Е. А. Тюгашев социальный процесс: социально-философское понятие icon

Е. А. Тюгашев социальный процесс: социально-философское понятие



НазваниеЕ. А. Тюгашев социальный процесс: социально-философское понятие
страница1/3
Дата конвертации17.09.2012
Размер392.81 Kb.
ТипДокументы
  1   2   3

Е.А. Тюгашев

СОЦИАЛЬНЫЙ ПРОЦЕСС:

СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКОЕ ПОНЯТИЕ


Философия процесса рассматривает процессы в определенном генетическом ряду, в восходящем развитии от простых к более сложным процессам. Выделение различных по уровню развития форм процессов и анализ их содержания позволяет на основании знания общих, необходимых признаков процессуальности определить признаки интересующей исследователя формы процесса.

Содержание социального выявляется в его отождествлении с генетическим рядом более простых процессов. Вместе с тем это внешнее сопоставление дает возможность зафиксировать и внешнее отличие социального процесса, выражающее его внутреннее содержание. Как и во всяком процессе, социальный процесс является системой моментов движения (в данном случае общественного, или социального). Возникает вопрос: какие именно моменты составляют конкретное содержание социального процесса?

На широком эмпирическом материале конкретное содержание социальных процессов изучается социологией. В «Социологической энциклопедии» Э. М. Андреев определяет социальный процесс как постоянное состояние или изменения, характеризующие жизнедеятельность общества 1. Социальный процесс, на его взгляд, это возникновение и бытие общих связей, свойств, присущих различным группам индивидов и являющихся результатом интеграции их деятельности и отношений между ними. Сущность социального процесса, как пишет он далее, выражают взаимопереходы между субъективным и объективным, идеальным и реальным, стихийным и сознательным, материальным и духовным в общественной жизни.

Можно предположить, в последнем перечне представлены основные моменты социального процесса. Правда, не вполне ясно, во-первых, как субординированы перечисленные моменты, и, во-вторых, как они соотносимы с «состояниями» или «изменениями», характеризующими жизнедеятельность общества. Структурирование процесса существенно усложняет задачу содержательного выделения его моментов.

Э. М. Андреев различает два подхода к описанию социального процесса — с позиций функционирования и развития 2. С позиций функционального подхода, как полагает он, социальный процесс выступает как совокупность целенаправленных, повторяющихся действий. С точки зрения развития социальный процесс выступает как развитие социального явления во времени, в стадиальной направленности, смене, последовательности событий.

Очевидно, что действия, а также стадии и события не могут быть непосредственно соотнесены с идеальным и реальным, субъективным и объективным и т. п. Поэтому требуется дальнейшее уточнение представлений о содержании социального процесса. «Тенденцией современной науки, — пишет Э. М. Андреев, — является создание “процессуального образа” общества, т. е.
стремление изучать динамические качества социальной реальности — события и ситуации, а не только вещи, явления, состояния; сценарии, субъектность, контексты, а не только структуру и функции» 3. «Процессуальный образ» общества, следовательно, пока только формируется.

В современной социальной философии проблема социального процесса и его специфики практически не рас­сматривается. Редким исключением из этой ситуации являются работы В. Е. Кемерова.

В «Современном философском словаре» В. Е. Кемеров определяет социальный процесс как совокупность человеческих действий, обусловливающих воспроизводство и развитие общества, определяющих сохранение и трансформации связей социального бытия4. Благодаря процессуальности социального бытия, как указывает В.Е. Кемеров, «фрагменты социаль­ного бытия существуют не сами по себе, а как обособления и отдельные моменты социальных процессов»5. Про­цесс «стягивает» дискретность человеческой реальности и отдельные фрагменты жизни общества в некое целое. Именно в процессе они и обнаруживают свои социальные качества.

В. Е. Кемеров подчеркивает, что значимость понятия социального процесса не осознавалась прежде в доста­точной степени, тогда как в настоящее же время социальная философия помещает понятие социального процесса в фокус сво­его рассмотрения 6. По оценке В. Е. Кемерова, категория социального процесса оказывается одной из базисных, предметоо­образующих для социальной философии. Социальную философию он считает возможным трактовать как «социальную онтологию или систему схем, описывающую динамику и структуру социального процесса, конкретные его формы, реализующиеся в разных комбинациях деятельности людей» 7. Философские категории, в соответствии с этим, пред­лагается понимать как формы социального процесса, деятельности, общения, самореализации человека 8.

Актуальность обращения к концепту «социальный процесс» мотивируется, на взгляд В. Е. Кемерова, тем, что весь современный мир «так или иначе втянут во взаимодействия, требующие нового, многомер­ного и вместе с тем достаточно определенного представления о нормах жизни человеческого сообщества, о тех прави­лах, по которым это сообщество может быть описано, по возможности понято и подготовлено к последующим этапам своей эволюции» 9. Поэтому общим, как полагает В. Е. Кемеров, стало осознание того, что «в описании социального про­цесса практически невозможно сейчас опираться только на обыденные представления, что необходимо для этого при­влекать разные формы научного и культурного опыта, переосмысливать, заново “синтезировать” его» 10. В. Е. Кемеров убеж­ден, что для социальной философии понятие процесса имеет не только мировоззренческо-познавательное значение, но и методологически-практическое. Использование этого понятия позволяет существенно переориентироваться в соци­альной деятельности и снять ряд познавательных и практических проблем.

Размышляя о проблеме социального процесса, В. Е. Кемеров ставит следующие вопросы: «Являются ли вещи составляющими процессов (и в этом смысле — самими процессами) или они лишь помещены, погружены в процессы и как-то на них реагируют?.. Являются ли люди компонентами (элементами, субъектами) процессов (и в этом смысле — самими процессами), в которых протекает их жизнь, или они лишь внешним образом обусловлены действием сил исто­рического процесса?..»11.

По мнению В.Е. Кемерова, в настоящее время преобладает схема «вещи и процессы», согласно которой про­цессы трактуются как нечто внешнее по отношению к вещам. «Процессность» бытия вещей (и людей) обычно либо не учитывается, либо не принимается во внимание. В основе этого способа представления лежит неявная предпосылка, схема, согласно которой, с одной стороны, — люди или вещи в их самодостаточном, замкнутом бытии, с другой — связи, взаимодействия, отношения, процессы, которые существуют и фиксируются между ними.

Из этого онтологического допущения вытекает, как пишет В. Е. Кемеров «“катастрофическая” — не органиче­ская, а скорей механическая — трактовка социальных изменений: возникают всевозможные практические и мысли­тельно-идеологические соблазны “ломки” сложившейся логики вещей, “ломки” человеческих интересов, потребностей, привычек, ориентаций и т.д. Поскольку “процессность” людей и вещей не учтена (вообще или в необходимой степени), развитие видится, а поэтому зачастую и осуществляется как “ломка” личностных и вещных форм» 12. В. Е. Кемеров счи­тает, что необходимо переставить акценты в схемах «вещи и процессы», «люди и процессы»: «Пришла пора осущест­вить методологическую транспозицию, в результате которой понятие вещи выявит процессность ее устойчивого бытия, а люди будут описаны не только как проводники и носители социальных процессов, но и как силы их возобновления, реализации, нарастания» 13.

Метафора «ломки» представляется нам чрезвычайно важной. Если происходящие события не воспринимаются как органические следствия процессуальности вещей и людей как носителей процессов, то сами вещи и люди не рас­сматриваются как необходимые и органические моменты системного процесса, бытие которого определяет бытие и его отдельных моментов. Вследствие этого несбалансированный размах одного из актуально ведущих частных подпроцес­сов вызывает распад соотносительных процессов, что подрывает системный процесс в целом. Односторонние реформы, в недостаточной мере учитывающие сбалансированность, гармоничность протекания взаимосвязанных процессов, неиз­бежно ведут к «“ломке” личностных и вещных форм».

Каким же образом В. Е. Кемерову представляется возможным концептуально описать социальный процесс че­рез процессуальность его носителей? Он предлагает следующий подход:

Во-первых, показать как способ бытия вещей (и людей) воплощает, реализует и модифицирует социальный процесс, как характеристики вещей и людей выражают ход процессов и определяют их логику 14.

Во-вторых, дифференцировать бытие людей как генерирующей силы и бытие вещей как кристаллизации и предпосылки социального процесса.

В-третьих, в качестве ядра социального процесса рассматривать жизненный процесс людей, самоизменение ко­торых обеспечивает сохранение социального процесса и изменение вещей.

В-четвертых, главным импульсом и мотивом развития социального процесса считать самореализацию людей, меняющих стандарты своего поведения, приближающихся к учету и пониманию многомерности мира вещей, неисчер­панности вещей социальными их функциями.

В-пятых, интерпретировать вещи как знаки «таящейся в них процессуальности, не дающейся плоскому отобра­жению и линейному описанию и, таким образом, указывающей на новые возможности и границы человеческой само­реализации» 15.

Реконструированная здесь логика предлагаемого В. Е. Кемеровым подхода к раскрытию внутренней процессу­альности вещей и людей как источников социального процесса сосуществует с двумя ключевыми, на его взгляд, идеями в объяснении социального процесса.

Первая идея состоит в интерпретации социального процесса как полифонической деятельности людей: «В русле наших рассуждений можно говорить о том, что социальный процесс не только складывается из деятельностей лю­дей, но и постоянно распадается на эти обособленные деятельности, что их обусловленность определена не только (и не столько) в пространстве, но и во времени как их постоянная смена, переход друг в друга, сращивание и умножение. Со­циальный процесс можно попытаться понять как многочлен человеческих деятельностей, сменяющих друг друга и со­пряженных друг с другом, «распределившихся» во времени и пространстве» 16. Социальный процесс (или процессы) непо­средственно идентифицируется как человеческая деятельность (или деятельности).

Вторая идея столь же непосредственно фиксирует разнообразие, множественность человеческой деятельности и проистекающую отсюда многомерность индивидуальной деятельности и социального процесса. В перспективе много­мерности бытие индивида представляется «неэлементарным»: в нем сходятся и пересекаются, различные линии соци­ального процесса, них происходит синтезирование новых социальных качеств при сохранении или модификации ста­рых, генерируя многомерную процессуальность индивидуального развития человека и вариабельность его полагания в вариабельный (вследствие этого) социальный процесс.

В дальнейшем изложении В. Е. Кемеров более подробно рассматривает затронутые сюжеты, характеризуя са­мореализацию индивидов, многомерность социального бытия, двойственный характер бытия людей и вещей, генезис человеческой деятельности. Термин «процесс» он далее использует в качестве одного из многих средств фиксации предметного контекста анализа, но сам социальный процесс специальным предметом исследования у него не выступает. В отношении излагаемого В. Е. Кемеровым социально-философского материала можно допустить, но нельзя, к сожалению, уверенно ут­верждать, что он представляет собой социальную онтологию или систему схем, описывающую динамику и структуру социального процесса, конкретные его формы.

С чем связана онтологическая ограниченность и методологическая неэффективность развитых В. Е. Кемеровым представлений о социальном про­цессе? Обратимся к анализу сформулированных им положений.

В. Е. Кемеров считает, что способ бытия вещей (и людей) воплощает, реализует и модифицирует социальный процесс, что характеристики вещей и людей выражают ход процессов и определяют их логику 17. Социальный процесс, та­ким образом, рассматривается как внешний по отношению к вещам и людям, выражающий в них свою социальность. Социальный процесс в изображении В. Е. Кемерова выглядит самодостаточным, а люди и вещи как бы выступают его побочными продуктами: «Самобытность людей и человеческих вещей образуется из постоянно возобновляющейся «ткани» общественного процесса, на ней человек закрепляет свою обособленность, отдельность, специфичность» 18.

На наш взгляд, данный подход противоречит декларировавшимся В. Е. Кемеровым установкам. Так, В. Е. Кеме­ров отмечал, что в настоящее время преобладает схема «вещи и процессы», согласно которой процессы трактуются как нечто внешнее по отношению к вещам (и людям), выступающим в их самодостаточном, замкнутом бытии. В. Е. Кемеров просто оборачивает эту схему. Процессы он по-прежнему трактует как нечто внешнее по отношению к вещам и людям, но самодостаточном, замкнутом бытии выступают уже сами процессы, а не вещи и люди. Таким образом, В. Е. Кемеров остается в пределах критикуемого им онтологического горизонта, но мистифицирует социальный процесс.

Кроме того, В. Е. Кемеров настаивал, что носителем и источником социальности является не процесс, а люди и вещи, которые в процессе и обнаруживают свои социальные качества. Вещи и людей предлагалось рассматривать как своего рода ядерные, микросоциальные процессы, синергия которых и конституирует социальный процесс как таковой. Так, В. Е. Кемеров подчеркивал, что «само понимание социального процесса остается существенно неполным, если мы не доводим его до понимания процессности бытия людей и вещей» 19. «Эта “пульсация” процесса в обособленных индиви­дах и предметах есть единственное объяснение их взаимообусловленности при отсутствии их непосредственных контактов» 20, — писал он. Микросоциальный («микроскопический» в терминологии Уайтхеда) процесс, «замкнутый» в вещах и индивидах, оказывается, таким образом, са­модостаточным, существующим вне макросоциального («макроскопического» в терминологии Уайтхеда) процесса.

Оказывается, что социальность не сводится к процессуальному «стягиванию» дискретных актов, вещей и ин­дивидов, а также отдельных фрагментов жизни общества в некое целое. Социальность не тождественна целостности. Если бы процессуальность была достаточным основанием социальности, то социальность являлась бы тогда атрибутом движения материи, природы, космоса. Отождествление процессуальности и социальности снимает саму постановку проблемы определения процессов социальных, ибо любой процесс оказывается социальным.

В контексте критики расширительного понимания социальности считаем, что нельзя также согласиться со сле­дующим положением В.Е. Кемерова: «Суть же социального процесса в его постоянном возобновлении. Если бы он не возобновлялся в своих дискретных моментах, он не мог бы сохранять и свою континуальность» 21. В. Е. Кемеров суть соци­ального процесса видит не в его специфически социальной процессуальности, а в процессуальности вообще. По­стоянное возобновление процесса, получается, делает его по сути социальным.

В. Е. Кемеров находит еще ряд параметров, интегрирующих, на его взгляд, социальный процесс. Для консти­туирования единства социального процесса особое значение, на его взгляд, имеет а) многомерность сил процесса 22; б) чело­веческая деятельность 23; в) организующая сила сознания и духовности 24. В конечном счете, он приходит к заключе­нию о несводимости социального процесса к одному началу или мотиву.

Этот заключительный вывод является выражением субстанционалистской интерпретации социального процесса. Мир общества в этом случае рассматривается как некоторая совокупность самодостаточных начал, вступающих (или не вступающих) в какие-либо связи или процессы. Социальный процесс, таким образом, не фундаментален, а производен и вторичен по отношению к существующим в самобытии людям и вещам. Такая трактовка социального процесса как факультативного для общества феномена не может быть принята философией процесса в силу не ее соответствия эмпирической действительности.

Безусловно, любой процесс, согласно своему понятию, имеет начало. Философско-процессуальный подход, прин­цип развития позволяют его практически однозначно установить. Как правило, в системно развивающемся процессе на­чалом является генетически низший процесс, опосредствованием которого первоначально выступает высший, подлежа­щий спецификации процесс. Этот процесс, будучи всего лишь средством, опосредованием и моментом базисного про­цесса, существует и не существует. Бытие социального процесса оказывается проблемой.

Этот процесс (в рассматриваемом случае — социальный процесс) существует как момент базисного процесса, но не существует как самостоятельный процесс. Это генетически переходное состояние, которое системно снимается опосредствованием базисного процесса. Опосредование, будучи всего лишь необходимым опосредованием, как необхо­димое обуславливает базисный процесс, снимая его самодостаточность. Функционально он оказывается лишь средством воспроизводства собственного опосредования. Таким образом, оборачивание базисного процесса конституирует качест­венно новый процесс.

В отношении социального процесса это означает, что он должен быть определен как специфически опосредо­ванный «досоциальный», «асоциальный» процесс. В то же время социальный процесс является всего лишь оборачива­нием этого процесса. Поэтому «до-» и «а-социальный» процесс необходимо включает в себя в качестве опосредствую­щего момента любой социальный процесс, т. е. является в-себе социальным.

Проблема, следовательно, не столько в том, чтобы описать общество как процесс, а в том, чтобы описать его как социальный процесс. Социальный процесс лишь в своей инаковости по отношении к генетическому ряду более про­стых процессов является социальным. Данная проблема находит разрешение как в определении базисного процесса, так и его спе­цифического опосредования. В субстанционалистской традиции в истории философии мы обнаруживаем традицию, которая предпринимает попытку объяснить социальный процесс из одного такого начала.

Так, Шеллинг механическому движению противопоставлял процессуальность жизни. Кроме процесса жизни он вы­делял также «прогрессивный процесс, который мыслится во всякой истории» 25. Понятие процесса он считал ключевым для объяснения возникновения такого социального явления как мифология. «…Это понятие решительно выводит мифо­логию, а вместе с нею и все наше исследование из той сферы, в какой пребывали прежние объяснения мифологии» 26, — пи­сал он.

Прежние объяснения мифологии, в описании Шеллинга, опирались на механистическое понимание процессов. «Мифологические представления не изобретены, измышлены, ни произвольно приняты, — полемизирует он с взглядами такого рода. — Порождения независимого от мышления и воли процесса, они отличались для подпавшего ему сознания недвусмысленной и неотступной реальностью. Народы и индивиды лишь орудия процесса, который для них необъятен, которому они служат, не понимая его. Не в их власти избежать этих представлений, вобрать их в себя или не вобрать, ибо они приходят к ним не извне, они — в них, хотя никто не осознает, как они оказались здесь, ибо они приходят из недр самого сознания, которому рисуются с необходимостью, не допускающей сомнения относительной своей истинно­сти» 27.

Полемизируя с механицизмом в интерпретации исторического процесса, Шеллинг апеллирует к органическим образам, к модели протекания жизненного процесса. Так он рассуждает, высказываясь в отношении исторической оценки христианства: «Философия, которая в действительности как таковой не видит никакого смысла и не уделяет ей никакого места, в отношении истории, в конце концов, приходит к тому, что творит ее по своему желанию, ту историю, которая применительно к настоящей имеет лишь негативное, отрицательное отношение. Считается, например, что чему-то такому, каковым является христианство, вообще не следовало бы существовать; кроме того, оно должно находиться вне истинной истории, т. е. должно представляться как не-сущее, а именно как явление, которое обязано своим проис­хождением непониманию, произвольному или непроизвольному заблуждению. Такой взгляд на историю хотел бы сде­лать бывшее небывшим, прошедшее, поскольку оно не соответствует его совершенно случайным понятиям, сделать не­существующим, т. е. не имеющим никакого влияния и значения для настоящего. Такой подход выходит за рамки одного лишь теоретического взгляда, упраздняя непрерывность самого образования, лишает настоящее его основы, базиса, но тем самым ставит под сомнение все будущее. Мы не можем начать мир сначала, ибо тем самым нам пришлось бы при надлежащей последовательности вернуться к самой древности. Мы не можем совсем покончить с хри­стианством. Мы не можем ни сделать его небывшим, ни упразднить того, что возникло в результате христианства, а именно ту величайшую и глубочайшую перемену, свидетелем которой когда-то стал весь мир. Мы должны признать христианство как сущее, так же, как должны признать самостоятельность любой природной формации. Нам не удастся исключить его из ряда вещей, как не удастся забыть ни об одном из многочисленных семейств растений, хотя среди них есть такие, отсутствие которых мы даже не ощутили бы, и наш рассудок, наверное, даже не осознал бы их недостатка» 28.

Возражая против механицистского понимания истории мифологии и христианства как ложного, легко исправ­ляемого сознания, Шеллинг настаивает на неизбежности процесса, ведущего к возникновению этих явлений. На основа­нии этого различные мифологии понимаются как различные моменты мифологического процесса 29. «…В процессе же как таковом (а в этом-то все и дело!), — говорит Шеллинг, — нет поэтому ничего ложного, а есть лишь истина… итак, не в отдельном, правда, моменте истина, иначе не было бы необходимости в поступательном движении к следующему моменту, не было бы нужды в процессе; однако в самом этом процессе порождается, а потому и
  1   2   3




Похожие:

Е. А. Тюгашев социальный процесс: социально-философское понятие iconПопков Ю. В., Тюгашев Е. А. О предмете социальной философии (к продолжению дискуссии)
Показано, что субъект социально-философской рефлексии первоначально выделяет предмет в общественной практике, а затем конструирует...
Е. А. Тюгашев социальный процесс: социально-философское понятие iconЕ. А. Тюгашев ямальский процесс: этносоциальная рефлексия в развитии северных сообществ
Процесс цивилизации совершается, таким образом, в системе региональных процессов, инкорпорирующих локальные сообщества как интегрированные...
Е. А. Тюгашев социальный процесс: социально-философское понятие iconСравнительные показатели вовлеченности родительской общественности в воспитательный процесс школы
С 2007 года по настоящее время фиксировались показатели вовлеченности родителей в воспитательный процесс по различным направлениям:...
Е. А. Тюгашев социальный процесс: социально-философское понятие iconСравнительные показатели вовлеченности родительской общественности в воспитательный процесс школы
С 2007 года по настоящее время фиксировались показатели вовлеченности родителей в воспитательный процесс по различным направлениям:...
Е. А. Тюгашев социальный процесс: социально-философское понятие iconСоциально-психологическая служба. Работа с родителями
Консультации проводят социальный педагог – чернушко анжелика евгеньевна и педагог-психолог волотовсктий антон сергеевич
Е. А. Тюгашев социальный процесс: социально-философское понятие iconЕ. А. Тюгашев актуальные вопросы разработки целевых программ обеспечения общественной безопасности
В зависимости от характера научного обеспечения используемого дисциплинарного теоретического основания выделяют экологические, социологические,...
Е. А. Тюгашев социальный процесс: социально-философское понятие iconПопков Ю. В., Тюгашев Е. А. (г. Новосибирск) интернационализация и философский процесс
Одним из таких масштабных исторических процессов является интернационализация. Ее роль и значение в динамике мирового философского...
Е. А. Тюгашев социальный процесс: социально-философское понятие iconДокументы
1. /Гражданский процесс/Возбуждение дела в суде - Шпора.doc
2. /Гражданский...

Е. А. Тюгашев социальный процесс: социально-философское понятие iconЕ. А. Тюгашев философия процесса: дилемма субстанционализма и антисубстанционализма
Термин «процесс» широко употребляется в современной науке. Даже употребление этого термина в определенной степени является знаковым...
Е. А. Тюгашев социальный процесс: социально-философское понятие iconЦели и задачи социально-психологической службы
Социально-психологическая служба (спс) является одним из структурных компонентов воспитательной системы учебного заведения, который...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов