44 (Четыре на четыре) Словакия – Венгрия – Хорватия – Словения icon

44 (Четыре на четыре) Словакия – Венгрия – Хорватия – Словения



Название44 (Четыре на четыре) Словакия – Венгрия – Хорватия – Словения
Дата конвертации17.09.2012
Размер206.75 Kb.
ТипДокументы

NB! Тем, кто собирается читать этот текст с экрана компьютера, я рекомендую отключить функцию проверки орфографии и грамматики в связи с большим количеством иностранных слов и страсти автора к длинным сложноподчинённым предложениям (Сервис – Параметры – Правописание)


44

(Четыре на четыре)

Словакия – Венгрия – Хорватия – Словения

Август, 2009


Словакия, город Бардейов. Примерно шесть часов вечера. Я чуточку лениво извлекаю фотоаппарат, и башенка костёла Святой Эжидии радостно влетает на мою карту памяти, сжирая на ней первый мегабайт. Потом туда же залезают пёстрые домики вместе с площадью и солнцем, хор, поющий национальные песни на открытой сцене, какая-та улочка, спускающаяся за пределы старого города, и наши четыре тени, плывущие по её мощёному тротуару.

Свершилось! Мы в пути! Нас четверо, не считая ещё примерно 30 туристов, гида, водителей и отчаянно-красного автобуса, чей бодрый, прямо-таки революционный цвет позволяет безошибочно распознавать его на парковке с дальнего расстояния. Все вышеперечисленные едут в тур по четырём странам: Венгрии и Хорватии с кратким заездом в Словению и уж совсем-таки мимолётным – в Словакию, поэтому я позволю себе сделать свои заметки о Словакии столь же мимолётными и приступить к описанию основного этапа путешествия, который начинается на земле мадьяр – в Венгрии.


Венгрия – страна, которая, несомненно, понравится тем, кто прямую линию предпочитает зигзагу, сладкое вино – сухому, тихие воды озера или бассейна – диким морским волнам, а язык мимики и жестов – всем языкам международного общения. Те, кто, так же как и я, вдруг обнаружил себя в противоположном лагере, могут взгрустнуть. Не печальтесь! Да, друзья мои, стоит признать, что просторы Венгрии не будут радовать глаз изящными склонами холмов, пугающими горными ущельями, сказочными лесными кущами и прочими излишествами природы, и, глядя в окно из автобуса, вы можете почувствовать, что вас неудержимо клонит в сон. Да, знаменитое токайское вино, а заодно и эгерское, может достигать чудовищной сладости, от которой все почитатели «приятной кислинки» и «мягких танинов» могут впасть в тоску по французской, итальянской и испанской винной «классике». Да, у Венгрии нет моря. Зато есть Балатон и неимоверное количество термальных источников, и те, кто любит бассейны, будет с удовольствием в них плескаться, оздоравливая организм если не целебной водой, то хотя бы своей верой в её целебность, что, в общем-то, и есть самое главное в любом лечении. Да, венгерский язык – чудовищный, и ваша покорная слуга, при всех её знаниях английского, итальянского и немецкого, в иные моменты теряла всякую способность к коммуникации с местным населением и после посещения Венгрии признавалась, что, извините, «давненько не ощущала себя такой дурой». Но позвольте сказать последнее, главное.
Да! Я готова простить эти прегрешения плоско-сладко-невыговариваемой Венгрии, я готова простить ей даже и то, что ежевика вкуснее в Словении, а сосны гуще в Хорватии, за волшебный вечерний Будапешт, проплывший мимо нашего кораблика в золотистых лучах фонарей. Своими щедрыми огнями, разбросанными по мощным каменным стенам Будайской крепости, изящным башенкам Рыбацкого бастиона, ажурным аркам Парламента, сводам многочисленных мостов, он напомнил мне мой «первый» Париж. Тогда, стоя на носу Bateaux Mouches, я плыла сквозь невероятный город, который, наверное, существовал наполовину на реке Сене, а наполовину - где-то в моём собственном воображении. А теперь этот сказочный город вновь ожил, только уже на Дунае, и вновь распахивался передо мной, стоящей на палубе корабля…

Утонув в этих изящных образах и запутавшись в романтических описаниях, я забудусь и непозволительно мало скажу вам о Токае, где часов эдак в 11 утра нас угощали нехилыми порциями сладкого белого вина, а потом повезли в Мишкольц, где большая часть нашей группы предавалась купаниям в термальных бассейнах, но так как после бассейнов я неизменно теряю всю силу и хочу спать, мишкольцской воде было отказано в счастье принять меня в свои объятья. Поэтому, простите, я вернусь в Будапешт.

Будапешт сложился из трёх городков: Буды, Обуды и
Пешта. Обуда расположилась в стороне, а вот Буда с Пештом как раз таки и составляют основу Будапешта, взирая друг на друга – Буда сверху вниз, Пешт – снизу вверх. Их разделяет Дунай, а связывают многочисленные мосты, среди которых самый знаменитый Цепной мост – один из символов города. Обеим сторонам есть, чем похвастать. В Буде на холмах стоят Будайская крепость и Рыбацкий бастион. Ими хорошо любоваться с набережной Пешта. Стоит вам подлезть к этим красавцам поближе, как, поверьте, ваше внимание тут же переключится на роскошное здание Парламента, который стоит, как вы понимаете, уже в Пеште и с этих холмов виден в лучшем ракурсе. Между прочим, ЮНЕСКО вид города с этой позиции тоже очень понравился, и она занесла его в свой список культурного наследия. А вот с высоты горы Геллерт, названной в честь епископа Геллерта, можно полюбоваться всеми описанными достопримечательностями. Отсюда также хорошо рассматривать величественный купол базилики Святого Иштвана и остров Маргит, застрявший посреди Дуная между мостов.

Когда вы углубитесь в самостоятельное путешествие по Буде и Пешту (мы так и сделали, в то время как наши одногруппники плескались в купальнях Сечени), вы сможете сделать свой выбор: нравится ли вам больше сетка улиц Пешта с магазинчиками, ресторанами и жизнью в полном смысле слова или немноголюдные, но зелёные и тихие Будайские холмы.

Какой бы выбор вы не сделали, о Будапеште можно сказать следующее. Это город с огромным потенциалом. Свались на него куча денег (и не осев при этом в чьих-либо личных карманах), Будапешт засверкал бы ярче многих других европейских столиц. Будапешт – красавец, которого – образно выражаясь - надо побрить, постричь, накормить и одеть. Тогда держитесь! Но превосходные здания, которыми он весь заполнен, выглядят тускло и неряшливо, граффити обезображивает стены, часть квартир пустует, вдоль Дуная пугают своим кошмарным социалистически-бетонным видом несколько громадных отелей. Но вечером сгущается тьма, и Будапешт прячет в ней свои недостатки.

Мы проходили по нему 8 часов, не считая утреннюю 4-часовую экскурсию. К вечеру, предварительно отдохнув в одной из церквушек (из которой мы едва выбрались, толкая дверь не в ту сторону с воплями «Замуровали, демоны!»), мы навели марафет прямо на улице, напомнив прохожим представительниц древнейшей профессии, готовящихся к ударному ночному труду, и зашагали в ресторан «Мраморная невеста», где для нашей группы была заказана «Чарда» - ужин с музыкой, песнями и танцами.

На следующее утро мы покинули Будапешт и укатили по направлению к озеру Балатон.

Вопреки моим оптимистическим шортикам и маечке, серое небо скучно нависало над плоскими Венгерскими просторами и точно так же серо и скучно отражалось в «самой большой луже Европы» - как иронично называют Балатон из-за его небольшой глубины. Мы приехали на полуостров Тихань – одно из самых знаменитых местечек на озере. Кто-то из великих, - кажется, русская княжна Анастасия – по совместительству супруга Андраша Первого, приехав сюда, выдохнула «Ах, как тихо!», за что местечко и получило своё название. Главная достопримечательность полуострова – вполне традиционное для средней части Европы аббатство, стоящее, как и положено всякому культовому сооружению, на самом зрелищном месте. Трудно сказать, что предполагается делать туристам в отведённое им свободное время (в кои-то веки возникает ощущение, что его больше, чем нужно), но если у вас уже нет сил гулять по сувенирным лавочкам со стандартным набором «паприка – салфетки – вино – магниты на холодильник & прочая дребедень», отправляйтесь вниз от аббатства побродить по тихим улочкам деревеньки Тихань: большинство уютных домиков, окружённых цветущими садиками, здесь сдаются, и при желании вы можете приглядеть себе венгерскую дачку на следующее лето.

После полуострова Тихань наш автобус сделал остановку в месте для купания, и, несмотря на всё то же серое небо, которое так и не соизволило проясниться, часть нашей группы во главе с гидом Ниной Алексеевной Костарёвой бодренько нырнули в воды Балатона. Про нашу Нину Алексеевну скажу, что её активности, энергии и оптимизму можно было позавидовать, а уж к водным процедурам она испытывала не иначе как страсть, так что туры по Венгрии и Хорватии определённо должны были быть её любимейшими маршрутами.

Мы закончили экскурсионную программу этого дня посещением города Кестхей, о котором и сказать-то особенно нечего, кроме того, что стоит он на западной оконечности озера и главной своей достопримечательностью имеет замок Фештетичей. Прогуливаясь по центральной торговой улочке, мы с досадой ощутили, что вынужденно занимаемся убийством свободного времени, которое можно было бы провести где-нибудь в более интересном месте.

И тут я позволю себе порассуждать на тему самостоятельного и группового туризма. Я ценю оба. Первый хорош для стран-любимчиков – их хочется разобрать до мельчайших деталей, сойти с туристической тропы, слиться с окружающей действительностью и лучше узнать живущих там людей. Второй – это созерцание со стороны, это своего рода автобусная резервация, но зато это возможность найти себе упомянутых любимчиков. А ещё этот тип хорош своим ощущением свободной головы. В своём «абсолютном варианте» групповой «упакованный» тур выглядит так. Ты ничего не планировал, не сидел в Интернете в поисках расписаний автобусов и электричек, не выяснял с пристрастием, куда тебе в этой стране ехать, когда и зачем. В процессе поездки за тебя практически всё решено: где ты спишь ночью, в какое время ты идёшь на завтрак, что именно и в течение какого времени ты посещаешь, какой фильм ты смотришь во время длинного переезда (в турах, проходящих через Венгрию и Австрию, разумеется, не обойдётся без трёхсерийной «Сисси»!) Решать самостоятельно нужно самую малость: сувенир какой степени ненужности следует купить знакомым и коллегам; когда идти в туалет, - сейчас, на автозаправке (на это даётся 20 минут, но без тебя, конечно, не уедут), или попозже, когда тебя привезут в город N.; что съесть тогда, когда не предлагается сходить в ресторан всей группой, где меню решено уже до тебя. Никакой умственной работы! Сиди себе в автобусе – отдыхай. Проглядел лениво путеводитель, ничего не запомнил. Как остановили, сказали выходить, - вышел, на экскурсию сходил, гида послушал – опять ничего не запомнил. Может быть, запомнил, где остался стоять автобус. Если не запомнил и это - не страшно, - по всему городу теперь гуляет твоя группа, так что главное – отловить того, кто оказался более памятливым.

И что такое – абсолютно самостоятельное путешествие? Это карта местности, засевшая в голове ещё до твоего личного появления на этой местности. Это часы, проведённые перед компьютером в созерцании фотографий отелей и их прайс-листов, причём последние обычно радуют тем меньше, чем больше радуют первые. Это примерно то же, что и ресторан a-la carte: ты смотришь на названия, а потом с трепетом ждёшь, что же такое тебе принесут: божественное лакомство или нечто, за что придётся заплатить, но что не захотел бы есть, даже если бы заплатили тебе. Но это твой выбор! Все «Ах!» и «У…» - под твою личную ответственность. Приехал, погулял, понравилось, до вечера с фотоаппаратом туда-сюда бегал - хвалишь себя: «Какой молодец я, что сюда приехал!» Или: приехал, погулял, не понравилось, через час уехал назад, - думаешь: «И чего меня сюда понесло?» Иная картина: выползая из автобуса вместе с другими туристами, у тебя есть, например, ровно 4 часа, чтобы а) прийти в полный восторг и пожалеть, что тебе дали в этом распрекрасном месте так мало времени; б) прийти в полное разочарование и пожалеть, что тебе дали в этой «дыре» слишком много времени. Можно, конечно, найти золотую середину и провести имеющееся время приятно, не почувствовав желания остаться ещё на чуть-чуть, но не в этом суть. Тут присутствуют «они», - такое абстрактное третье лицо множественное число – компания-туроператор, составители маршрута. Похвала – в их адрес: «Какая прелесть, что нас покатали на кораблике по Будапешту!» Не понравилось что – тоже их рук дело: «И чего они включили в программу этот Кетсхей, где и пойти-то некуда?»

Ну, и потом пока в самостоятельном путешествии занимаешься своего рода изучением местных жителей, в организованном туре есть возможность понаблюдать за соотечественниками. Вот, например, остановились мы на автозаправке, - наш народ увидел неподалёку грушу – пошёл обтрясать. Халяву пресекли сотрудники автозаправки, но поздно. После, на той же автостоянке некоторые продолжили пополнять продовольственные запасы, собрав урожай с местной сливы, но на сей раз упрёков не последовало, - видимо, работники автозаправки сливы не любили.

А вообще-то группа у нас была тихая. Кроме нашей компании, все бодренько ходили за экскурсоводами, не выказывая желания отколоться от коллектива и заняться самостоятельным исследованием территории. Зато мы взяли за правило тихо исчезать перед началом экскурсии и смотреть в ту сторону, в которую захотим, а не куда скажут. Нет, экскурсия с талантливым гидом – это замечательно! Идеальный вариант – это такой «гуляющий» гид (желательно - привлекательное лицо противоположного пола), который повествует об окрестных достопримечательностях тебе лично или небольшой группке людей, подстраиваясь под ваш шаг и при этом не застревая на каждом углу, чтобы «вкратце» изложить историю всего города и государства. Увы, идеал почти недостижимый. Если вопрос о привлекательности лица противоположного пола остаётся открытым, - в конце концов, мы все крайне избирательны и обладаем собственными пристрастиями, - то подстроиться под шаг группы из 35 человек весьма непросто. Не застревать на каждом углу в принципе можно, но тут мы наталкиваемся на величайшую проблему всех гидов. В каком веке мы живём? В двадцать первом. По каким городам мы обычно ходим с экскурсиями? Как минимум, по средневековым. Представляете, как много всего тут до нас с вами произошло? А вы и не знали? Поэтому «давайте мы сейчас встанем сюда, в тенёк, и я вам расскажу, как…» - пункт «вкратце» проваливается с треском. А вообще мне экскурсоводов немного жаль. Рассказывают они, рассказывают, сыплют датами, как сыром на макароны, а потом – я вас спрашиваю, - кто-нибудь что-то помнит из их рассказа? Только начистоту, - помните? Хотя тех, кто что-нибудь помнит, можно уважать. И ещё больше можно уважать тех, кто после прогулки по городу с организованной экскурсией будет хорошо разбираться в его географии. Мы легко начинаем ориентироваться тогда, когда, сверяясь ли с картами или приставая к прохожим, сами находим дорогу. Но вот ваш друг заботливо встречает вас где-нибудь, провожает к себе домой, и его вопрос по окончании вечеринки «Помнишь, как дойти?» кажется поистине каверзным!

Но я отвлеклась, простите. Итак, наши люди обчистили грушу и поживились сливами, и мы поехали ночевать в город, название которого, прочитанное исходя из правил английской транслитерации, звучало «Нагюканица». Венгерский вариант так и не сохранился в моей памяти. Этот город запомнился вечерней прогулкой по центральной улочке, украшенной скульптурной композицией двух воинственных мужей, один из которых указывал перстом куда-то вперёд (проследив за его рукой можно было увидеть припаркованный у тротуара Форд), а второй с очевидным негодованием замахивался гранатой в указанном направлении. В общем, оживи они, Форду бы там больше не стоять…

«Нагюканица» дала нам приют на одну ночь, и за эту ночь с нашего автобуса успели снять передние номера. Некоторые начали подозревать, что это «месть» за грушу. Так или иначе, сие происшествие удлинило наше пребывание в городе на пару часов, в течение которых один из водителей разбирался с полицией, а Нина Алексеевна вместе с оставшимся водителем прилаживала на место украденного номера его бумажную копию. Вскорости с этим бумажным номером мы въехали в Хорватию.


Хорватия – это уже для тех, кто зигзаг предпочитает прямой, море – бассейну, ну и так далее. Моя страна! Страна красивая, вкусная, тёплая. Говорят, на острове Хвар даже вдвое сокращают стоимость проживания в отелях для тех гостей, кто застал на Хваре дождь. Если снег – можно вообще бесплатно пожить. По Хорватии ехать не скучно, особенно если дорога идёт по побережью или горным районам, а после Венгрии она и вовсе - удовольствие неописуемое!

Первый город на нашем пути – Вараждин с тихим симпатичным старинным центром. В нём есть что-то от соседки Венгрии, придающее ему облик сдержанный, неэмоциональный, а чем-то он напоминает Австрию: чистенький, аккуратный, белые башенки церквей с красными крышами, дворец Патачич с классическими очертаниями… На одной из центральных улиц притаилась статуя епископа Гргура Ниньского: зловредного вида дедуля в шлёпках, балахоне и с книгой в одной руке, замер в устрашающей позе и готовится не то проповедовать великие истины, не то издать боевой клич, не то с чувством декламировать стихи Маяковского. В прибрежном городе Сплит вы тоже увидите эту статую: Гргур там заметно подрос и великаном возвышается неподалёку от дворца Диоклетиана. И у того, и у другого рекомендуется тереть большой палец на ноге (другие места уже не достать, поэтому приходится довольствоваться пальцем) и загадывать желания.

С Загребом я уже успела познакомиться во время своей первой поездки по Хорватии. Тогда столица показалась мне довольно скучной, хотя и приветливой, но за эти годы то ли она расцвела, то ли в моём восприятии что-то изменилось. Загреб не утратил свою приветливость, но стал ещё более уютным, красивым, «европейским». На улицах приютились многочисленные ресторанчики, в парках били фонтаны, и жизнь здесь текла не по-столичному спокойно. Если вы покинете свою экскурсионную группу и, быстро осмотрев кафедральный собор на площади Каптол, пойдёте в сторону Градца, - сначала вашему взору откроются как раз те самые симпатичные старинные улочки с ресторанчиками, а потом, когда вы поднимитесь ещё выше, вы попадёте в тихий райончик, оживающий только с прибытием очередной группы экскурсантов. Пока ваши одногруппники всё ещё осматривают какой-нибудь кусок собора, вы уже успеете в тишине и спокойствии побродить по площади святого Марка с одноимённой церковью – символом Загреба, узнать которую не составит труда по пёстрой красно-сине-белой крыше с гербами. После этого выходите на смотровую площадку возле башни Лотршчак и походите по прилегающей улице: в конце она прямо-таки упрётся в панораму города с кафедральным собором на первом плане, а неподалёку, на одной из лавочек вы обнаружите забавного мужичонку, замершего в блаженной позе отдохновения на долгие годы.

Одним мужчиной дело не ограничится, - спустившись вниз, на Трг (площадь) Бана Елачича, вы обнаружите конную статую самого Елачича с шашкой наголо. В отличие от господина на скамейке, сидящего на коне Елачича не удастся заключить в объятия перед фотообъективом, зато недалеко от него на улице – надо думать, Юришичева – можно похлопать по внушительному животику ещё одного господина, напоминаюшего располневшего Сталина (будете в Загребе – посмотрите, как звать, а то я возле него заболталась с туристами из Гонконга и не посмотрела подпись). Посреди рынка Долац стоит скоморох Петрица Керемпух с гитарой, по улице Ткалчичева вот уже который год плавно шествует журналистка Мария Юрич-Загорски, которую мы по незнанию окрестили «постаревшей Ермоловой». А самого романтичного мужчину Загреба нужно искать позади собора, возле улицы Шлоссеррове Штубе. Не удосужившись узнать, кто это, мы прозвали высокого элегантного господина, в задумчивости прислонившегося к колонне, «бородатым Онегиным, вернувшимся из странствий», хотя на самом деле он был сильно похож на Чайковского, а в реальности являлся поэтом и романистом Аугустом Шенуа. Тем не менее, в нём чувствовалась настоящая онегинская тоска, и потому я всё-таки буду называть его «Онегиным». Наша дамская компания пришла от «Онегина» в восторг: мы немедленно развернули широкомасштабную фотосессию, и проходящие мимо мужчины могли испытать жгучую зависть, завидев, как несколько девчонок по очереди с пылом обнимают статую. После объятий в каменных глазах «Онегина», как нам показалось, отразилась радость и надежда, так что мы могли покинуть его со спокойной совестью.

Подводя итог прогулке по Загребу, скажу, что столица эта милая, уютная и вполне заслуживающая того, чтобы в ней погулять подольше и не спеша. Но мы в определённом смысле спешили. На следующий день нас ждали Плитвицкие озёра.

Ночевали где-то на полдороги, в местечке Дуга Реза, в придорожном отеле. Обнаружив в номере одну «семейную» кровать мы с мамой срочно потребовали раздела и были переведены в трёхместный номер, где с личного балкона можно было любоваться звёздным небом и размышлять о том, как поселили остальных: повезло ли им, или части группы придётся маяться всю ночь, перетягивая на себя одеяло. Этажом ниже, как мы услышали, разместились двое наших мужчин, путешествующих в одиночку, и особенно любопытно нам стало узнать, какая кровать у них в номере. Но это всё банальности. По курсу Плитвицкие озёра.

Да, сработала моя «липовая» монетка! Как и везде, в Плитвицкие озёра бросают монеты, чтобы вернуться, и в 2005 году я забросила пару лип в один симпатичный водопад. Для тех, кто не читал или забыл мой рассказ об этом местечке в очерке «Дышите Ровинем!», повторюсь, что это природный заповедник с 16 озёрами и 92 водопадами, место замечательное, красивое и популярное. Рекомендую делать фотографии без людей в кадре, - тогда вы сами сможете добавить к ним музыку и создать прекрасный курс фото-релаксации.

Здесь везде вода.

Синяя, голубая, белая.

Она журчит, сверкает, покрывается рябью.

Падает с высоты, бурлит, пенится.

Капает, течёт, отражает облака.

Колышет травинки, искрится на солнце, полощет в своей глубине рыбок…

Ну, дальше сами. А я к морю!

Приморская часть Хорватии имеет цвет, запах, вкус и звук. Её палитра начинается с синего – цвета моря и неба, проходит через сосновый зелёный, золотисто-солнечный, белый, - что сверкает на парусах, и кирпично-красный, - что заливает крыши, доходит до непонятного оттенка жёлтого и серого – цвета старины, цвета стен и улиц.

У Хорватии есть запах. Это запах сосен, от которого захватывает дух, так что только в минуты подступающего голода вы предпочтёте этому аромату запах жареной рыбы, которую готовят в каком-нибудь маленьком ресторанчике на набережной. И когда вы туда придёте и закажете, например, дораду на гриле, вы поймёте, что у Хорватии есть вкус. Но её вкус – не только рыба, это ещё и превосходный козий и овечий сыр, и ликёры, и вина…

У Хорватии есть звук. В соснах на всю громкость трещат цикады, а чайки радостным «хохотом» встречают рыбачьи лодки.

Наконец, здесь есть уютные городки, непременно с каким-нибудь интересным собором или колокольней и улицами, булыжники на которых отполированы до блеска. Здесь есть рынок, где продают восхитительный виноград, маленькие дыньки, похожие на тыкву, роскошный сыр и ещё немало всяких вкусностей. Городки в Хорватии имеют определённое сходство, и всё же отличаются атмосферой, шириной и прямотой своих улиц и количеством бродящих по этим улицам туристов. Выбор – за вами.

Задар – первый город на побережье, который мы посетили, - отличается своей прямолинейностью и простотой. Поскольку свой вклад в его развитие внесли римляне, я очень прошу романтиков даже и не планировать затеряться в городском лабиринте, здесь это невозможно, ведь улицы в центральной части Задара расположены по принципу сетки, под прямым углом друг к другу. Главная достопримечательность города – тяжеловесная церковь Святого Доната, а вот лучшая – морской орган на набережной короля Петра Крешимира. Даже не думайте увидеть здесь огромное сооружение из многочисленных труб, видимая часть органа - это лишь несколько дырочек в набережной. На органе «играют» ветер и волны, которые в Задаре поистине роскошные.

Шибеник, расположенный южнее, выглядит более мрачным и старым, чем Задар, но, пожалуй, интереснее своей запутанностью улиц, по которым бродят страшненькие хорватские кошки, а кафедральный собор Святого Якова, довольно скучный внутри, можно долго изучать снаружи, разглядывая каменные физиономии на фризе, где высечена 71 голова в натуральную величину. Головы не повторяются, так что можно, не теряя интереса, осмотреть всю «портретную галерею». Зато по морским видам Шибеник катастрофически проигрывает Задару: великолепную панораму городу загораживают многочисленные острова.

А вот находящийся в проливе Трогир - тоже лишённый морских далей, - пожалуй, самый обаятельный город средней Далмации. Если где и теряться в переплетении улочек, - то здесь. И – вот чудо! – в Трогире не так много туристов, зато царит неповторимый уют и спокойствие, здесь хочется поселиться, чтобы, дождавшись вечера, тихо побродить по городу, выбирая уютный рестранчик, а потом усесться где-нибудь за крохотным столиком прямо между каменных стен.

Сплит очень разочаровывает своими окраинами, да и его центр – на любителя. Дворец Диоклетиана - древнее сооружение, по которому туда-сюда снуют туристические группы – напоминает, по меткому выражению Нади, «Помпеи с крышей». То есть, если в Помпеях есть только дороги и стены, то здесь ещё прекрасно сохранился массивный свод, так что кто нашёл счастье в городе-музее под Везувием, будет в восторге от Дворца Диоклетиана, читай – Сплита.

Надобно вам сообщить, что наша приморская часть программы неизменно начиналась из отельного комплекса «Solaris», расположенного в 6 км от Шибеника…


И тут – о, ужас для моего рассказа о прекрасной Хорватии! – как только я написала всё, что вы имели счастье прочитать выше, со мной случилась Италия. А когда Италия со мной случается, это - эмоциональная буря, иначе и не назовёшь. Написание рассказа о Хорватии было прервано до лучших времён и, надо думать, эти лучшие времена наступили через полгода, когда я задумчиво посмотрела на первые 7 страниц и решила, что надо с этим заканчивать и, по возможности, быстро.


Комплекс Solaris представлял собой довольно большую территорию, на которой произрастало изрядное количество ароматных южных сосен, приютивших на своих ветках полчище цикад, трещащих дружным хором день и ночь. Помимо цикад, в этих соснах прятались 5 отелей, из которых нам достался Jure; рядом были бассейны, ресторанчики и галечный пляж, утыканный зонтиками.

Собственно, про наше пребывание в Солярисе и рассказывать было бы нечего, если бы не забавный случай с моей мамой, которая, прогуливаясь как-то вечерком, решила в одиночестве сплавать в бассейне. Народ вкушал ужин, бассейны были все как один пусты, и мама моя решила, что грех не воспользоваться благоприятной возможностью. Поскольку в это время суток мы вообще-то плавать не собирались, купальники были оставлены в номере, и она нырнула… ну, в чём была, в том и нырнула. А что? - нижнее бельё приличное, народу нет, да и стемнело уже. Плавает. Мы всё это наблюдаем с бортика. Удовлетворила интерес, собралась вылезать. А бортик везде высокий, и, повторюсь, стемнело. Тут пытается, там пытается – никак! Ни выпрыгнуть, ни ногу задрать…. Нас всех разобрал дикий хохот. Веселья поубавилось, когда поблизости нарисовался служитель отеля: вид - недовольный, говорит что-то на хорватском, по интонации чувствуется - критикует. Хотя ни про какие запреты вечернего купания нигде написано не было, мы всё ж притихли, потому что если он маму вылезать заставит, то тут аж две проблемы всплывают: где и как вылезать, она не знает, так ещё и купальника на ней нет! По счастью, служитель надолго не задержался и ушёл. Мы провели досмотр бортика и к всеобщему облегчению обнаружили в одном месте ступеньки… «Зато поплавала в бассейне в одиночестве!» - гордилась мама.

В оставшиеся несколько дней мы продолжали углублять знания о местной географии. Сперва мы самостоятельно добрались до милого городка Примоштен - кругленького, маленького, с чайками и рыбаками. Потом всей группой съездили на сплав по реке Цетина, самое яркое впечатление от которого у меня оставил - уж простите меня грешную! – наш инструктор Иван, тем более что с ним я оказалась в одной байдарке. Ясное дело, гребла я еле-еле, но взамен этого щедро осыпала сидящего сзади Ивана вниманием и любезностями. Когда же он выпрыгивал из байдарки, чтобы помочь другим лодкам, застрявшим на порогах, я держала его весло и гордо говорила, что я - почти как Санчо Панса у Дон Кихота. Не знаю, разглядел ли Иван в своём Санчо Панса ещё и Дульсинею, или просто отличался галантностью, но в конце пути он поцеловал мне ручку с таким вдохновением, что вашей покорной слуге немедленно захотелось сплавиться ещё раз. Но нет… Нас ждали другие дороги…

На следующий день у местной турфирмы Atlas мы купили тур до Дубровника, куда ехали 7 часов (и столько же обратно), причём от дороги туда и обратно я лично пришла в больший восторг, чем от самого Дубровника, мощного и красивого, но переполненного туристами. Когда-нибудь я специально съезжу в южную Хорватию, и уж тогда расскажу вам о её красотах подробнее.

Наконец, наше пребывание на море закончилось, и мы укатили на север Хорватии, где я имела возможность ещё раз удостовериться, что, после всего увиденного, в Опатии и Порече делать, простите, нечего.


И тут – о, счастье! – мы пересекаем границу и приезжаем в Словению!

Рекламный лозунг Словении гласит «I feel Slovenia», - и точно, точно, в Словении можно почувствовать именно love, никак не иначе! Словения – красавица, с горами, зелёными склонами, уютными домиками… Она чем-то перекликается с Германией, но кажется мягче, как акварель, поставленная рядом с холстом, написанным маслом…

Первым делом мы заночевали в городке Постойна. Номер нам весьма понравился, мы подумали «Хороший отель!» и пошли принимать душ. Первой была мама. Выбравшись через некоторое время из ванной, она предупредила, что в душевой кабине нужно получше закрывать дверцы, иначе весь пол будет залит водой: только что ей пришлось изрядно потрудиться и пустить в расход одно полотенце, чтобы справиться с затоплением. После осушения территории и маминых призывов к аккуратности, пошла я. Я постаралась изо всех сил, но дело, видимо, было не в дверцах, потому что, распахнув их, я ощутила себя Робинзоном Крузо на островке посреди бушующих волн океана. Мама опять взяла дело в свои руки и приступила к ликвидации потопа. Она сказала, что это для неё «физкультура». «Правильно, - сказала я, - Знаешь, как называется этот отель? Sport! Помылся – нечего на кровать заваливаться: берёшь полотенце, и айда на четвереньки, спортом заниматься!»

Городок Постойна, кроме отеля Sport, запомнился впечатляющими пещерами со сталактитами и сталагмитами, мимо которых мы сначала неслись на очень весёлом «поезде», а потом шагали из одного величественного зала в другой, окончив путешествие в «Концертном зале». Последний мы с Надей, завзятые театралки, немедленно подвергли критике за влажность и холод: если мы, восторженные зрители, ещё могли бы, закутавшись в куртки и шарфы, выдержать там встречу с прекрасным, то ни певцы, ни музыканты, в таком помещении долго бы не протянули.

И, наконец, Любляна… Можно я повздыхаю? Нам дали на Любляну – убийственно! коварно! – всего три часа… Только три часа в этой чудесной маленькой столице, такой нежной и уютной, с речкой Любляницей, к которой склоняются ветви деревьев, и окрестные домики бросают в неё свои пёстрые отражения, и арки мостов застывают над ней окаменевшими любовниками… С Люблянским замком, на башню которого мы с Надей взобрались, чтобы окинуть взором этот город – до самых горных вершин, возвышающихся вдалеке… На центральном рынке мы купили ежевику (никогда я ещё не ела такой изумительной ежевики!), а последние полчаса посвятили поиску концертного зала Канкарьев Дом: там, как гласили афиши, в скором времени должен был выступать Валерий Гергиев, и Большой театр привозил туда своего «Онегина»… В общем, святое место. Нужно отыскать. Канкарьев Дом, прямо скажу, красавцем не был, фотографироваться на его фоне было не бог весть как интересно. Зато недалеко от главного входа рос огромный платан, и, удивляя прохожих своим интересом к дереву, мы устроили фото-сессию как раз возле него. Нам даже пришла в голову забавная идея оставить где-нибудь приветственные послания своим гастролирующим соотечественником, - ну, например, привесить к этому платану (или – нет, нет, лучше у самого входа в Люблянский замок!) бумажки с надписью - «Привет Валере!», «Привет Васе!», - но потом мы решили, что всё это хозяйство до них не довисит, а выцарапывать записки «на века» мы, как приличные люди, посчитали делом непозволительным.

Под финал нашей люблянской прогулки мы наткнулись на оригинальное здание, весь фасад которого был облеплен большим количеством обнажённых скульптур. Мы оценили смелость архитектора, погадали, что за нудистский клуб мог бы располагаться внутри, запечатлели себя с каменными джентльменами в стиле ню и зашагали прочь. Тут я взглянула на карту и радостно изрекла: «Знаете, что это было за здание? Это – Парламент!» Хорошая страна Словения, хорошая. С таким Парламентом жить, должно быть, весело!

А дальше, когда мы выехали из Словении, был венгерский Эгер – симпатичный, но после Любляны едва ли достойный описания, и путь назад – по той же Венгрии и затем по Польше, до Бреста, где в 2 часа ночи мы пошли смотреть Брестскую крепость, горящую на входе огромной звездой, за которой начинался мрак ночи - зато уже под настоящими звёздами… И в который раз Брест стал свидетелем окончания нашего очередного путешествия.


В последнем предложении меня особенно радует слово «очередного». Потому что следующая партия стран уже пристроилась в хвост этой замечательной очереди. Не толкайтесь, не толкайтесь, мы скоро приедем и к вам!!!


Написано: сентябрь 2009 + март 2010

Тур компании «Старый Город» «Хорватия-Венгрия + отдых в Хорватии», 16 дней








Похожие:

44 (Четыре на четыре) Словакия – Венгрия – Хорватия – Словения iconЯрослава Пулинович. Tom jork@mail ru Карандашики для Вари. Сцена первая
Трехэтажный дом с одним подъездом. По четыре двери на этаже. За дверями по четыре квартиры. И того шестнадцать, так?
44 (Четыре на четыре) Словакия – Венгрия – Хорватия – Словения icon31 май 2009 г. (Выходит с марта 1999 г.)
Февральская революция и, наконец, Октябрьская социалистическая революция — четыре этапа революционной борьбы русских рабочих, четыре...
44 (Четыре на четыре) Словакия – Венгрия – Хорватия – Словения icon31 май 2009 г. (Выходит с марта 1999 г.)
Февральская революция и, наконец, Октябрьская социалистическая революция — четыре этапа революционной борьбы русских рабочих, четыре...
44 (Четыре на четыре) Словакия – Венгрия – Хорватия – Словения iconСказка «Четыре сестры»
В огромном царстве, в удивительном государстве Природа жили – были четыре сестры. Звали их Зима, Весна, Лето, Осень. Эти симпатичные,...
44 (Четыре на четыре) Словакия – Венгрия – Хорватия – Словения iconПо книге Кеплер И. о шестиугольных снежинках. М.: Наука, 1982 предисловие перед вами четыре различных по жанру произведения. Изящная миниатюра-шутка «Новогодний подарок, или о шестиугольных снежинках»
Все четыре произведения принадлежат перу великого астронома и естествоиспытателя Иоганна Кеплера
44 (Четыре на четыре) Словакия – Венгрия – Хорватия – Словения iconПервые шаги. Магнитола + четыре динамика
Будем исходить из того, что в вашей машине уже установлены магнитола и четыре динамика. Де-факто автомобиль «с музыкой» в подавляющем...
44 (Четыре на четыре) Словакия – Венгрия – Хорватия – Словения iconЛинейка памяти 21 июня 2011г. Ведущий
Война… От Бреста до Москвы 1000 километров, от Москвы до Берлина — 1600. Итого 2600 километров. Это если считать по прямой. Так мало,...
44 (Четыре на четыре) Словакия – Венгрия – Хорватия – Словения iconПо горизонтали: Час. Два. Единица. Пример. Ар. Четыре. Минута. Скобки. Тысяча. 10. Сотня. 11. Вес. 12. Деление. 13. Июнь (или июль). По вертикали
По горизонтали: Час. Два. Единица. Пример. Ар. Четыре. Минута
44 (Четыре на четыре) Словакия – Венгрия – Хорватия – Словения iconДокументы
1. /Работа Васильевой Венгрия/Паспорт работы Васильева Венгрия.doc
2. /Работа...

44 (Четыре на четыре) Словакия – Венгрия – Хорватия – Словения iconЧетыре

Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов