок меж пальцев. И бунтуя, становясь прогрессивным. Не боясь ничего. Не костра, не виселицы, не пули. Поднимаясь на баррикады. Побеждая самого себя.


Я был красноречив. И говорил эти слова, украшая трибуну. Не веря в них ни на минуту. Обещая действия, равные свободы. Во всём. Рисуя себя реформатором. Гарантом. Насаждая надежду. И убивая её постепенно. И себя. Уходя в опал.


Я жил несколько раз. Многое пережил. И, всего однажды был счастлив. Когда я был пастух и обитал в горах. Я не любил говорить, не умел читать. Ничего не ведал. И слушал лишь пение птиц. И дружил с верным псом – волкодавом. Которому я мог доверять, как самому себе. И который меня понимал.


Да, я жил много раз. Но жил я однажды.


12 июля 1999-го года.


Недосмотренные сны.


Стоит мне лишь закрыть глаза, как я погружаюсь в сумбур. Сон. Отдыхая телом, возбуждая душу. Отрываясь от сейчас, возвращаясь в настоящее. Переживая насущее. Вновь. Пересматривая пережитое, общаясь с врагами. Уверенно совершая ошибки. Старые.


Стоит мне лишь сомкнуть веки, как я становлюсь непредсказуемым. Переставая себя контролировать. Могу храпеть, могу сопеть. А ещё могу разговаривать. И на любую тему, иногда нежелательную. Могу то, чего не хочу. При этом ничего не видя, ничего не слыша. Ничего не ведая. А позже – ничего не помня.


Стоит мне лишь вздремнуть чуток, как я начинаю расслабляться. И меня охватывает паника. Страх перед упущенным временем. Ведь я рискую не успеть, упустить. Опоздать. И уже никогда не догнать. Отстав от темпов. Разленившись. Доживая себя во сне.


Покой. Я боюсь отдыхать. Я напрягаюсь.


19 июля 1999-го года.


Тыл.


Приятно иметь жилплощадь. Вечный капитал во все времена. Включая бархатную революцию. Видеть крышу над головой, ложась спать. Изнашивать мягкие тапочки, осваивая паркет. Конечно, когда имеешь и то, и другое. Ощущать холод каменных стен, ломая гвозди об непробиваемость. Закрывая форточку в надежде согреться. И открывая окна к весне.


Приятно иметь собственность. Наживая состояние. Имущество. Оберегая его от конфискации. И плохого духа. Давая волю фантазиям, украшая быт. Меняя обои, беля потолок. Создавая архитектурные излишества, без которых можно прожить. Но скучно. Сажая цветы в горшочках. Заводя рыбок и домашних животных. Любя семью, растя детей.


Приятно иметь возможности. И носить в дом. Вынося из него только мусор. Объедки. Приглашая гостей, закатывая пиры. А не скандалы. Выпивая реки увеселительного, заедая протокольными деликатесами. Закусывая заморским. Импортным. Переваривая в танце, в полумраке. Не болея душой от похмелья, проводив гостей.


Приятно иметь своё. Что остаётся здесь. Со мной. При мне. Когда я закрою дверь, входную дверь. И отгорожусь от мира сего. Доверяя лишь тем, кто живёт на моей территории. Кто за закрытой дверью, а не перед ней.


Полезно иметь дверь. Свою границу. И уметь её защищать.


20 июля 1999-го года.


  1   2   3   4   5   6



Похожие:

Юсиф Везиров iconБагдадский цирюльник (юсиф и ясмина) © Дорота и Ханаа Метвали
Но сейчас и дверь закрыта, и занавеска на двери задернута – не видно вообще ничего. Также на сцене можно видеть столик, на нем большое...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов