Министерство общего и профессионального образования РФ дальневосточный государственный университет Юридический институт icon

Министерство общего и профессионального образования РФ дальневосточный государственный университет Юридический институт



НазваниеМинистерство общего и профессионального образования РФ дальневосточный государственный университет Юридический институт
Дата конвертации04.09.2012
Размер332.94 Kb.
ТипКурсовая


Министерство общего и профессионального образования РФ

Дальневосточный государственный университет

Юридический институт


Кафедра гражданского права


Возмещение ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда


Курсовая работа студента 732 группы

факультета правоведения

Токмакова Сергея Витальевича


Научный руководитель:

к. ю. н., доцент

Виноградова Ирина Михайловна


ВЛАДИВОСТОК 2000


ОГЛАВЛЕНИЕ


Введение 3

История института 4

Современная правовая база 5

Основания и условия возмещения вреда (ущерба) 6

Виды возмещаемого вреда (ущерба) 9

Порядок рассмотрения ходатайств и принятия решений 10

Восстановление прав лиц, подвергшихся репрессиям по политическим мотивам 12

Заключение 13

Список нормативных источников и литературы 15

Введение


Значение института возмещения ущерба, причиненно­го гражданам незаконными действиями органов дознания, предва­рительного следствия, прокуратуры и суда, определяется рядом факторов.

  1. В судебной практике "допускается неоправданная волокита и разнобой… создается впечатление, что некоторые практические работники забыли или вообще не знают о том, в каком порядке производится возмещение такого ущерба"1.

  2. Высокий уровень коррумпированности правоохранительных органов несовместим со справедливым и объективным судопроизводством, неизбежно наличие большого числа незаконно пострадавших от "правосудия". Так, по данным Счетной палаты Российской Федерации, суды общей юрисдикции "тратили на посторонние цели каждый 20-й рубль. А арбитражные… каждый 10-й рубль"2. Очевидно с этим связан и низкий уровень доверия граждан к правоохранительным органам. По данным проведенного мной в Интернет опроса, только 5% граждан положительно относятся к сотрудникам милиции. Более 50 процентов высказали свое "крайне отрицательное" и 35% "отрицательное" отношение. Аналогичные опросы в Интернет дают схожие результаты.

  3. Общероссийские масштабы, в которых должен реализовать­ся институт возмещения ущерба. Ежегодно российские суды, рассматривающие уголовные дела по первой инстанции, выносят в среднем ежегодно в отношении трех и более тысяч незаконно преданных суду лиц3. Более тысячи дел прекращается по основаниям, полностью реабилитирующим граждан, кассационными и надзорными инстанциями.
    Немало уголовных дел прекращается по таким же основаниям органами пред­варительного расследования до их направления в суды, а равно после производства дополнительного расследования по поручени­ям прокуроров и судов (из общего числа дел, завершаемых органа­ми расследования, прекращенные составляют примерно 15 процен­тов). Многие граждане подвергаются незаконным арестам: в 1994 г., например, только судьи освободили из-под стражи 6647 человек, подвергнутых таким арестам. Еще больше освобождают арестован­ных и задержанных органы расследования и прокуратуры (в 1995 г. таких лиц насчитывалось более 227 тысяч). Вполне понятно, что среди тех, в отношении кого дела прекращаются по реабилити­рующим основаниям или кого освобождают из-под стражи, есть люди, которым закон предоставляет право на возмещение ущерба (вреда), причиненного незаконными действиями правоохранитель­ных органов. Кроме того, все еще идет процесс реабилитации жертв политических репрессий прошлых лет. Количество граждан, под­вергавшихся таким репрессиям, исчисляется тысячами.

  4. Другим фактором, предопределяющим настоятельную необ­ходимость изучения рассматриваемого правового института, впол­не можно считать наши реалии. Проведенными социологическими обследованиями установлено, что реабилитируемым гражданам ущерб возмещается лишь в 20—30% случаев. Очевидно, основной причиной такого слабого применения данного института является упомянутое незнание или слабое знание практических работников действующего законодательства и практики его применения. Среди них, к примеру, сравнительно широко распространено мнение, что ущерб, причиняемый незаконными действиями, дол­жен во всех случаях возмещаться за счет их собственных средств либо за счет сметы расходов того учреждения, в котором они работают. Но если у прак­тических работников и нет такого опасения, то они нередко попро­сту не знают, что и как нужно сделать для того, чтобы помочь реабилитируемому.

Восстановление прав и законных интересов всех названных лиц предполагает не только отмену незаконных решений, опоро­чивших их доброе имя. Пострадавшим от злоупотреблений и оши­бок судов и других правоохранительных органов, их должностных лиц факт оправдания или прекращения уголовного дела в связи с реабилитирующими обстоятельствами сам по себе важен: их репу­тация полностью очищается, они вновь обретают "статус" честных и законопослушных граждан. Однако этого мало: реабилитация должна также неотвратимо влечь устранение, по возможности, негативных последствий допущенных ошибок или злоупотреб­лений. Это нужно и тем, кого реабилитируют, и правосудию, иным направлениям правоохранительной деятельности, и поддержанию их престижа на необходимом уровне.

В юридической литературе, преимущественно в учебной, све­дения о данном институте либо вообще отсутствуют, либо настоль­ко скудны, что попросту вводят в заблуждение тех, кто хочет полу­чить представление о порядке возмещения ущерба реабилитиро­ванным гражданам. Объясняет­ся столь "невнимательное" отношение к нему, в частности, тем, что он, находится на стыке преимущественно таких отраслей права, как граждан­ское, уголовно-процессуальное и гражданское процессуальное пра­во.

^

История института


Институт возмещения ущерба, причиненного незаконными дей­ствиями правоохранительных органов и должностных лиц этих ор­ганов, — продукт длительной эволюции.

До недавнего времени считалось, а во многих современных стра­нах и в наши дни считается, что государство не должно нести от­ветственность, в том числе имущественную, за свои действия и дей­ствия своих органов и чиновников, независимо от того, были ли вредоносные действия правомерными или противоправными. Есте­ственно, такой подход распространялся и на тот вид деятельности который призваны осуществлять суды и иные правоохранитель­ные органы. Для его обоснования использовалась, а кое-где и в наши дни используется родившаяся в древние времена общая установ­ка — "король всегда прав".

Постепенный и очень осторожный отход от этой установки начался в XIX столетии, когда стали появляться законы, допускав­шие возможность привлечения к имущественной ответственности должностных лиц, причинявших ущерб ненадлежащим исполнени­ем своих служебных обязанностей. Такую направленность имели, например, ст. 780—784 российского УУС1. В соответствии с ними оправданному судом "дозволялось просить вознаграждения за вред и убытки, причиненные ему неосновательным привлечением его к суду". Вознаграждение могло быть взыскано с должностных лиц, "в том числе и судебного следователя и прокурора" (а не с государ­ства) в случаях, когда потерпевшее ущерб лицо имело возмож­ность "доказать, что они действовали пристрастно, притеснитель­но, без законного повода или основания или вообще недобросовест­но". Дела по такого рода претензиям подлежали разбирательству в порядке гражданского судопроизводства. Возможность привлече­ния к имущественной ответственности судей вообще не предусмат­ривалась. Другими словами, потерпевшее ущерб лицо должно было выиграть крайне трудную "судебную дуэль" непосредственно с та­кими "противниками", как судебный следователь или прокурор. Добиться этого можно было, доказав, что они действовали недобро­совестно или злоупотребили данной им властью.

Подобной ориентации придерживается законодательство мно­гих современных государств. Оно допускает в тех или иных преде­лах возможность возмещения ущерба, причиненного органами рас­следования, прокуратуры и суда, но при этом обычно как бы пре­дупреждает пострадавшего: хочешь, чтобы был возмещен такой ущерб, — прими на себя бремя доказывания, докажи, что он явля­ется результатом противоправных действий конкретных должно­стных лиц, добейся, чтобы были приняты меры к обеспечению гра­жданского иска, и т. д. Сделать это, естественно, крайне сложно.

В Англии, например, до сравнительно недавнего времени ущерб, причиненный противоправными действиями констебля (полицей­ского, имеющего право совершать действия по выявлению и рас­следованию преступлений), можно было возместить лишь путем предъявления гражданского иска непосредственно к данному долж­ностному лицу и, естественно, при этом представить убедительные доказательства, что оно действовало неправомерно, а также воз­местить в случае проигрыша дела судебные издержки, нередко весьма существенные1. После принятия в 1964 г. Закона о полиции у пострадавших появилась возможность привлекать в качестве соот­ветчиков по делам такого рода соответствующие органы полиции.

Но это, по признанию английских юристов, существенно не изме­нило положение, ибо бремя доказывания осталось на лице, которо­му причинен вред. В случае выигрыша дела средства, подлежащие выплате пострадавшему от незаконных действий, должны черпаться либо из "кармана" виновного констебля, либо из средств его поли­цейского участка, а не из государственного бюджета непосредст­венно.

В современной Англии также допускается предъявление иму­щественных претензий и к судье, по решению которого лицо было подвергнуто незаконному аресту. Делается это тоже в порядке: гражданского судопроизводства, в ходе которого на том, кто предъяв­ляет претензию, лежит бремя доказывания, что судья допустил "злостные" действия или превысил свои полномочия, а равно обязанность в случае проигрыша дела выплатить судебные издержки. В случае выигрыша дела на судью, признанного виновным в злоупотреблении, может быть возложена обязанность выплатить за счет своих личных средств штрафную компенсацию в размере до 500 фунтов стерлингов. Полное возмещение ущерба не предусмот­рено2.

Не отличались демократизмом и прогрессивностью также рос­сийское законодательство и практика его применения первых де­сятилетий советского периода. Даже то, что говорилось по данному поводу в УУС, из УПК 1922 г., УПК 1923 г. и УПК 1960 г; (в перво­начальной редакции) "исчезло". По отдельным вопросам (частич­ная компенсация утраченного заработка, пенсии или возврат незаконно конфискованного имущества) издавались ведомственные акты. В целом же вред возмещался, как правило, на общих основаниях порядке, установленном гражданским и гражданским процессуальным законодательством3.

Поворот к иному решению рассматриваемых проблем произо­шел в середине 50-х годов, когда возник со всей остротой вопрос о восстановлении справедливости в отношении многих тысяч граждан — жертв репрессий 30-х — начала 50-х гг. Именно тогда стало крепнуть широкое понимание того, что ущерб должен возмещаться полностью и за счет государства. Но всестороннее решение "всех проблем затянулось на многие годы, ибо принятые 8 декабря 1961 г. Основы гражданского законодательства Союза ССР и союзных рес­публик (ч. 2 ст. 89), сделав общую декларацию, что вред, причиняемый незаконными действиями должностных лиц государственных органов, должен возмещаться полностью за счет государства, не предусмотрели конкретного механизма такого возмещения.

^

Современная правовая база


Основным нормативным актом по рассматриваемому институту стал является действующий и в наши дни Указ Президиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1981 г., определивший общие правила возмещения ущерба (вреда), причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного след­ствия, прокуратуры и суда. Он также утвердил Положение, де­тально регламентирующее реализацию этих правил (далее — По­ложение о возмещении ущерба). Впоследствии была принята Инст­рукция (от 2 марта 1982 г.), внесены изменения в ч. 2 ст. 89 Основ, в УПК включена новая статья (58'), а также изданы другие акты (в основном ведомственные, дающие решения по частным вопросам).

В 1991 г. состоялось принятие еще двух актов, имевших суще­ственное значение для регулирования возмещения ущерба, причи­ненного гражданам незаконными действиями органов дознания, следствия, прокуратуры и суда. Один из них — Основы граждан­ского законодательства Союза ССР и союзных республик от 31 мая 1991 г., в ст. 127 которых несколько уточнялись основания для воз­мещения такого ущерба. Другой — Закон РСФСР от 5 декабря 1991 г., дополнивший ст. 58' УПК частью второй.

Особое место в системе актов по вопросам возмещения ущерба занимает Закон РСФСР "О реабилитации жертв политических ре­прессий" от 18 октября.1991 г. с «неоднократными последующими изменениями и дополнениями. Он касается не всех граждан, когда-либо привлекавшихся к ответственности, а лишь тех, которые под­вергались репрессиям по политическим мотивам. Установленный им механизм возмещения вреда, как будет показано ниже, облада­ет значительной спецификой.'

При характеристике законодательства по рассматриваемой проблеме весьма важно иметь в виду и те предписания, которые содержатся в ст. 52 и 53 Конституции РФ, а также в названных выше международных документах.

Заметным шагом вперед по упрочению позиций рассматри­ваемого института и его дальнейшему совершенствованию явилось принятие 26 января 1996 г. Части второй нового ГК.
^

Основания и условия возмещения вреда (ущерба)


В современных правилах возмещения вреда (ущерба), причи­ненного гражданину незаконными действиями органов дознания, следствия, прокуратуры и суда, центральное место занимают условия и основания, а равно порядок обращения пострадавшего с претензиями, их рассмотрения и принятия решения. Этот порядок намного более прост и доступен, чем тот, который предусмат­ривается для разбирательства исковых требований по правилам гражданского судопроизводства на общих основаниях.

К условиям и основаниям, при которых пострадавший от неза­конных действий может воспользоваться такого рода "льготным" порядком, следовало бы относить следующие:

• вред должен быть результатом незаконного, дей­ствия (в том числе решения). При причинении его законными действиями (решениями) возмещение возможно лишь в слу­чаях, прямо оговоренных в законодательстве (ч. 3 ст. 1064 ГК);

• причиненный вред должен быть результатом не любых не­законных действий, а лишь т а к и х , которые конкретно на­званы в законе,а именно:

незаконного осуждения;

незаконного привлечения к уголовной ответственности;

незаконного применения в качестве меры пресечения заклю­чения под стражу или подписки о невыезде.

Только такие незаконные действия могут служить матери­ально-правовым основанием для применения "льготного" порядка возмещения вреда. Вред, причиненный иной незаконной деятель­ностью перечисленных органов, возмещается в порядке граждан­ского судопроизводства с соблюдением предписаний ст. 1069 ГК, то есть на общих основаниях. К примеру, в таком порядке должен возмещаться вред, причиненный лицу в связи с противоправным применением к нему принудительных мер медицинского характера по решению суда.

Важно иметь в виду существенную оговорку, которая сделана в новом ГК. В соответствии с ней при рассмотрении в порядке гра­жданского судопроизводства вопроса о возмещении вреда, причи­ненного иной незаконной деятельностью суда, требуется установ­ление вины соответствующего судьи квалифицированным способом — приговором, вступившим в законную силу. Эта ого­ворка звучит недвусмысленно: "Вред, причиненный при осуществ­лении правосудия, — сказано в ч. 2 ст. 1070, — возмещается в случае, если вина судьи установлена приговором суда, вступившим в законную силу" (ч. 1 ст. 1070 ГК).

Для уяснения употребляемых в данной оговорке слов "при осу­ществлении правосудия" надлежит руководствоваться не теми мно­гочисленными и очень непохожими определениями понятия "право­судие", которые встречаются в научной и учебной юридической литературе, а официальным его определением, сформулированным в ст. 4 Закона о судоустройстве. Последняя имеет в виду не любые действия судьи, а лишь те, которые совершаются путем рассмот­рения и разрешения в судебных заседаниях гражданских и уголов­ных дел.

Что касается термина "судья", то его содержание раскрыто в ч. 1 ст. 11 Закона о судебной системе: "Судьями являются лица, наделенные в соответствии с Конституцией Российской Федерации и настоящим Федеральным конституционным законом полномочиями осуществлять правосудие и исполняющие свои обязанности на про­фессиональной основе". Другими словами, народные и присяжные заседатели после принятия данного Закона перестали считаться судьями. И это, разумеется, должно учитываться в тех случаях, когда возникают вопросы возмещения вреда, причиненного при отправлении правосудия;

• незаконные действия, повлекшие вред, должны исходить от органов дознания, следствия, прокуратуры и суда. Круг этих органов четко очерчен в действующем законодательстве:

ст. 117 и 125 У ПК, ст. 11 Закона о прокуратуре и ст. 4 Закона о судебной системе. Он может быть расширен или сужен лишь путем принятия специального закона;

• такие действия должны быть выполнены органом дознания, его должностным лицом, следователем, прокурором или судом (судь­ей) в ходе производства по возбужденному уголов­ному делу;

• вред, который может быть причинен незаконны­ми действиями при оперативно-розыскных мероприя­тиях, возмещается на общих основаниях (ст. 1064 и 1069 ГК) в порядке гражданского судопроизводства. Поэтому при возникновении вопроса о возмещении вреда, причи­ненного действиями должностных лиц органов, которые уполномо­чены на производство и дознания, и оперативно-розыскной дея­тельности (например, милиция, органы ФСБ, ФСНП), необходимо досконально выяснять, какими их действиями (следственными или оперативно-розыскными) был причинен ущерб. Решить такую за­дачу можно, опираясь на соответствующие предписания УПК и Закона об оперативно-розыскной деятельности.

При определенных условиях вред, причиняемый в ходе опера­тивно-розыскных мероприятий, возмещению вообще не подлежит. По этому поводу в ч. 4 ст. 16 Закона об оперативно-розыскной дея­тельности говорится: "При защите жизни и здоровья граждан, их конституционных прав и законных интересов, а также для обеспе­чения безопасности общества и государства от преступных посяга­тельств допускается вынужденное причинение вреда правоохраняемым интересам должностным лицом органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, либо лицом, оказывающим ему содействие, совершаемое при правомерном выполнении указанным лицом своего служебного или общественного долга".

Нужно также иметь в виду, что законодательство предусмат­ривает специфические условия ответственности за вред, причи­няемый работниками федеральных органов государственной охра­ны при осуществлении своих функций, в том числе при проведении оперативно-розыскных мероприятий с целью выявления и рас­крытия преступлений. По этому поводу в уточненной Законом от 18 июля 1997 г. ч. 3 ст. 24 Федерального закона о государственной охране1 сказано следующее: "Сотрудники федеральных органов государственной охраны не несут ответственность за моральный вред, убытки и вред охраняемым уголовным законом интересам, причиненные ими в связи с применением в предусмотренных настоящим Федеральным законом случаях физической силы, специ­альных средств или оружия, если при этом не было допущено пре­вышение пределов необходимой обороны либо крайней необходи­мости. или превышение мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, или совершение умышленного пре­ступления во исполнение заведомо незаконного приказа или распо­ряжения, а также в условиях обоснованного риска. В иных случаях ответственность наступает в порядке, установленном федеральным законодательством";

• возмещаемый вред (ущерб) должен быть причинен граж­данину. а не предприятию, учреждению или организации. По­следним не дано право пользоваться преимуществами "льготного" порядка. Если незаконными действиями органов дознания, следст­вия, прокуратуры и суда вред причиняется юридическим лицам, то он подлежит возмещению на общих основаниях (ст. 1064 ГК);

• в рассматриваемом порядке возмещаются полностью все виды вреда, исчерпывающий перечень которых дается в упомя­нутом выше Положении о возмещении ущерба.

В этом перечне моральный вред (физические или нравст­венные страдания) не упоминается как такой вред, который может быть компенсирован в деньгах в порядке, установленном Положе­нием о возмещении ущерба. Поэтому судебная практика до вступ­ления в силу Части второй нового ГК (до 1 марта 1996 года) в сфере удовлетворения требований граждан о компенсации морального вреда, возникшего в связи с незаконным привлечением к уголовной ответственности или применением некоторых мер процессуального принуждения, была "неустойчивой". На последних этапах перед принятием Части второй ГК Верховный Суд РФ ориентировал суды на то, чтобы они не признавали за лицами, потерпевшими такой вред, права на денежную компенсацию1. Возможность истребования такого рода компенсаций признавалась лишь за военнослужащими, поскольку об этом прямо говорилось в ч. 5 ст. 18 действовавшего в то время Закона о статусе военно­служащих2.

В отношении всех граждан, в том числе невоеннослужащих, ясность внесена принятием ст. 1100 ГК, в которой четко сказано: "Компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыез­де, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ".

Разъяснение дано в Постановлении Пленума Верховною Суда РФ "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда" от 20 декабря 1994 г. № 10 (с изменениями и дополнениями, внесенны­ми постановлением Верховного Суда РФ от 25 октября 1996 г.).

В его п. 2 сказано: "Под моральным вредом понимаются нрав­ственные или физические страдания, причиненные действиями (без­действием), посягающими на принадлежащие гражданину от рож­дения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность ча­стной жизни, личная и семейная тайна и т. п.), или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соот­ветствии с законами об охране прав на результаты интеллектуаль­ной деятельности) либо нарушающими имущественные права гра­жданина.

Моральный вред, в частности, может заключаться в нравст­венных переживаниях в связи с утратой родственников", невозмож­ностью продолжать активную общественную жизнь, потерей рабо­ты, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным огра­ничением или лишением каких-либо прав, физической болью, свя­занной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий, и др."

При характеристике института возмещения вреда, причинен­ного гражданам незаконными действиями органов дознания, след­ствия, прокуратуры и суда, важно иметь в виду, что такой вред возмещается пострадавшему государством (за счет, как правило, казны Российской Федерации, а "в случаях, предусмотренных за­коном, за счет казны, субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования" — ч. 1 ст.-1070 ГК, а не за счет сме­ты расходов соответствующих органов или личных средств их должностных лиц) и независимо от вины тех, кто совершил дей­ствие, непосредственно причинившее вред.

Большинство законов (например, Закон о милиции) имеют общую отсылку к нормам гражданского законодательства в части ответственности. В этом случае ответственность несут финансовые органы. В некоторых законах прямо определены органы, к которым могут быть предъявлены требования о возмещении вреда. Например, ст. 26 Закона о конкуренции предписывает антимонопольным органам возмещать убытки, причиненные хозяйствующему субъекту незаконными актами либо неисполнением или ненадлежащим исполнением этими органами своих обязанностей.

В случае недостаточности средств у обязанного законом возместить государственного органа или органа местного самоуправления, дополнительную (субсидиарную) ответственность несет государство или муниципальное образование (ст. 120 ГК).

Взыскание понесенных государством расходов с конкретных должностных лиц, виновных в незаконных действиях, в порядке регресса допускается, если их вина "установлена приговором суда, вступившим в законную силу" (ч. 3 ст. 1081 ГК), — другими слова­ми, если вред реабилитированному причинен в результате преступ­ных действий.

Данное четкое и ясное общее правило, к сожалению, стало под­вергаться весьма спорным корректировкам. Это видно по содержа­нию ст. 30 Положения о прохождении службы в органах и учреж­дениях прокуратуры Российской Федерации1. "Прокурор и следователь, — говорится в этой статье Положения, — не может быть привлечен к материальной ответственности, а так­же на него не может быть возложена обязанность возмещения мо­рального ущерба за выраженное им при осуществлении своих функций мнение или принятое решение, если вступившим в закон­ную силу приговором суда не будет установлена его виновность в злоупотреблении служебным положением".

Коротко говоря, приведенная норма ориентирует на то, что регрессные требования должны предъявляться непосредственно к прокурору или следователю лишь тогда, когда имущественный или моральный вред явился следствием конкретно названного их пре­ступления — "злоупотребления служебным положением" (видимо, имеется в виду злоупотребление должностными полномочиями, наказуемое по ст. 285 УК). Выходит, что вред, причиненный граж­данину, незаконно привлекавшемуся к уголовной ответственности в результате других преступных действий прокуроров и следова­телей (к примеру, превышения должностных полномочий, получе­ния взятки, принуждения к даче показаний, незаконного заключе­ния под стражу, клеветы, оскорбления, наказуемых соответственно по ст. 286, 290, 302, 301, 129 и 130 УК), не должен обязывать этих должностных лиц возмещать в порядке регресса расходы, понесен­ные государством (его казной). Такой подход — существенное от­ступление от намного более широкого общего правила, установлен­ного в приведенной выше ст. 1081 ГК.

В случае возникновения коллизии между этой статьей ГК и ст. 30 Положения предпочтение должно отдаваться первой по ряду соображений, главным образом потому, что ГК — федеральный закон, а Положение — подзаконный акт.

Основания и условия возмещения вреда, причиненного неза­конными действиями органов дознания, следствия, прокуратуры и суда, имеют определенную специфику в случаях, когда такие дей­ствия связаны с игнорированием факта издания закона, устраняющего преступность и наказуемость деяния.

При принятии подобного закона уголовные дела до вступле­ния приговора в законную силу подлежат прекращению по реаби­литирующему основанию (за отсутствием в деянии состава престу­пления — см. ч. 3 ст. 5 УПК). Согласно ч. 2 ст. 58' УПК, которая была введена2 законом от 5 декабря 1991 г. и пока что не отменена, круг оснований для возмещения ущерба в этих случаях несколько шире: ими могут служить (поми­мо названных выше) и незаконное задержание, незаконное приме­нение любой меры пресечения (а не только в виде заключения под стражу или отобрания подписки о невыезде), если эти действия были совершены правоохранительными органами после издания со­ответствующего закона.

Однако при реализации данного положения необходимо иметь в виду, что после вступления в силу (с 1 января 1995 г.) Части первой ГК "нормы гражданского права, содержащиеся в других законах, должны соответствовать настоящему Кодексу (Граждан­скому кодексу РФ)".

^

Виды возмещаемого вреда (ущерба)


Как отмечено выше, законодательство дает обширный, но ис­черпывающий перечень видов возмещаемого вреда (ущерба). Статья 2 Положения о возмещении ущерба предусматривает, что возмещению подлежат:

1. Заработок и другие трудовые доходы, являющиеся основ­ным источником средств к существованию гражданина, которых он лишился в результате незаконных действий.

2. Пенсия или пособие, выплата которых была приостановлена в связи с незаконным лишением свободы.

3. Имущество (в том числе деньги, денежные вклады и процен­ты на них, облигации государственных займов и выпавшие на них выигрыши, иные ценности), конфискованное или обращенное в до­ход государства судом либо изъятое органами дознания или пред­варительного следствия, а также имущество, на которое наложен арест. Сюда же следовало бы относить и приватизированное жилье.

4. Штрафы, взысканные во исполнение приговора суда; судеб­ные издержки и иные суммы, выплаченные гражданином в связи с незаконными действиями.

5. Суммы, выплаченные гражданином юридической консуль­тации за оказание юридической помощи.

В особых комментариях нуждаются пункты 1 и 4 приведенно­го перечня.

В первом из них названы "и другие трудовые доходы, являю­щиеся основным источником средств к существованию граждани­на". В современных социально-экономических условиях под таки­ми доходами, естественно, было бы логично понимать все легаль­ные доходы, получавшиеся реабилитированным до привлечения к уголовной ответственности, в том числе и законно полученные до­ходы в результате предпринимательской деятельности. Предписа­ние ст. 1070 ГК, говорящее о том, что вред подлежит возмещению в полном объеме, ориентирует также на допустимость возмещения как реального ущерба, так и упущённой выгоды.

Что касается второго из названных пунктов, то и он должен толковаться с учетом предписания ст. 1070 ГК о возмещении вреда в полном объеме. В силу этого к "иным суммам, выплаченным гра­жданином в связи с незаконными действиями", можно было бы от­носить также то, что выплачено во исполнение незаконного реше­ния об удовлетворении гражданского иска, расходы реабилитиро­ванного, связанные с вынужденными переездами, проживанием в гостинице или наймом иного жилья, и т. д.

Положение о возмещении ущерба (см. ст. 5, 6 и 8—10) предусматривает и устранение негативных последствий, которые пря­мо не поддаются денежному выражению, восстановление на рабо­те и трудового стажа, возврат жилья (неприватизированного), восстановление воинских и иных званий, государственных наград, а также информация трудовых коллективов или общественности по месту жительства об оправдании или прекращении дела по реаби­литирующим основаниям.

Вместе с тем в Положении ничего не говорится о допустимости денежной компенсации морального вреда. Это не должно истолковываться как отрицание возможности предъявления требований о компенсации такого рода: когда Поло­жение принималось, законодательство не предусматривало подоб­ную возможность. Сейчас этот пробел устранен. Моральный вред, причиненный лицу, привлекавшемуся незаконно к уголовной от­ветственности, компенсируется судом по установленным в ст. 1100 ГК правилам, которые, в частности, тоже не требуют установле­ния вины конкретного причинителя такого вреда.

^

Порядок рассмотрения ходатайств и принятия решений


Действующее законодательство предусматривает два порядка для постановки и решения вопросов возмещения вреда (ущерба), причиненного гражданину незаконными действиями органов доз­нания, предварительного следствия, прокуратуры и суда. Содер­жание этих порядков неодинаково и определяется видом такого вреда. Однако оба они являются "льготными", более удобными, по сравнению с другими существующими порядками возмещения вреда, для лиц, чьи права были ущемлены в связи с незаконным привлечением к уголовной ответственности, осужде­нием или применением мер пресечения.

В основе этих порядков лежат одинаковые основания и некоторые другие общие положения. К числу таких положений можно было бы отнести пре­жде всего следующие:

• процессуальным (документальным) основанием (поводом) для осуществления действий по возмещению вреда (ущерба) в "льготном" порядке могут служить лишь оправдательный приговор или постановление (определение) о прекращении уголовного дела по реабилитирующему основанию (за от­сутствием события преступления, за отсутствием в деянии состава преступления или за недоказанностью участия гражданина в со­вершении преступления). Наличие таких документов не может служить основанием для начала производства по возмещению вре­да, если пострадавший путем добровольного самооговора препятствовал установлению истины по делу и тем самым способствовал наступлению негативных последствий для самого себя;

• вынесение оправдательного приговора или постановления (определения) о прекращении уголовного дела по реабилитирую­щему основанию обязывает орган дознания, следователя, прокуро­ра или суд разъяснить реабилитированному порядок восстановле­ния его нарушенных прав (ст. 58' УПК). В соответствии с п. 6 упо­мянутой выше Инструкции от 2 марта 1982 г. делаться это должно путем вручения письменного извещения. В стадии предварительного рас­следования оно направляется реабилитированному одновременно с уведомлением о прекращении дела, а в судебных стадиях — вме­сте с копией оправдательного приговора или постановления (оп­ределения) вышестоящей судебной инстанции о прекращении дела (это должен сделать суд, рассмотревший дело по первой инстан­ции). Если разъяснение следует после постановления оправдатель­ного приговора, то отметка об этом делается в протоколе судебного заседания1.

Один из названных двух порядков установлен для возмеще­ния вреда (ущерба), выразившегося (см. п. 1, 4 и 5 ст. 2 Положения о возмещении ущерба):

— в утрате заработка либо иных доходов;

— в суммах выплаченных штрафов, судебных из­держек или иных расходов;

— в суммах, выплаченных юридической консуль­тации за оказание юридической помощи. Основные особенности этого порядка:

— в случаях, когда у реабилитированного, имеющего на руках указанное выше извещение и попытавшегося получить на его осно­вании причитающиеся ему по закону суммы, возникают трудности с определением размера или реальным возмещением одного из на­званных видов вреда, он вправе в течение шести месяцев обратить­ся с требованием об определении размера подлежащих выплате денежных сумм и принятии решения (постановления), обязываю­щего соответствующие учреждения выплатить эти суммы так, как положено. Такое требование предъявляется в один из следующих органов (ст. 10 Инструкции от 2 марта 1982 г.):

  • при прекращении дела органом дознания или следователем основного либо среднего звена системы органов внутренних дел, федеральной службы безопасности, федеральной службы нало­говой полиции — соответственно в министерство внутренних дел республики, управление (главное управление) внутренних дел края, области, города округа, в приравненные к ним органы ФСБ и ФСНП;

  • при прекращении дела органом дознания, не входящим в систему МВД, ФСБ, ФСНП, или следователем прокуратуры основ­ного либо среднего звена — в прокуратуру среднего звена;

  • при прекращении дела органами дознания, входящими не­посредственно в структуру центрального аппарата ФСБ, ФСНП и МВД РФ, и следователями Слебстпвснного комитета МВД РФ или соответствующих подразделений ФСБ РФ или ФСНП РФ, а рав­но следователями Генеральной прокуратуры РФ — соответствен­но в МВД РФ, ФСБ РФ, ФСНП РФ или Генеральную прокурату­ру РФ;

  • при постановлении оправдательного приговора или прекра­щении дела судом любой инстанции — в суд, рассматривавший дело по первой инстанции;

• орган, куда обратился гражданин, в течение месяца делает все необходимое для определения размера ущерба (истребует до­кументы, производит расчеты и т. п.) и выносит постановление. В нем со ссылкой на полученные документы приводится рас­чет, определяется итоговая сумма возмещения, а также излагают­ся иные сведения, предусмотренные п. 11 Инструкции от 2 марта 1982 г. Копия этого постановления, заверенная гербовой печатью, вручается реабилитированному. На ее основании финансовый ор­ган в срок не более пяти дней выдает ему чек для получения в местном учреждении ЦБР соответствующих сумм;

• в случае несогласия с произведенным расчетом размера ущерба и иными положениями постановления гражданин может, руководствуясь нормами уголовно-процессуалъного законодатель­ства, подать жалобу прокурору или в вышестоящий суд. В суде она должна рассматриваться по правилам ст. 369 УПК с участием прокурора и приглашением заявителя, его представителя, а также представителя финансовых органов (п. 5 постановления Плену­ма Верховного Суда СССР от 23 декабря 1988 г. № 15).

Второй порядок установлен для возмещения других из чис­ла названных выше видов вреда (ущерба) — возврата пенсии, жилья, имущества или ком­пенсации его стоимости, восстановления на прежней работе, в преж­ней или равноценной должности, трудового стажа и др.

В соответствии с этим порядком, если требование реабилити­рованного не удовлетворено или он не согласен с принятым реше­нием по поводу устранения последствий таких видов вреда (ущер­ба), то возникший спор должен разрешаться по правилам граждан­ского судопроизводства. Но истцам (реабилитированным) и в дан­ном случае предоставлены "льготы" — дополнительные права, об­легчающие их задачу: они освобождены от уплаты государствен­ной пошлины и судебных издержек, связанных с рассмотрением дела (п. 11 ч. 1 ст. 80 ГПК), могут выбрать по своему усмотрению суд, где произойдет такое рассмотрение (ч. 11 ст. 118 ГПК), на них не возлагается бремя доказывания (вред возмещается независимо от вины конкретных лиц), им не нужно "хлопотать" о принятии мер, обеспечивающих иск (вред возмещается за счет казны).

^

Восстановление прав лиц, подвергшихся репрессиям по политическим мотивам


В последние годы сложился свой порядок восстановления на­рушенных прав лиц, подвергшихся судебным и иным репрессиям по политическим мотивам. Основные положения этого порядка ус­тановлены Законом о реабилитации жертв политических репрес­сий. Их можно было бы свести к следующим:

• в качестве основания для восстановления прав в таком порядке может служить факт лишения или ограничения прав и свобод по политическим мотивам судами либо другими орга­нами, наделявшимися судебными функциями ("особые совещания", "тройки" и др.), а равно органами исполнительной власти в адми­нистративном порядке.

Содержание оснований для признания лица жертвой полити­ческих репрессий и соответственно для возмещения причиненного ему вреда и предоставления льгот раскрывается в ст. 1—5 Закона. В частности, в ст. 1 по поводу понятия политических репрессий сказано:

"Политическими репрессиями признаются различные меры принуждения, применяемые государством по политическим моти­вам, в виде лишения жизни или свободы, помещения на принуди­тельное лечение в психиатрические лечебные учреждения, выдво­рения из страны и лишения гражданства, выселения групп населе­ния из мест проживания, направления в ссылку, высылку и спец­поселение, привлечения к принудительному труду в условиях ог­раничения свободы, а также иное лишение или ограничение прав и свобод лиц, признававшихся социально опасными для государства или политического строя по классовым, социальным, националь­ным, религиозным или иным признакам, осуществлявшееся по ре­шениям судов и других органов, наделявшихся судебными функ­циями, либо в административном порядке органами исполнитель­ной власти и должностными лицами".

Федеральным законом от 4 ноября 1995 г. (СЗ РФ, 1995, № 45, ст. 4242) круг лиц, которые могут быть признаны жертвами поли­тических репрессий со всеми вытекающими из этого последствия­ми, существенно расширен. "Подвергшимися политическим репрес­сиям, — говорится в ст. 1 Закона о жертвах политических репрес­сий, — и подлежащими реабилитации признаются дети, находив­шиеся вместе с родителями в местах лишения свободы, в ссылке, высылке, на спецпоселении";

• производство по восстановлению прав лиц, пострадавших от репрессий по политическим мотивам, начинается по их инициа­тиве или по инициативе правоохранительных органов;

• на первом этапе решается вопрос о том, было ли данное лицо неосновательно подвергнуто репрессиям по политическим мо­тивам. Делается это по-разному: факты применения мер админи­стративного характера (ссылка, высылка, спецпоселение и т. д.) должны устанавливаться по заявлениям заинтересованных лиц или организаций органами внутренних дел на основании имеющихся у них архивных данных, а факты применения репрессий судебными или квазисудебными учреждениями ("особыми совещаниями", "трой­ками" и т. п.) — органами прокуратуры по результатам проверки конкретных судебных или иных дел. В последнем случае решение может приниматься по инициативе органов прокуратуры', заявле­ния заинтересованных лиц не требуются. По итогам проверки органы внутренних дел или прокуратуры выдают заинтересованным лицам справку о реабилитации;

отказ в выдаче такой справки, естественно, может быть обжалован.

Если он исходит от органов внутренних дел, то жалоба рас­сматривается в судебном порядке с соблюдением процедуры, уста­новленной Законом РФ "Об обжаловании в суд действий и реше­ний, нарушающих права и свободы граждан" от 27 апреля 1993 г. (гл. 24' ГПК).

Отказ органов прокуратуры в выдаче справки о реабилитации влечет за собой совершенно иные последствия: соответствующий орган прокуратуры обязан направить все материалы дела со своим отрицательным заключением в суд, которому данный вопрос подсуден (ст. 9 Закона). Дела, поступившие с отрицательным заключением органа прокуратуры, рассматриваются в судебных заседаниях по прави­лам пересмотра судебных решений в порядке надзора. При несо­гласии с заключением прокуратуры суд, рассмотревший дело, вру­чает необоснованно репрессированному справку о реабилитации, а при согласии — копию постановления (определения). Последнее может быть опротестовано прокурором или обжаловано заинтере­сованным лицом в вышестоящий суд.

Справка является основанием для восстановления нарушен­ных прав. Пределы восстановления установлены примерно те же, что и для лиц, на которых распространяются положения ст. 1070 ГК. Отличие состоит, пожалуй, лишь в том, что реабилитирован­ным жертвам политических репрессий утраченный заработок не возмещается полностью. Им выплачивается денежная компенсация из расчета три четверти минимального размера оплаты труда за каждый месяц незаконного лишения свободы или пребывания в психиатрическом учреждении, но не более 100 таких размеров оп­латы труда. Выплаты производятся местными органами социаль­ной защиты населения на основании документов о реабилитации и о времени нахождения в местах лишения свободы и психиатриче­ских учреждениях.

Наряду с восстановлением прав и денежными выплатами в виде компенсаций или возмещения вреда реабилитированным пре­доставляются ощутимые льготы: они приобретают право на вне­очередное получение путевок для санаторно-курортного лечения и отдыха, оказание медицинской помощи, бесплатный проезд всеми видами городского пассажирского транспорта (кроме такси), а так­же автомобильным транспортом общего пользования в сельской местности, бесплатный проезд железнодорожным транспортом один раз в год, снижение оплаты жилой площади, коммунальных услуг на 50% и другие.

Заключение


К сожалению, до настоящего времени гражданин, которому обязаны возместить ущерб, находится в роли просителя и не может своевременно получить компенсацию.

Потерпевший должен обратиться в соответствующие РОВД, прокуратуру либо суд с претензией о его возмещении. В случае ее неудовлетворения или отсутствия ответа предъявляется иск в суд по месту причинения вреда (вышестоящий суд, если ответчиком является суд "местный").

Исковое заявление должно при этом содержать доказательства причинной связи между незаконными действиями ответчика и ущербом, а также расчет его размера. Исполнить решение суда о возмещении ущерба обязан местный финансовый орган - финансовое управление либо соответствующий департамент администрации (муниципального образования).

Многие вопросы и, в частности, привлечение по указанным делам в качестве ответчика Министерства финансов РФ, решаются весьма нерационально, что приводит к необоснованному затягиванию сроков рассмотрения дел, отвлечению работников для осуществления представительских функций, значительному удорожанию судебной процедуры, в целом же - к отсутствию бережливости в расходовании средств на отправление правосудия.

Если суды, руководствуясь соответствующими разъяснениями Верховного Суда РФ, по каждому гражданскому делу данной категории станут привлекать в качестве ответчика Министерство финансов РФ, то это неизбежно приведет к увеличению сроков их рассмотрения.

Кроме того, для осуществления функции представительства в судах министерству необходимо будет увеличивать штат сотрудников либо на местах осуществлять подготовку соответствующих специалистов. Целесообразно, чтобы эти функции (при необходимости) исполнял представитель третьего лица - государственного органа, должностное лицо которого выносило решение о прекращении дела по реабилитирующему основанию.

Заслуживают всяческой поддержки предложения1 о дополнении УПК главами об общих условиях возмещения вреда гражданину в случае его реабилитации. Такое решение, облегчив реабилитированным гражданам практическую реализацию своих прав, будет способствовать оптимизации уголовного процесса, сокращению сроков рассмотрения дел данной категории и, что немаловажно, снимет проблему определения надлежащего ответчика.


^

Список нормативных источников и литературы



Конституция РФ - ст. 52, 53.

ГК - ст. ст. 151, 1064, 1069, 1070, 1081, 1099-1101

УПК - ст. 581, 369.

ГПК - п. 11 ч. 1 ст. 80.

Указ Президиума Верховного Совета СССР "О возмещении ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями государственных и общественных организаций, а также должностных лиц при исполнении ими служебных обязанностей" от 18 мая 1981 г. (ВВСС, 1981, № 21, с. 741).

Положение о порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, утвержденное Указом Президиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1981 г. (ВВСС, 1981, № 21, с. 741).

Инструкция по применению Положения о порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, принятая руководителями правоохранительных органов и министром финансов СССР 2 марта 11982 г. ("Бюллетень нормативных актов министерств и ведомств СССР", 1984, № 3.).

Закон об оперативно-розыскной деятельности - ч. 9 ст. 5.

Закон о реабилитации жертв политических репрессий.

Федеральный закон "О государственной охране" от 27 мая 1996 г. - ч. 3 ст. 24 (СЗ РФ, 1996, № 22, ст. 2594; 1997, № 29, ст. 3502).

Положение о прохождении службы в органах и учреждениях прокуратуры Российской Федерации, утвержденное постановлением Государственной Думы Федерального собрания Российской Федерации от 23 июня 1997 г. - ст. 30 (СЗ РФ, 1997, № 27, ст. 3174).

Положение о порядке выплаты денежной компенсации лицам, реабилитированным в соответствии с законом РСФСР !О реабилитации жертв политических репрессий!, утвержденное Постановлением правительства Российской Федерации от 16 марта 1992 г. № 160 (Сборник постановлений Правительства Российской Федерации, март 1992 г., с. 95; СЗ РФ, 1994, № 14, ст. 1636).

Положение о порядке возврата гражданам незаконно конфискованного, изъятого или вышедшего иным путем из владения в связи с политическими репрессиями имущества, возмещение его стоимости или выплаты денежной компенсации, утвержденное Постановлением Правительства РФ от 12 августа 1994 г. № 926 (СЗ РФ, 1994, № 18, ст. 2086).

Постановление Конституционного Суда РФ "По делу о проверке конституционности статей 21 и 16 Закона РСФСР от 18 октября 1991 года "О реабилитации жертв политических репрессий" от 23 мая 1995 г. (СЗ РФ, 1995, № 22, ст. 2168).

Постановление Пленума Верховного Суда СССР "о некоторых вопросах примененя в судебной практике Указа президиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1981 г. "О возмещении ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями государственных и общественных организаций, а также должностных лиц при исполнении ими своих служебных обязанностей" от 23 декабря 1988 г. № 15 (БВСС, 1989, № 1).

Постановление Пленума Верховного Суда РФ "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда" от 20 декабря 1994 г. № 10 (СППВС, с. 167-172).

Письмо Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ "Некоторые вопросы судебной практики по гражданским делам" (БВС № 10, 1997)


Зыков В. П. Возмещение ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями // Российская юстиция № 2, 1999 г., с. 25.

Майшев О. В. О возмещении морального и материального вреда, наступившего вследствие неправомерных действий органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда // Консультант Плюс (эксклюзивный материал), 1998.

Нарижний С. В. Компенсация морального вреда пострадавшим от судебно-следственных ошибок. // Российская юстиция № 10, 1997 г., с. 87.

Оськин В. К., Левинова Т. М., Я осужден незаконно. Возместите ущерб // Российская юстиция, № 7, 1998 г., с. 54.

Прокопенко О. А. Что решают суды // Дело, № 2, 2000

Руднев В. А. Возмещение ущерба при незаконном аресте.// Российская юстиция № 12, 1997 г., с. 37.

Сивкова В. СУДержанки // Аргументы и факты № 11, 2000 г., с. 8.

Стародубцев Г. П. История государства и права России. М., 1997

Шейнин Х. Б., Фомина С. В. Правоприменительная практика зарубежных стран. М., 1996

Эрделевский А. Г. Диффамация // Законность № 12, 1998 г., с. 12.

1 В. Зыков, Возмещение ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями // Российская юстиция № 2, 1999 г., с. 25.

2 Сивкова В. СУДержанки // Аргументы и факты № 11, 2000 г., с. 8.

3 Прокопенко О. А. Что решают суды // Дело, № 2, 2000, с. 2.

1 Стародубцев Г. П. История государства и права России. М., 1997, с. 154.

1 Шейнин Х. Б., Фомина С. В. Правоприменительная практика зарубежных стран. М., 1996, с. 258.

2 Шейнин Х. Б., Фомина С. В. Правоприменительная практика зарубежных стран. М., 1996, с. 259.

3 Стародубцев Г. П. История государства и права России. М., 1997, с. 156.

1 Федеральный закон "О государственной охране" от 27 мая 1996 г. (СЗ РФ, 1996, № 22, ст. 2594; 1997, № 29. ст. 3502).

1 БВС, 1995, № 1, с. 13

2 Закон РФ "О статусе военно­служащих" от 22 января 1993 г. (ВВС, 1993, № 6 ст. 188).

1 Положение о прохождении службы в органах и учреж­дениях прокуратуры Российской Федерации, утвержденное поста­новлением Государственной Думы Федерального Собрания Россий­ской Федерации от 23 июня 1997 г. (СЗ РФ, 1997, № 27, ст. 3174).

2 ВВС, 1991, № 52, ст. 1867.

1 ч. 4 п. 18 Постановления Пленума Верховного Суда РФ "О судебном приговоре" от 29 апреля 1996 г. № 1 // СППВС, с. 386.

1 Оськин В. К., Левинова Т. М., Я осужден незаконно. Возместите ущерб // Российская юстиция, № 7, 1998 г., с. 54.





Похожие:

Министерство общего и профессионального образования РФ дальневосточный государственный университет Юридический институт iconМ. Н. Липовецкий русский постмодернизм
Министерство общего и профессионального образования Российской федерации Уральский государственный педагогический университет
Министерство общего и профессионального образования РФ дальневосточный государственный университет Юридический институт iconМинистерство образования и науки российской федерации государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «томский государственный университет систем управления и радиоэлектроники»
«томский государственный университет систем управления и радиоэлектроники» (тусур)
Министерство общего и профессионального образования РФ дальневосточный государственный университет Юридический институт iconМинистерство образования и науки российской федерации государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «томский государственный университет систем управления и радиоэлектроники»
«томский государственный университет систем управления и радиоэлектроники» (тусур)
Министерство общего и профессионального образования РФ дальневосточный государственный университет Юридический институт iconМинистерство образования и науки российской федерации государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «томский государственный университет систем управления и радиоэлектроники»
«томский государственный университет систем управления и радиоэлектроники» (тусур)
Министерство общего и профессионального образования РФ дальневосточный государственный университет Юридический институт iconМинистерство образования и науки РФ федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования российский государственный социальный университет

Министерство общего и профессионального образования РФ дальневосточный государственный университет Юридический институт iconМинистерство образования российской фередации
Московский государственный институт радиотехники электроники и автоматики (технический университет)
Министерство общего и профессионального образования РФ дальневосточный государственный университет Юридический институт iconМинистерство общего и профессионального образования РФ московский Государственный институт радиотехники, электроники и автоматики
...
Министерство общего и профессионального образования РФ дальневосточный государственный университет Юридический институт iconЛабораторная работа Вариант 12 по дисциплине
Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Московский государственный институт радиотехники,...
Министерство общего и профессионального образования РФ дальневосточный государственный университет Юридический институт iconОргкомитет всероссийского тренинга «путь к олимпу»
Благотворительный фонд наследия Менделеева, Химический факультет мгу им. М. В. Ломоносова, рхту им. Д. И. Менделеева, рхо им. Д....
Министерство общего и профессионального образования РФ дальневосточный государственный университет Юридический институт iconУважаемые коллеги! Министерство общего и профессионального образования Ростовской области, му управление общего и профессионального образования г. Ростова-на-Дону
Просим вас организовать активное участие учащихся в соответствии с графиком проведения игр (), заполнить форму регистрации участника...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов