Александр Зеличенко История афганской наркоэкспансии 1990-х icon

Александр Зеличенко История афганской наркоэкспансии 1990-х



НазваниеАлександр Зеличенко История афганской наркоэкспансии 1990-х
страница9/12
Дата конвертации16.09.2012
Размер2.53 Mb.
ТипМонография
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   12
3.2 Проект ПРООН «Crime Prevention» («Предупреждение преступности») удачный опыт международного сотрудничества.


Проект Программы развития ООН KYR/96/005 «Crime Prevention» («Предупреждение преступности») осуществлялся в 1996–2000 годах и был направлен на укрепление потенциала МВД Кыргызской Республики в борьбе с организованной преступностью, бандитизмом и транснациональным наркобизнесом.

Подготовка проекта длилась долго, прошла ряд этапов, экспертиз, согласований в различных инстанциях. Основанием для внесения республиканским МВД предложений об оказании международным сообществом помощи в борьбе с наиболее опасными проявлениями преступности послужило послание Президента Кыргызской Республики народу Кыргызстана в канун 1996 года, в котором в качестве одной из первоочередных задач глава государства выдвинул усиление борьбы с разгулом организованной преступности, в частности, таких ее форм, как наркобизнес, рэкет, коррупция, банковские махинации, ложное предпринимательство, которые стали заметно тормозить общественно-политическое развитие общества, представляли прямую угрозу демократическим преобразованиям, вызывали у граждан обоснованные сомнения в способности правоохранительных органов республики обеспечить общественную безопасность, защитить государство от преступности. Тем более, среди сотрудников милиции, других правоохранительных органов заметно возросло количество фактов взяточничества, распространились поборы с коммерческих структур, иностранцев.

Разрабатывая мероприятия по усилению борьбы с преступностью и укреплению кадрового потенциала, МВД обратилось к ряду международных организаций с просьбой оказать посильную поддержку укреплению материально-технической базы органов внутренних дел, которая была исключительно слабой, так как фактически не пополнялась и не модернизировалась после распада СССР, т. е. с 1991 года.

Первым откликнулось Постоянное Представительство Организации Объединенных Наций в Кыргызстане (ПРООН). Его Постоянный Представитель Эржан Мурат выразил согласие рассмотреть конкретные предложения и сразу отверг как неприемлемое и противоречащее уставу ООН предложение силового ведомства о прямом выделении средств на приобретение столь необходимых для ОВД скоростного автотранспорта, специальной, оперативной, криминалистической техники, что является прерогативой правительства. Все программы ПРООН, как правило, направлены на укрепление демократических преобразований, ликвидацию бедности, укрепление здоровья населения, либерализацию законодательства, совершенствование избирательной системы, содействие развитию малого и среднего бизнеса.
Такая госструктура, как МВД, сможет рассчитывать на материальную поддержку стран-доноров только в тех случаях, если, во-первых, будут представлены твердые гарантии, что милиция, органы внутренних дел в целом намерены энергично демократизировать свою повседневную деятельность, воспитывать кадры в духе уважения свобод и прав личности, обеспечения общественной безопасности и правопорядка, которые необходимы для проведения в жизнь демократических преобразований. Во-вторых, доноры должны быть уверены, что реализация проекта одновременно окажется полезной для их государств, например, в плане борьбы с наркотрафиком, наркобизнесом, международным терроризмом, отмыванием денег, распространение которых представляет серьезную проблему и для западных стран традиционной демократии. В-третьих, приступить к аккумулированию средств для реализации проекта в Кыргызстане ПРООН сможет только после детальной консультации с постоянными комиссиями ООН по вопросам борьбы с преступностью, международными правоохранными организациями, которые должны принять непосредственное участие в разработке и последующем осуществлении проекта.

В середине марта 1996 года в Бишкеке приступила к работе комплексная комиссия ООН под руководством Винсента Дель Боно — офицера-консультанта Венского Центра ООН по предотвращению международной преступности и уголовному правосудию.

Состоялись командировки в Ошскую, Иссык-Кульскую области, деловые встречи с руководством МВД, Нацбезопасности, Генеральной прокуратуры, Верховного суда, начальниками отраслевых управлений МВД, городских и районных отделов внутренних дел. Анализировались статотчеты, криминогенная ситуация в Центральноазиатском регионе и опыт западных стран традиционной демократии. Комиссия обратила внимание на высокий уровень общеобразовательной и специальной подготовки кадров органов внутренних дел и крайне слабую материально-техническую оснащенность ОВД современным автотранспортом, специальной, оперативной техникой, аудио-видео оборудованием, средствами связи, компьютерами. Бюджетное финансирование органов внутренних дел в 1992–1996 годах ухудшилось, смета расходов удовлетворялась всего на 33–35 %. В эти годы не было приобретено ни одной служебной машины, сократились командировки, прекратились учебные стрельбы в связи с дороговизной боеприпасов, зарплата выдавалась нерегулярно. Этот фактор отрицательно повлиял на морально-психологический климат в коллективах органов внутренних дел (ОВД), участились факты вымогательств, крохоборства, злоупотреблений служебным положением среди сотрудников. Но в целом, отметила, комиссия личный состав милиции, пожарной охраны, внутренних войск, системы исполнения наказаний стойко и мужественно преодолевал трудности, контролировал криминогенную ситуацию, настойчиво выполнял стоящие служебные задачи.

Комиссия констатировала, что в оперативно-следственной работе правоохранительных органов Кыргызстана наличествует явная недооценка опасности организованной преступности и в первую очередь таких ее форм, как наркобизнес, торговля оружием и людьми, нелегальная миграция, отмывание незаконно нажитых денег, коррупция, банковские махинации, религиозный экстремизм. Специализация следователей на расследовании отдельных видов организованной преступности также отсутствовала. Это отрицательно сказывалось на сроках и качестве расследования преступлений, совершенных организованными преступными группами. Суммировав свои наблюдения, комиссия пришла к выводу, что будущий проект ПРООН не должен быть широкомасштабным, направленным на удовлетворение потребностей всех подразделений МВД в укреплении материальной базы или внедрении новых технологий борьбы с преступностью. На это потребовалось бы много средств, а на целевой проект предполагалось потратить сумму, не превышающую миллион долларов. Исходя из этих условий, комиссия предложила сформировать в структуре МВД Кыргызской Республики самостоятельное Управление по борьбе с организованной преступностью (УБОП), куда обязательно включить следственное подразделение, чтобы можно было оперативно расследовать преступления своей номенклатуры, а также включить в его состав до 10 % женщин-офицеров, сделав тем самым очередной шаг на пути демократизации, гуманизации, и открытости государственной политики. Увеличение количества женщин-офицеров, исходя из опыта полиции стран традиционной демократии, значительно снижает вероятность проявления жестокости и насилия со стороны представителей силовых структур.

Таким образом, УБОП, по замыслу разработчиков проекта, должно было стать элитным, хорошо оснащенным подразделением МВД, личный состав которого планировалось хорошо обучить современным технологиям профилактики, борьбы с организованной преступностью, наркотрафиком, наркобизнесом. Полученными знаниями, накопленным опытом, техническими возможностями сотрудники управления должны были затем делиться с другими оперативными службами МВД.

Предварительная смета проекта в размере одного миллиона долларов США предусматривала расходы на обучение, включая учебные туры в дальнее зарубежье (40 %), материально-техническое обеспечение (приобретение транспорта, средств связи, спецтехники) — 30 %, внедрение новых технологий, деятельность международных консультантов, разработка компьютерной программы — 15 %, проведение научно-практических конференций, тематических коллоквиумов, издание методических пособий — 10 %, менеджмент (управление) проектом — 3 %, приобретение мебели, расходных материалов — 2 %.

Предполагалось, что ПРООН и правительство Кыргызской Республики солидарно выделят на реализацию проекта по 250 тыс. долларов США, остальную сумму ПРООН намеревался инвестировать через страны-доноры, поддерживающие становление демократии в молодых независимых государствах. Таким донором выступило правительство Дании, выделив на реализацию проекта 500 тысяч долларов и предложив в качестве Главного технического советника проекта кандидатуру комиссара датской полиции Арне Грея. При обсуждении Основного программного документа проекта «Crime Prevention» у премьер-министра КР было внесено предложение усилить в структуре УБОП подразделение по борьбе с международным наркобизнесом, сосредоточив его внимание на перекрытии путей афганского наркотрафика через территорию Кыргызстана.

26 июля 1996 года премьер-министр КР подписал постановление правительства «О создании Управления по борьбе с организованной преступностью и бандитизмом Министерства внутренних дел Кыргызской Республики» «за счет реорганизации структуры и перераспределения имеющейся численности». Постановление определило главным направлением в деятельности УБОПБ «выявление, пресечение и расследование преступлений, совершенных организованными криминальными группировками общеуголовной направленности и занимающихся наркобизнесом, а также защиты от них экономической сферы республики», обязало Министерство финансов изыскать 250 тысяч долларов США «для целевого дополнительного финансирования УБОПБ, которое осуществить поэтапно в течение трех лет». К сожалению, этот пункт Минфин, ссылаясь на экономические трудности, не выполнил. Выделенные донорами 750 тысяч долларов США были полностью освоены.

27 декабря 1996 года проект ПРООН КЫР605 «Сrime Prevention» («Предупреждение преступности») был подписан. За 4 года реализации проекта для Управления по борьбе с организованной преступностью и бандитизмом было приобретено 14 скоростных автомашин, 11 компьютеров с программным обеспечением, 35 носимых радиостанций, телефоны, уникальная милицейская спецтехника. Также были оборудованы и оснащены учебные классы, организованы три научно-практических конференции по актуальным проблемам борьбы с оргпреступностью в Центральной Азии. В их работе принимали участие руководители международных и национальных организаций по предотвращению преступности, уголовному правосудию и борьбы с наркобизнесом М. Пасотти, С. Клем, С. Редо, К. Доорнбуш, Р. Шмидт-Ноттен, офицер-координатор Исполкома Генерального Секретаря Интерпола С. Авдиенко, руководители УБОП из МВД Казахстана, России, Узбекистана, Таджикистана, Туркмении, начальники отраслевых и территориальных управлений внутренних дел, ученые-криминологи, юристы-практики. Обобщен богатый опыт. Многие мероприятия проекта проходили на базе Академии МВД Кыргызской Республики, которой проект оказал содействие в укреплении учебной базы. Профессорско-преподавательский состав Академии МВД успешно провел социологическое исследование причин роста организованной преступности в Кыргызстане. Другое социологическое исследование причин коррупции выполнил выигравший тендер коллектив ЦИОНИП во главе с кандидатом экономических наук Э. Илибезовой.

За счет проекта 230 сотрудников ОВД Кыргызстана занимались на курсах по овладению английским языком, компьютерными технологиями. Состоялись учебные туры руководителей МВД в Великобританию, Германию, Италию, Голландию, Данию. Были установлены деловые контакты с девятью зарубежными специалистами в области антитеррора, антимафии, подготовки кадров. Они посетили Бишкек, провели тренинги, тематические семинары с руководящими работниками правоохранительных органов, передали свои рекомендации, методические разработки для использования в практике кыргызстанскими коллегами. Большинство консультантов отбиралось Главным техническим советником проекта на основе тендера.

Были также организованы 4 совещания руководителей УБОП смежных областей и районов Кыргызстана, Таджикистана, Узбекистана с принятием рекомендаций о совместных действиях против международных террористов, религиозных экстремистов, наркобизнеса, наркотрафика по укреплению взаимодействия ОВД Ферганской долины. Проведены слеты добровольных помощников милиции, судов аксакалов в Баткенской области, которой одновременно оказана реальная помощь в укреплении материальной базы органов внутренних дел. Издан сборник статей международных консультантов проекта ПРООН «Crime Prevention», включивший лишь незначительную часть аналитических материалов, подготовленных зарубежными специалистами-консультантами. Затрачена значительная сумма на разработку компьютерной поисковой и аналитической программы на уголовный элемент, террористические группировки, угнанный автотранспорт.

«Реализация проекта способствовала укреплению потенциала МВД, правопорядка, общественной безопасности в Кыргызстане. Проект оказал деловую помощь органам внутренних дел в отражении вооруженной авантюры бандформирований международных террористов, стремившихся закрепиться в Баткенской области. Подписанные в ходе реализации проекта соглашения о взаимодействии, методические и практические рекомендации будут претворяться в жизнь».

Однако, наряду с положительными сторонами, в ходе подготовки и реализации проекта «Сrime Prevention» имели место серьезные недостатки и упущения. В частности, основным программным документом проекта «Crime Prevention» было предусмотрено, что, спустя год после начала его осуществления, Министерство внутренних дел начнет распространять накопленный УБОПБ опыт на другие подразделения системы МВД, подключать другие правоохранительные органы республики к участию в осуществлении учебных программ, выработке документов, направленных на демократизацию правоохранительной практики. С этой целью зимой 1998 года по инициативе Главного технического советника проекта КЫР/96/005 Арне Грея был сформирован Совет стратегического менеджмента (ССМ) МВД, который возглавил заместитель министра внутренних дел К. Кубатбеков. В состав ССМ были включены руководители отраслевых управлений МВД, ректоры некоторых гражданских вузов: Международного университета Кыргызстана (МУК), Академии менеджмента при Президенте Кыргызской Республики. С вузами был установлен деловой контакт с самого начала реализации проекта. Использовался их богатый потенциал и возможности в подготовке кадров ОВД, разработке аналитических предложений в правительство. Преподаватели МУКа разработали и осуществили программу овладения компьютерной грамотностью для сотрудников УБОПБ. Сотрудники Академии менеджмента участвовали в разработке учебной программы по профилактике преступлений в сфере экономики, финансов, коммерческой деятельности, впоследствии дополненной и реализованной в Академии МВД Кыргызской Республики.

Совет стратегического менеджмента заслушал отчеты начальника следственного управления М. Турдугулова, преподавателей БВШ К. Исаевой, В. Табалдиевой, офицеров Информационного Центра МВД А. Усубалиева, А. Симоняна по итогам учебных туров в Великобританию, Германию, Данию, Испанию и рекомендовал Главному штабу МВД учесть почерпнутый в зарубежных поездках опыт в разработке рабочих планов оперативно-следственной деятельности министерства, рассмотрении отдельных проблем на заседаниях коллегии МВД.

По отчету эксперта по проблемам борьбы с финансовыми преступлениями, банковскими махинациями М. Эдельбахера (Австрия) в Нацбанк были направлены конкретные предложения по совершенствованию аудита, профилактических ревизий в АКБ, подготовки кадров ревизоров на зарубежных учебных базах. Часть этих предложений была реализована.

Однако деятельность Совета стратегического менеджмента могла быть намного эффективней и результативней, если бы рассматривала не только текущие, но и глубинные стратегические вопросы борьбы с организованной преступностью, в частности, с такими ее распространенными формами, как наркобизнес, торговля оружием, людьми, отмывание денег, банковские махинации, коррупция, терроризм. По большинству из вышеперечисленных видов оргпреступности правоохранительные органы Кыргызстана не имели практических наработок, накопленного опыта. Поэтому особую ценность представляли рекомендации международных консультантов, основанные как на личном опыте, так и богатой практике западноевропейских стран традиционной демократии.

К сожалению, ни разу вопрос о ходе осуществления проекта ПРООН не выносился на рассмотрение коллегии МВД, хотя Главный технический советник Арне Грей, национальный координатор ПРООН настаивали на этом. Именно решение коллегии могло обязать руководителей отраслевых и территориальных служб МВД активно внедрять рекомендации консультантов, оправдавшую себя на Западе методику разоблачения мнимого банкротства, отмывания денег, банковских мошенничеств и т. п.

Учебные туры старших офицеров МВД Кыргызстана в страны Западной Европы носили ознакомительный характер, не имели цели обмена оперативной информацией, тактикой организации борьбы с преступлениями, носящими межрегиональный характер, что снижало эффективность визитов. Например, комиссар криминальной полиции из Марселя Роберто Во (Wue) в мае 1997 года провел на базе УБОПБ в качестве международного консультанта серию практических занятий по тактике обнаружения, задержания и обезвреживания международных террористических групп, наркотрафикантов, религиозных исламских экстремистов, коррумпированных госчиновников. Специалист-профессионал, он строил свои выводы на аналитических материалах Интерпола и убеждал слушателя, что наркотрафик, международный терроризм, религиозный экстремизм — это звенья одной цепи, они тесно взаимосвязаны, питают друг друга. Выйти на хорошо законспирированную сеть террористов и обезвредить ее можно, например, через умело организованную и контролируемую поставку наркотика, что давно и успешно использует специализированное полицейское подразделение Марселя, разоблачившее десятки преступных террористических группировок, орудовавших в Алжире, Турции, на Ближнем Востоке.

Информацию консультанта из Франции сотрудники УБОПБ, присутствовавшие на его интересных занятиях, восприняли лишь как сенсацию. Действенных мер по внедрению его рекомендаций в практику принято не было.

Не получили достойной оценки и практического применения в условиях Кыргызстана апробированные рекомендации консультанта М. Эдельбахера (Австрия) по профилактике банковских махинаций, Главного технического советника проекта А. Грея (Дания) по сложной и новой для республики проблеме борьбы с отмыванием денег.

Осталось невыполненным еще одно важное положение основного документа проекта: количество сотрудников УБОПБ должно было составлять не менее 100 человек, здесь должно было быть создано свое следственное подразделение, чтобы быстро и четко расследовать уголовные дела своей компетенции. 10 % аттестованного состава должны были составлять женщины, что по замыслу разработчиков явилось бы одним из проявлений демократических принципов подбора кадров. Однако, по мнению автора настоящего исследования, такой подход не был своевременно осуществлен прежде всего потому, что руководство МВД не было с самого начала уверено, что эта мера позволит улучшить оперативные показатели, усилить борьбу с оргпреступностью. УБОПБ на протяжении первых трех лет своего существования подвергалось серьезной критике за низкие показатели работы, слабые оперативные позиции, неумение выявлять и разоблачать замаскированные организованные преступные формирования, ежегодно наносившие большой ущерб экономике, финансам республики путем хищений, мошенничества, злоупотребления должностным положением, коррупции. Обещания установить для сотрудников этого элитного подразделения (УБОПБ) повышенные оклады, чтобы стимулировать их работу, привлечь сюда лучших, наиболее компетентных и перспективных специалистов сыска, не были осуществлены.

Такая необязательность вызвала неуверенность, чувство разочарования и отток сотрудников в другие службы, где существовали устойчивые коллективы, традиции, четкие функциональные обязанности и работать можно было сравнительно уверенно. Уходившие сотрудники уносили с собой тот багаж знаний передового опыта, приемов и методов борьбы с оргпреступностью, что приобрели в учебных турах, на семинарах международных консультантов, в зарубежных командировках. Растворяясь в рутине, решая повседневные служебные задачи, бывшие сотрудники Управления БОПБ лишались возможности применять на практике полученные знания, передавать их сослуживцам. Исчезало желание внедрения новых методик, организационных новаций, как это предусматривал основной документ проекта «Crime Prevention», который поэтому остался невыполненным.

К марту 2001 года личный состав ГУБОП обновился на 80 %. Приобретенная для ГУБОП автотехника после окончания проекта была частично распределена другим службам. Остался незавершенным план создания компьютерного банка оперативных данных, т. к. его пополнение осуществлялось некомпетентно, медленно, без привлечения исходных данных из Главного информационного центра (ГИЦ) МВД России, параллельных служб МВД Центральноазиатских республик.

В сентябре 2001 года коллегия МВД КР приняла решение объединить ГУБОПБ с ГУУР в целях «устранения параллелизма, укрепления кадрового, материально-технического потенциала оперативных служб в борьбе с уголовной преступностью».

По мнению автора настоящего исследования, реорганизацию, объединение ГУБОП с другими оперативными службами необходимо было проводить исключительно осторожно и целенаправленно, чтобы не потерять завоеванных позиций, накопленного опыта, оперативных наработок. Например, за 4 года существования ГУБОПБ МВД Кыргызской Республики заключен ряд соглашений о долгосрочном сотрудничестве и конкретном взаимодействии с параллельными структурами Казахстана, Таджикистана, Узбекистана, Великобритании. Эти наработки могут быть сохранены и умножены только при сохранении соответствующей структуры.

Необходимо отметить, что оба проекта ООН, и «Crime Prevention», и «Ошский узел» несомненно сыграли положительную роль в укреплении материально-технической базы и повышении профессионального уровня сотрудников правоохранительных органов Кыргызской Республики, их кадрового, аналитического и научно-исследовательского потенциала, усилении взаимодействия органов внутренних дел Центральноазиатских республик в борьбе с организованной преступностью и прежде всего — с наркобизнесом, афганским наркотрафиком.

В то же время, анализ хода подготовки и реализации указанных проектов позволяет сделать ряд выводов и предложений, направленных на повышение в будущем отдачи, «коэффициента полезного действия» проектов подобного рода и всей оперативно-служебной деятельности подразделений органов внутренних дел по борьбе с наркобизнесом:

1 . При разработке Основных документов (программ) проектов не был детально продуман механизм, пути дальнейшего претворения в жизнь наработок проектов после прекращения их функционирования. Многие установленные деловые контакты, приобретенный опыт оказались невостребованными и забытыми. Очевидно, целесообразно было создать в МВД при Главном штабе или Управлении по международным связям постоянный центр по аккумулированию, анализу и внедрению передового опыта, рекомендаций научно-практических конференций, инвестиционных проектов. Итоги выполнения каждого проекта рассматривать на коллегии МВД, вменяя в обязанность соответствующему оперативному управлению осуществление рекомендаций, использование, внедрение полезного опыта. При таком условии расширяются возможности проекта, появляется возможность апеллировать к международным организациям, странам-донорам о предоставлении дополнительных инвестиций на реализацию новых конкретных программ.

2 . Необходимо конкретнее определять права и обязанности всех руководителей и исполнителей проекта, формы взаимоотношений, избегая взаимозависимости. Следует также четко определять формы контроля, отчетности перед правительством, исполнительным ведомством (УВД — МВД). Отсутствие подобной четкости, детализации порождает в процессе работы трения, задержки в выполнении важнейших мероприятий. Так, например, при составлении проектной документации проекта «Сrime Prevention» не была четко определена степень ответственности за реализацию проекта Главного технического советника (представляющего, как правило, интересы основного донора) и национального директора. Такая размытость степени ответственности в дальнейшем стала основой ненужной конкуренции, подчас вынуждала ГТС Арне Грея через голову национального директора обращаться со своими предложениями в вышестоящие инстанции, что затягивало выполнение отдельных положений проекта. Но даже в сложившихся обстоятельствах конфликт можно было бы разрешить, если бы орган коллективного руководства реализацией проекта, в данном случае «Совет стратегического менеджмента», действовал бы в рамках своей компетенции, не формально.

Из-за желания одного из национальных руководителей проекта «Ошский узел» взять под личный контроль всю его деятельность, вплоть до подбора кадров на временную службу в офисе проекта, с первых же шагов по реализации проекта возникли разногласия между национальным агентством-исполнителем и Главным техническим советником. В ходе дальнейшей реализации они негативно сказывались на выполнении многих важных задач проекта. С другой стороны, допускались неоправданные завышения сумм на командировочные расходы ГТС. Таких отрицательных моментов вполне можно было бы избежать, если бы в проектной документации были четко определены границы компетенции, ответственности за реализацию проекта его национального руководителя и руководителя-международника. При выработке таких критериев, в то же время, наряду с соблюдением паритета, необходимо учитывать интересы страны-донора, безвозмездно предоставившей свои ресурсы для решения насущных проблем стран-получателей, интересы международных организаций и агентств, явившихся инициаторами и посредниками. При этом, учитывая взаимные интересы, преследуется совершенно четкая цель: детально разграничить степень компетенции и ответственности за реализацию проекта между представителями стран-доноров и заинтересованных международных агентств с одной стороны, и стран-получателей — с другой.

3.  Несомненно, что силы и возможности правоохранительных органов противостоять наркобизнесу, организованной преступности, следует постоянно укреплять, совершенствовать их структуру. На практике это проявляется в возможности внесения отдельных корректив уже по ходу проекта. Такую возможность также следует предусматривать и оговаривать при разработке проектов, выработке проектной документации.

4 . Мировой опыт свидетельствует, что организованная преступность практически всегда напрямую связанна с незаконным оборотом наркотиков и коррупцией. Крупные наркоконтрабандисты, как правило, хорошо организованы и информированы о действиях правоохранительных органов. В этой связи представляется целесообразным в дальнейшем разрабатывать совместные проекты, направленные на борьбу с наркобизнесом как одной из распространенных форм организованной преступности. Главной целью международных антинаркотиковых проектов при этом, наряду с материально-техническим обеспечением, должны стать широкий и всесторонний обмен оперативной информацией, накопленным опытом, создание надежного разведывательно-аналитического органа, который должен входить в организационную структуру регионального управления внутренних дел, ближе к источникам информации.

5.  Необходима интенсивная антикоррупционная программа для правоохранительных подразделений и таможенной службы. По своей сути, службы по борьбе с организованной преступностью, и подразделения по сбору и анализу разведывательной информации в особенности, постоянно контактируют с организованными криминальными группировками. Попытки подкупа, угрозы убийства, похищения служащих или их родственников и т. д. вполне вероятны, их следует предусмотреть и разработать комплекс специальных мер защиты служащих и их семей.

6 . Подразделение сбора и анализа разведывательной информации должно быть оснащено специальным компьютерным оборудованием для хранения и обработки данных. В структуре МВД должно быть определено центральное подразделение, куда должна стекаться разведывательная информация из всех регионов. Это центральное подразделение должно отвечать за координацию всей деятельности подразделений по борьбе с организованной преступностью, особенно в области разведки, на региональном, национальном и международном уровнях.

Проект ООН «Картирование районов нелегального выращивания наркотиков».

Одной из первых организационных мер вновь созданной в структуре республиканского МВД Службы по борьбе с наркобизнесом явилось уточнение размеров опасности. В первую очередь следовало точно знать, на каких территориях в Центральной Азии и, в частности, в Кыргызстане, нелегально выращивался опийный мак, какие территории поражены, например, дикорастущей коноплей — сырьем для производства марихуаны и гашиша. Острая потребность в определении ареалов произрастания конопли возникла еще и потому, что Министерству внутренних дел, согласно правительственному постановлению от 17 марта 1992 года «О мерах по усилению борьбы с наркоманией», предстояло организовать, возглавить и осуществить на местах работу по ее уничтожению.

Поскольку в качестве сырья для нелегального производства другого сильнодействующего наркотика — эфедрона использовалась дикорастущая эфедра хвощевая, необходимо было выяснить, в каких преимущественно местностях она произрастает. Заготовкой этого ценного экспортного лекарственного сырья, помимо собирателей трав, занималось еще и государственное объединение «Кыргызфармация», знание мест произрастания и урожайности эфедры хвощевой необходимы были и для недопущения хищений собранного сырья. Наконец, обладая оперативной информацией, что опийный мак как в труднодоступных горных урочищах, так и непосредственно на приусадебных участках культивируют многие жители республики с целью получения опия-сырца и последующей поставки его на черный рынок, в том числе и российский, подразделения по борьбе с наркобизнесом испытывали острую необходимость точного определения места расположения этих плантаций.

Службе по борьбе с наркобизнесом МВД КР получить такую точную географическую информацию нужно было в сжатые сроки, чтобы четче и целенаправленнее организовать оперативно-служебную, аналитическую, предупредительно-профилактическую работу с любителями трех основных растительных наркотиков: конопля — эфедра — опийный мак. Имевшиеся в распоряжении органов внутренних дел карты-схемы мест произрастания наркосодержащих растений давно устарели. Выборочная проверка отдельных регионов (Кеминский, Тонский, Сокулукский) показала, что нанесенные когда-то на карту заросли конопли вокруг прежних лубяных заводов, где до середины 1960-х годов ее выращивали и перерабатывали в волокно, не соответствовали реалиям. Близость к населенным пунктам и ряд других факторов давно превратили эти плантации в «неперспективные» для заготовителей наркотиков нового поколения… Напротив, часто посещаемыми ими оказались глухие горные урочища. Такое положение существенно меняло планы расстановки милицейских сил и средств, методы оперативного обслуживания.

Исходя из вышеизложенного, Служба по борьбе с наркобизнесом МВД Кыргызской Республики обратилась в республиканскую Академию Наук с просьбой осуществить новое картирование и произвести необходимые для этого финансовые расчеты. Специалисты СБН приняли в этой работе непосредственное участие. Программа картирования и расчеты были подготовлены в короткие сроки. Предполагалось осуществить ее совместными усилиями МВД и Академии Наук в течение двух полевых сезонов. При этом не только определить и нанести на карту места произрастания наркосодержащих растений, но и, применительно к местности, дать рекомендации о приемлемых способах их уничтожения, поскольку в местах залегания почвенных и грунтовых вод, вблизи рек и озер применение гербицидов, как известно, не желательно. Предварительные расчеты показали, что для реализации программы требовалось около шестидесяти тысяч долларов США. В целях получения финансовой поддержки для реализации программы, МВД обратилось ко многим международным организациям, в том числе и в ПРООН. Поддержав просьбу Министерства внутренних дел, Постоянный Представитель ПРООН в Кыргызстане Эржан Мурат передал ее в расположенный в Ташкенте Центральноазиатский офис Международной Программы ООН по контролю наркотиков (ЮНДКП).

После всесторонней проработки, ЮНДКП приняла решение о проведении комплексного обследования и детального дополнительного картирования районов нелегального выращивания конопли, опия и эфедры на территориях Кыргызстана, Казахстана, Узбекистана, Таджикистана, и о разработке специальной программы. Обследование предполагалось провести методом фиксированного осмотра местности специалистами, проведения воздушной, наземной разведки с участием местной государственной администрации, специалистов сельского хозяйства, географов, картографов, участковых инспекторов милиции, сотрудников охранно-карантинной, пограничной службы. На реализацию рассчитанной на два года программы выделялось два миллиона долларов США. Для успешной реализации указанной программы был разработан и сформирован международный проект ООН АД932 «Картирование районов нелегального выращивания наркотиков». Финансировать работы взялся Центральноазиатский офис ЮНДКП, предложивший правительствам названных выше стран самим определить, какие регионы необходимо обследовать и картировать. Республика Казахстан определила Меркенский, Луговской, Шуский, Кордайский, Моюнкумский, Байзакский, Жамбылский районы Жамбылской, Алматинской, Кзылординской, Южноказахстанской областей. Республика Таджикистан — Айнинскую, Матчинскую, Пенджикентскую области. Кыргызская Республика предложила детально обследовать Джалал-Абадскую, Чуйскую, Ошскую, Нарынскую, Таласскую, Иссык-Кульскую области. Республика Узбекистан от картирования отказалась, опасаясь, очевидно, активизации иностранных наблюдателей на суверенной территории.

Начавшуюся в 1997 году работу возглавил Главный технический советник проекта, ученый-агроном из Франции Хавьер Буан. В 1999 году его сменил пакистанец Тарих Азис. Куратором, организатором, аккумулировавшим средства и осуществлявшим контроль за ходом работ, выступил Центральноазиатский региональный офис Международной программы ООН по контролю наркотиков, переименованной к тому времени в Департамент ООН по контролю за наркотиками и предупреждению преступности (ОДССР).

Первый этап картирования проводился с апреля по октябрь 1998 года при тесном сотрудничестве с Государственными комиссиями по контролю наркотиков Кыргызстана, Казахстана, Таджикистана и Министерствами внутренних дел этих стран. Роль государственных органов стран-участниц заключалась в отборе экспертов, методических консультациях, помощи в разработке планов-заданий, участии в переговорах с местными органами и населением. Необходимо отметить, что в некоторых отдаленных регионах, главным образом Казахстана, население, особенно в первое время, встретило процесс картирования настороженно, опасаясь, что он посягнет на их «исконное право» добывать и реализовывать продукцию нелегальной переработки наркосодержащих растений.

Обследователи, в основном, были отобраны из числа местных специалистов сельского и лесного хозяйства, охотоведов. Они были распределены по одному или нескольким районам, где установили деловые контакты с местной администрацией, правоохранительными органами, районными отделами защиты растений, лесничими, охотниками в целях более точного определения и эффективного обследования всех представляющих интерес территорий. Обследователи посещали села два раза в сезон для мониторинга наличия наркосодержащих растений, наблюдения за их развитием, созреванием и получения образцов для анализа. Результаты обзора и обхода территорий произрастания дикорастущей конопли и культивирования опийного мака заносились обследователями в сводные анкеты в дополнение к географическим координатам, определенным с помощью Глобальной позиционной системы (ГПС). Координаты вводились в Географическую информационную систему (ГИС), что позволяло координировать точность визуальных подсчетов обследователей. Четыре руководителя групп исследований, национальный координатор, аналитик данных и Главный технический советник (ГТС) проекта координировали, контролировали, проводили мониторинг работы обследователей. Оператор осуществлял ввод данных в компьютерную систему, приобретенную и смонтированную на средства проекта, за счет которых было также осуществлено предварительное обучение обследователей методам ведения статистических учетов, чтению карт и вводу координат Глобальной поисковой системы (ГПС). Руководители антинаркотиковых структур принимали в обучении непосредственное участие.

В обследовании (картировании) было занято 110 человек. Они анкетировали местных жителей, наносили на крупномасштабные карты границы ареалов конопли и эфедры, поднимались на высокогорные пастбища, плато, в глухие урочища. Обследователи фиксировали, какая и где произрастает конопля и эфедра, имеют ли к ним доступ заготовители наркотиков. На каждое село и прилегающие сельскохозяйственные угодья, леса, поймы рек заполнялась специальная анкета. Полученные данные заносились в сводные таблицы и на карты. Вся полученная таким образом информация была введена в компьютерную базу данных и детально проанализирована для получения предварительных результатов. Карта мест культивирования (масштаб 1: 100 000) была составлена сотрудниками проекта с использованием новейшей технологии ГИС — Географической Информационной Системы.

Дикорастущая конопля на территории Кыргызстана была зафиксирована на площади 8322 гектара, что почти втрое меньше, чем предполагалось. Заросли дикороса были выявлены в 16 районах, наиболее крупные — в Джеты-Огузском (879,7 гектара), Тюпском (627,4), Иссык-Кульском районе Иссык-Кульской области (427,5); в Тогуз-Тороусском (203,5), Уч-Терекском Джалал-Абадской области (74,6); в Манасском (58,2), Бакай-Атинском районе Таласской области (35,7). Было подсчитано, что только в шести районах Иссык-Кульской и Джалал-Абадской областей, где нелегальная заготовка проводилась наиболее интенсивно, конопля собирается на площади 496 гектаров, что условно соответствует 234 тоннам марихуаны или 8 тоннам гашиша. 70 % конопли, обнаруженной в обследованных областях, располагалось или на бросовых, непригодных для сельскохозяйственного производства участках, либо на землях, используемых в хозяйственных целях. Причем в 1999 году по сравнению с 1998 годом площади под дикоросом сократились на треть, так как дали положительный результат мероприятия, проведенные местными властями совместно с милицией по физическому уничтожению зарослей конопли, а также благодаря земельной реформе в масштабе республики. Получив участки земли в частную собственность, ее владельцы стали сами энергично выкорчевывать сорняк, готовя посевные площади под зерновые культуры, бахчи, свеклу или для посадки фруктовых садов.

Сбором образцов конопли и эфедры в Казахстане и Кыргызстане для определения уровня содержания наркотических веществ в растениях занималась отдельная группа экспертов. Они использовали оригинальную химико-биологическую методику, подтвердившую предположение, что в разных регионах конопля-дикорос содержит разное количество тетрагидроканабинола (ТДК) — действующего начала гашиша. Так, согласно анализу 170 отобранных в Кыргызстане образцов, наркотик, собранный с 89 % занятых коноплей площадей, содержал ТДК в количестве, превышающем 2 %. Столь высокое содержание действующего начала делает именно эти гашиш и марихуану предметом повышенного интереса наркозаготовителей. Поскольку пораженные такой коноплей площади сосредоточены, в основном, в Иссык-Кульской (4 района), Джалал-Абадской (3), Чуйской (4), Таласской (2) областях, такое заключение специалистов позволяло соблюдать природный баланс, т. е. сохранять от физического уничтожения выполняющие некоторые природоохранные функции заросли конопли в других местностях и сократить затраты на проведение мероприятий по уничтожению вредных дикоросов.

Именно в тех регионах, где произрастала наиболее «опасная» конопля и где чаще появлялись заготовители, УБН МВД решило сосредоточить основную оперативно-разведывательную, предупредительно-профилактическую работу милиции.

Картирование районов нелегального выращивания наркосодержащих растений подтвердило также наши гипотетические предположения о возможности так называемой «вторичной вегетации» дикой конопли в культурное растение, пригодное для получения лубяного волокна. Из такого волокна на лубяных заводах Казахстана и Киргизстана до 1964 года получали брезент, корабельные канаты и другую полезную продукцию. В Киргизии конопля в диком виде произрастала задолго до начала культивирования в 1933 году в производственных целях индийского сорта конопли. Наличие обильных зарослей дикороса способствовало распространению курения гашиша местным населением во многих районах Средней Азии, в том числе в Кыргызстане. Эта вредная привычка передавалась из поколения в поколение. Успевший хорошо приспособиться к местным климатическим условиям, дикорос стал влиять на новый сорт индийскую коноплю, способствуя ее вырождению в сорняк, вырабатывающий тетрагидроканабинол за счет уменьшения объема волокнистой ткани, то есть «похудения» ствола. В условиях жаркого местного климата, повышенной солнечной радиации конопля фактически переродилась, потеряла свою сырьевую ценность для производства и превратилась во вредный сорняк, из которого вырабатывают широко распространенный в Центральной и Южной Азии гашиш.

Постоянно увеличивающийся ареал произрастания сорняка способствовал распространению наркомании. Это обстоятельство, в первую очередь, и послужило причиной запрета в 1964 году культивирования конопли в республиках Средней Азии, входивших до 1991 года в Союз ССР. Однако поток заготовителей гашиша и марихуаны с тех пор не уменьшился, а число потребителей из года в год возрастало. Так, например, в 1998 году правоохранительными органами Кыргызстана было изъято 1498 килограммов марихуаны и гашиша, в 1999 году уже 1542 килограмма. Тенденция к росту потребления произведенных из конопли наркотических средств сохранилась несмотря на то, что начиная с 1992 года Центральноазиатский регион захлестнула опийная наркоэкспансия из Афганистана.

Проведенные в те годы социологические исследования подтвердили, что большинство злоупотреблявших наркотиками лиц начинали с потребления так называемых «легких» наркотиков — гашиша и марихуаны, перейдя впоследствии на опий и героин. Осуществленный проект ООН «Картирование регионов нелегально выращивания наркотиков» подтвердил опасность весьма распространенного в Средней Азии бытового гашишизма еще и как своего рода «плацдарма» для разрастания афганской наркоэкспансии. Справедливость такой оценки впоследствии полностью оправдалась. Достаточно напомнить, например, приведенные в других разделах настоящего исследования данные о том, что уже во второй половине 90-х годов в Ошской области «лицо» современного среднестатистического наркомана стал определять не традиционный гашишизм, а гораздо более опасное внутривенное потребление опия и героина.

Обследование зарослей эфедры хвощевой подтвердило, что в Кыргызстане она произрастает на площади 7618 гектаров, является частью местной флоры, и сбор ее как лекарственного сырья для получения эфедрина прекратился в связи с тем, что Шымкентский фармацевтический завод перестал ее принимать с конца 1998 года. Офис проекта «Картирование районов нелегального выращивания наркотиков» в своем заключении рекомендовал продолжить контроль за сбором эфедры частными лицами и возможным использованием этого растения для получения эфедрона. При этом особо подчеркивалось, что само растение уничтожать ни в коем случае не следует. Рынок сбыта эфедрона весьма узок и, хотя сам по себе наркотик этот весьма опасен для здоровья потребителя, конкурировать с распространенными гашишем, опием и героином он не способен. Если же в будущем республика возобновит производство эфедрина для медицинских целей, то следует усилить систему мониторинга, разработать надлежащие правила по сбору эфедры, обеспечить лицензирование.

Всего же за годы реализации Проекта АД9«Картирование районов нелегального выращивания наркотиков» (1997 — 2000 годы) в Кыргызской Республике было обследовано 26 районов, 71 % общего количества населенных пунктов. Участки, на которых нелегально выращивался опийный мак, составили в целом по республике 1631 гектар — значительно больше, чем, пользуясь оперативными данными, предполагали органы, осуществлявшие борьбу с наркобизнесом. Наибольшие плантации опийного мака были выявлены в Иссык-Атинском районе Чуйской области (211 гектаров), Ноокенском районе Джалал-Абадской области (203), Бакай-Атинском районе Таласской области (171). В 13 районах республики были выявлены факты нелегального выращивания опийного мака, чья урожайность в 1999 году могла бы составить 3273 килограмма опия-сырца. В основном нелегальные опийные плантации располагались на приусадебных участках, на огородах, или в отдаленных труднодоступных урочищах. Если в первом случае установить хозяина плантации и предъявить ему обвинение в противозаконных действиях труда не составляло, то для установления собственника отдаленной плантации приходилось вести длительное оперативное наблюдение, которое далеко не всегда заканчивалось задержанием наркоплантатора с поличным.

Проведенное картирование, таким образом, существенно облегчило сотрудникам правоохранительных органов проведение операции «Мак-99», в ходе которой большинство из обнаруженных плантаций опийного мака были уничтожены. Участники операции, как и занятые в проекте обследователи, обратили внимание на тот факт, что некоторые плантации засеяны элитными сортами мака. Проведенные по возбужденным уголовным делам судебно-биологические экспертизы подтвердили, что обнаруженный в Кыргызстане опийный мак идентичен выращиваемому в Афганистане. Оперативная отработка этих сведений впоследствии позволила выйти на занимавшихся незаконным наркоплантаторством беженцев из расположенных вблизи афганской границы районов Таджикистана, привезших с собой элитные семена в Кыргызстан. Данный проект, таким образом, позволил выявить еще одну весьма опасную характеристику афганской наркоэкспансии — ее агрессивность, возможность перенесения уже непосредственно на территорию соседних суверенных государств, опасность превращения тем самым Кыргызстана из страны, активно противостоящей наркоагрессии, в страну — производитель наркотиков.

Для предотвращения такого развития событий, Министерство внутренних дел республики пересмотрело установку, что незаконные посевы опийного мака ввиду малой распространенности серьезной опасности не представляют. Было принято решение о необходимости глубоко и серьезно, а главное, систематически заниматься выявлением нелегальных посевов опийного мака, обучать участковых инспекторов милиции, сотрудников дорожно-патрульной службы, других подразделений органов внутренних дел способам и методам выявления незаконных посевов, их фиксации и задержания преступников.

За незаконное выращивание опийного мака к уголовной ответственности в 1998 году было привлечено 139 человек, в 1999 году — 147. Время подтвердило правильность такого подхода. Во многом благодаря занятой органами внутренних дел жесткой позиции по отношению к наркосеятелям удалось не допустить превращения Кыргызстана в страну-наркопроизводитель. И в этом — несомненная заслуга проекта ООН «Картирование регионов нелегального выращивания наркотиков». В 1999 году в обследование были включены новые регионы, усовершенствованы методологии, обновлены и уточнены карты маршрутов незаконных перевозок наркотиков по всем трем странам, участвовавшим в картировании внедрена обновленная методика мониторинга незаконных посевов опийного мака и плантаций конопли.

Многие предложения и выводы проекта были включены в план работы Управления по борьбе с наркобизнесом МВД на 2000 год и осуществлены. Возросло изъятие гашиша, марихуаны. Однако большой объем работы по пресечению афганского наркотрафика в конечном счете не позволил реализовать многие предложения рассматриваемого проекта.

В 1999 году подробные отчеты проекта «Картирование районов нелегального выращивания наркотиков» вместе со всеми подсобными материалами (анкеты, перспективные и текущие планы, дневники и т. п.) были переданы в ГККН и МВД. Ассигнованная на реализацию проекта сумма в 2 миллиона долларов США была освоена полностью. Приобретенные для нужд проекта автомобили, компьютеры, оргтехника переданы Госкомиссиям по контролю за наркотиками Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана.

Характерно, что Узбекистан и Туркменистан, ознакомившись с результатами осуществления проекта в 1998 году, предложили включить свои территории в зону его действия. Руководители проекта выразили свое согласие расширить зону проведения картирования. Координирование мониторинга позволяло нам изучить проблему взаимовлияния, чрезграничного проникновения наркотиков и их заготовителей.

Для сотрудников аппаратов по борьбе с наркобизнесом МВД Центральноазиатских республик наибольшую ценность представляло именно выявление через проект «Картирование» ранее неизвестных маршрутов незаконных перевозок наркотиков. Их постепенно перекрывали систематическим оперативным наблюдением, контролем местных участковых инспекторов милиции, контрольно-пропускными пунктами, что позволило усилить борьбу и профилактику наркобизнеса.

Методология, разработанная в ходе осуществления проекта «Картирование», доказала свою объективность и универсальность для будущих исследований, адаптируясь к соответствующим природным условиям и характеру необходимой информации. Подобные обследования больших территорий должны осуществляться в тесном сотрудничестве с Государственной комиссией по контролю наркотиков при правительстве республики, правоохранительными органами и местными властями.

1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   12



Похожие:

Александр Зеличенко История афганской наркоэкспансии 1990-х iconЭкзаменационные вопросы по курсу «Отечественная история» История как наука. Проблема этногенеза восточных славян. Начало формирования государственности у восточных славян. «Норманнская теория»
Отмена крепостного права: подготовка и осуществление. Александр П. 21. Реформы 60-70-х гг. XIX в. Незавершенность реформ и поворот...
Александр Зеличенко История афганской наркоэкспансии 1990-х iconДокументы
1. /Александр Мень. История религии. Том 5.txt
Александр Зеличенко История афганской наркоэкспансии 1990-х iconДокументы
1. /Александр Мень. История религии. Том 4.txt
Александр Зеличенко История афганской наркоэкспансии 1990-х iconДокументы
1. /Александр Мень. История религии. Том 3.txt
Александр Зеличенко История афганской наркоэкспансии 1990-х iconДокументы
1. /Александр Мень. История религии. Том 6.txt
Александр Зеличенко История афганской наркоэкспансии 1990-х iconДокументы
1. /Александр Мень. История религии. Том 2.txt
Александр Зеличенко История афганской наркоэкспансии 1990-х iconДокументы
1. /Александр Мень. История религии. Том 1.txt
Александр Зеличенко История афганской наркоэкспансии 1990-х iconНовейшая история 1945-2005 европейская интеграция
Роль Маастрихтского и Амстердамского договоров в расширении и углублении интеграции в Европе в 1990- е годы
Александр Зеличенко История афганской наркоэкспансии 1990-х iconРок-брифинг (Из книги "Ракурсы", 1988 г.)
Его ведет композитор Александр спаринский. Своими размышлениями делятся Александр градский, Андрей макаревич, Стас намин, Юрий чернавский,...
Александр Зеличенко История афганской наркоэкспансии 1990-х iconДокументы
1. /1990 - Зловещие Мертвецы/01 - Ой ты, травушка зеленая.txt
2. /1990...

Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы