Наша Германия 29. 04. 08. 05. 2006 icon

Наша Германия 29. 04. 08. 05. 2006



НазваниеНаша Германия 29. 04. 08. 05. 2006
Дата конвертации18.09.2012
Размер200 Kb.
ТипДокументы


Наша ГерМАНИЯ

29.04.-08.05.2006


Мы с мамой уже очень давно хотели поехать в Германию. Мама жила там в детстве, - в военном городке в Ютербоге, что недалеко от Берлина. На заграничную территорию лазила через дырку в заборе, но в места более отдаленные так и не выбралась: любовь к баскетболу и отдельным представителям противоположного пола была сильнее, чем её страсть к путешествиям. Но в памяти остался маленький уютный Ютербог и вкус каких-то потрясающих воздушных вафель с неописуемой прослойкой. Одним словом, Германия на протяжении нескольких лет была нашей мечтой. Надо отметить, мечтали мы так долго и отчаянно, что успели за это время съездить в Чехию, Францию и Швейцарию. Каждый раз ничуть не жалели и продолжали дальше мечтать о Германии. Но, как говорится, сколько верёвочке не виться…

Московские улицы дышали холодным апрелем, но яркие лучи солнца уже начинали согревать двух без пятидесяти минут туристок, которые стояли на Белорусском вокзале в ожидании своего брестского поезда. В толпе встретили Диму Соколова, с которым ездили в Чехию, мило поболтали и отправились к месту встречи группы – к 7-му вагону. Наш друг и по совместительству гид Олег, каким-то образом прошмыгнувший на перрон незамеченный нами, уже был на месте и, вручая нам билеты, радостно сообщил: «А я еду с вами!»

Мама поняла фразу буквально. В четырёхместном купе было трое: мы с мамой и ещё одна девушка, болтавшая обо всём на свете приторно-весёлым голосом и с энтузиазмом вывивавшая гладью красные цветочки на чёрном фоне. Четвёртое место было подозрительно свободно, и мама немедленно заказала у проводницы ещё один комплект белья на долю Олега, который, согласно своему обещанию, должен был к нам присоединиться после обычного обхода всей группы с россказнями о поездке и вручением паспортов. Я не была столь уверена в том, что Олег имел в виду «с нами в одном купе», но уточнить информацию мы не имели возможности: Олег уже бог знает сколько времени бороздил просторы поезда, так что нам осталось скрашивать свой досуг, высчитывая, через сколько часов мы проясним данный вопрос. Пока мы занимались высшей математикой, мимо нас пролетел Дима Соколов. «В вагон-ресторан уже идёт!» - решили мы, - «Не то что наш, бедолага! Работает, объясняет там всем что-то по 20 минут».

Олег доблестно добрался до нашего купе тогда, когда бельё уже было взято, но – как удивительно! – пока не заправлено, после чего стало ясно, что «с нами» - это значит «в одном вагоне», притом где-то в другом его конце. «Хорошо хоть, он имел в виду «в одном вагоне», а не «в одном поезде», - подумала я.

А поезд опоздал на три часа. Да и польские пограничники не демонстрировали особой сноровки, так что Варшаву было решено оставить на обратный путь.
Кроме того, всем очень хотелось приехать в отель в городе Легница всё-таки «сегодня», - Олег это как-то скоропалительно пообещал, поэтому, когда время перевалило за полночь, народ начал подвывать, что, мол, жизнь не удалась. Наконец, в польской ночи прорезались очертания отеля Qubus и знакомые силуэты исторического центра.

Легница – чудесна! Утром небо капает дождём, пахнет тополями, а яблони помахивают бело-розовыми цветочными шапками. В мелких лужах отражаются городские башни, и после ещё не одевшейся в зелёное Москвы всё кажется мультипликационно-ярким.

Знакомые немецкие ветряки сразу же за границей предстают нашим взорам уже на бело-голубом фоне, и солнце подсвечивает идеальные линии пронзительно-зелёных немецких полей. После нескольких часов езды становится понятно, что Нюрнберг мы увидим в романтическом свете фонарей, - это почему-то опять не радует отдельных пессимистов. Эти люди есть всегда, в любой поездке, как микробы в стакане воды, - главное, чтобы их концентрация не превышала допустимой нормы! Они начинают охать, что, мол, «едем, едем, а ничего ещё не увидели!»

- Как это?! – искренне удивляюсь я, - У меня уже полкарты памяти в фотоаппарате ушло, а вы ещё ничего не видели???

Правда, на определённом этапе пути нам с мамой тоже захотелось побыстрее приехать, и мы начали вчитываться в информацию на дорожных щитах. В результате у нас произошёл забавный монолог.

Я: - До Нюрнберга 67 км!

Мама: - Слишком много! Наверное, столбы неправильные!

Я: - Да, что ты! У немцев не бывает неправильных столбов!

Едем дальше. Я опять читаю:

- Мюнхен. 55 км. Но ведь Мюнхен дальше Нюрнберга! Наверное, действительно, столбы неправильные!

Так или иначе, когда мы приехали в Нюрнберг, город начинал зажигать фонари. Туристов, кроме нас, было удивительно мало, и мы в одиночестве (если для группы из 45 человек это слово уместно) бродили по мощёным улочкам, отливающим синевой подступающей ночи, навестили жирного Нюрнбергского кролика и Дюрера, тёмным силуэтом возвышающегося посреди площади, а также слушали залихватские трели птиц, разносившиеся по пустынным улицам. Поскольку в такое время могли петь только птицы, страдающие неумолимой бессонницей, - что за птицами никогда не было замечено, - мы искренне удивились, и Олег объяснил, что на самом деле это не более чем фанера, призванная утолить тоску по природе у городских жителей.

Когда небо окончательно погасло над нашими головами, мы почти всей группой свернули в уютный ресторанчик, где нас ждал ужин в национальном стиле: с Нюрнбергскими колбасками, кислой капустой и пивом или вином на выбор. И я сразу скажу: мы провели прекрасный вечер! Винных любителей – человек 10, включая меня и маму, ссадили за один столик, чтобы официантам было легче разбираться, какой напиток нести. Олег взял пиво, - предатель! – и потягивал его в некотором отдалении, предоставляя нам возможность в индивидуальном порядке отпраздновать начало поездки. Нюрнбергские колбаски – чего уж там, - наши мелкие сосиски, сильно зажаренные, и кислая капуста были, мягко говоря, несъедобны, и я поняла, почему герои в книге «Три товарища» всегда брали к кислой капусте побольше рома. Под это дело можно и не такое съесть! У нас рома не было, зато имелось франконское вино, которое хорошо пошло под суховатый крендель, с которого я предварительно соскоблила соль. На столе горели свечки, за окнами был прекрасный Нюрнберг, впереди – масса впечатлений, а в душе - беззаботность человека, за которого всё продумают и которому скажут, куда идти и зачем.

В этот вечер мы опять не успели добраться до гостиницы. Время коварно перевалило за полночь, но, надо отметить, возгласы пессимистов на этот раз были гораздо сдержаннее. Из почерпнутого опыта я теперь могу подсказать гидам парочку способов, как утихомирить особо буйных туристов, чтобы они на ночь глядя не портили нервы окружающим.

Итак, допустим, вы - гид, которому предстоит привезти свою группу в отель в начале следующих суток. Понятно, что среди туристов обязательно найдутся люди, которые уверены, что пробки на дорогах, знаки, ограничивающие скорость движения и прочие неприятности – именно ваших рук дело! Переубедить их в этом сложно. Способ №1 построен на том, чтобы изначально запугать ваших подопечных. Наберитесь храбрости и серьёзным тоном, не терпящим возражений, объявите: «На дорогах сейчас тяжёлая транспортная ситуация. В таких условиях до отеля мы доедем не ранее трёх часов ночи. Сожалею, но ничего сделать не могу». Конечно, надо быть готовым к тому, что кто-то из туристов тут же станет сильно возражать, причитать, охать и ахать, а также крыть всё благим матом. Ничего! Правда – на вашей стороне, ибо, когда эти гады покупали тур, их предупреждали о возможных задержках, так что «цыц, ребята!» В общем, после 10-минутной атомной войны ваши подопечные отдадутся на волю судьбы, и, когда вы привезёте их в отель не в три, - как было обещано! - а к часу ночи, они будут видеть в вас уже не злостного тирана, а спасителя, специально сошедшего с небес, чтобы их скрюченные скелеты, наконец, могли распластаться на гостиничных койках.

Способ №2 отличается гораздо большей гуманностью. Он эксплуатирует уже не психологию человека, а его физиологические особенности. Всё очень просто: вечерком туристов нужно завезти в какое-нибудь питейное заведение, дождаться, пока они напьются вусмерть, погрузить их в автобус и в таком состоянии катать по заграничным просторам, не забывая почаще делать санитарные остановки. Как только наиболее протрезвевшие начнут подавать голос, необходимо тут же тормозить и завозить их в следующий кабак, чтобы ваши подопечные восполнили нехватку алкоголя в крови. После этого народ можно привозить в отель под утро.

Сама лично была свидетелем человеческого энтузиазма под воздействием алкоголя:

Полпервого ночи, подъезжаем к Мюнхену. На дороге указатель со стрелочкой «Zoo». В автобусе раздаётся радостный возглас:

- Ну что, теперь в зоопарк?!

Ещё один пример, после того же Нюрнберга. Едем, кругом тьма, дама, сидящая недалеко от нас, звонит по мобильному домой. Разговор:

Она (оживлённо): - А у нас сейчас 0.51! – молчит некоторое время, потом уже более сдержанно: - А… У вас там на два часа больше?.. Ну, учись завтра хорошо!

Существует ещё один, третий способ. Заключается в том, чтобы во всеуслышание зачитать туристам всё изложенное выше и воззвать к их совести. Минус способа в том, что то, к чему вы будете взывать, может отсутствовать.

В этих размышлениях я обнаружила себя в Мюнхене.

Мюнхен – город, который я очень люблю! Там по-прежнему стоят разноцветные львы, а вепрь, который, как выяснилось, служит своеобразным привратником перед Музеем Охоты и Рыболовства, рад меня видеть до поросячьего визга! Старая и Новая ратуши совсем не изменились: ни помолодели, ни постарели на вид. Всё, как и раньше! Только весна делает своё дело: тюльпаны расцвечивают улицы, солнце пылает ярче, да и времени у нас больше!

После экскурсии мы с мамой решаем отправиться на смотровую площадку Peterskirche: оттуда самый лучший вид на город, вдалеке можно даже Альпы увидеть! Церковь низкой никак не назовёшь, поэтому по достижение верха, мама говорит, что ей обязательно нужно сфотографироваться на фоне открывающихся просторов, чтобы потом всем хвастать, как высоко она забралась!

- Недаром ты физкультминутку в школе проводишь! – хвалю её я.

- Да, а некоторые даже не приседают! – сообщает мама, и я предлагаю:

- Вот! Покажи им своё фото, скажи, что, кто не будет приседать, тот на Peterskirche в Мюнхене точно не доползёт!

Эта рекомендация очень актуальна, потому что по пути назад, где-то почти в самом низу мы встречаем двух вполне молодых дам, начинающих восхождение. Дамы пыхтят, как паровозы, и мама подсказывает мне: «Вот, обязательно напиши про них - и про меня – для сравнения!» Выполняю просьбу!

Peterskirche стала первой частью нашей программы. После этого мы подкрепились любимым топфенштруделем и зашагали к Старой Пинакотеке – самому известному Мюнхенскому музею изобразительных искусств.

Пинактека выплыла перед нами в виде большого, не сильно изысканного здания, возвышающегося посреди зелёных газонов, по которым кое-где были разбросаны тела отдыхающих. Оживления вокруг не чувствовалось, и пока мы приближались к входу, огромная и тяжёлая входная дверь отворилась лишь раз, выпустив туристку из нашей группы, которая замахала руками и воскликнула: «Здесь всего так много! Столько времени нужно!»

В залах самой знаменитой Мюнхенской сокровищницы ощущалась не нарушаемая никем свобода. Изящным искусствам в этом городе определённо предпочитали Хофбройхаус. В отсутствии толпы, за которой можно было бы следовать, мы забрели в какой-то зал современного искусства, в который по нашему билету пройти было нельзя. В зале не было ни единой души, кроме охранника, которых нас оттуда вежливо выдворил, предварительно поинтересовавшись, на каком языке объяснить нам путь из запретной зоны.

- Конечно, я лучше знаю английский! – призналась я, - Но говорите, пожалуйста, на немецком.

Вскоре мы добрались до вожделенного Дюрера, и потом минут за 30 обошли все залы. Под финал повстречали Олега и на некоторое время осели в каком-то углу Пинакотеки. Похвастались, что уже залезли на смотровую площадку и обошли весь музей, и Олег сказал, что такими темпами мы ещё успеем охватить Новую Пинакотеку, да и в Глипотеку заглянем. Мы откровенно признались, что с искусством у нас на сегодня покончено, и отправились по магазинам. Мало того, что нам предстояло купить сувениры своим друзьям, которых к этой поездки вдруг набралось приличное количество, так ещё и маме в школе дали задание закупить что-нибудь образовательно-математическое на немецкой территории. Это представлялось сложной задачей, потому что в большом торговом центре мама мало того, что не могла обнаружить ни одной математической книжки, она не нашла там и ни одной сносной линеечки, из чего мы заключили, что, видимо, точные науки у немцев в загоне. Сразу скажу, что нас спас маленький книжный магазинчик в Бремене, где отчего-то кто-то ещё изучает, как найти cинусы и косинусы углов и высчитать уравнения с неизвестными.

К вечеру у нас был намечен поход в Хофройхаус. На его третьем этаже было шумно: большой зал гудел туристами, готовыми пить и гулять. К шведскому столу тянулась очередь голодающих, пиво носили огромными кружками. На сцене исполнялись немецкие песни и танцы, под финал народ подбили на дружеские качания и что-то, смахивающее на помесь «ручейка» с хороводом, около столов носился местный фотограф, предлагавший отпечатать фото на брелке и назвавший меня «маленькой красавицей», но кроме «Danke, ich weiss» (Спасибо, я знаю) он ничего за свой милый комплимент не получил. В Хофройхаус мы купили диск с баварскими песнями и упаковку местного пива, которое в радости, что избавляемся от тяжёлой ноши, выпили в течение ближайших двух дней.

Тут я отвлекусь и скажу, что в этом туре мы как-то удивительно много гуляли в ресторанах. На некоторое время я даже заподозрила, не наше ли присутствие в группе подтолкнуло Олега так активно предлагать такого рода мероприятия, - знает он о наших пагубных пристрастиях! К счастью, оказалось, что всем туристам по Германии предлагается гулять по-чёрному, и просто так сошлись звёзды, что вся группа оказалась удивительно единодушна в любви к чревоугодию.

Впрочем, чтобы не превратить рассказ о Германии в гимн пьянству и обжорству, я поспешу покинуть гостеприимный Мюнхен и выехать на идиллистические баварские просторы, где не нужно вина, чтобы голова пошла кругом, - достаточно одних видов.

Бавария – место, достойное того, чтобы его восхвалять, воспевать, рисовать, - в общем, всячески восторгаться. В других районах Германии (а обо всём прочем мире и думать нечего!) вы не встретите таких идеальных зелёных холмов, вокруг которых вьются дорожки, таких опрятных домиков, таких беленьких альпийских пиков, всплывающих на горизонте за очередным поворотом. Наша дорога лежит к Нойшванштайну!

В прошлом году мы увидели его на фоне серого угрюмого неба, в тёмно-зелёной безрадостной листве. «А не так-то ты и хорош, как на фотографиях!» - решила я. Но сейчас замок мечтателей подобрал себе более достойное окружение. Ветки деревьев казались прозрачными и лишь укутывали замок в светло-зелёную дымку, солнце освещало башенки, вырисовывающиеся на фоне нежно-голубого неба.

Когда мы ещё в автобусе расплачивались с Олегом за экскурсии (в ходе этого я обнаружила, что с математикой у нас с мамой хуже некуда), Олег поинтересовался: «Ну, вы теперь, наверное, в Хоэншвангау пойдёте!» Святая душа, наш Олег, - заподозрил в нас такую сильную тягу к познанию, которая предполагала, что, если в тот раз мы изучали внутренние покои Нойшванштайна, то теперь, конечно же, сам бог велел потянуться за просвещением в Хоэншвангау, но я возьми и ляпни: «А что там делать?» - можно сказать, продемонстрировала высшую степень невежества. Я, конечно, хочу оправдаться! Просто когда кругом – весна! – хочется дышать этой весной! Жить этой весной! Бегать, как водится, по крутым дорожкам! И чтобы рядом возвышался этот окружённый весной сказочный замок, можно ли думать о каких-то тёмных залах и комнатах, в которых спит пыльная история! Да что там вообще де….?! Э-э… Хм. Кажется, не получилось оправдаться… Перед лицом своих товарищей торжественно обещаю посетить Хоэншвангау во время своего следующего визита в Баварию!

Впрочем, «сосед» всё равно был в ремонте. Мы вместе со всеми доехали до вершины горы и, запечатлев Нойшванштайн во всех возможных ракурсах, включая вид из, простите, женского туалета, - оттуда замок смотрелся очень хорошо, - мы с мамой спустились вниз, к альпийскому озеру, где и провели остаток отпущенного нам времени. После этого мы уехали в городок Ротенбург на реке Таубер.

Из всех прилагательных, имеющихся в русском языке, «очаровательный», пожалуй, наилучшим образом характеризует Ротенбург. Конечно, грех его описывать, - его надо видеть (хотя бы на фотографиях), а лучше самолично ступать по его мощёным улочкам и вдыхать его воздух. Приобнять цветущую грушу, прислонившуюся к невысокому домику, полюбоваться панорамой города, заглянуть в музей Рождества, куда Олег отпустил нас на 5 минут, вызвав возгласы «Это просто издевательство!» Наконец, нужно самолично испробовать местное лакомство – «снежки». На «снежках» позвольте задержаться. Дабы не разводить плагиат и не списывать у самой себя, я не стану живописать вам, как приходят к вам гости, и тут вы их ошарашиваете: «Друзья мои! А сегодня мы с вами едим Ротенбургские «снежки»!!! Нет, я вам сразу скажу: знаете кулинарное изделие «хворост»? Такие длинные кручёные штуки из теста, которые варят в кипящем масле и посыпают сахарной пудрой. Если вы скатаете их в шарики и посыплете всё той же пудрой, ваш скромный «хворост» превратится в замечательные «Ротенбургские снежки».

«А! Это ты говорила, что Захер-торте похож на «Прагу», - припомнил Олег мои старые грешки. Всё, теперь по части кулинарии я враг на всю жизнь!

Следующий день мы начали осмотром статуи Германии - Нидервальдденкмаль. Точнее, нет. Мы его начали грандиозными пируэтами на улицах маленького немецкого городка, которые выполнял наш автобус. Пируэты показались потрясающими даже тем, кто никогда не брался за руль, и мы дважды аплодировали водителям. Наконец-то их труд тоже оценили.

На самом деле, с водителями нам очень повезло. Некоторые поганцы из нашей группы умудрились развести жалобы и на них. «Ну как они медленно едут! – жаловалась мне одна дамочка, когда мы вместе мыли руки в польском туалете, - На автобанах скорость – 130 км/ч. А они едут – 70! А Польшу можно вообще за три-четыре часа проехать!»

- Вы видели на всех автобусах знак ограничения скорости «максимум 100»? – взывала я к её здравому смыслу, - А на дорожные знаки вы смотрели? И когда это вы проезжали Польшу за три-четыре часа? (Уж что-что, а об этом я могу говорить со знанием эксперта!)

Даму очень разочаровало, что она не нашла во мне поддержки. Вы заметили, что когда мы что-то критикуем, мы жаждем одобрения и возгласов «Да! Конечно!» гораздо больше, чем когда мы что-то хвалим? – положение в оппозиции требует плеча, на которое можно опереться, чтобы, покоясь на нём, чувствовать себя недовольным «большинством».

Ну, да ладно. Мы приехали к Нидервальдденкмаль. Памятник стоял на высоком берегу, и от него открывалась замечательная панорама на Рейн. Вокруг так заливисто пели птички, что, вспомнив Нюрнберг, я вознамерилась отыскать-таки динамик, но вместо него увидела маленькую и, что немаловажно, настоящую птицу, чему искренне удивилась.

Далее наш путь лежал… на утренний опохмел, то бишь, дегустацию Рейнских вин в городе Рюдесхайме. На самой знаменитой улочке города, Дроссельгассе, мы завернули в питейное заведение.

В заведении хозяйствовал бывший украинец, ныне зовущийся Петер, который влил в нас по небольшой дозе нескольких сладких вин, аргументируя свой выбор тем, что сухие вина у русских идут плохо. В этом он не прав, потому что у русских любые вина идут хорошо, как, впрочем, и все другие алкогольные напитки. В финале – спасибо и на том, - он налил нам знаменитого Eiswein, которое делается из чуть подмёрзшего винограда и за то ценится. После дегустации мы, говоря словами нашего нового знакомого Саши, «купили вино у хохла Петера в Рюдесхайме» и уехали в замок Марксбург.

Путь туда лежал вдоль Рейна, который предательски протекал слева от автомобильной дороги, все знаменитые замки были там же, и из наших правых окон никаких замечательных видов не открывалось. Посему я переместилась на переднее сиденье слева, где одиноко сидела молодая девушка. Девушка, по моим меркам, вела себя просто удивительно! Находящееся рядом с ней левое окно было завешено курткой, фотоаппарат безжизненно лежал на коленях, и она задумчиво смотрела вперёд через лобовое стекло, не отличавшееся чистотой, так как была весна, и ошалевшие насекомые не разбирали дороги. «Какое спокойствие среди таких красот!» - подумала я о девушке и едва не пропустила Лорелей, сидящую посреди Рейна.

Так мы приехали к замку Марксбург, где у нас была экскурсия.

Марксбург взирает на Рейн с высоты холма. Он никогда не был разрушен, и до сих пор его пушки сурово глядят в бойницы. Я только вознамерилась оседлать одну из них, как Олег поспешил опередить меня своей просьбой: «Пожалуйста, не садитесь верхом на пушки!» Как я понимаю, эта фраза относилась в большей степени ко мне, так как немногие в нашей группе имели столь же сильную страсть водружаться на этих чугунных красавиц.

После этого мы обошли замок Марксбург, осмотрев кухню, спальню, камеру пыток и другие помещения. В ходе экскурсии я выяснила, что более или менее подхожу под определение ведьмы, и, по-хорошему, меня надо колесовать. По счастью, в наши дни ведьмы не подвергаются уголовному наказанию, зато, быть может, шабаш на горе Брокен до сих пор проводится, и было бы неплохо туда как-нибудь прилететь. Правда, метле я всё-таки предпочту Боинг.

Когда мы были в спальне Марксбурга, Олег рассказал, что раньше люди спали сидя, так как боялись, что если они лягут на спину, у них откроется рот и через него вылетит душа. После этого одна из наших туристок заключила: «Значит, спать надо в автобусе!» (Гидам на заметку: можете считать это способом №4 по усмирению буйных туристов. Минус способа состоит в том, что с чувством юмора у некоторых бывают проблемы.)

После Марксбурга мы отправились к крепости Эренбрайтштайн, откуда открывается панорама на город Кобленц и так называемый «Немецкий Угол» - место впадения Мозеля в Рейн. Картинка удивительная, поскольку Мозель выглядит гораздо темнее Рейна, и после впадения его вода сразу не перемешивается, а сохраняет свой цвет, как будто Мозель заявляет: «Ну ладно, ты теки справа, я слева потеку!»

Отъезжаем мы от Эренбрайтштайн в обеденное время, и продавец итальянского мороженого, у которого некоторые из нашей группы покупали свой сладкий «обед», радостно улыбается и машет рукой нашему автобусу. Мама замечает: «Вот что значит – иностранец! Улыбается, рукой машет. У нас бы в России подумали, что он к кому-то любовью воспылал или ещё что-нибудь в таком роде, а он просто так эмоции выражает!»

В тот же день мы приехали в Кёльн. В Кёльне у меня было, можно сказать, спецзадание, которое я сама себе же и дала: сфотографировать Кёльнский собор в каком-нибудь нестандартном виде. Накануне Олег обронил фразу вроде «Интересно, а как ты снимешь Кёльнский собор?» - так что теперь это было просто дело чести.

Кёльнский собор – это и вправду нечто грандиозное. Настолько грандиозное, что туристы, приезжающие сюда лишь на короткий срок, больше в городе ничего и не замечают. Правда, про одеколон – Кёльнскую воду – все помнят и активно закупают. Ещё в Кёльне стоит пара замечательных фигур – два мужичка, что-то вроде местных Ширвиндта и Державина, одного из которых нужно потереть за нос, чтобы… то ли чтобы вернуться в Кёльн, то ли чтобы желание какое-нибудь исполнилось. Так как я точно не помню, рекомендую загадать желание «вернуться в Кёльн» - и тогда нос точно сработает!

Закончив вечер, как водится, в одном из чудесных ресторанчиков, стены которого были увешаны картинами и зеркалами, мы отправились в отель. Я специально пишу «отправились в отель», потому что на этом этапе пути нас ожидал ещё один приятный сюрприз.

Наш номер, ключ от которого мы, как обычно, получили у Олега, был найден не сразу. Видимо, он был какой-то особенный, так как в лифте, где перечислялись номера с указанием этажей, он был выделен отдельно, через запятую. Мы искали его долго, блуждая по пустынному четвёртому этажу, поскольку наши одногруппники остались внизу, и, наконец, распахнув дверь, выяснили, что проживаем в трёхкомнатном люксе с отдельной спальней, личным шкафом с книгами, замечательной гостиной со столом, годящимся для заседаний совета директоров, и диваном, а также ванной огромных размеров.

Словом, это был крутой блат. Вскорости пришёл Олег, и мы вместе распили что-то из мини-бара, расположившись в креслах гостиной. Спали мы замечательно, но под утро было крайне сложно собирать вещи, раскиданные по всему нашему трёхкомнатному люксу.

На следующий день нас ждали Бремен и Гамбург.

Бремен – очень милый город. Он кажется спокойным и умиротворённым. Рыночная площадь пестрит яркими домиками, а на туристов невозмутимо взирает статуя Роланда. Бременские музыканты выстроились в свою привычную пирамиду, и Осла нужно обязательно потрогать за морду, загадав желание. Какое мы с вами загадываем желание в Бремене?

На этот город у нас не так много времени, и вскоре мы отправляемся в Гамбург. Когда я раньше немного занималась немецким, мой педагог почему-то страшно обожал Гамбург. Как только в каком-нибудь диалоге вставал вопрос «Откуда вы?» или «Куда мы поедем?», то он незамедлительно говорил: «Hamburg», утверждая меня в мысли, что Гамбург – лучший город Германии. Пожалуй, он симпатичен, хотя на месте моего педагога я бы постоянно «была из» или «ездила в» Мюнхен или Нюрнберг, - в общем, так или иначе, была баварских кровей.

В Гамбурге у нас появился местный экскурсовод. Как мы сказали Олегу, «пусть народ послушает её, почувствует разницу и поймёт, как им всем повезло с гидом-сопровождающим!»

Что в этом городе главное? Здесь очень симпатичная Ратуша, возле которой развивается немецкий флаг, а недалеко от флага примостился страшненький памятник, которого одна из наших туристок окрестила «задумчивым Гёте», хотя на самом деле это был Гейне. По всему городу шагают пёстрые фигурки водоноса Ганса Хуммеля – он здесь вроде Мюнхенского льва. Знаменитая церковь Св. Михаила – выразительная и очень запоминающаяся, - но у меня почему-то вызвала ассоциации с бронированным танком. В Квартал Красных Фонарей нас не заводили, но, кажется, женщин здесь опять ущемили в правах и не позаботились о выделении специальной улицы.

Впрочем, не больно то и хотелось! Ведь мы попали в Гамбург в необычный день – день Порта! А порт – это, пожалуй, главное, что есть в этом городе, поэтому центром нашего пребывания в Гамбурге стала экскурсия на кораблике. Конечно, порт не назовёшь местом, столь же сильно радующим глаз, как, скажем, затерявшееся в романтической дымке Женевское озеро. Здесь – мне почему-то приходит на ум странное выражение - «урбанистический хаос» (кто-нибудь понял, что я имею в виду?!): вместо изящных парусников - куча кораблей самых разных размеров, вместо мягких изгибов берега – угрюмый бетон, вместо бескрайнего горизонта – многочисленные краны, а внизу - бурлящая, с желтовато-бурым оттенком вода, пеной вырывающаяся из-под нашего маленького, но быстрого судна. Мне почему-то припомнился мультик «В поисках Немо», где главный герой – рыбка Марлин, ищущая сына, пойманного дайвером, переплывает океан и добирается до порта в Сиднее. Компьютерная графика удивительным образом показывает, как меняются голубые прозрачные воды океана на тёмные грязные воды городского порта. И хотя, глядя на воду, я почувствовала себя этим бедным Марлином, - в Гамбургском порту была какая-то особая романтика.

Мы закончили день селёдкой с картошкой – замечательное блюдо, если только не брать в расчёт, что мы с мамой не привыкли есть селёдку с костями и живописно их вычищали, вызывая недоумение у окружающих.

Наш последний день в Германии был посвящён Берлину и Потсдаму.

О Берлине я слышала много самых разных мнений: о том, что он скучен, и там нечего делать, о том, что это – какой-то гигантский мегаполис, совершенно фантастический и огромный. Наверное, Берлин настолько многолик, что разным людям он открывается с разных сторон, и, может, вам тоже не стоит верить мне, когда я скажу, что для меня – это мирный уютный город, достаточно большой, чтобы долго не заскучать там, очень зелёный, и, я уверена, полный интересных мест, людей и вещей. Игла-телебашня протыкает небо, в солнечных лучах греется Берлинский Собор, по реке Шпрее кораблики катают туристов, Музейный остров манит любителей искусства и старины, старый городской квартал Николайфиртель переносит в вас в уютный мир, избавленный от спешки и суеты: здесь цветут яблони и тихо журчит вода в фонтане с символом города - мишкой - во главе. В Берлине зеленеют парки, и первое место, куда мы приезжаем, - Трептов-парк с мемориалом в честь советских воинов, - шелестит зелёными ветками берёз под пение – здесь уже без сомнения настоящих – птиц. Берлинская стена – совсем не такая высокая и массивная, как мы воображали, изрисована яркими картинками, из немыслимого разнообразия которых моя прихотливая фотокамера выхватывает самые радостные. В западном Берлине зеленеет Тиргартен, приветливо приглашающий под свою тень всех, включая нудистов и геев, а также тех, кто совмещает в себе обе ипостаси. На улицах, к сожалению, не продаются так полюбившиеся маме вафли из детства, зато можно купить жареную колбаску Currywurst или пиво с малиновым ароматом.

Конечно, здесь больше грязи, чем во всей остальной Германии, здесь бесчисленные стройки, и Бранденбургские Ворота позируют туристам на фоне высоченных кранов. Угрюмая церковь Памяти Кайзера Вильгельма бередит душу своей полуразрушенной крышей, а около Макдонадльдса неподалёку ветер разносит обёртки из-под гамбургеров и картошки фри. Но всё равно он хорош, этот многоликий Берлин, потому что в нём чувствуется простор и свобода.

Днём мы на некоторое время покинули Берлин и отправились в Потсдам, где у нас была намечена экскурсия по дворцу Сан-Суси. Когда мы проезжали по городу, мне показалось, что он сам по себе гораздо интереснее, чем дворец, потому что на родине у себя, - например, в Павловске, Петергофе или Царском Селе, мы и не такие красоты видали! Из экскурсии по внутренним покоям самое большое впечатление производят – ох, простите меня, грешную! – музейные тапки необъятных размеров, в которые нужно обуваться, чтобы не испортить паркет. Переставлять ноги в этих тапках сложно, зато можно скользить, изображая из себя Ирину Слуцкую или Евгения Плющенко после изнуряющей тренировки.

Парк напротив дворца отличается убивающей всякие эмоции правильностью форм, и только тогда, когда мы продвигаемся к Китайскому чайному домику, он оживает извилистым каналом, где по отражениям склонившихся над водой деревьев и нарциссов плавают утки. Около чайного домика нас настигает дождик, так что особо соскучившиеся по спортивным упражнениям имеют возможность совершить небольшую пробежку. После этого мы уезжаем обратно в Берлин.

Когда розоватое солнце уже идёт на посадку, мы бросаем взгляд на огромный Рейхстаг, возле которого кто-то, - видимо, специально для меня, - рано зажигает один-единственный фонарь, который и попадает в кадр, придавая обстановке несуществующую в реальности задумчивость.

Последний день нашей поездки – это Польша, сплошная Польша, где под вечер перед нами горит косыми лучами окружённая цветущей вишней старая Варшава. Всякий раз чуть иная, она теперь предстаёт во всей своей красе и рисует чёрные силуэты башен на фоне светящегося золотом неба.

После выезда из города Олег, под конец путешествия снизойдя до разговорно-уличного стиля, сказал (цитирую дословно): «Надеюсь, вам понравилась Варшава? А то некоторые говорят, что после Европы Варшава не тянет, не катит, и сюда можно не заезжать…»

- О! – ответила бы я, - Ничего подобного. И тянет, и катит!

Только вот нам теперь надо «тянуться» и «катить» к польской границе, а то моя верная подружка Надя уже шлёт «ободряющие» SMSки типа «Не опоздайте на поезд!!!»

Мы не опоздали. И на следующий день, мы в хорошей компании наших новых попутчиков Саши и Светланы, которых получили, «настучав» Олегу на девушку с цветочками на чёрном фоне, впятером распивали немецкое вино и праздновали окончание поездки.

Ну, у кого-то она заканчивается, а кому-то ещё в неё возвращаться много-много раз.

Это я о себе. Поздравьте меня с очередным возвращением ДОМОЙ!!!


Середина мая, 2006 г.





Похожие:

Наша Германия 29. 04. 08. 05. 2006 iconЕ. А.,2006 семь солнечных систем, одна из которых наша
Рассмотрим цитаты из [1], которые заставляют пересмотреть предложенную в [2] гипотезу относительно состава ансамбля "Семь Солнечных...
Наша Германия 29. 04. 08. 05. 2006 iconВ 2006 году по программе пнпо наша школа получила новый автобус!

Наша Германия 29. 04. 08. 05. 2006 iconНо надо помнить и некоторые объективные данные. Надо подумать и подсчитать, что представляли тогда собой мы и наша армия и Германия и ее армия
Поэтому он был вынужден отвести крупные контингенты войск на восток, с тем чтобы иметь возможность скрытно перевооружить и переформировать...
Наша Германия 29. 04. 08. 05. 2006 iconР. С. Фритциус русский перевод – С. Семиков, 2008 г., см
Его отец, Рафаэль Ритц, уроженец Валлис, был известным художником пейзажистом и театральным декоратором. Его мать была дочерью инженера...
Наша Германия 29. 04. 08. 05. 2006 icon5 мая в дк предприятия «Победа» состоялся традиционный фестиваль патриотической песни «Наша память и наша слава». В фестивале приняли участие учащиеся 8-11 классов
«Наша память и наша слава». В фестивале приняли участие учащиеся 8-11 классов. Администрация школы выражает благодарность предприятию...
Наша Германия 29. 04. 08. 05. 2006 iconПротокол №2 от 07. 11. 2006 г. Гончарова Т. И введено в действие с 8 ноября 2006 г. 8 ноября 2006 г. (приказ по школе от 07. 11. 2006 №339) положение
Совет старшеклассников состоит из учащихся 8-11-х классов, является выборным органом ученического самоуправления школы
Наша Германия 29. 04. 08. 05. 2006 iconВопросы к экзамену по новейшей истории стран европы и США. Германия во второй половине 1940-х годов. Принятие «Основного закона» иобразование фрг
Германия во второй половине 1940-х годов. Принятие «Основного закона» и образование фрг
Наша Германия 29. 04. 08. 05. 2006 iconВід Бога наша пісня, наша мова

Наша Германия 29. 04. 08. 05. 2006 iconЯ есмь воскресение и жизнь; верующий в Меня, если и умрет, оживет
Мы не умираем, когда вера наша обращается в зрение, наша надежда в действительность, когда наша жажда утоляется и стремления наши...
Наша Германия 29. 04. 08. 05. 2006 iconУчитель обж корниенко в. Н
Милая, светоносная наша Русь. Родина, родительница наша! Всегда видится невечерний свет в русом имени твоем, коротком, как вздох...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов