К вопросу о теоретической реальности icon

К вопросу о теоретической реальности



НазваниеК вопросу о теоретической реальности
Дата конвертации05.09.2012
Размер263.59 Kb.
ТипДокументы

К вопросу о теоретической реальности.


В статье «Системная эволюция сознания»[1] после введения математического метода изучения сознания было введено понятие теоретической реальности, и было показано, что феномен сознания можно рассматривать в качестве функциональной теоретической реальности. Кроме того, вопросу о существовании и смысле понятия теоретической реальности посвящён раздел в статье «Системное мировоззрение»[2]. Думаю, что этих общих рассуждений о теоретической реальности мало, вопрос о теоретической реальности достоин специального рассмотрения. Тем более что существование теоретической реальности в выше приведённых статьях было понятно на интуитивном уровне и ещё не облечено в более точную логическую оболочку. Попробуем это сделать в данной статье.

Что такое теоретическая реальность? Окружающий мир объективен, закономерности этого мира тоже объективны и таковы, каковы они в реальном мире. Окружающий мир и законы этого мира объективны и не зависят от нашего сознания.

Но вот мы начинаем изучать этот мир с помощью какого-то языка, и излагаем это изучение в форме описания на разговорном языке или на математическом языке. И в нашем сознании появляется языковое отражение окружающего мира и его закономерностей. Естественно, это отражение будет некоторым приближённым отражением окружающего мира, просто потому, что никакой язык не позволит точно описать наблюдаемые явления. Это отражение по своей сути является некоторой теоретической реальностью в нашем сознании. И вот это отражение, как теоретическая реальность в нашем сознании, уже зависит от уровня развития и особенностей сознания. Об этом говорилось в статьях [3] и [4], только там ещё не было понятия теоретической реальности. Итак, теоретическая реальность – это все представления, которые формируются в нашем сознании. Если эти представления относятся к окружающему миру, то они всегда будут приближёнными представлениями об этом мире в нашем сознании.

То есть понятие теоретической реальности в науке нужно ввести подобно понятию отражения в философии. Только понятие отражения это общее философское понятие, а понятие теоретической реальности вполне конкретное понятие. Отражение окружающего мира в сознании может быть объективным или субъективным.

Объективное отражение в сознании возникает и строится на основе наблюдательных фактов или экспериментов, и в науке называется научным законом или теорией. Например, закон всемирного тяготения возник на основе наблюдений за движением планет в Солнечной Системе. То есть это объективное отражение, которое принято называть научным законом. Не будем трогать такую терминологию. Знания, которые получены на основе наблюдений и экспериментов будем считать объективными, и по отношению к таким знаниям сохраним всю научную терминологию. Подчеркнём, что объективные знания всегда получены на основе наблюдений и экспериментов. И, несмотря на это, любые объективные знания всегда являются приближёнными знаниями.


Отражение об окружающем мире может быть полностью придумано в нашем сознании и оторвано от реального окружающего мира. Классическим примером такого отражения являются религии. Бога никто не видел и его присутствие никто не фиксировал (видения, галлюцинации в счёт не принимаются). Тем не менее, религиозные представления, построенные на основе веры в бога, существуют, и многие люди поклоняются такого рода знаниям. Это пример субъективного отражения.

Конкретное отражение любых знаний в сознании будем называть теоретической реальностью. В первом приближении, теоретическая реальность – это знания, которые придуманы в нашем сознании, существуют только в нашем сознании, и в какой-то степени могут отражать реальный окружающий мир. Теоретическая реальность, как и отражение, может быть объективной и субъективной.

Субъективную теоретическую реальность мы придумываем в своём сознании, в природе такой реальности не существует.

Объективная теоретическая реальность может относиться и к тому, что мы видим и фиксируем, но может относиться и к тому, что мы непосредственно не видим, а фиксируем только функциональные свойства этой невидимой материи.

Для учёного пример с религией прост и понятен, учёные сразу согласятся, что религия – это субъективная теоретическая реальность. А вот верующие с этим не согласятся, но это уже другой вопрос, не имеющий к науке никакого отношения, и рассматривать его мы не будем.

Проблема в том, что в науке тоже существует субъективная теоретическая реальность, но теперь учёные могут с этим не согласиться. Впрочем, вопрос о существовании теоретической реальности в науке, более сложный вопрос. Попробуем в этом разобраться.

Во-первых, среди учёных много людей эмоциональных и верующих, поэтому они вполне искренне могут просто придумать субъективную научную теоретическую реальность и поверить в неё. Осознанно субъективную научную теоретическую реальность могут придумать и ради денег. Но научное сообщество достаточно серьёзно, и даже осознанно придуманная субъективная теоретическая реальность в науке не приживается и быстро развенчивается.

Во-вторых, субъективная научная теоретическая реальность может быть придумана неосознанно и некоторое время вполне может существовать в качестве научной информации. Вспомните пример с каналами на Марсе. Лоуэллу показалось, что на Марсе существуют каналы, и в эту гипотезу поверили многие астрономы, которые вполне искренне тоже занимались изучением марсианских каналов.

Осознанно или неосознанно придуманная субъективная теоретическая реальность в науке долго не продержится. А вот функциональная теоретическая реальность в науке вполне может прижиться. В окружающем мире многое мы просто не можем видеть. В ядерном мире мы не можем полноценно рассмотреть элементарные частицы и не можем полноценно зафиксировать многие события, просто потому, что размеры слишком малы, а процессы слишком кратковременны. Во вселенной мы тоже лишены возможности наблюдать многие процессы из-за их долговременности, а эксперименты чаще всего вообще не возможны. И даже в макромире, рядом с собой, мы не можем всё видеть. Например, мы не видим сознание, и все наши представления о сознании построены на функциональных свойствах сознания, которое проявляется через поведение живых существ.

То есть на основе проявления функциональных свойств и опосредованных наблюдений, мы знаем, что в природе что-то существует, но что именно, мы не видим. А узнать, что это, очень хочется. И вот для таких случаев мы придумали абстрактные теоретические научные методы исследования, и на основе этих теоретических методов можем, как бы воссоздать то, что не видим, в виде функциональной теоретической реальности. Естественно возникает вопрос, а насколько функциональная теоретическая реальность близка к объективной природной реальности?

Вопрос вполне естественный и научный. К сожалению, в современной науке этот вопрос снят или попал под запрет, а функциональную теоретическую научную реальность канонизировали и приравняли к объективной реальности. Что меня совершенно не устраивает, потому что это противоречит здравому смыслу и логическому восприятию окружающего мира. В рамках системного мировоззрения этот вопрос требует подробного анализа.

Казалось бы, что в науке изучение невидимого должно было начаться с того, что рядом, с сознания. На основе своего собственного существования мы не сомневаемся, что сознание существует, но увидеть чувства и мысли сознания мы не можем. Во всяком случае, пока не можем. Остаётся только теоретический метод изучения сознания. Но этого не произошло. Вопрос об изучении сознания отдали на откуп религии, философам и психологам, которые и шаманят вокруг сознания.

В статье [1] предложены два научных метода изучения сознания, в основе которых лежат экспериментальные исследования: физический и математический. В физическом методе предполагаются прямые экспериментальные исследования. В математическом методе – теоретические исследования, в основе которых тоже должны лежать экспериментальные данные, которые получить совсем не просто. Поэтому к вопросу о сознании вернёмся позже.

Пожалуй, серьёзные научные исследования того, что невидимо, началось с введения Ньютоном дальнодействия и закона всемирного тяготения. В дальнейшем оказалось, что дальнодействие является гравитационным полем. Вполне возможно, что где-то в секретных лабораториях создаются установки для регистрации гравитационных волн, но результаты таких исследований мне не известны. Скорее всего, гравитационные волны для нас по-прежнему совершенно невидимы, и являются одной из теоретических реальностей, которая существует в наших теориях, построенных на свойствах взаимодействия небесных тел.

То есть гравитационное поле, являясь невидимым, проявляет себя в виде теоретической реальности функционально, в виде взаимодействия небесных тел. А результаты взаимодействия небесных тел для нас вполне видимы. Анализируя конкретное взаимодействие небесных тел, мы можем опосредованно изучить некоторые свойства невидимого гравитационного поля. То есть теоретическая реальность может реально отражать то, что существует в природе, но является для нас невидимым.

Итак, теоретическая реальность может быть субъективной и объективной. Просто придуманное понятие теоретической реальности – это субъективная теоретическая реальность. Субъективная теоретическая реальность – это знания, которые полностью придуманы в нашем сознании, и существуют только в нашем сознании. Например, субъективной теоретической реальностью являются религиозные знания, астрологические знания, знания о Бермудском треугольнике, теория о локализации элементарных частиц из пространства и т. д. и т. п. Придумать таких знаний можно сколько угодно и для чего угодно. Просто для того, чтобы имитировать какую-нибудь деятельность.

Объективная теоретическая реальность – это знания о видимых и невидимых формах материи, которые придуманы в нашем сознании на основании функциональных свойств этой материи. Примером объективной теоретической реальности является гравитационное поле. Увидеть гравитационное поле мы не можем, рассмотреть структуру гравитационного поля не можем, увидеть среду, в которой распространяются гравитационные волны, тоже не можем. Ощущать гравитационное поле мы можем в виде притяжения нашего тела к Земле. Мы можем так же наблюдать проявление свойства гравитационного поля в виде взаимного притяжения небесных тел.

В науке объективная теоретическая реальность обретает вид научных законов и теорий. То есть научные законы и теории – это объективная теоретическая реальность в нашем сознании, которая неплохо приближена к природной истине из-за многократных наблюдений и экспериментов. Но нужно всегда помнить, что законы и теории это только объективная теоретическая реальность в нашем сознании, а не сама природная истина. Забывчивость об этом философском принципе приводит к канонизации научных законов и появлению божественных теорий в науке.

Ещё одна проблема возникает при построении функциональной теоретической реальности на базе другой теоретической реальности. Например, гравитационное поле для нас невидимо, но мы точно знаем, что оно существует, поэтому гравитационное поле является объективной теоретической реальностью. Но из чего состоит это гравитационное поле, какова его структура? И вот мы вводим понятие гравитона, это частицы, которыми обмениваются небесные тела, в результате чего и возникает гравитационное поле. Насколько объективны наши представления об обменной природе гравитационного поля? Обменная природа гравитационного поля – это уже функциональная теоретическая реальность. Насколько она объективна или она уже субъективна? На сколько процентов объективна и насколько процентов субъективна? Реально ответ не так уж однозначен, но в науке этот ответ канонизировали, и перевели в разряд веры. Мы должны просто верить, что это так. Но реально это уже может быть и субъективной научной теоретической реальностью. Это один пример возникновения в науке субъективной теоретической реальности.

В Общей Теории Относительности природа гравитационного поля объясняется искривлением пространства-времени телами, обладающими массой. Это тоже пример построения одной объективной теоретической реальности (гравитация) на основе другой функциональной теоретической реальности (пространство-время). Это вообще парадокс, когда объективная теоретическая реальность объясняется за счёт функциональной теоретической реальности. И многие наблюдения и эксперименты подтверждают правильность ОТО. Но те же вопросы остаются: на сколько ОТО объективна и насколько субъективна?

Или для нас это уже не важно? Для нас уже не важно, что мы видим на экранах телевизоров и мониторов, объективную или субъективную теоретическую реальность? Или мы уже готовы приравнять объективную и субъективную теоретическую реальность?

Итак, необходимо особо выделить ещё один вид теоретической реальности, это функциональная теоретическая реальность, так как функциональная теоретическая реальность может быть частично объективной и частично субъективной. Функциональная теоретическая реальность – это знания о невидимых формах материи, которые придуманы в нашем сознании на основании видимых функциональных свойств этой невидимой материи.

Ещё один пример. При изучении спектров звёзд был открыт принцип Доплера, о смещении спектральных линий в спектрах движущихся объектов. Это объективная теоретическая реальность, подтверждённая экспериментально на электромагнитном системном уровне. Прошло время, и астрономы приступили к изучению Метагалактики. Это уже совсем другой системный уровень организации материи, гравитационный. Но эффект Доплера автоматически перенесли с одного системного уровня организации материи на другой уровень, с электромагнитного уровня организации материи на гравитационный уровень организации материи. А при таких переходах научные законы могут перестать выполняться или существенно видоизменяются, или мы просто можем дать научному закону неправильную трактовку.

На относительно небольших космических расстояниях влиянием космической среды вакуума или темной энергии на распространение электромагнитного излучения можно пренебречь, и считать, что эффект Доплера связан только с движением небесных тел. Но на больших метагалактических расстояниях влиянием среды вакуума на распространение электромагнитного излучения пренебрегать уже нельзя. Не изучив этот вопрос, через некоторое время на основе классического эффекта Доплера появилась теория большого взрыва, постепенно эта теория канонизировалась и превратилась в божественную теорию Большого Взрыва.

Впрочем, перенос закона Доплера с одного системного уровня организации материи на другой уровень, это не главная причина обожествления теории большого взрыва. Главная причина любого обожествления – это введение главного божественного понятия. В религии это бог. В теории большого взрыва это пространство-время. Вопрос о пространстве и времени это отдельный вопрос. Но если кратко, то в науке понятия пустого пространства и времени вначале возникли в качестве гносеологических понятий, которые облегчали понимание окружающего мира. Постепенно понятия пространства и времени стали формой существования материи, сначала в философии, а в Общей Теории Относительности четырёхмерное пространство-время окончательно материализовалось и в науке. А в теории большого взрыва пространство-время играет роль главного божественного понятия. Но кто видел это пространство-время? Этот вопрос аналогичен вопросу, кто видел бога? Как вообще можно видеть пустоту? Ведь пустота – это субъективная теоретическая реальность в нашем сознании, которая помогает нам изучать объективный окружающий мир.

В реальном мире квант электромагнитного излучения, пролетая вблизи массивного гравитационного объекта, искривляет свою траекторию полёта. И это реальное явление природы достойно подробного изучения. Эйнштейн посмотрел на это явление иначе, как на функциональное явление. И пришёл к выводу, что как функциональное явление его легче описать за счёт искривления пространства-времени. Что он и сделал. То есть Общая Теория Относительности является функциональной теорией, которая частично объективна и частично субъективна. И Эйнштейн это понимал. Осознанно или неосознанно, но ему очень не понравилось строить функциональную теоретическую реальность в своём сознании, ему хотелось изучать реальную природу. Поэтому он для себя блокировал возможность создания функциональных теорий, и пытался найти путь реального изучения природы. А это очень трудная задача. В дальнейшем физики теоретики легко перешагнули через этот моральный барьер и с лёгкостью начали создавать функциональные теории, одна круче другой.

Проблема ещё и в том, что и Общая Теория Относительности, и теория Большого Взрыва строились на основе пустого математического пространства и непрерывного времени. Но в реальном мире пространство и время не математические понятия, а физические. А пустого физического пространства и непрерывного физического времени, как таковых не существует [3] и [4]. Физическое пространство это всегда какая-то среда, в настоящее время такой предельной средой можно считать вакуум или тёмную энергию, не знаю, какой термин приживётся в науке. А физическое время дискретно.

Физическое пространство вакуума можно считать какой-то новой энергетической средой, или оно связано с каким-то новым состоянием материи во Вселенной. При распространении электромагнитных волн в этой среде они должны затухать, что и будет главной причиной существования красного смещения в спектрах далёких космических объектов. Если электромагнитную энергию рассматривать в качестве энергетической корпускулы, то при движении этой корпускулы в энергетической среде тоже будет неизбежной потеря энергии. Поэтому нужны наблюдения и эксперименты по выявлению истинной природы красного смещения в спектрах галактик. А это не так просто. Да и кто санкционирует такие эксперименты, ведь тогда в науке рухнут все наши божественные теории.

История изучения ядерного мира ещё более запутана, чем история изучения гравитационного мира. Считается, что эксперименты в мире элементарных частиц достаточно достоверны, чтобы объективно судить о свойствах ядерного мира. В чём я очень сомневаюсь. А как тут можно не сомневаться?

  1. Ядерный мир для нас невидим. Обо всём, что меньше атома мы судим только по косвенным наблюдениям. Все результаты экспериментов в ядерном мире являются косвенными, потому что, например, в мишенях и пузырьковых камерах мы наблюдаем не сами исследуемые объекты, а результат их взаимодействия с другими такими же невидимыми объектами.

  2. В экспериментах мы можем использовать только такие объекты, размеры и массы которых сравнимы с размерами и массами исследуемых объектов.

  3. Результаты экспериментов в ядерном мире настолько неточные, что достаточно достоверные выводы можно сделать только после многократного повторения одного и того же эксперимента.

В результате всех этих сложностей, при честном подходе, мы вообще в ядерном мире лишены возможности моделировать точные и конкретные события, и получать точные экспериментальные данные. Максимум, на что мы можем рассчитывать, это просчитать только вероятность некоторого события. А чтобы выполнить наблюдение нужного события, нужно многократно повторять эксперимент, до тех пор, пока не осуществится нужная нам вероятность этого события.

Учёные люди честные, поэтому ядерный мир мы изучаем на основе случайных событий, и все события представляются нам в виде вероятностей. Но на этом честность заканчивается. Дальше учёные решили, что поскольку ядерный мир недоступен нам для точного изучения, значит, этот мир таков, насколько он для нас доступен. То есть, поскольку в современное время ядерный мир недоступен для точного изучения, учёные в своём сознании создали некую функциональную теоретическую реальность ядерного мира в форме вероятностного мира, и объявили, что эта функциональная вероятностная теоретическая реальность и является самим ядерным миром. Осталось только всех заставить поверить в эту функциональную теоретическую реальность, чего наука и добилась за последнее столетие. Фактически квантовая физика стала ещё одной божественной теорией, потому что она отражает объективный мир только частично, а частично квантовая физика уже субъективна.

Общефилософский подход заключается в том, что природа такова, какова она есть, а любые теории являются каким-либо отражением этой природной реальности. Физики теоретики возомнили, что им доступно всё, и перевернули этот философский подход. Они решили, что окружающий мир таков, каковы их теории. То есть теоретические представления они поставили выше реальной природы. А это путь к обожествлению физических теорий: на этом пути всегда есть творец, есть начало и конец. И они возомнили, что ещё чуть-чуть, и они построят теорию всего сущего, что существует в мире. А это уже будет просто очередной религией.

Окружающий мир является системным. Это означает что после изучения какого-то уровня организации материи, откроется новый непознанный уровень организации материи, и познание продолжится. И так до бесконечности. Познать всё сущее в мире невозможно.

Я же прекрасно отдаю себе отчёт, что современные представления о ядерном мире это только функциональная теоретическая реальность в нашем сознании. Функциональная теоретическая реальность частично объективная, значит, она неплохо соответствует реальному ядерному миру. Но когда нам удастся повысить точность экспериментов, ядерный мир окажется не совсем таким, каким мы его представляем в настоящее время.

Почему мы не можем предсказать точный результат освещения электрона квантом? Небольшой мысленный эксперимент. Представьте, что вы Гулливер и в нашем лилипутском мире решили изучить строение автомобиля. Такие элементы, как винтики, гаечки, прокладки вам вообще не доступны для обнаружения. Вот автомобиль вы видите и доступным методом исследования у вас только один метод: столкновение автомобилей. И вот в результате многомиллионных экспериментов по столкновению автомобилей вы установили, что автомобиль состоит из трёх частей: корпуса, мотора и колёс. Более глубокое строение мотора и колёс вам установить не удалось, а вот корпус состоит из ещё более мелких деталей: основание и двери, причём дверей может быть разное количество, от двух до пяти. При изучении свойств вращения, вы установили, что хорошо вращаются только колёса, но почему непонятно. Корпус и мотор вообще не вращаются. А вот отлетающие двери хорошо вращаются только в одной плоскости, почему, тоже не понятно. И тогда вы ввели понятие спина: просто колёсам присвоили значение спина равное одному, корпусу и мотору – нулю, а дверцам – одна вторая, и т. д. и т. п.

Примерно то же самое происходит и при освещении электрона квантом света. Просто у нас нет другого, более точного, источника освещения. Вот так и в ядерном системном мире, мы не можем наблюдать вакуумные структуры, из которых состоят элементарные частицы, фиксируем только крупные осколки, и на основании этого пытаемся понять, как устроен ядерный мир. И мне смешно, когда мне пытаются внушить, что это и есть ядерный мир. Ещё смешнее становится, когда мне хотят внушить, что элементарные частицы (колёса, корпус и двери) можно локализовать из четырёхмерного пространства-времени. Это функциональный подход, в котором допустимо всё. Проблема в том, что в реальном мире это не так.

Эта точка зрения близка к позициям Эйнштейна в его спорах с Бором, которые, как считается, Эйнштейн проиграл. То есть позиция кажется проигранной, поэтому на этом стоит остановиться подробнее.

Природа не устроена по принципам детерминизма или индетерминизма, природа такова, какова она есть в действительности. Принципы детерминизма и индетерминизма мы применяем не к природе, а к той теоретической реальности, которую создаём в своём сознании. То есть детерминизм и индетерминизм – это просто методы для создания теоретической реальности в нашем сознании. С помощью одного метода можно создать одну теоретическую реальность, с помощью другого метода можно создать другую теоретическую реальность. А потом до бесконечности спорить о том, кто прав. А спорить бесполезно, потому что всё в мире относительно, а сами методы приближённые.

Вот мы наблюдаем взрыв сверхновой звезды. Фактически это распад или переход звезды из одного состояния в другое, это превращение обычной звезды в нейтронную звезду. По масштабам системного гравитационного мира это очень быстрый процесс. И если бы мы были каким-либо мегасуществом системного мира выше гравитационного, и наблюдали бы за этим взрывом из-за пределов Метагалактики, то нам бы просто показалось, что нормальная звезда превратилась в нейтронную звезду мгновенно. Потому что физическое время в более высоком системном мегамире течёт гораздо медленнее, чем в гравитационном мире. То есть, из-за невозможности растянуть во времени процесс взрыва сверхновой звезды, мы могли бы воспринять вспышку сверхновой звезды в качестве дискретного процесса. И для понимания этого процесса нам бы пришлось применить методы индетерминизма. То есть нам бы пришлось пересчитывать все возможные предыстории вспышки сверхновой. И вспышку сверхновой мы бы рассматривали как статистический процесс.

Но мы существа электромагнитного системного мира, и у нас физическое время течёт гораздо медленнее, чем в гравитационном мире. Поэтому процесс взрыва сверхновой звезды для нас проходит довольно медленно, и мы можем этот процесс изучить во всех деталях на основе методов детерминизма. То есть мы можем точно установить причину вспышки сверхновой и точно изучить все процессы такой вспышки.

В ядерном системном мире мы оказываемся в противоположной ситуации. Для ядерного системного мира мы существа из более высокого системного электромагнитного мира. Для нас физическое время в ядерном мире течёт настолько быстро, что мы не можем в ядерном мире в деталях рассмотреть все процессы. Мы не в состоянии наблюдать детали взаимодействия и распада элементарных частиц, и считаем этот процесс мгновенным. Поэтому для изучения ядерного системного мира мы вынуждены использовать идеи индетерминизма. И ядерный мир представляется нам дискретным. Но дискретным является не сам ядерный мир, а функциональная теоретическая реальность о ядерном мире в нашем сознании.

Ядерный системный мир мы пока не можем изучать на основе идей детерминизма. Вдобавок к тому, что ядерный мир представляется нам вероятностным, он нам представляется ещё и дискретным. Но это не сам ядерный мир, это функциональная теоретическая реальность ядерного мира в нашем сознании. Представляется, что не сам ядерный мир обладает дуализмом свойств, это наши представления о ядерном системном мире обладают дуализмом свойств. И удастся ли нам улучшить наши представления о ядерном системном мире, это большой вопрос, потому что физическое время в этом системном мире течёт слишком быстро для нас.

А, учитывая, что физическое время – это тоже теоретическая реальность в нашем сознании, которая предназначена для фиксации промежутков между событиями, это означает, что многие процессы в ядерном мире происходят слишком быстро для нашего восприятия и для наших технических возможностей. Понятно, что беспредельно улучшать эти возможности мы не сможем. Поэтому не исключено, что ядерный системный мир в нашем сознании так и останется для нас вероятностным и дискретным. То есть вероятностным и дискретным является не реальный ядерный мир, а функциональная теоретическая реальность об этом мире в нашем сознании.

Всё зависит от уровня масштабности, из которого производятся исследования. Для нас ситуация такова, что гравитационный мир мы можем изучать методами детерминизма, а ядерный мир методами индетерминизма. Будь мы существами другого уровня масштабности, и всё могло быть иначе. Это надо учитывать. Но физиков теоретиков это не устраивает. Они уже настолько верят в божественность квантовой физики, что хотят и гравитацию изучать методами квантовой физики. А это уже не смешно, а печально.

Итак, детерминизм и индетерминизм, это методы для создания в нашем сознании отражения окружающего мира в виде объективной или функциональной теоретической реальности. В рамках этих методов понятия непрерывности и дискретности тоже являются методами исследования теоретической реальности в нашем сознании, и к реальному окружающему миру не имеют никакого отношения. Окружающий мир таков, каков он есть, а вот наши модели этого мира могут быть дискретными или непрерывными. Это зависит от того, какой уровень мы изучаем, а так же зависит от уровня развития нашего сознания, от наших убеждений, от нашей веры, от того в какой научной школе мы получили образование.

Вот мы и приблизились к вопросу о сознании, значение которого мы явно недооцениваем, ведь именно в сознании происходит процесс отражения реального мира в форме какой-либо теоретической реальности. И все копья ломаются не вокруг обсуждений о реальной природе, а вокруг этих теоретических моделей в нашем сознании.

У одного человека преимущественно хорошо развито эмоциональное восприятие и эмоциональное воображение, и он создаёт в своём сознании одну теоретическую реальность. У другого человека преимущественно хорошо развито логическое восприятие и логическое воображение, и он создаёт в своём сознании другую теоретическую реальность. У третьего человека начинает развиваться хорошее интуитивное восприятие и интуитивное воображение, и он создаёт в своём сознании третью теоретическую реальность. И споры о том, чьи воззрения более правильные, чаще всего не имеют никакого смысла, переубедить спорящих невозможно, потому что таково их сознание, да и спорим мы не о реальной природе, а о своих воображаемых предпочтениях.

А что если какой-нибудь шизофреник придумает теорию без всяких внутренних противоречий, и она будет соответствовать всем наблюдательным данным. Мы что, примем и такую теорию? Что-то тут не так. Физики теоретики не должны навязывать свои теории философам. Философы не такие уж глупые люди, и не спешат давать оценку современным физическим теориям, потому что эти теории через десятки лет могут оказаться мыльными пузырями, на которых просто зарабатывают деньги.

Вот министром образования и науки поставили эмоционально ориентированного человека, и он пытается сделать всё образование эмоционально ориентированным, а науку пытается подчинить религии. Но если министром образования и науки поставят логически ориентированного человека, то всё будет иначе. Очень многое зависит от того, каково наше сознание. А наши представления о сознании очень примитивные, их даже научными можно назвать с большой натяжкой. Вот и всё, дальше можно ничего не продолжать.

Но нужно добиться какого-то понимания.

Наши представления о сознании – это тоже функциональная теоретическая реальность в нашем сознании. Она может быть субъективной, если человек верит, что сознание это душа. Она может быть объективной, если человек убеждён, что сознание связано с функцией высокоорганизованной материи. А высокоорганизованной материей можно считать только мозг человека, или мозг любого живого существа, а можно высокоорганизованной материей считать и весь живой организм. Тут возможны варианты, главное, сразу не зациклиться на одной точке зрения.

Наши представления о сознании – это функциональная теоретическая реальность в нашем сознании. Поэтому частично наши представления о сознании объективны, частично субъективны. Мы зациклились на том, что сознанием обладает только человек, и на психологических методах изучения сознания. Это означает, что мы пытаемся с помощью одного сознания (исследователя) изучать другое сознание (пациента). Возможно ли это, и объективно ли такое изучение?

Во-первых, где гарантия того, что сознание исследователя является объективным?

Во-вторых, даже если сознание исследователя вначале объективно, то в процессе изучения аномального сознания пациентов (а чаще всего и приходится изучать такое сознание) сознание самого исследователя может трансформироваться и перестанет быть объективным.

В-третьих, что-то метод изучения сознания с помощью другого сознания напоминает, допустим, метод изучения электрона с помощью потока других электронов. А таким методом нельзя получить точные знания. Изучая сознание с помощью другого сознания, можно будет говорить только о вероятностном поведении изучаемого субъекта.

Таким образом, психологический способ изучения сознания позволит понять только вероятности состояния сознания. Более того, при таком способе изучения сознание станет, скорее всего, обладать дуализмом свойств. С одной стороны, сознание связано с вполне материальными потоками нервных импульсов, с другой стороны, сознание будет представлять нематериальные информационные мысли и чувства. Это типичный пример дуализма свойств, когда мы не сможем связать конкретные мысли и чувства с конкретными потоками нервных импульсов.

Поэтому сознание нужно изучать на более глубоком уровне физическими и математическими методами [1]. Сознание – это явление системного макромира, того мира, в котором мы живём. А зарождается сознание в микромире. То есть происхождение сознания связано с эмерджентными свойствами живой материи при переходе от микромира к макромиру. Поэтому на основе изучения сознания у нас есть шанс понять некоторые принципы и механизмы возникновения эмерджентных свойств. Поняв, как возникают эмерджентные свойства в электромагнитном системном мире, мы сможем применить эти знания для других системных уровней организации материи, и поймём значительно лучше, как устроены гравитационный и ядерный системные миры. Поняв окружающий мир на уровне эмерджентных свойств, современные знания нам покажутся довольно примитивными.

Но восприятие окружающего мира связано не только с нашим сознанием. Оно связано и с физикой нашего восприятия. С помощью зрения мы можем видеть только процессы, которые попадают в узкий диапазон электромагнитного излучения, в диапазон видимого излучения. За счёт технических возможностей мы значительно расширили этот диапазон. Но даже с учётом этого расширения, мы можем наблюдать все процессы только через призму электромагнитного восприятия.

У нас нет гравитационного восприятия, и пока нет технических возможностей создать такое восприятие. Только по этой причине наши представления о вселенной неполные. А мы уже чувствуем себя, чуть ли не богами в этой бесконечной вселенной. Из-за ограниченности наших наблюдательных возможностей призмой электромагнитного восприятия, мы создали теорию Большого Взрыва, и канонизировали её до уровня божественной научной теории. Думаю, что эти научные взгляды слишком преждевременны. О реальной вселенной мы сможем говорить объективно тогда, когда мы создадим гравитационное восприятие. А пока теория большого взрыва – это просто функциональная теоретическая реальность в нашем сознании. И, скорее всего, она довольно субъективна.

У нас нет ядерного восприятия, ни на базе слабого ядерного взаимодействия, ни на базе сильного ядерного взаимодействия. И пока даже в перспективе не обозреваются технические возможности, способные решить эту проблему. Из-за этого мы не можем рассмотреть подробно структуры и процессы в ядерном мире, нам они представляются в виде взаимодействия и деления элементарных частиц. Более того, эти процессы нам представляются неопределёнными и мгновенными. Но мы уже построили божественную квантовую физику, и объявили, что ядерный мир таков, каким мы его построили в своих теориях. А это всего-навсего тоже функциональная теоретическая реальность в нашем сознании. Частично эта функциональная теоретическая реальность объективна, что совсем неплохо.

Но на базе частично объективной теоретической реальности нельзя строить другую, ещё более абстрактную, теоретическую реальность. Такого рода построения будут слишком оторваны от реального мира. Поэтому, по существу, такие научные построения будут мало отличаться от религиозных построений. В науке нужно прекратить строить теоретическую реальность в форме божественных теорий, которые в будущем могут дискредитировать науку.

Понимаю, что введение понятия теоретической реальности, материалисты просто попробуют отнести к идеализму, и забыть об этом. Естественно, материалистами примеры квантовой физики и теории большого взрыва не будут признаны функциональной теоретической реальностью в нашем сознании. Поэтому нужны более наглядные примеры.

Одним из наглядных примеров может служить математический метод изучения сознания, который изложен в статье «Системная эволюция сознания»[1]. Это реальный теоретический метод изучения сознания, оторванный от реального мозга. И этот метод является функциональной теоретической реальностью в нашем сознании. Мне сразу возразят, мол, этот метод ещё не нашёл применения. Хорошо, подождём с этим примером.

Ещё пример: число. Природа такова, какова есть, в ней нет чисел. Число является функциональной теоретической реальностью в нашем сознании. Это подтверждает тот факт, что можно использовать различные системы счисления: десятичную, двоичную, шестнадцатеричную. Собственно, вся математика является функциональной теоретической реальностью в нашем сознании. Более того, любой разговорный язык, а не только математический, является функциональной теоретической реальностью в нашем сознании. В природе нет языков.

Даже материализм и идеализм являются теоретической реальностью в нашем сознании. Природа не может быть ни материалистической, ни идеалистической. Природа такова, какова она есть, и всё. Материализм и идеализм являются просто методами изучения окружающего мира. Это идеи, которые существуют в нашем сознании. То есть материализм и идеализм – это просто функциональная теоретическая реальность в нашем сознании.

Природа объективна и существует независимо от нашего сознания. Я это признаю, то есть я материалист. Но отражение природы в нашем сознании – это всегда некая теоретическая реальность в нашем сознании, и она может быть вполне объективной, или просто субъективной, или функциональной. Даже в науке мы можем создавать субъективную функциональную теоретическую реальность. Поэтому все наши представления об окружающем мире зависят от уровня развития нашего сознания. И это вполне материалистическое утверждение, хотя в рамках принятой терминологии оно витает где-то между материализмом и идеализмом.

В рамках системного мировоззрения нам всё придётся уточнять или пересматривать, в том числе даже представления об основных философских понятиях.


Вместо заключения.


С одной стороны, ещё в молодости у меня вызывали непонятное сомнение такие теории, как квантовая физика, общая теория относительности и теория большого взрыва. Как-то они оторваны от реального мира, но как, было непонятно. Добавляла сомнений и известная дискуссия между Эйнштейном и Бором…

С другой стороны, наконец-то я придумал, как нужно организовать информационное пространство, и у меня самого появился очень оторванный от реальности математический способ изучения сознания [1]. И сразу, уже на новом уровне понимания, возник тот же самый вопрос, а как относиться к таким теориям?

А через день появилось понятие функциональной теоретической реальности, и всё сразу стало на свои места. И в вопросе с сознанием, и с выше приведёнными теориями, оторванными от реального мира. Даже возникла тоска: вот если бы это понимание пришло в молодости, тогда бы и вся моя жизнь могла быть другой. Теперь мне это понимание навряд ли поможет. А вот молодым учёным может и помочь.

Раньше я считал, что уровень развития сознания будет повышаться и, если, например, сейчас мы не очень можем себе представить, что такое четырёхмерное пространство-время, то через столетия мы будем это делать с лёгкостью. То есть сейчас мы представляем, что живём в трёхмерном мире, а через столетия будем представлять, что мы живём в четырёхмерном мире. Но сейчас я сомневаюсь в таком пути эволюции сознания.

Конечно, теоретические способности человека помогают ему лучше понять устройство окружающего мира. Но это будет продолжаться до тех пор, пока человек будет создавать в своём сознании объективную теоретическую реальность окружающего мира, даже невидимого для нас мира. Ведь видим мы не с помощью зрения, а с помощью сознания. Поэтому с помощью сознания мы способны увидеть даже то, что может быть для нас физически невидимым.

Но развитие чрезмерных теоретических способностей может привести и к созданию субъективной теоретической реальности в нашем сознании. Думаю, что это уже происходит. Чрезмерное теоретизирование происходит даже при создании моделей общественного развития. Эти модели становятся субъективными, оторванными от реальной жизни, и потом разваливаются, ввергая общество в очередной кризис. А мы не понимаем почему. То есть даже научное теоретизирование должно быть объективным. Чрезмерное теоретизирование даже науку может привести к субъективному пониманию окружающего мира.

Откат к религиозному восприятию окружающего мира вообще чреват построением теоретической реальности в нашем сознании в виде субъективного окружающего мира. Например, некоторые люди говорят, что способны видеть вокруг человека ауру. Естественно, видят они не с помощью зрения, а с помощью сознания. Если это мошенничество, то пока для эволюции человека в этом нет ничего страшного. Но если это не мошенничество, а эти люди уже довели себя до такого состояния, что их сознание вполне реально рисует им мистические картины окружающего мира, тогда что? А с каким рвением после распада Советского Союза у нас возродилась, например, астрология. Может это уже прямое влияние религии на эволюцию человека? Ведь религия уже несколько тысячелетий навязывает человечеству субъективное восприятие окружающего мира. Кто изучал этот вопрос?

Чрезмерное теоретизирование в науке только ускоряет эволюцию человека по направлению к субъективному восприятию окружающего мира. Верующие учёные вполне осознанно могут создавать субъективные теории, оторванные от реального мира. К чему это приведёт? Мы вообще не задумываемся о таких вопросах, а задуматься нужно. Или мы вообще пока не очень разумны, чтобы ставить такие вопросы?


Литература.


  1. Мурашкин В. В. Системная эволюция сознания.

Статья на сайте http://wladimir-murashkin.narod.ru


  1. Мурашкин В. В. Системное мировоззрение.

Статья на сайте http://wladimir-murashkin.narod.ru


3. Мурашкин В. В. Аксиоматика восприятия человека.

Статья на сайте http://wladimir-murashkin.narod.ru


4. Мурашкин В. В. Аксиоматика системного восприятия человека.

Статья на сайте http://wladimir-murashkin.narod.ru


Октябрь – декабрь 2011 г.




Похожие:

К вопросу о теоретической реальности icon2 Социальные свойства культуры. 6 Социальные функции культуры. 9
Тем самым появляется особый мир социальной реальности как социокультурной реальности, несводимый и невыводимый из при­родной реальности,...
К вопросу о теоретической реальности iconГлоссарий по теме «Информационно-коммуникационные технологии» Виртуальная реальность Virtual reality
Будущие исследования в области виртуальной реальности направлены на увеличение чувства реальности наблюдаемого
К вопросу о теоретической реальности iconКонцепция программы. Особенностью
Наряду с математическими дисциплинами, студенты прослушивают обширный курс теоретической лингвистики общим объемом 504 часа. Кроме...
К вопросу о теоретической реальности iconВ. И. по вопросу о практике применения закон
Выступление Гончарова В. И. по вопросу «О практике применения законодательства в области физической культуры, спорта и молодежной...
К вопросу о теоретической реальности iconУчебник до сих пор остается одним из лучших руководств по теоретической поэтике
Данный учебник до сих пор остается одним из лучших руководств по теоретической поэтике
К вопросу о теоретической реальности iconДокументы
1. /Трансерфинг реальности.doc
К вопросу о теоретической реальности iconДокументы
1. /Чувство реальности-1.txt
К вопросу о теоретической реальности iconДокументы
1. /Чувство реальности-2.txt
К вопросу о теоретической реальности iconИнформационное письмо
...
К вопросу о теоретической реальности iconДокументы
1. /М.Ю.Зайчик. Сборник задач и упражнений по теоретической электротехнике..djvu
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов