Борис Гунько Злые Стихи icon

Борис Гунько Злые Стихи



НазваниеБорис Гунько Злые Стихи
страница1/3
Дата конвертации18.09.2012
Размер0.6 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3

Борис Гунько


Злые Стихи


Москва, ТОО "СИМС", 1996


ПОЭТ ГРЯДУЩЕЙ БУРИ


I

Горе от ума — величайшая трагедия мировой истории. Наиболее способные и талантливые люди в классовом обществе редко довольствовались своим естественным превосходством и не спеши­ли использовать свои способности для бескорыс­тного служения другим людям. Одни становились помещиками и капиталистами, жрецами и попами, угнетали и эксплуатировали трудовое большинст­во. Другие из них — поэты и писатели, художники и ученые и прочая “творческая интеллигенция” прислуживали богачам и власть имущим.

Развивая в себе до артистической виртуознос­ти человеческие способности, они употребляли их зачастую на то, чтобы приукрасить цепи рабства фальшивыми цветами. И поэтому совсем не слу­чайно во времена народных восстаний люди труда порой не слишком почтительно относились к хра­мам, картинам, ученым и деятелям искусств. Ко­нечно, искусство и наука сами по себе не виноваты в той неприглядной роли, которую подчас навязывали им эксплуататорские классы. Да и рабам, крестьянам и рабочим от уничтожения картин, cжигания библиотек и расправ с врачами в итоге был только вред. Но такова была великая трагедия исторического развития.

Выход был найден только с появлением на аре­не истории рабочего класса, научного коммунизма и пролетарского искусства. Не отрицание, а крити­ческое освоение классического наследия, развитие его с классовых позиций рабочего класса — на такой основе созидалось и достигало высот искус­ство революции и социализма. На эти позиции переходили многие передовые представители старой интеллигенции, но пролетариат выдвинул и своих великих творцов. Коммунистическое искусство пот­рясло мир невиданными шедеврами, помогло пол­нее осознать всю глубину деградации буржуазного общества и его культуры.

Однако судьбы социалистического искусства были столь же непросты и драматичны, как и само утверждение коммунизма на планете Земля. Исто­рическое развитие противоречиво, оно совершает попятные движения, и каждую революцию подсте­регает за углом с кинжалом в руках своя контрре­волюция. Кризис мелкобуржуазного ревизионизма в СССР, повлекший реставрацию капитализма, не мог не отразиться самым пагубным образом и на искусстве. Социалистический реализм, который на все лады, часто под видом бурного восхваления, громили, отравляли, выхолащивали бесчисленные ревизионисты от искусства, на время ушел в подполье. В сегодняшней буржуазно-ельцинской Рос­сии процветает лишь одна поп-культура, убогая по содержанию и безобразная по форме. Дебильные детективы, “захватывающие” триллеры и “фильмы ужасов”, слащавые телесериалы и натужно-импотентские постельные сцены заполонили теле-, кино, видеоэкраны и литературу.

В российской буржуазной “массовой культуре” (равно как и в элитарной “зауми”) умер Герой и вылезло мурло мещанина.
На место гордого неза­висимого художника, который своим талантом переделывает мир и влечет сердца на высокие под­виги, пришел лизоблюд, завсегдатай буржуйских презентаций, пошлый клоун, выступающий после стриптиза на сцене ночного клаба, стригущий баксы за рекламу консервов для кошек. Бывшая советская интеллигенция предала Родину, трудовой народ и все великие принципы подлинного искус­ства. Вместо того, чтобы в художественных обра­зах — отточенном слове, звуках и красках — пости­гать и выражать истину, она, в полном соответст­вии с законами рынка, продает свой талант и свою совесть на диком торжище нашего все более звереющего капитализма.

Но ночной мрак не вечен, а попятное движение мировой истории — лишь разбег для прыжка. Вре­менная победа капитализма лишь выявляет в еще более чудовищных формах его противоречия, еще более развивает классовые конфликты. А значит, готовит еще более решительных могильщиков капитализма, вынуждает их к самым радикальным действиям. XX век — эпоха пролетарских социалис­тических революций, завещает веку ХХI-му, треть­ему тысячелетию Всемирную Коммунистическую Революцию. И новые художники-творцы, занявшие в этой Революции твердую пролетарскую позицию, создадут великое Искусство будущего, новую изу­мительную Красоту для человечества, окончатель­но освобождающегося от ига капитала и собствен­ной мелкобуржуазной подлости.

II

Впервые я увидел Бориса Михайловича ГУНЬКО на сцене московского Дома Ученых весной 1989 года. Тогда антигорбачевское коммунистическое сопротивление только-только начинало принимать организованные формы. В своем докладе доктор экономических наук А.А.Сергеев достаточно осто­рожно говорил об “ошибочности”, “неэффективнос­ти” внедрявшегося стараниями верхушки КПСС “рыночного социализма”, но и этот умеренный про­тест в условиях перестроечного тоталитаризма при­влекал к себе всех настоящих коммунистов.

А потом вышел стройный строгий мужчина с пышными бровями, прочитал потрясающее в своей бескомпромиссности стихотворение, оно клейми­ло реставрацию капитализма, предрекало неизбеж­ную Революцию и грозно предупреждало, что “...снова будет Чудо и Жизнь — вперед! И всецелующий Иуда — на эшафот!”. И не успели слушатели толком придти в себя от этого поэтического “уда­ра”, как его автор сказал, что социализм — не только теория, но прежде всего реальная классовая борь­ба, и призвал вступать в Московское общество “Единство — за ленинизм и коммунистические иде­алы”. Это и был Борис Михайлович Гунько.

Одним из первых Б.М.Гунько почувствовал нависшую над Социалистическим Отечеством грозную опасность и понял необходимость организо­ванной борьбы. Весной 1989 года вместе с Н.А.Ан­дреевой он стал учредителем первой в стране ор­ганизации бескомпромиссного коммунистическо­го Сопротивления — Всесоюзного общества “Един­ство — за ленинизм и коммунистические идеалы”, тогда же был избран заместителем Н.А.Андреевой и председателем Московского “Единства”.

Инженер-химик по профессии, Б.М. Гунько отличался значительной разносторонностью своих интересов. Многие его изобретения были внедре­ны не только в СССР, но и в ряде наиболее разви­тых капиталистических стран. Он участвовал в меж­дународных соревнованиях по марафонскому бегу. Был ценителем и знатоком искусства, классичес­кой музыки в особенности. Но, пожалуй, наиболее важное место в его жизни давно уже занимало ув­лечение марксистско-ленинской философией. Именно это и предопределило его обостренную реакцию на многочисленные и грубые отклонения от марксизма в политике КПСС еще задолго до Гор­бачева. Были при этом и жаркие схватки с достаточно высоким партруководством вплоть до МК КПСС, например, по вопросам преступного попус­тительства интервенции растлевающего западно­го лжеискусства.

С началом горбачевской контрреволюции практическая борьба с ней становится главным делом всей его жизни. Помимо “Единства” он входит в руководство еще ряда организаций Сопротивления, которые позднее составили костяк коммунистичес­ких партий - РКРП и ВКПБ, образовавшихся осенью 1991 года после бесславного конца КПСС и Компартии РСФСР. Б.М.Гунько был одним из активных участников Инициативных Съездов коммунистов России (ИСКР) и основателей РКРП. Ныне он член ЦК РКРП и член Оргбюро Московского Комитета.

Напряженная организаторская и пропагандис­тская деятельность, работа над теоретическими и публицистическими статьями, выступления на со­тнях митингов, пикеты и демонстрации, выпуск листовок, редактирование одной из самых первых ком­мунистических газет (“Дубинушка” с января 1990 г.), а ныне еще и газеты “Трудовая Россия”, уста­новление рабочих связей с товарищами из других городов — эти и многие другие дела до конца пог­лощают все его время, не оставляя ничего для от­дыха. Вот уже более 6 лет как он ни разу не был в отпуске, не имел ни одного выходного дня.

Он постоянно ищет новые актуальные формы работы. Так 16 февраля 1992 г. по его инициативе было учреждено Московское Советское Антифа­шистское Общество, а уже 23 февраля в Москве ельцинский фашизм открыто показал свои страш­ные клыки - состоялось первое массовое избие­ние советских людей. После кровавого Первомая 1993 года по инициативе Гунько создается “Союз жертв демофашистского террора”. Осенью 1992 г. он формирует специальную концертную бригаду движения “Трудовая Россия”, которая с тех пор регулярно выступает в Москве и других городах, вдохновляя советских людей на борьбу яростным искусством современного Сопротивления. В мае 1994 г. по его инициативе создан Московский, а ныне создается Общероссийский Конгресс “Дея­тели культуры и искусства за Советскую Родину”.

Он всегда там, где наивысший накал действен­ной борьбы. Много дней и ночей со своими това­рищами пикетировал он Чилийское посольство в поддержку преданного Горбачевым Э.Хонеккера, много дней и ночей пикетировал он в 1992 г. ос­танкинскую телевизионную “Империю лжи”. Он был в самой гуще столкновений с вооруженными бандами антинародного режима 23 февраля 1992 и 1 мая 1993 года. В сентябре — октябре 1993 г. он дни и ночи на баррикадах Дома Советов, проникая туда даже после установления жесткой блокады. Я видел его под изуверским обстрелом вечером 3 октября в Останкино.

После поражения остатков советской власти в октябре 1993 года, когда В.Анпилов был схвачен и сидел в Лефортовской тюрьме, когда вся оппози­ционная пресса была запрещена и многие “това­рищи” буквально сжались от страха, Гунько напе­рекор всему сразу же после расстрела нелегально выпускает “Дубинушку” с бичующим тирана заго­ловком - “ЕЛЬЦИН - ЭТО ГИТЛЕР СЕГОДНЯ!”. И далее в течении всего периода запрета “Дубинуш­ка”, как ни в чем ни бывало, выходит, громя демофашизм, сообщая советским людям радостную весть о том, что Сопротивление не сломлено, борь­ба продолжается! Понятно, что такой тип поведе­ния вызывает ответную реакцию властей, а потому Гунько приходится вести многочисленные “собеседования” со следователями, прокурорами, судь­ями. Приятных впечатлений это, конечно, не оставляет. Но борьба есть борьба, и коммунисты будут вести ее до победного конца!


III


Я спрашиваю у Бориса Михайловича:

— Когда же Вы успеваете писать стихи?

— Вы правы! — отвечает он, — Вот так специ­ально сидеть и писать стихи — такой роскоши жизнь мне не предоставляет. Стихи сочиняются букваль­но походя — когда иду с каким-нибудь нашим шествием, еду в транспорте... Иногда на скучных со­браниях.

— Но ведь это не рационально! Ведь именно стихами Вы сильнее всего бьете врага. Не лучше ли, отключившись от всего прочего, целиком со­средоточиться только на стихах?

— Нет. У меня стихи рождаются от того воз­буждения, волнения, что дают жизнь, борьба. Если отключусь, запрусь в кабинете, то и никаких стихов не будет.

Чутким сердцем поэта Б.М.Гунько очень часто видит дальше, глубже многих других. Помню его прямые политические предвидения. Например, ког­да большинство у нас, а среди руководства прак­тически все, упорно верили, что Горбачёв еще по­вернется к коммунизму, Гунько в 89 - 90 годах при­ходил на митинги с пророческой надписью на пла­кате: "ЧЕРЕЗ ПАРЛАМЕНТСКИЕ БУРИ, ЧЕРЕЗ СЛО­ВА О ДЕМОКРАТИИ ПОЛЗЕТ К ПРЕСТОЛУ НОВЫЙ ФЮРЕР, ПРЕДАВШИЙ РОДИНУ И ПАРТИЮ!”

“СКВОЗЬ СЛАДКИЙ МЕД ПРОФЕССОРСКИХ РЕЧЕЙ И ЖЕЛТЫЙ ВИЗГ ОСАТАНЕВШЕЙ ПРЕССЫ Я СЛЫШУ ЗВОН ОТТОЧЕННЫХ МЕЧЕЙ И СТОН ЗАУПОКОЙНОЙ МЕССЫ!” — декламировал Борис Ми­хайлович на митинге 22 января 1991 года у Траур­ного поезда В.И.Ленина. Это было сказано в отно­сительно тихое и спокойное время, когда кое-кто, многозначительно подняв вверх указательный па­лец, заверял нас: “В КПСС есть здоровые силы, способные вернуть перестройку на путь социалис­тического развития”... Лжепророкам верили — кто до крушения КПСС и СССР, кто до расстрела Ель­циным Верховного Совета России, кто аж до Чеч­ни. А прав постоянно оказывался Гунько! Этот про­роческий дар поэта, так же как и его бескомпро­миссный большевизм, между прочим, многим был не по душе. И как только эти многие порой не обзывали его — трусливо и за глаза! — и “левым маоистом”, и “экстремистом”, и, конечно же, “прово­катором”... Но проходило время и умные, честные понимали: побольше бы нам ТАКИХ “провокаторов” и “маоистов”!.

Поэт и гражданин — эта формула Н.А.Некрасо­ва удивительно точно подходит для характеристи­ки Б.М.Гунько. Активная политическая деятельность всегда шла у него параллельно, в теснейшей связи с поэтическому творчеством. Осенью 1992 года вышел в свет двадцатитысячным тиражом сборник его гражданской поэзии, включивший в себя три цикла: “Ждет Россия”, “Демокрады” и “Наши”. В 1994 году из-под его пера выходит брошюра “Пись­ма из Турции” — очерки о борьбе турецких комму­нистов.

Не секрет, что наши коммунисты из загранпо­ездок привозят чаще всего “братскую помощь”, воспоминания о приятных фиестах и гордость от собственной популярности. “Письма из Турции” Гунько — наверное, самый положительный итог ото всех поездок за границу, о которых мне приходилось знать и слышать. Это одновременно и художественно-яркий отчет о деятельности современ­ной боевой компартии, и полезнейшее открытие для российских коммунистов революционного левого маоизма, и квинтэссенция сделанного международ­ным коммунистическим движением анализа наше­го поражения, и первое в нашей печати глубокое описание болезней компартий послеперестроечной России.

Вскоре после “Писем из Турции” Гунько пуб­ликует работу “Взлетит ли птица на одном крыле? (Необходимое дополнение к Программе Коммунистической партии)”, в которой как дважды два доказывает, что на основе одной только экономики и БЕЗ СПЕЦИАЛЬНЫХ УСИЛИЙ по созиданию нового человека социализм, а тем более коммунизм, построить невозможно. При этом чрезвычайно важно то, что в этой философской работе теоретический анализ сочетается с сугубо практическими выводами и рекомендациями.

Из под пера Б.М.Гунько (прежде всего в “Ду­бинушке”) постоянно выходят острополемические статьи отличающиеся неожиданным, на первый взгляд чрезмерно парадоксальным подходом к яв­лениям, казалось бы давно и достаточно познан­ным. Так парадоксальна, но при тщательном изу­чении оказывается совершенно справедливой оценка демократии, как системы непреложно ведущей... к фашизму. В самом деле! Демократия — это власть народа. Народ это — все население. Значит, де­мократия — это равное право на власть для всех. Но как только вы даете это “равное право” богачу и бедному труженику, так моментально вся власть оказывается ТОЛЬКО У БОГАЧА и никакой у труженика. Поэтому демократия — мнимая “власть для всех” — неотвратимо ведет к капитализму. А капи­тализм перманентно беременен фашизмом. Отсю­да Гунько органично выводит и отстаивает новое актуальное понятие — демофашизм. Отсюда: до­лой демократию (т.е. долой демагогию о “власти всем”) , и - власть ТОЛЬКО ТРУДЯЩИМСЯ! Кажется, все предельно ясно. Остается лишь удивляться все еще продолжающемуся умилению демократией многих людей, которых не могут убедить ни логи­ка, ни тысячелетние уроки истории.

Подобное НЕПОНИМАНИЕ ОЧЕВИДНОГО на­блюдается, к сожалению, достаточно часто. Недав­но в “Дубинушке” опубликована вызвавшая большой резонанс работа Гунько - “Энциклопедия пра­вого оппортунизма (Критика программы КПРФ)”. Один из оппонентов (разумеется, член КПРФ), “раз­долбав в пух и прах” эту работу писал: “Не под­умайте только, что я читал Вашу грязную газетен­ку!”. Чрезвычайно знаменательное и характерное признание! Но ведь сегодня мы постоянно сталки­ваемся с этим поразительным феноменом зомбирования! Зомбирование антипатриотизмом, демок­ратией, оппортунизмом... Как преодолеть его? Практика показывает, что очень часто художествен­ный образ действует сильнее, чем прямая логика. “Поэтому и пишу стихи!” - говорит Гунько...

...И вот перед вами новый сборник пролетар­ского поэта-революционера: “ЗЛЫЕ СТИХИ””. В нем и в самом деле много действительно злых сти­хов. В первом же стихотворении читаем: “СКАЖУТ МНЕ ДОБРЯКИ, ЧТО, МОЛ, НАДО С ЛЮБОВЬЮ, А Я ЗЛОБЕН И ДИК, И ЗОВУ К ТОПОРУ...” Да! Многие скажут, что злоба отталкивает, что люди и так уста­ли, запуганы и т.д., и т.п. Но среди поэтов, как и вообще среди людей, есть два типа личности: обы­ватель и борец. О них очень хорошо сказал Н.А.Нек­расов. О первом: "Блажен незлобливый поэт, в ком мало желчи, много чувства: Ему так искренен при­вет друзей спокойного искусства..." А вот о вто­ром, о поэте-борце:


Питая ненавистью грудь,

Уста вооружив сати­рой,

Проходит он тернистый путь

С своей караю­щею лирой.


Его преследуют хулы:

Он ловит звуки одобренья

Не в сладком ропоте хвалы,

А в диких криках озлобленья...


Со всех сторон его клянут,

И, только труп его увидя,

Как много сделал он, поймут,

И как любил он - ненавидя!


Рискуя вызвать “крики озлобленья”, скажу все-таки, что именно таким и должен быть сегодня поэт-коммунист. И вообще подлинный коммунист! Ибо идет война и перед нами, извините, не “оппонент”, а беспредельно злобный и жестокий враг, который должен быть или принужден к безоговорочной ка­питуляции или уничтожен.

В новом сборнике поэтические отзвуки событий, мыслей, переживаний последних трех лет — с осени 1992 года. Здесь и пикеты на Васильевском спуске Красной площади, и баррикады на Смолен­ской площади и у Дома Советов, и листовки, по которым люди стекались на массовые выступле­ния против буржуазного режима. Здесь гневная атака на российское буржуазное государство, его армию и полицию, равнодушных обывателей и пя­тую колонну откровенных предателей (подлинный шедевр — грозно-пророческое стихотворение “Ан­тилюди”), обличение вождизма и пронзительно-яркие призывы “экстремизма чистой совести”, при­зывающие в бой, на баррикады, “ХВАТИТ СЛОВЕСНЫЕ КРУЖЕВА ИЗ СТРАХА И ЛЖИ ПЛЕСТИ! ТОЛЬ­КО СВЯТОЕ МУЖЕСТВО МОЖЕТ СТРАНУ СПАСТИ!” — провозглашает поэт, и вовсе не крик отчаяния слышится в этом призыве, а бесконечная вера в неминуемое торжество идеалов революционного коммунизма.

Яркий поэтический язык — язык бунтующих улиц, простые, запоминающиеся характеристики, митинговые выкрики и лозунги, плакатно-листовоч­ная выпуклость образов — все это нетривиальное, СТРЕЛЯЮЩЕЕ совершенство художественной фор­мы делает новые стихи Гунько значительным со­бытием как в политической, так и в поэтической жизни. Недаром еще задолго до выхода в свет это­го сборника многие из включенных в него стихов уже получили свое “второе дыхание” в грозных пес­нях нашего Сопротивления. И пусть сегодня эти су­ровые стихи популярны лишь в той части нашего народа, что уже поднялась на священную войну с нашествием капитала, завтра они поднимут в бой новые тысячи и тысячи отважных борцов. А в шко­лах будущего по этим стихам будут изучать нашу сегодняшнюю историю.


Павел БЫЛЕВСКИЙ,

кандидат философских наук,

секретарь по идеологии

ЦК Российского комсомола.


^ ЗЛЫЕ СТИХИ


Это злые стихи! Нету в них ароматов

поэтических роз, обывательских грез.

Это — казнь за грехи, это — из автоматов

смертоносный огонь за измену и ложь!


Скажут мне “добряки”, что, мол, надо с любовью,

а я злобен и дик, и зову к топору.

Да! Когда мой народ заливается кровью,

говорю напрямик — Доброта не к добру!


Кто-то скажет — стихам не хватает шлифовки.

Да какая шлифовка, когда надо стрелять!

Безоружным бойцам заменяя винтовки,

чуть родившись на свет, шли стихи умирать.


Кто-то скажет — стихам не хватает культуры.

Да! Культура сбежала, предав свой народ.

Кто-то должен был петь, где дубинки и пули,

где кричит комиссар: “Коммунисты! Вперед!”.


Кто-то должен был встать, чтобы встали другие,

чтобы совесть проснулась, чтобы вспыхнула честь.

Тяжело загорались головешки сырые

и стихи мои злились. Уж примите как есть!


Уж примите как есть! А когда скинем хамов

и Советский Союз вновь родится на свет,

я вам честью клянусь — золотыми стихами

напишу утонченный и добрейший сонет!


Январь 1994 г.


ПЕРВОЕ МАЯ 1993 г.


I


Наконец-то НАШИ баррикады!

НАШИ песни! Звуки НАШИХ слов!

Родина! Спасибо за награду,

за твое доверье и любовь!


Долго ты ждала, изнемогая,

не пускала в праведную сечь.

Кроткая, великая, святая,

ты меня хотела уберечь.


Ты дала мне яростное слово,

чтоб сразить нахлынувшую тьму.

Только тьма костлявою рукою

обхватила сердце, как хомут.


Только стал хомут настолько тесен,

что уже не жить и не дышать.

Наступило время новых песен,

тех, что надо кровью написать.


Знаю я — ты крови не хотела,

только доли не было иной —

или в бой за праведное дело,

или на кладбищенский покой.


Родина! Ты можешь быть спокойна -

я тебя ни в чем не подведу.

Я перо меняю на дреколье,

ты зовешь на бой — и я иду!


И не надо мне иной награды,

никаких не надо громких слов.

Наконец-то НАШИ баррикады!

Родина! Спасибо за любовь!


Ночь 1 мая 1993 г.,

в 157 - ом отделении милиции.


II


Он свое получил, бронированный пес.

Волчья стая скулит об утрате...

Но ликует Весна, что он ног не унес,

что подох как собака предатель.


Но ликует Весна! В море Красных знамен

зреет грозная сила народа.

Никогда и ни в чем не отступится он

от добытой отцами Свободы!


И не надо орать, что великий народ

с палачами суров и невежлив.

^ КТО ВО ИМЯ ЛЮБВИ ПАЛАЧЕЙ СВОИХ БЬЕТ,

ТОЛЬКО В ТОМ НАСТОЯЩАЯ НЕЖНОСТЬ!


И не надо мечтать, что получит ворье

землю нашу святую когда-то.

Кровь за кровь!

Смерть за смерть!

Защитим мы ее!

Ни один не уйдет от расплаты!


7 мая 1993 г.

  1   2   3




Похожие:

Борис Гунько Злые Стихи iconДокументы
1. /Рассказы/Без следа.doc
2. /Рассказы/Вечная...

Борис Гунько Злые Стихи iconДокументы
1. /ь 10_2007/Проза/БАРКОВА Виктория_Боевой Танковый прицел.rtf
2. /ь...

Борис Гунько Злые Стихи iconЛюбовную лирику, пейзажную, философскую, стихи о поэтах, мятежные стихи и т д. (терминология К. В.) Мы даём подборку стихов под условным названием: «Я поэт». «Я поэт»
В поэзии Константина Васильева можно выделить: любовную лирику, пейзажную, философскую, стихи о поэтах, мятежные стихи и т д. (терминология...
Борис Гунько Злые Стихи iconЛюбовную лирику, пейзажную, философскую, стихи о поэтах, мятежные стихи и т д. (терминология К. В.)
В поэзии Константина Васильева можно выделить: любовную лирику, пейзажную, философскую, стихи о поэтах, мятежные стихи и т д. (терминология...
Борис Гунько Злые Стихи iconИмела я твои стихи… (проза)
А она обиды не прощает… За такие слова моя душа будет писать тебе очень обидные стихи
Борис Гунько Злые Стихи iconДокументы
1. /Злые демоны мозга.doc
Борис Гунько Злые Стихи iconВнеклассное мероприятие. А. Л. Барто «Стихи детям о детях»
И это не удивительно. Ведь маленьким детям читают эти стихи родители. Вырастают дети, сами становятся мамами и папами и читают эти...
Борис Гунько Злые Стихи iconКорнеев борис Георгиевич
Корнеев борис Георгиевич, один из старейших капитанов Беломорской базы гослова. Умер 20 июня 1972 года в Мурманске
Борис Гунько Злые Стихи iconРедько борис Федорович
...
Борис Гунько Злые Стихи iconМищенко борис Иванович
Мищенко борис Иванович, капитан на судах Мурманского тралового флота. Много лет с конца 1950-х годов возглавлял экипаж траулера «Рион»....
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов