Министерство образования российской федерации ордена дружбы народов российский университет дружбы народов факультет: филологический кафедра: общего и русского  icon

Министерство образования российской федерации ордена дружбы народов российский университет дружбы народов факультет: филологический кафедра: общего и русского



НазваниеМинистерство образования российской федерации ордена дружбы народов российский университет дружбы народов факультет: филологический кафедра: общего и русского
страница1/6
Дата конвертации18.09.2012
Размер0.86 Mb.
ТипРеферат
  1   2   3   4   5   6
1. /Олеся Бакалавр.docМинистерство образования российской федерации ордена дружбы народов российский университет дружбы народов факультет: филологический кафедра: общего и русского


МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ


ОРДЕНА ДРУЖБЫ НАРОДОВ

РОССИЙСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ДРУЖБЫ НАРОДОВ


ФАКУЛЬТЕТ: ФИЛОЛОГИЧЕСКИЙ

КАФЕДРА: ОБЩЕГО И РУССКОГО ЯЗЫКОЗНАНИЯ

курс: 4

ГРУППА: ФЯБ-43


АЛЕКСЕЕВА ОЛЕСЯ СЕРГЕВНА


КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА БАКАЛАВРА


ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИЕ ОБОРОТЫ

СО СТЕРЖНЕВЫМ КОМПОНЕНТОМ – ГЛАГОЛОМ ДВИЖЕНИЯ

В РУССКОМ И АРАБСКОМ ЯЗЫКЕ


НАУЧНЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ: к.ф.н., доцент

ЛЫСЯКОВА МАРИНА ВИТАЛЬЕВНА


ЗАВЕДУЮЩИЙ КАФЕДРОЙ: к.ф.н., доцент

ДЕНИСЕНКО ВЛАДИМИР НИКИФОРОВИЧ



МОСКВА – 2005

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ………………………………………………………………………..3-5

ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ФРАЗЕОЛОГИИ………..6-28

1.1. Материал фразеологии и краткая история его изучения…….………………6

1.2. Основные признаки фразеологизма…………………………………….……11

1.3. Объем и границы фразеологии……………………………………………..15

1.4. Фразеологическая образность………………………………………………..22

1.5. Проблемы сопоставительной фразеологии…………………………………..24

    1. . Типология фразеологических эквивалентов………………………………..26

ГЛАВА 2. ФРАЗЕОЛОГИЗМЫ СО СТЕРЖНЕВЫМ

КОМПОНЕНТОМ - ГЛАГОЛОМ ДВИЖЕНИЯ

В РУССКОМ И АРАБСКОМ ЯЗЫКЕ…………………………………..29-49

2.1. Состав, грамматическая, структурно-семантическая и стилистическая характеристика русских фразеологических единиц со стержневым компонентом - глаголом движения………………………………………………..29

2.2 Теоретические основания арабской фразеологии………………………….34

2.3.Состав, грамматическая, структурно-семантическая и стилистическая характеристика арабских фразеологических единиц со стержневым компонентом-глаголом движения…………………………………………………38

ЗАКЛЮЧЕНИЕ…………………………………………………….…………50-53

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ ….54-60

СЛОВАРИ И СПРАВОЧНИКИ……………………………………………….61

ПРИЛОЖЕНИЯ …..62-77

Приложение 1. Русские фразеологические единицы со стержневым

компонентом - глаголом движения ….62

Приложение 2. Арабские фразеологические единицы со стержневым
компонентом-глаголом движения ……………………………………………….
73


ВВЕДЕНИЕ

Фразеологизмы (выражения типа бить баклуши, верста коломенская и др.) отражают национальную специфику языка, его самобытность. Во фразеологии запечатлён богатый исторический опыт народа, в ней отражены представления, связанные с трудовой деятельностью, культурой и бытом людей. Изучение фразеологии составляет необходимое звено в усвоении языка, в повышении культуры речи. Правильное и уместное использование фразеологизмов придаёт речи неповторимое своеобразие, особую выразительность, меткость, образность.

Возникновение фразеологии как лингвистической дисциплины в русском языкознании относится к 40-м годам XX столетия и связано с именем академика В.В. Виноградова. Достаточно глубоко разработанная русская фразеологическая теория, а также сама русская фразеология может стать не только основой изучения фразеологии другого языка, но и базой сопоставления фразеологии двух языков. Таким фразеологическим объектом, изучаемым в настоящей работе в сопоставлении с русской фразеологией, является фразеология арабского языка.

Несмотря на обширную научную литературу, посвящённую изучению фразеологии как русского, так и других языков (Амосова, 1963; Виноградов, 1959, 1977; Кунин, 1970, 1972; Шанский, 1985 и др.), фразеологические единицы остаются предметом пристального внимания. Одним из важнейших вопросов является сопоставительное изучение фразеологии разных языков в целях выявления национальных и интегральных особенностей функционирования и употребления фразеологических единиц, но, главным образом, семантических и грамматических «расхождений», как проявления характерных особенностей конкретных языков.

Актуальность данной работы заключается в сопоставительном изучении русской и арабской фразеологии: от грамматических, семантических и стилистических аспектов до способов их адекватной передачи на другой язык.

Новизна работы состоит в том, что проблема сопоставления русской и арабской фразеологии не подвергалась более или менее тщательной разработке (см. Ушаков, 1989, 1996). В качестве теоритических основ в исследовании предпринимается попытка установить принципы выделения фразеологических единиц в современном литературном языке, описать их особенности, предложить классификацию фразеологизмов.

Цель работы – на основе изучения теоретических основ русской и арабской фразеологии провести сопоставительный анализ определённой части фразеологических единиц. В соответствии с этим в работе решается ряд конкретных задач:

1.Выявление принципов классификации русской и арабской фразеологии.

2.Описание лексико-семантических свойств и грамматических особенностей фразеологизмов.

3.Определение стилистических свойств фразеологизмов.

4. Выявление путей возникновения фразеологических единиц.

5.Изучение способов перевода арабских фразеологизмов на русский язык.

Материалом исследования послужило 133 фразеологических единиц арабского языка и 179 фразеологизмов русского языка со стержневым глаголом движения, полученных в результате выборки из учебного русско-арабского фразеологического словаря А.М. Фавзи и В.Т. Шклярова, арабской прессы, Корана. Фразеологизмы русского языка были выбраны из «Фразеологического словаря русского языка» под редакцией А.И. Молоткова (Санкт-Петербург, 1994) и «Фразеологического словаря русского литературного языка» под редакцией А.И. Федорова (Новосибирск, 1991), художественных произведений русских писателей (М.Шолохова, А.Чехова, В.Шукшина, А.Твардовского и др.).

При сопоставительном изучении русской и арабской фразеологии использовались различные методы: описательный метод, метод фразеологической идентификации, семантический анализ, элементы этимологического анализа.

Помимо решения теоретических задач работа может быть использована в практических целях: результаты исследования могут найти применение в практике преподавания русского языка как иностранного в арабской аудитории, в преподавании арабского языка, при разработке спецкурсов, а также в практике перевода.

Структура работы определяется её задачами. Работа состоит из введения, двух глав, заключения, приложения (списка фразеологических единиц русского и арабского языков со стержневым глаголом движения), списка использованной литературы.


ГЛАВА I. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ФРАЗЕОЛОГИИ


1.1. Материал фразеологии и краткая история его изучения

«История русского литературного языка от пушкинской поры до нашего времени - это путь непрерывного обогащения литературного языка выражениями и словами, почерпнутыми из живого разговорного языка народа, из его устного творчества. Мощный лексико - фразеологический пласт просторечия в составе литературного языка, к которому генетически относится множество фразеологических единиц, не остается неизменным: просторечные по своему происхождению выражения и слова ассимилируются, уточняются и становятся, в конце концов, таки­ми фактами литературного языка, без которых он не может обойтись, не теряя своей гибкости и выразительности» (Ашукин, Ашукина, 1988, с. 6).

Фразеологией называется раздел языкознания, изучающий фразеологизмы, то есть семантически целостные устойчивые сочетания слов, воспроизводимые в речи, как и слова, в готовом виде. Также фразеологией называют совокупность фразеологических единиц данного языка. Речь человека изобилует такими сочетаниями, компоненты которых фиксированы в своём составе, а отношения между ними закреплены. Замена компонента каким-нибудь другим, сходным по значению словом, как правило, невозможна, так как меняется или вовсе разрушается смысл сочетания. Например, выносить сор из избы в значении «разглашать домашние тайны, сплетничать» не совпадает с сочетанием выносить мусор из дома, хотя в контексте во время уборки надо выносить сор / мусор из избы /дома они равнозначны. То же самое может произойти и при синтаксических преобразованиях. Подобные выражения могут совпадать с переменными сочетаниями, однако значение целого никак не может быть выведено из значения компонентов в их обычном употреблении, например, пуганая ворона, собаку съел. В составе таких выражений могут быть слова, «мёртвые» с точки зрения современного состояния языка: бить баклуши, семо и овамо.

Другие выражения более прозрачны по своему значению, образ, лежащий в их основе, как бы просвечивает сквозь новое значение сочетания: держать камень за пазухой, умыть руки, сматывать удочки и т.д., но значения слов, входящих в эти выражения, также растворены в значении целого.

Тесная связь языка с жизнью, историей общества, его культурой проявляется не только в лексике, но ещё и в большей степени во фразеологии. Подавляющее большинство воспроизводимых в готовом виде выражений присуще только данному языку, а потому и непереводимо дословно на другие языки. Только русскому понятно, что означает выносить сор из избы, англичанин о подобной ситуации скажет to wash one`s dirty linen in puplic, араб – nashara gasilyahu vasig ( бук. «вывешивать своё грязное бельё»). По меткой характеристике В.Г. Белинского, фразеология составляет «народную физиономию языка, его оригинальные средства и самобытное, самородное богатство» (Белинский, 1953, с. 407). Однако культурные и экономические контакты также оставляют следы в виде общеизвестных выражений даже у географически и исторически далёких народов. Большинство из них связано с влиянием религии (Ноев ковчег, агнец непорочный, всякой твари по паре, стих касыды и т.д.). Источником многих таких выражений является античная мифология (танталовы муки, ахиллесова пята и т.д.), художественная литература (Быть или не быть?; Чудовище с зелёными глазами).

Фразеология, как, впрочем, и любой раздел лингвистики, может иметь частный или общий характер. В этой связи следует заметить, что общей фразеологии как сложившейся дисциплины в настоящее время не существует. Если общая теория грамматики, лексикологии и других разделов языка строится в отвлечении от идиоматизмов – конкретных специфических фактов языка, то пока неясно, какие общие принципы могут быть положены в основу исследования фразеологического материала, основная масса которого представляет собой идиоматизмы – структуры, лишённые регулярных свойств данного конкретного языка.

Материал фразеологии столько разнообразен генетически и функционально, столь разноструктурен и в семантическом отношении разнохарактерен, что очертить чётко круг объектов фразеологии чрезвычайно трудно. Сложность самого явления можно продемонстрировать терминологическим разнообразием в определении структурных типов объектов фразеологии, а также их значения. Самым распространённым термином для общего названия всех оборотов, относимых к фразеологии, является термин «фразеологическая единица», введённый академиком В.В. Виноградовым (Виноградов, 1946, с.54). Этот термин удачен как общее название всех явлений, которые входят во фразеологический состав языка (ср. «лексический состав» и «лексическая единица»). Но содержание этого термина осталось у В.В.Виноградова неясным. Видовым названиям объектов фразеологии нет числа. Например, фразеологические единицы у В.В. Виноградова иногда называют метафорическими устойчивыми оборотами, они же являются идиомами и включают в себя поговорки, пословицы, литературные клише, составные бытовые названия, переосмысленные термины, крылатые слова, обрывки цитат, формулы вежливости и т.д.

Кроме того, ряд исследователей для обозначения объектов фразеологии, имеющих строение словосочетания, употребляют термин «фразема», который очень удачно коррелирует с терминами «лексема», «морфема», «семема», а для обозначения фразеологизмов, совпадающих по форме с предложением, - термин «устойчивая фраза» (Архангельский, 1964, с.34).

История фразеологии как лингвистической дисциплины в России восходит к трудам М.В. Ломоносова. Он чувствовал близость «фразесов», «идиоматизмов» и «речений» к слову. Академик Буслаев, исследуя, как отголоски первобытно-образного мышления отразились на сочетаемости слов, в частности в составе «известных обычных выражений» (пословиц, библейских афоризмов, обычных уподоблений, ходящих в устах народа в виде поговорок) отмечал, что значение таких «обычных выражений» (своеобразных микромифов) содержит в себе «и нравственный закон, и здравый смысл, выраженные в кратком изречении, которые завещали предки в руководство потомкам» (Буслаев, 1861, с. 131).

Ф.Буслаевым были намечены следующие свойства «обычных выражений»: их не надо запоминать, они могут не соответствовать правилам грамматики или риторики; им присуща стабильность формы, что не исключает её видоизменения при условии сохранения смысловой цельности, которая является ведущим признаком и может поддерживаться наличием архаизмов и ритмо - мелодической организацией.

Вопрос о знаковом характере фразеологических оборотов впервые был поставлен и решён в психологическом аспекте профессором А.А. Потебнёй. Сочетая понятие системы языка с понятием общего смыслового контекста речи, Потебня увидел условия воспроизводительности ходячих выражений в их внутренней форме, которая обладает огромной жизненной силой, так как является «постоянным сказуемым при переменчивых подлежащих». Это «сгущение мысли» создаёт и сохраняет поэтический образ, который и «даёт нам только возможность замещать массу разнообразных мыслей относительно небольшими умственными величинами» (Потебня, 1894, с. 103).

Академик Ф.Ф. Фортунатов и его школа поставили проблему изучения устойчивых выражений с точки зрения семантических и грамматических признаков их компонентов (Фортунатов, 1956, с.173-174). На основе семантических признаков школа Фортунатова должна была признать фразеологические обороты словами, а на основе формальных признаков – словосочетаниями, т.е. в конечном счёте какой-то промежуточной категорией.

Академик А.А. Шахматов продолжил синтаксический аспект вычленения несвободных словосочетаний, преодолев формализм фортунатовской школы (Шахматов, 1941). Он выделил словосочетания, неразложимые с точки зрения синтаксических норм живого русского языка: грамматически неразложимые и лексически ограниченные (два килограмма, три воробья); грамматически неразложимые и лексически несвободные (рука с рукой, спаси бог, чёрт знает что); грамматически и лексически неразложимые (спустя рукава, от нечего делать); грамматически разложимые, но лексически несвободные (Красная Армия, игральные карты). Шахматов указывал, что в этих случаях «сочетание определяемого слова с определяемым во многих случаях стремится составить одно речение» (Шахматов, 1941, с.458).

Фразеология как самостоятельный раздел лексикологии впервые была выведена Ш. Балли. Став на точку зрения данного состояния языка (синхронии), Балли заложил основы синхронической фразеологии. При выделении ФО он исходил из того, что в речи существует два типа словосочетаний:

1) те, которые распадаются тотчас после того, как были созданы, и составляющие их слова вновь обретают полную свободу вступать в новые комбинации и

2) те, которые по той или иной причине полностью теряют свою независимость и имеют данный смысл только в данном сочетании.

Последние составляют разряд «фразеологических единств»: «Словосочетания образуют фразеологическое единство, если составляющие его слова утратили всякое самостоятельное значение - таковым обладает всё сочетание в целом, причём значение это новое, не равное сумме значений его составных частей» (Ш. Балли, 1961, с.97). Для исследования фразеологического материала Балли был применён «принцип идентификации», который состоит в том, что к слову подбираются синонимы, затем для этого синонимического ряда определяется логический эквивалент, который сам по себе не является фактом языка, а только средством описания. Метод идентификации позволяет проводить чисто синхронное описание. Несмотря на фрагментарность и отсутствие видовой классификации, теория Балли явилась крупным шагом вперёд.

В настоящее время в зарубежной лингвистике фразеологию разрабатывают главным образом в практическом аспекте. В западноевропейском и американском языкознании фразеология не выделяется в особый раздел лингвистики.

В английской и американской лингвистике под идиомами (idioms) и выражениями (phrases) понимаются словосочетания, смысл которых не вытекает из значения их компонентов, пословицы и одиночные слова с закреплённым фигуральным значением или интересной внутренней формой. Джурджани выделяет в арабском языке «переосмысленные единицы», которые совмещают в себе исходное и производное значение, напоминающие тропы (маджаз и киная).

Исследователи фразеологического состава по - разному определяют специфическое значение фразеологических оборотов: единое целостное значение сращений и единств и аналитическое значение сочетаний (В.В. Виноградов), цельность номинаций (С.И. Абакумов), семантическая цельность, идиоматичность (А.И. Смирницкий), цельное представление, прибавочное значение (Б.А. Ларин), фразеологический оборот (В.Н. Телия).

Выражения, которые традиционно передаются из поколения в поколение, с давних пор привлекали внимание филологов. В словарях и сборниках фиксировались и пояснялись главным образом в стилистических целях «ходячие выражения», смысл которых обычно не вытекал из значения слов, составляющих эти выражения, но которые тем не менее являлись меткими, эмоционально-образными средствами выражения мысли. В России такие сборники появились более трёхсот лет назад.

Термин «фразеология» в буквальном смысле означает «учение об оборотах речи». Такое многозначное по сути дела содержание термина «фразеология» употребляется и до наших дней. Понятие «фразеология» сохраняет в значительной мере тот уровень знания, когда языковеды обращали внимание не на структуру фразеологических оборотов, а на их образность, внутреннюю форму, когда решающим критерием служила традиционная повторяемость образных средств языка, а не системный характер их организации.


1.2. Основные признаки фразеологизма

Фразеология изучает фразеологизмы с точки зрения их структуры, значения и стилистической принадлежности, с точки зрения их происхождения, образования и преобразования в речи. Фразеологизмы по своей структуре представляют сочетания слов, или словосочетания. Словосочетания как языковые единицы занимают промежуточное положение между словом и предложением. Они состоят из двух или нескольких слов, связанных между собой синтаксически (например, интересная книга, четыре студента, белый стих). Словосочетания делятся на два типа: свободные и несвободные.

Свободные сочетания создаются заново в процессе речи. Каждый из компонентов этого сочетания сохраняет своё самостоятельное значение, а значение всего сочетания равно сумме значений составляющих его слов (книга интересная, книга друга, книга о писателях). Несвободные сочетания – это воспроизводимые в готовом виде семантически целостные устойчивые сочетания, в которых отдельные компоненты теряют свои самостоятельные значения в общем значении целого, то есть десемантизируются. Другими словами, в составе фразеологизма смысл имеют не отдельные слова, а лишь всё выражение в целом (попасть впросак – «по своей оплошности очутиться в неприятном положении», хотя отдельно взятое слово «впросак» в современном языке вообще не употребляется и значение его для современного носителя языка неясно).

Устойчивые выражения, как и слова, являясь единицами языка, служат для передачи мысли, для отражения явлений действительности. Можно выделить два разряда устойчивых сочетаний:составные наименования реалий, для названия которых в языке нет отдельных слов (железная дорога, повестка дня, анютины глазки, а также составные термины: глазное яблоко, гашеная известь) и фразеологизмы, которые являются своего рода экспрессивными синонимами отдельных слов и словосочетаний (ср. водить за нос – «обманывать», кот наплакал – «очень мало»).

Одна из самых важных задач фразеологии как лингвистической дисциплины – установление объективных закономерностей образования и развития несвободных сочетаний, выявление закономерностей их функционирования в речи.

Для того чтобы отделить фразеологизм от других языковых единиц, в частности от слова и свободного словосочетания, надо определить специфические признаки фразеологизмов, которые помогут раскрыть критерии отнесения словосочетаний к фразеологизмам. Рассмотрим наиболее существенные из этих признаков.

Нам представляется, что слово и ФЕ как двусторонние единицы языка, т.е. имеющие план выражения и план содержания, обладают значительной общностью. Общность их распространяется на все важнейшие свойства этих единиц – морфологические, структурные, синтаксические, семантические. ФЕ обладают семантической целостностью, т.е. лексическое значение ФЕ не является простой суммой значений составляющих ее компонентов. Как для ФЕ, так и для слова характерны воспроизводимость в речи в готовом виде и непроницаемость структуры, которая заключается в том, что в состав ФЕ не может быть включен дополнительный прикомпонентный распространитель. ФЕ, обладая категориальными значениями, соотносятся с различными частями речи – существительным, прилагательным, глаголом, наречием и имеют грамматические категории и формы. ФЕ являются членами предложения, они способны управлять другими компонентами предложения, сочетаться с ними по способу согласования и примыкания. ФЕ свойственна определенная устойчивость, т.е. постоянство компонентного состава, структуры и значения. ФЕ выступают как номинативные единицы. Значения их могут быть мотивированными и немотивированными.

О функционально-семантической близости ФЕ и слова говорит то, что ФЕ входят в лексико-семантические оппозиции, лежащие в основе системных группировок лексики (синонимических, антонимических, реже полисемических и омонимических).

Следует, однако, подчеркнуть, что важным отличием ФЕ от слов является то, что фразеологизмы не обозначают, а описывают денотат (являясь тем не менее номинативной единицей языка).

Фразеология призвана не дублировать лексические единицы, а либо называть явления, не получившие обозначения отдельным словом в языке, либо характеризовать это явление по-другому.

Вместо прямого указания на класс реальных предметов, действий, качеств и т.д., к которому принадлежит какое-либо явление, отраженное в ФЕ, имеет место косвенное указание – описание при помощи комбинации лексических знаков, непосредственно соотнесенных с другими классами предметов. Например: ходить по острию ножа – «рисковать». В отличие от слова как цельнооформленной единицы ФЕ представляет собой, таким образом, раздельнооформленную единицу номинации, состоящую из комбинации лексических знаков и обладающую синтаксическими связями внутри синтаксического единства. То есть по своей форме ФЕ сближается со свободным словосочетанием.

Близость ФЕ и переменного словосочетания представляет собой традиционную точку зрения, которой придерживались В.В. Виноградов, А.И. Смирницкий, Б.А. Ларин, Ф.Ф. Фортунатов и другие учёные. Грамматическая структура ФЕ может быть аналогична как структуре словосочетания, так и предложения, но как единица системы языка ФЕ в обоих случаях представляет собой словосочетание. Исключение составляют ФЕ междометного и оценочного характера, не имеющие грамматической структуры в обычном смысле этого слова, такие как, например: Вот те раз! Ну и ну!

Итак, по мнению большинства ученых, ФЕ – это воспроизводимая в готовом виде единица языка, которая состоит минимум из 2-х компонентов, генетически восходящих к словам свободного употребления, постоянна по своему значению, составу и структуре. Процесс объединения слов в ФЕ неизбежно приводит к десемантизации и деграмматикализации этих элементов. Компонент ФЕ, таким образом, представляет собой семантически и грамматически преобразованное слово.

В составе ФЕ компоненты, вступая в определенные отношения друг с другом, реализуют свои структурные и семантические возможности как его части. Здесь выявляются их внутренние, внутрифразовые свойства. Кроме того компоненты ФЕ вступают в различного рода отношения с другими единицами языкового контекста, где выявляются их внешние, внефразовые свойства.

Степень проявления словных свойств у компонентов ФЕ различна. Одни компоненты частично сохраняют семантическую связь со словами-прототипами, например: блуждать в потемках, идти на дно, ходить с протянутой рукой; другие ее полностью утрачивают, например: нести ахинею, лезть на рожон, ходить на помочах и т. д.

Заметим, что многие ФЕ имеют метафорическую основу. Компоненты их лишены семантической самостоятельности, т.к. метафоризация словосочетания хотя не уничтожает, но ослабляет самостоятельность слова. Собственное значение компонента не укладывается в систему значений слов свободного употребления – прототипов ФЕ. Метафоризация всего словосочетания, а не отдельной его части приводит к растворению ее в общем смысле ФЕ. При этом важно, что ассоциации со словами свободного употребления, послужившими материалом для ФЕ, усиливают экспрессивность ФЕ.

Подводя итог сказанному, следует отметить, что к числу важнейших собственно фразеологических признаков относится формирование ФЕ из сочетания слов – лексических единиц, которые в процессе фразеологизации в определенной степени утрачивают лексическую и грамматическую самостоятельность. ФЕ реализуются в языке как единицы качественно иного, чем слово, уровня и имеют более сложную лексико-грамматическую и формально-семантическую структуру. При этом ФЕ нельзя отнести и к синтаксическому уровню. В ФЕ переплетаются отдельные свойства компонентов ФЕ и собственно фразеологические признаки, т.е. признаки ФЕ как целостной номинативной единицы.


1.3. Объем и границы фразеологии

Фразеология как лингвистическая дисциплина существует уже более полувека, но до сих пор между учеными продолжают существовать разногласия по таким важнейшим ее проблема, как границы и объем фразеологии, неразрывно связанные с выделением дифференциальных признаков ФЕ. «Нет ни одного принципиального вопроса, который не вызвал бы в среде фразеологов острые дискуссии. До сих пор не установлен даже критерий определения ФЕ, нет единства мнений о категориальных свойствах этих единиц» (Мокиенко,1989, с.5). С этим нельзя не согласиться.

В качестве признаков, присущих ФЕ, ученые называют такие, как: воспроизводимость в речи и устойчивость (постоянство) (В.В. Виноградов, Д.Н. Шмелев, Н.М. Шанский, В.М. Мокиенко, В.П. Жуков); семантическая целостность (О.С. Ахманова, Д.Н. Шмелев, В.П. Жуков, В.М. Мокиенко); расчлененность структуры, отсутствие цельнооформленности (В.П. Жуков, Э.В. Кузнецова);  акцентологическая раздельнооформленность (Н.М. Шанский);  полная или частичная десемантизация компонентов (В.П. Жуков); идиоматичность (В.П. Жуков, Э.В. Кузнецова, А.И. Смирницкий); метафоричность (Б.А. Ларин, В.П. Жуков); стилистическая окрашенность, эмоциональность и экспрессивность (Д.Н. Шмелев, А.И. Молотков, В.М. Мокиенко, К.Н. Дубровина); эквивалентность или синонимичность слову (А.И. Смирницкий, В.В. Виноградов, Л.М. Васильев); номинативная функция (Э.В. Кузнецова); синтаксическая монофункциональность (Л.М. Васильев); наличие лексического значения (А.И. Молотков); наличие компонентного состава (А.И. Молотков); наличие грамматических категорий (А.И. Молотков); переосмысление (полное или частичное) (А.В. Кунин).

Очевидно, что такое количество признаков для определения ФЕ является избыточным.

При внимательном их рассмотрении можно заметить, что они либо повторяют друг друга, либо вытекают один из другого, а следовательно, не все они являются обязательными для ФЕ. Так, например, «идиоматичность» понимается В.П. Жуковым как «смысловая неразложимость». А это то же самое, что и семантическая целостность, неделимость, нерасчлененность.

Можно сделать вывод, что у лингвистов отсутствует общее мнение о сущности ФЕ и о единых принципах его определения. Нет единого мнения и по поводу выделения основных и факультативных свойств ФЕ. Одни и те же признаки разными исследователями рассматриваются то как основные, то как факультативные.

Многоаспектность ФЕ диктует необходимость при определении лингвистического статуса ФЕ исходить не из одного общего релевантного признака, свойственного ФЕ всех типов и отграничивающего фразеологизмы от нефразеологизмов, но учитывать совокупность определенных признаков.

Одним из важнейших вопросов теории фразеологии является вопрос об устойчивости ФЕ, понимаемой традиционно как постоянство состава, структуры и семантики, так как без этого границы фразеологии и само понятие фразеологической взаимосвязи слов остаются неопределенными и неоправданно широкими.

Некоторые фразеологи определяют устойчивость как явление комплексного порядка, как ограничение в выборе переменных на лексическом, семантическом, морфологическом и синтаксическом уровнях. Так А.В. Кунин предполагает следующее определение устойчивости ФЕ: «Устойчивость ФЕ – это объем инвариантности различных аспектов фразеологического уровня». Показателями минимальной устойчивости на фразеологическом уровне являются:

1. Устойчивость употребления.

2. Структурно-семантическая устойчивость.

3. Устойчивость значения и лексического состава.

4. Морфологическая устойчивость.

5. Синтаксическая устойчивость (Кунин, 1970, с. 88-110).

Эти основные показатели являются взаимосвязанными. Их совокупность характерна только для ФЕ. Отдельно же взятые показатели могут относиться к единицам других уровней. На основе этого А.В. Кунин делает важный вывод о том, что, обладая основными показателями инвариантности, ФЕ воспроизводится в готовом виде, а не создается каждый раз заново в соответствии с требованиями ситуации. Таким образом, устойчивость ФЕ создается в речи, затем фиксируется в языке, а затем снова реализуется в речи. Действительно, «нет ничего в языке, чего бы не было раньше в речи» (Бенвенист, 1974, с.140).

По мнению В.П. Жукова, устойчивость – это степень, мера семантической неразложимости компонентов внутри того или иного фразеологизма, – иными словами, устойчивость – это мера идиоматичности. В подтверждение своей мысли ученый приводит пример ФЕ с целостным немотивированным значением типа бить баклуши, собаку съесть, которые утратили внутреннюю форму и обладают большей устойчивостью, чем ФЕ с целостным мотивированным значением типа гнуть спину, закидывать удочки, а ФЕ с частично целостным значением типа на дружеской ноге, по мнению автора, обладают еще меньшим «коэффициентом устойчивости» (Жуков, 1974, с.107).

Таким образом, в трактовке В.П. Жукова мера идиоматичности зависит от мотивированности – немотивированности ФЕ, наличия или отсутствия у ФЕ живой внутренней формы, образа.

Проявлением устойчивости ФЕ является ее воспроизводимость. Как и слово, ФЕ обладает способностью извлекаться из памяти целиком и употребляться в речи в готовом виде, в отличие от свободных словосочетаний, которые создаются в процессе коммуникации. Воспроизводятся ФЕ в том значении, в тех грамматических формах и функциях, которые закреплены за ними языковой традицией. В «Лингвистическом энциклопедическом словаре» воспроизводимость определяется как употребление ФЕ либо в «готовом виде, либо в соответствии с закономерностями лексически и семантически связанного выбора слова со связанным значением» (Лингвистический энциклопедический словарь, 1990, с.559).

К одному из важнейших свойств ФЕ относится ее сверхсловность, т.е. по своей структуре ФЕ представляет конструкцию больше слова, состоит из нескольких компонентов. Каждый компонент имеет определенное лексико-грамматическое оформление и сохраняет графическую отдельность. Сверхсловный характер ФЕ обусловливает основные структурные признаки этой единицы: наличие как минимум 2-х компонентов;  раздельнооформленность (графическая, орфографическая и акцентологическая).

Раздельнооформленности ФЕ противостоит его смысловая целостность (семантическая слитность), причем раздельнооформленность, как главная особенность плана выражения ФЕ, предопределяет изменчивость компонентного состава единицы, а семантическая слитность, как главная особенность плана содержания ФЕ, относительную стабильность ее значения. Непрерывное взаимодействие семантической слитности и раздельнооформленности ФЕ обеспечивает ее развитие и функционирование. В качестве устойчивых и воспроизводимых языковых единиц ФЕ представляют собой единое смысловое целое, однако соотношение значения ФЕ в целом и значений его компонентов может быть различным.

Академик В.В. Виноградов, творчески переработав с учетом специфических особенностей фразеологии русского языка классификацию ФЕ по степени семантической слитности Ш. Балли, выделил группу семантически неделимых ФЕ (фразеологических единств по Ш. Балли), состоящую из двух типов ФЕ, – фразеологические сращения и фразеологические единства. Фразеологические группы В.В. Виноградов называл фразеологическими сочетаниями (Виноградов, 1977, с. 121-138).

Н.М. Шанский, заменив термин «фразеологическая единица» на термин «фразеологический оборот» и, вслед за академиком В.В. Виноградовым, выдвинув «воспроизводимость в готовом виде» в качестве основного признака, выделил четвертый тип ФЕ – фразеологические выражения, которые отличаются от свободных сочетаний слов только тем, что не образуются говорящим в процессе общения, а воспроизводятся как готовые единицы с постоянным значением и составом. Например: человек – это звучит гордо; трудовые успехи и т.д. (Шанский, 1985, с.63).

В отличие от изложенной точки зрения, которая может быть охарактеризована как широкое понимание объема фразеологии по критерию семантической слитности, сторонники так называемого узкого подхода считают важнейшим дифференциальным признаком ФЕ цельность номинации или целостность, неделимость ее значения (Ахманова, 1957, с.170). Кроме целостности значения при узком понимании объекта фразеологии отмечается как признак и десемантизация компонентов ФЕ.

Итак, с точки зрения семантической слитности, к фразеологии в узком понимании ученые относят устойчивые и воспроизводимые обороты с целостным, нерасчлененным значением и полной, либо частичной десемантизацией компонентов (фразеологические сращения и единства, по В.В. Виноградову).

К фразеологии в широком понимании относят также все устойчивые и воспроизводимые обороты языка с расчлененным значением (фразеологические сращения и единства по В.В. Вионоградову, фразеологические сочетания и выражения по Н.М. Шанскому).

Высшей степенью семантической слитности обладают те ФЕ, в которых наблюдается либо утрата с течением времени внутренней формы исходного образа, либо отсутствие такого. Такие ФЕ изначально обладают «сверхцелостным значением». Например: гнать копейку, идти хинью.

Меньшей степенью семантической слитности обладают ФЕ, у которых каждый компонент семантически соотносится со словами-прототипами, например: лезть в душу, бродить в потемках и т.п.

Однако не только степень семантической слитности, целостности может считаться критерием разграничения «широкого» и «узкого» подхода к объему фразеологии. Интересна мысль, высказанная по этому поводу К.Н. Дубровиной, которая в качестве критериев широкого и узкого понимания объекта фразеологии выделяет, помимо семантического, ещё грамматический критерий и функциональную характеристику ФЕ (Дубровина, 1989).

В этом плане определенный интерес представляет проблема включения во фразеологию пословиц, поговорок, крылатых выражений, афоризмов и т.д. Некоторые фразеологи выводят указанные единицы за пределы фразеологии, отождествляя ФЕ со словом в функциональном отношении и отграничивая ее от предложения.

В.П. Жуков включает в состав фразеологии некоторые пословицы и поговорки, в его терминологии «пословичные фразеологизмы» – бабушка на двое сказала, нашла коса на камень и т.п. (Жуков, 1978, с.9).

Другие же лингвисты (В.В. Виноградов, Н.М. Шанский) включают пословицы в состав фразеологии без всяких оговорок. Например, Н.М. Шанский относит пословицы к фразеологическим выражениям, так как, по его мнению, они семантически членимы, состоят целиком из слов со свободным значением, в них нет слов с фразеологически связанным значением.

Критерием отграничения пословиц от свободных сочетаний ученый считает их воспроизводимость в готовом виде.

Оправдывая включение пословиц в состав фразеологии, К.Н. Дубровина утверждает, что эти предикативные единицы имеют, как правило, целостное образно-экспрессивное значение, которое может быть мотивированным, например: не зная броду, не суйся в воду или немотивированными, например: вот тебе, бабушка, и Юрьев день. Первый оборот К.Н. Дубровина относит, исходя из критерия мотивированности - немотивированности, к фразеологическим единствам, а второй – к сращениям (Дубровина, 1989, с.8).

С другой стороны, некоторые лингвисты (В.В. Виноградов, А.И. Молотков, В.П. Жуков) включают в состав фразеологии предложно-падежные конструкции типа: на авось, за глаза, до упаду и тому подобные, которые являются, по сути дела, наречиями с раздельным написанием (там же, с.7), а также сложные предлоги, союзы, частицы типа: за счет, даром что, добро бы и конструктивно обусловленные значения знаменательных слов типа: не сахар, не мед, не жилец и т. п.

Таким образом, с точки зрения грамматической структуры среди устойчивых оборотов языка выделяются 3 группы языковых единиц: слова (одноударные единицы, но с раздельным написанием предлогов и частиц); словосочетания (состоящие минимум из 2-х компонентов, раздельнооформленных акцентологически); предложения.

Сторонники узкого понимания фразеологии по грамматическому критерию относят к ней только единицы второй группы. При широком понимании фразеологии в нее включаются единицы всех трех групп.

Сторонники узкого подхода к объему фразеологии с точки зрения функционального критерия (А.И. Молотков, Н.М. Шанский, К.Н. Дубровина) относят к числу ФЕ только «стилистически окрашенные устойчивые обороты языка с ярко выраженным эмоционально-экспрессивным и оценочным компонентом» (Дубровина, 1989,с.10). Тогда как при широком понимании фразеологии по указанному критерию (В.В. Виноградов) в нее включаются составные термины и наименования, типа белый гриб, дом отдыха, церебральный паралич, и даже некоторые сложные служебные слова.


1.4. Фразеологическая образность

Некоторые особенности фразеологической номинации могут быть выявлены на основе наблюдений над фразеологической образностью и специфическими чертами ее реализации в речи. Многие исследователи, высоко оценивая роль образности в создании и функционировании ФЕ, признают ее реальным свойством большей части ФЕ.

Образность фразеологии состоит в том, что многие ФЕ не просто называют явления, признаки, предметы, действия, но и содержат определенный образ. ФЕ способны вызывать в нашем сознании наглядные представления, яркие картины, на фоне которых мы воспринимаем предметно-вещественное и понятийно-логическое содержание этих единиц.

Фразеологический образ – это одновременно и объективная данность, и ее субъективное восприятие участниками коммуникации. Специфические черты фразеологической образности можно проследить при сопоставлении ее с образностью лексических единиц – слов с переносными образно-мотивированными значениями. Противопоставление образности ФЕ и образности слова обусловлено планом выражения этих единиц – раздельнооформленность ФЕ при цельнооформленности слова создает объективные предпосылки для создания более конкретного образа на основе ФЕ. Коннотативное воздействие фразеологического образа оказывается, как правило, более сильным, более впечатляющем, чем воздействие образа лексического. Сравним: переносное значение русского слова слон – «большой, неуклюжий человек» и ФЕ идентичной семантики – слон в посудной лавке.

Фразеологическая образность именно в силу специфики своей материальной основы (сочетание слов, а не одно слово) характеризуется в сравнении с образностью лексической большей степенью конкретизации, детализации, экспрессивности. Участник коммуникации использует словосочетание, а не слово, т.е. описание, а не имя для передачи информации не сколько объективного, сколько субъективного характера. Причем для облегчения восприятия данной информации выбирается наглядная, яркая ассоциация. В основе общепринятой трактовки образности лежат идеи Ш. Балли, который выделил три группы образов: конкретный, который «будит воображение и рисует картину»;эмоциональный, который «воспринимается чувством» и оставляет «некий эмоциональный осадок»; мертвый образ, воспринимаемый чисто логически (Ш.Балли, 1978, с.234).

Традиционно образность понимается как семантическая двуплановость, проявляющаяся при переносе наименования, т.е. совмещение двух представлений – исходного, буквального и нового, образного (В.Г. Гак, Ю.П. Солодуб и др.). При функционировании ФЕ в речи переносное значение находится, как правило, на первом плане, а исходное, прямое – на втором. Таким образом получается, что образное значение является как бы проекцией исходного, оно существует только на его фоне.

Кроме того, яркость образа ФЕ зависит и от лексико-грамматических отношений между компонентами ФЕ. Чем реальнее, современнее эти отношения, тем живее образ, лежащий в основе ФЕ. И наоборот, любая устаревшая грамматическая конструкция или любое архаичное слово в составе ФЕ ослабляет или даже стирает его образ, так как наличие такого элемента затрудняет соотнесение фразеологического значения словосочетания с его прямым значением. Например: бить баклуши, сбить с панталыку, попасть впросак.

В.П. Жуков отмечает, что внутренняя форма или внутренний образ присущи лишь тем ФЕ, «которые могут быть наложены на свободное словосочетание такого же лексического состава и на его фоне дают семантический и метафорический эффект, например: брать быка за рога, бросать камень в чужой огород и т.п (Жуков, 1978, с.7).

Таким образом, значение ФЕ с живой внутренней формой всегда соотносится со значением ее прототипа, причем подобное соотношение может осуществляться на основе как реальной (объективной), так и ложной (субъективной) мотивации.

ФЕ лишается образности только тогда, когда исчезает двуплановость ее семантики, т.к. в этом случае под влиянием семантических изменений разрушается логическая основа образности – двуплановое видение двух картин.


1.5. Проблемы сопоставительной фразеологии

При недостаточной ясности основных теоретических принципов фразеологии сопоставительное изучение фразеосочетаний разных языков пока ещё продвинуто мало. Тем не менее, его практическая необходимость (изучение языков, преподавание, переводы) осознаётся давно и ощущается очень настоятельно.

Сопоставительное изучение идиом разных языков может быть использовано для составления словарей и грамматик, для выявления своеобразных черт языковой структуры, для методики преподавания языков. Кроме того, межъязыковая идиоматичность может быть использована как один из параметров точного исчисления степени близости языков.

Фразеология играет огромную роль в формировании языковой картины мира. Наряду с национальной спецификой, т.е. уникальностью фразеологии любого языка, лингвисты отмечают ее всеобщий характер.

Фразеология как специфический способ изображения действительности представляет собой одну из лингвистических универсалий, ибо «нет языка, в котором не было бы фразеологических выражений» (Гак, 1977, с.262). Для большинства понятий, передаваемых фразеологией одного языка, можно найти соответствующие ФЕ другого языка, выражающие сходные понятия, которые чаще всего оказываются универсалиями по своей сущности. Можно предположить, что в определенной степени универсальны основные, присущие фразеологической категории явления, процессы, свойства.

Складывается впечатление, что все основные чисто семантические характеристики фразеологических систем тяготеют к всеобщности. Это подтверждается наличием параллельных ФЕ в различных языках, что в свою очередь говорит о существовании фразеологических универсалий, обусловленных объективной действительностью. Например: рус.вести игру – ар. lyaaba lyuabatan; рус. ломать голову – ар. iatasara aklyahu, рус. далеко заходить – ар. djavaza alhadda и т.п.

Многие ученые считают, что основные и универсальные признаки ФЕ, такие как устойчивость, воспроизводимость и переосмысление или семантическая транспозиция лексико-грамматического состава применимы к любому языку независимо от его специфики и сохраняются содержанием и формой ФЕ независимо от типа языка, если в данном языке существует категория слова, так как фразеология – категория, создаваемая сочетанием слов. К этому можно добавить и такие свойства ФЕ как эмоциональность, экспрессивность, оценочность. Подавляющее большинство ФЕ нацелено на оценку человека и взаимоотношений между людьми.

Объективным свойством самых различных языков мира является образность фразеологии. Именно во фразеологии достаточно отвлеченные понятия находят конкретно-образное выражение. Интересен тот факт, что образность создается за счет того, что абстрактные явления мы представляем через слова с конкретным значением. Именно такой процесс представляют ФЕ. С одной стороны, ФЕ обобщают, с другой, – конкретизируют, создавая образ. Образы большинства фразеологических параллелей в разных языках восходят к универсальным явлениям природы и строятся на переосмыслении наиболее общих признаков, свойственных этим явлениям. Становление подобных ФЕ стимулируется совокупным действием психологических универсалий, например: ассоциации по сходству, подобию и т.д., а также универсальностью основных механизмов семантических трансформаций – метафорического и метонимического переноса, гиперболы, литоты и т.п.

Отдельные свойства фразеологических образов могут быть общими для самых разных языков мира, но их лингвистическое выражение всегда определяется особенностями лексико-семантической и грамматической системы того или иного языка. При этом чем доступнее, общечеловечнее образ, внутренняя форма ФЕ того или иного языка, тем больше вероятность существования в других фразеологических системах его параллели.

Максимум независимо возникших в разных языках фразеологических параллелей нужно ожидать там, где сочетаются экстра - и интралингвистические факторы. Особенно это относится к ФЕ, фразеологическое значение которых, базируется на обозначении определенных физиологических процессов человека, например: рус. брать за душу – ар. ahaza bimidjamai alkalb (букв. «брать за всё содержание сердца»).

При однотипности логической структуры фразеологические образы тем не менее сохраняют яркое национальное своеобразие, сравним: рус. пойти в гору– «достичь успеха», ар. alya nagjmugu (букв.: «поднялась его звезда») и т.п.

При семантическом анализе необходимо учитывать сами способы и формы видения мира, отношения носителя языка к окружающей его действительности, воздействие говорящего на слушающего с помощью единиц языка. Многие компоненты ФЕ, называющие животных и растения и обладающие переносными значениями, в разных языках могут различаться оценочным компонентом.

Подводя итог сказанному, следует отметить, что во фразеологии, как активной части языковой системы конкретных языков, отражающих развитие соответствующих культур, создаются различные языковые «представления действительности», возникает то или иное видение мира, его объективной, абсолютной реальности.

Изучение фразеологии на материале различных языковых систем позволяет выявить универсальность фразеологии в человеческом языке вообще, а также своеобразие и уникальность этого явления в каждом конкретном языке.


1.6. Типология фразеологических эквивалентов

Эквивалентность – это такое отношение между лингвистическими единицами, при котором они обладают какими-то общими свойствами, позволяющими им выполнять одинаковую функцию.

Выявление семантической эквивалентности между фразеологизмами двух языков представляет чрезвычайно сложную задачу и требует осторожного подхода. Особого внимания заслуживает рассмотрение эквивалентности многозначных ФЕ. Возникает вопрос, являются ли фразеологизмы 2-х языков эквивалентами во всех своих значениях или только в одном. Материал показывает, что только в крайне редких случаях эквивалентными оказываются два многозначных фразеологизма в целом.

По определению А.В. Кунина, различаются следующие виды эквивалентов: полные, то есть совпадающие с фразеологизмами другого языка по значению, лексическому составу, стилистической направленности и грамматической структуре, и частичные, которые, несмотря на некоторые расхождения лексического, грамматического и лексико-грамматического свойства, полно передают значение и стилистическую характеристику фразеологизма (Кунин, 1964, с. 3-20). Позднее А.В. Кунин, указывая различные способы перевода английских фразеологизмов на русский язык, различал эквивалент (то есть в русском языке адекватный фразеологический оборот, совпадающий с английским оборотом по смыслу и по образной основе: Augeanstable(s) – авгиевы конюшни; the salt of the earth – соль земли), и аналог (то есть такой русский устойчивый оборот, который по значению адекватен английскому, но по образной основе отличается от него полностью или частично; a drop in the bucket – капля в море; it is raining cats and dogs – льет как из ведра) (Кунин, 1970, с.10).

К.Н. Дубровина в статье «Проблемы сопоставительного изучения фразеологии» выделяет в качестве основных критериев сопоставления русских и иноязычных фразеологизмов их семантику, внутреннюю форму и стилистическую характеристику и предлагает различать следующие три группы фразеологизмов, различающиеся степенью сходства по указанным критериям:  полные эквиваленты (ФЕ абсолютно тождественные по семантике, внутренней форме и стилистической окраске при допустимых незначительных расхождениях в грамматической форме: рус. ставить точки над и – укр.ставити крапки над i); частичные эквиваленты (ФЕ, различающиеся внутренней формой при тождестве семантики и стилистической окраски: рус. протянуть ноги – англ. to turn up one’s toes); безэквивалентные ФЕ (например, рус. коломенская верста) (Дубровина, 1986, с. 162-174).

Учитывая специфику изучаемого нами материала – фразеологизмов русского и арабского языков с компонентом-глаголом движения, мы сочли возможным, используя теоретические разработки российского арабиста В.Д. Ушакова и К.Н. Дубровиной, представить типологию фразеологических эквивалентов следующим образом:

1. Полные эквиваленты.

2. Частичные эквиваленты.

а) с лексическим вариантом – бесприставочным глаголом движения;

б) с лексическим вариантом – не глаголом движения;

в) с лексическим вариантом – не глаголом.

3. Лакуны.


  1   2   3   4   5   6



Похожие:

Министерство образования российской федерации ордена дружбы народов российский университет дружбы народов факультет: филологический кафедра: общего и русского  iconОрдена дружбы народов российский университет дружбы народов
Под наукой понимается умение анализировать, прогнозировать, вырабатывать понятия, рекомендации
Министерство образования российской федерации ордена дружбы народов российский университет дружбы народов факультет: филологический кафедра: общего и русского  iconОрдена дружбы народов российский университет дружбы народов

Министерство образования российской федерации ордена дружбы народов российский университет дружбы народов факультет: филологический кафедра: общего и русского  iconОрдена дружбы народов российский университет дружбы народов
Отсюда вытекал ряд сложных манипуляций с именами собственными в мифопоэтических текстах: зашифровка имени бога или героя по принципу...
Министерство образования российской федерации ордена дружбы народов российский университет дружбы народов факультет: филологический кафедра: общего и русского  iconОрдена дружбы народов российскийй университет дружбы народов
Сущность фармакологии как науки. Основные разделы современной фармакологии. Источники получения лекарственных средств и основные...
Министерство образования российской федерации ордена дружбы народов российский университет дружбы народов факультет: филологический кафедра: общего и русского  iconРоссийский университет дружбы народов
Кафедра оперативной хирургии и клинической анатомии с курсами андрологии и трансплантологии
Министерство образования российской федерации ордена дружбы народов российский университет дружбы народов факультет: филологический кафедра: общего и русского  iconАлтайский государственный университет Филологический факультет Кафедра общего и исторического языкознания Информационное письмо №1
Кафедра общего и исторического языкознания Алтайского государственного университета планирует проведение Всероссийской конференции...
Министерство образования российской федерации ордена дружбы народов российский университет дружбы народов факультет: филологический кафедра: общего и русского  iconО языках народов российской федерации
Языки народов Российской Федерации национальное достояние Российского государства
Министерство образования российской федерации ордена дружбы народов российский университет дружбы народов факультет: филологический кафедра: общего и русского  iconО языках народов российской федерации
Языки народов Российской Федерации национальное достояние Российского государства
Министерство образования российской федерации ордена дружбы народов российский университет дружбы народов факультет: филологический кафедра: общего и русского  iconПоложение о Международном «Форуме народов России» общие положения международный «Форум народов России»
«О праздновании 1150-летия зарождения российской государственности» и от 9 января 2012 г. №49 «О проведении в Российской Федерации...
Министерство образования российской федерации ордена дружбы народов российский университет дружбы народов факультет: филологический кафедра: общего и русского  iconМинистерство образования российской федерации
Российской Федерации" и в рамках реализации Программы развития воспитания в системе образования России Министерством образования...
Министерство образования российской федерации ордена дружбы народов российский университет дружбы народов факультет: филологический кафедра: общего и русского  iconЗакон «О языках народов Российской Федерации» (в редакции Федерального закона от 24. 07. 98г. №126-фз) Вводная часть Языки народов РФ национальное достояние РФ
Закон «О языках народов Российской Федерации» (в редакции Федерального закона от 24. 07. 98г. №126-фз)
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов