Ю. В. Попков, Е. А. Тюгашев методологические проблемы определения предмета социальной философии прошедшая в 2002–2004 гг на страницах журнала «Личность. Культура. Общество» icon

Ю. В. Попков, Е. А. Тюгашев методологические проблемы определения предмета социальной философии прошедшая в 2002–2004 гг на страницах журнала «Личность. Культура. Общество»



НазваниеЮ. В. Попков, Е. А. Тюгашев методологические проблемы определения предмета социальной философии прошедшая в 2002–2004 гг на страницах журнала «Личность. Культура. Общество»
Дата конвертации17.09.2012
Размер163.65 Kb.
ТипДокументы

Ю.В. Попков, Е.А. Тюгашев


МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ

ОПРЕДЕЛЕНИЯ ПРЕДМЕТА СОЦИАЛЬНОЙ ФИЛОСОФИИ


Прошедшая в 2002–2004 гг. на страницах журнала «Личность. Культура. Общество» дискуссия на тему «Современная социальная философия: предмет и пути развития»1 очертила некоторые перспективы развития отечественной социальной философии, но дополнительной ясности в вопрос о ее предмете, как представляется, не внесла. Хотя в дискуссии приняли участие такие известные еще в советский период социальные философы как В.Ж. Келле, В.С. Барулин, К.С. Пигров, В.Е. Кемеров, К.Х. Момджян, П.К. Гречко, В.Н. Шевченко, концептуального прорыва не произошло, и авторы ограничились изложением своих выверенных позиций, высказанных еще в 1970 – 1990-е годы, в т. ч. применительно к предмету исторического материализма как социальной философии марксизма.

Отсутствие концептуальных сдвигов в определении предмета социальной философии свидетельствует, прежде всего, о стабилизации ситуации в социальной философии. Мировоззренческий плюрализм позиций (или, как иногда уточняют, просто «мнений») несколько расширился, но «слома парадигмы» в целом не произошло. И это удивительно, если учесть какая лавина информации обрушилась на отечественных гуманитариев в постсоветский период. Очевидно, что поступающий для социально-философского осмысления материал активно осваивается, но необходимой предметной определенности в его представлении не достигается. Это может быть объяснено исчерпанием в социальной философии методологических ресурсов.

Исходя из сложившейся ситуации, при обсуждении задачи определения предмета социальной философии, пожалуй, не следует торопиться с очередной формулировкой. В настоящее время трудно ожидать окончательных решений. Требуется в первую очередь обсудить назревшие методологические проблемы и на этой основе сформулировать основные методологические принципы, из которых целесообразно исходить при решении данной задачи. Таким образом, целью предлагаемой статьи является не определение предмета социальной философии, а анализ имеющихся затруднений и поиск возможных подходов к их преодолению.

Социальная философия имеет давнюю предысторию, но относительно недавнюю историю. Если философия истории как самостоятельная дисциплина выделилась в комплексе философских наук в конце XVIII – начале XIX вв., то для социальной философии временем самоопределения стала вторая треть ХХ в. Институционализация социальной философии нашла выражение в преподавании соответствующих курсов, издании учебников и специализированных журналов, в регулярном проведении международных конференций и самоорганизации социальных философов в объединениях, подобных Северо-Американскому обществу за социальную философию (NASSP).


За рубежом социальная философия понимается как философское исследование вопросов социального поведения человека: от роли индивидуальных мнений до легитимности законов, от общественного договора до критериев революций, от функций повседневных действий до влияния науки на культуру, от демографических изменений до коллективного порядка в осином гнезде2. В России социальная философия определяется как автономная исследовательская область философии, анализирующая общество, историю и человека как субъекта деятельности и социокультурных взаимодействий3.

Как можно заметить, предметная область социальной философии очерчивается как совокупность проблемных вопросов социально-практического и концептуального характера. Поскольку эти вопросы разнородны и в то же время неисчерпаемы, то возникает задача определения критериев включения (или невключения) того или иного конкретного вопроса в предметную область социальной философии. Таким образом, эмпирически данная множественность проблем, обсуждаемых социальными философами, не снимает вопроса о единстве этих проблем, т. е. выделения некоторой определенности, которая составляет предмет социальной философии. Эта задача далека от решения, и, обсуждая трудности определения предмета социальной философии, В.В. Бобров справедливо отмечает, что в учебной литературе по этой дисциплине «изобилуют частные вопросы из общественной жизни без единой концептуальной линии»4.

Основное затруднение В.В. Бобров видит в определении содержания и границ применения исходного для социальной философии понятия «социальное»5. Далее он предлагает поэтапное, многоуровневое описание предмета социальной философии:

1) социальное как «межтелесные» контакты индивидов в интересах производства и воспроизводства своей жизни»6;

2) социальное как «способ удовлетворения индивидами своих потребностей посредством распространения своей воли всеми формами насилия по отношению к другим индивидам в интересах достижения личных или коллективных целей в процессе совместной деятельности под общим руководством и по единым правилам поведения»7;

3) социальное как возникновение, функционирование, преобразование и распад всех социальных объектов8;

4) социальное как социальное развитие, а именно: «процесс распространения индивидами своей воли всеми доступными им формами насилия по отношению к природным и социальным объектам в интересах производства и воспроизводства жизни в составе социальных организаций и социальных институтов на условиях общественного разделения труда в том или ином обществе-государстве, занимающем определенную территорию в биосфере Земли»9.

Сформулированное определение социального, по мнению В.В. Боброва, «в какой-то степени созвучно» положениям К. Маркса об обществе как процессе производства и воспроизводства жизни людей.

На наш взгляд, такое созвучие действительно имеется. Более того, определенное сходство наблюдается между содержащимся в «Немецкой идеологии» перечнем предпосылок материалистического понимания истории и тремя аксиомами, формулируемыми В.В. Бобровым. Вместе с тем его позиция существенно отличается от позиции К. Маркса и Ф. Энгельса в двух аспектах:

во-первых, классики марксизма формулируют свои положения по отношению к «живым человеческим индивидам», а В.В. Бобров — по отношению к «живым существам» («живым организмам»);

во-вторых, на основе зафиксированных предпосылок авторы «Немецкой идеологии» делают вывод, что исходной точкой являются «действительно деятельные люди»10, а для В.В. Боброва ключевым пунктом становится «непосредственное взаимодействие (“межтелесные” связи) между полами»11.

Таким образом, за внешним сходством рассматриваемых подходов стоит существенное различие. Следует согласиться, что тема жизни звучала в марксизме-ленинизме (особенно в раннем марксизме), но она не стала превалирующей. Так, например, хотя В.И. Ленин утверждал, что «точка зрения жизни, практики должна быть первой и основной точкой зрения теории познания»12, в марксистско-ленинской философии, как известно, с самого начала на первый план вышла точка зрения именно практики, а не жизни. Последняя стала первой и основной точкой зрения философии жизни, многие представители которой разработали развернутые социально-философские концепции. Развитие философии жизни, включая ее социологические конкретизации, продолжается и в настоящее время13.

По сути предмет социальной философии В.В. Боброва определяет в рамках социально-философской конкретизации основных представлений философии жизни. По-видимому, далеко не случайным является то, что В.В. Бобров выделяет в социальном как определяющий момент «распространение своей воли всеми формами насилия»14. Тема воли к жизни и воли к власти, характерна для А. Шопенгауэра и Ф. Ницше, но чужда марксизму-ленинизму, известного своей критикой концепции определяющей роли насилия в истории.

Очевидно, что предмет социальной философии может формироваться с позиций различных философских направлений. Многообразие историко-философского процесса естественно порождает многообразие образов социального. Как следствие, «социальная философия по существу представляет собой ансамбль различных моделей социального»15. К.С. Пигров полагает, что существует ограниченное число этих моделей: субстанционалистские (натуралистические и реалистические) и антисубстанционалистские (деятельностные и феноменологические). Марксизм К.С. Пигров рассматривает как одну из модификаций деятельностной модели16. «В постсоветской России вообще, — замечает он, — обнаруживается тенденция движения от деятельностной модели социальной реальности к натуралистической модели»17.

Подход В.В. Боброва, по-видимому, есть одно из проявлений этого дрейфа. Соответственно, его версия предмета социальной философии в рамках типологии К.С. Пигрова может быть определена как вариант натуралистической модели. У ее истоков, согласно К.С. Пигрову, находится социал-дарвинизм, повлиявший на социальные взгляды Ф. Ницше и А. Бергсона18.

Себя К.С. Пигров позиционирует как сторонника феноменологической модели. Но предмет социальной философии он определяет либо как всеобщее, либо как предельные основания бытия, познаваемые через социум19. Как представляется, подобная трактовка едва ли может считаться феноменологической. По крайней мере, она противоречит тому эпохе, к которому призывает К.С. Пигров20.

Проведенный анализ показывает, что первой методологической проблемой определения предмета социальной философии является проблема обеспечения соответствия этого определения основным положениям философского учения (направления), притязающего на исследование общества. Не существует абстрактно-всеобщей социальной философии: она исторически конкретна, и ее содержание конституируется тем субъектом, чьей рефлексивной метамировоззренческой теорией она является21. Поэтому есть социальные философии марксизма, неокантианства, философии жизни, позитивизма и пр., выражающие мировоззрение различных социальных субъектов. Каждое философское учение, оперируя оригинальными категориями и понятиями, способно включиться в обсуждение общественных проблем. Главное, чтобы выдвинутая философская позиция последовательно реализовалась в понимании общества.

Формирующийся плюрализм социально-философских учений не представляет серьезной проблемы, так как разнообразие этих учений на порядок ниже разнообразия философских учений как таковых. Не в каждом философском учении (при его недостаточной концептуальной разработке) конституируется область социально-философских исследований. Еще меньшее количество социально-философских концепций получает достаточные ресурсы для массового распространения. Вместе с тем наиболее популяризованное усилиями государства, сферы образования и средствами массовой информации социально-философское учение овладевает массами, становится привычным при обсуждении общественных проблем в массовом сознании, чем обеспечивается в дальнейшем минимум взаимопонимания («коммуникативный консенсус»).

Требование рефлексивности социальной философии распространяется и на саму методологическую установку необходимости определения ее предмета. С достаточной осторожностью можно полагать, что не все ведущие социальные философы считают насущно необходимым определять предмет своей дисциплины.

Так, например, К.Х. Момджян избегает определения предмета не только в энциклопедической статье22, но и даже в отдельном разделе своего учебного пособия, специально посвященного предмету социальной философии23. В другой своей публикации он высказывается в отношении предмета социальной философии так: «Предметом изучения социальной философии является не только общество, но и социум, или социальность вообще, как особая неприродная, точнее, надприродная реальность (независимо от коллективных или индивидуальных форм ее проявления)»24. Если учесть, что в предыдущем изложении он полемизировал в отношении понимания предмета социальной философии как общества, то не исключено, что попытки представить как предмет социальной философии «социум» и «социальность» могут быть подвергнуты столь же убедительной критике (например, в контексте сравнения с предметом социологии).

В.Е. Кемеров в словарной статье «Социальная философия»25 в общем плане очерчивает то, что она описывает («общество, его законы, его исторические формы»), и далее рассматривает соотношение социальной философии с философией истории и социологией. Поскольку первоначально очерченная предметная область входит в сферу интересов социологии и философии истории, то предмет социальной философии остается неопределенным. В своем же учебном пособии В.Е. Кемеров как предмет социальной философии трактует проблему «соединения внешней социальности и присущей людям индивидности»26.

Возвращение к формулировке проблем как способу определения предмета демонстрирует, что специфика социальной философии может выражаться не только демаркацией ее предмета. Ряд социальных философов считают крайне важным выделять «основную проблему» («основной вопрос») социальной философии27. Другие считают, что достаточно указать на ее задачу или цель28.

В связи с этим можно сформулировать вторую методологическую проблему, а именно: какова методологическая функция определения предмета социальной философии? «Предметное самоопределение — для чего оно?»29 — так формулирует эту проблему П.К. Гречко.

Выше уже отмечалось, что в выделении предмета усматривается возможность преодоления множественности обсуждаемых социальных вопросов путем фиксации их единого основания. Вместе с тем через выделение предмета предпринимаются попытки выделить социальную философию в ряду других дисциплин.

Данная двойственность нашла отражение в размышлениях К.Х. Момджяна. Он подчеркивает, что предмет социальной философии не может быть задан перечнем общественных проблем, и поэтому следует найти общий знаменатель их «философичности» в ее «парадигмальной» характеристике –указанием на то, как именно они исследуются. «Это значит, – продолжает он, — что определить предмет социальной философии мы сможем лишь тогда, когда поймем ее место в общенаучном разделении труда»30.

П.К. Гречко также подчеркивает значимость предметного самоопределения социальной философии в системе разделения труда. Он называет это установкой «пограничных столбов» и «огораживанием», мотивированными потребностями финансового обеспечения профильных кафедр высших учебных заведений и секторов академических институтов. Считая, правда, это внешней стороной дела, автор убежден, что «внутренняя и главная сторона в другом — в определении природы той предметной реальности, которой должна заниматься социальная философия»31.

На наш взгляд, указываемая К.Х. Момджяном взаимосвязь концептуальной и институциональной задач не является жесткой. «Парадигмальная» фиксация общества категориальными средствами социальной философией не тождественна определению ее места в разделении труда между философскими дисциплинами и общественными науками. Это разные познавательные задачи. Более того, в исследовательской практике предмет социально-философской мысли концептуально фиксируется, как правило, вне зависимости от решения чисто институциональной проблемы дисциплинарного размежевания. Специфика социальной философии, бесспорно, выражается в ее предмете, но этот предмет не может быть критерием ее спецификации. Чтобы наглядно убедиться в этом, достаточно для сравнения обратиться к любому виду труда в системе общественного разделения труда и увидеть, что он чаще всего специфицируется через свой целевой продукт.

Зачем же тогда нужно выделять предмет социальной философии? Если следовать энгельсовской интерпретации философии как «особой области разделения труда»32, то роль предмета социальной философии эквивалентна роли предмета труда. Роль последнего К. Маркс определяет так: «главная субстанция продукта»33. Поскольку предмет социальной философии (или ее сырой материал) также трансформируется в процессе социально-философской деятельности в ее продукт, то, сравнивая предмет с продуктом, можно оценить эффективность усилий социальных философов.

Проведенный анализ позволяет заметить, что вопрос об определении предмета социальной философии обсуждается в контексте ее основных проблем, целей и результатов. Перечисленные моменты можно интерпретировать как простые моменты процесса социально-философской деятельности как особой отрасли философской деятельности в системе общественного разделения труда. Ориентируясь на марксову модель процесса труда, В.А. Дмитриенко так описывал процесс философской деятельности: «Подобно всем другим видам научной деятельности, философская деятельность имеет следующую структуру: предмет философской деятельности (то, на что она направлена); средства и орудия философской деятельности (тот посредник, который помещает ученый между собой и объектом познания); субъект философской деятельности (личность, социальная группа и общество в целом); продукт философской деятельности (знания о всеобщих аспектах действительности и познания)»34. Безусловно, все эти моменты присущи и социально-философской деятельности.

Но тогда предмет социальной философии определяется не своими внешними границами с предметами других видов человеческой деятельности, а системными связями с другими моментами социально-философской деятельности. Здесь видится третья методологическая проблема определения предмета социальной философии — определения его в комплексе с другими составляющими социально-философской деятельности.

Исследователи обращают внимание на отдельные взаимосвязи элементов процесса социально-философской деятельности. П.К. Гречко, в частности, пишет: «Но в полноте своей предмет представлен не только объектом, но и методом его познавательного освоения, не только “что”, но и “как”, а в перспективе, пожалуй, и “зачем”. “Как” — это ключ, с помощью которого отпирают “что”, или объект исследования. Так что предметное конституирование социальной философии предполагает знание и эффективное использование ее метода»35. Очевидно, что аналогичные утверждения можно сформулировать применительно к субъекту социальной философии и т.п.

Выделение наряду с предметом других моментов системы социально-философской деятельности ведет к более глубокому пониманию его содержания. Становится понятно, что предмет социальной философии — это не предмет некой «Социальной Философии» как трансцендентально-мистической сущности, а предмет социально-философской деятельности, т.е. предмет живой деятельности социальных философов. Познавательными процедурами и иными операциями они предмет трансформируют, преобразуют, раскрывая содержащиеся в нем возможности развития. Результат деятельности социальных философов вливается в систему общественной кооперации труда и образует предпосылки для других видов деятельности — социологии, философии истории, философии политики и других сфер общественной жизни.

К. Маркс полагал, что сама ситуация проблемности конкретного момента труда возникает при его дисфункциональности: «Если средства производства и обнаруживают в процессе труда свой характер продуктов прошлого труда, то лишь благодаря своим недостаткам. Нож, который не режет, пряжа, которая постоянно рвется, и т. д. живо напоминают о ножевщике А и прядильщике В. В удавшемся продукте изглажен всякий след участия прошлого труда в создании его потребительных свойств»36. Проблема определения предмета деятельности, его невыделенности из окружающей среды возникает, следовательно, из-за нарушения производственной кооперации, дефицита качественного сырья и вынужденной его замене. Применительно к предмету социальной философии это значит, что она не располагает «сырым материалом» удовлетворительного качества, который должен ей поставляться в системе общественного разделения труда вообще. Поэтому проблема предмета социальной философии — это во многом не собственная проблема социальной философии, а проблема тех отраслей философской деятельности, недостаточный уровень развития которых не позволяет им произвести концептуально «удавшийся продукт» для социальной философии.

Краткий итог состоит в следующем. Предмет социальной философии – это предмет социально-философской деятельности (т.е. деятельности социальных философов как субъектов социальной философии). Определение предмета социальной философии должно осуществляться только в комплексе с определением других элементов социально-философской деятельности (ее субъектом, целью, методом и пр.). Решающее значение для определения предмета социальной философии имеет развитие тех отраслей философской деятельности, которые являются предпосылочными для социальной философии. Соответственно, предмет социальной философии определяется в категориях тех философских учений (направлений), которые достигают такой степени разработки, что в своем составе формируют специализированную область социально-философских исследований.



1 См.: Личность. Культура общество. 2002. № 4; 2003. № 1/2; 2004. № 1.

2 Social philosophy [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://en.wikipedia.org/wiki/Social_philosophy. Обзор проблематики зарубежных учебных изданий по социальной философии см.: Гречко П.К. К вопросу о предмете социальной философии // Вести. Моск. ун-та. Сер. 7. Философия. – 1995. – №. 1.

3 Момджян К.Х. Социальная философия // Новая философская энциклопедия социальная философия. Т. 4. – М., 2001.

4 Бобров В.В. О предмете социальной философии // Гуманитарные науки в Сибири. – 2006. – № 1. – С. 52.

5 По-видимому, В.В. Боброва не удовлетворяют те концепции социальности, которые на протяжении длительного времени разрабатываются В.В. Кемеровым и К.Х. Момджяном.

6 Бобров В.В. О предмете социальной философии. – С. 55.

7 Там же. – С. 53.

8 Там же.

9 Там же. – С. 55.

10 Маркс К., Энгельс Ф. Немецкая идеология. – М., 1988. – С. 20.

11 Бобров В.В. О предмете социальной философии. – С. 53.

12 Ленин В.И. Материализм и эмпириокритицизм // Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 18. – С. 145.

13 См.: Жизненные силы человека: социальная метатеория или виталистская социологическая парадигма? / Под ред. С.И. Григорьева, Л.Д. Деминой. – Барнаул, 2000; Григорьев С.И. Виталистская социология: парадигма настоящего и будущего. Избр. статьи по неклассической социологии. – Барнаул, 2001; Семилет Т.А. Культурвитализм – концепция жизненных сил культуры. – Барнаул, 2004; и др.

14 Бобров В.В. О предмете социальной философии. – С. 53.

15 Пигров К.С. Социальная философия: Учебник. – СПб., 2005. – С. 100.

16 Там же. – С. 130.

17 Там же. – С. 163.

18 Там же. – С. 111.

19 Там же. – С. 30, 168.

20 Там же. – С. 148–151.

21 По отношению к социальной философии действительна та закономерность ее генезиса, которая сформулирована В.П. Гораном применительно к философии. См.: Горан В.П. Философия. Что это такое? // Философия науки. 1996. № 1 (2).

22 ^ Момджян К.Х. Социальная философия.

23 Момджян К.Х. Введение в социальную философию: Учеб. пособие. – М., 1997.

24 Момджян К.Х. Философия общества // Кузнецов В. Г., Кузнецова И. Д., Миронов В. В., Момджян К. X. Философия. – М., 1999. – Раздел 4. – С. 264.

25 Кемеров В.Е. Социальная философия // Современный философский словарь / Под общей ред. В.Е. Кемерова. – Лондон, Франкфурт-на Майне, Париж, Люксембург, Москва, Минск, 1998. – С. 840.

26 Кемеров В.Е. Проблемы и предмет социальной философии // Кемеров В.Е. Введение в социальную философию: Учебное пособие для гуманитарных вузов. – М., 1996. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://bookz.ru/authors/va4eslav-kemerov/vvedenie_779/page-2-vvedenie_779.html

27 Очерки социальной философии. – М.,1994. – С. 3; Грехнев B.C. Предмет социальной философии // Социальная философия: Учебник / Под ред. И.А. Гобозова. – М., 2003. – С. 7; Соколов С.В. Социальная философия: Учебное пособие для вузов. – М., 2003. – С. 8; Барулин В.С. Социальная философия: Учебник. – М., 2000. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.gumer.info/bogoslov_Buks/Philos/Bar/17.php.


28 Horkheimer M. The Present Situation of Social Philosophy and the
Tasks of an Institute for Social Research [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.marxists.org/reference/archive/horkheimer/1931/present-situation.htm.

29 Гречко П.К. Предмет социальной философии: опыт рефлексии // Личность. Культура. Общество. – 2004. – Вып. 1. – С. 88.

30 Момджян К.Х. Предмет социальной философии: постановка проблемы // Момджян К.Х. Введение в социальную философию. [Электронный ресурс]: Режим доступа: http://lib.socio.msu.

31 Гречко П.К. Предмет социальной философии. – С. 89.

32 Энгельс Ф. Письмо К. Шмидту, 27 октября 1890 г. // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 37. – С. 419.

33 Маркс К. Капитал. Т. I // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 23. — С. 193.

34 Дмитриенко В.А. Философская наука как специфический вид деятельности // Структура философского знания. – Томск, 1986. – С. 23.

35 Гречко П.К. К вопросу о предмете социальной философии. – С. 17.

36 Маркс К. Указ. соч. – С. 195.




Похожие:

Ю. В. Попков, Е. А. Тюгашев методологические проблемы определения предмета социальной философии прошедшая в 2002–2004 гг на страницах журнала «Личность. Культура. Общество» iconУдк 101. 1:: 316 Ю. В. Попков, Е. А. Тюгашев
К. С. Пигрова «Социальная философия». Поскольку в этих дискуссиях приняли участие многие известные социальные философы, материалы...
Ю. В. Попков, Е. А. Тюгашев методологические проблемы определения предмета социальной философии прошедшая в 2002–2004 гг на страницах журнала «Личность. Культура. Общество» iconУдк 101. 1:: 316 Е. А. Тюгашев tugashev@academ org Проблема предмета социальной философии
«Социальная философия в системе гуманитарного образования», инициированной в связи с выходом учебника К. С. Пигрова «Социальная философия»....
Ю. В. Попков, Е. А. Тюгашев методологические проблемы определения предмета социальной философии прошедшая в 2002–2004 гг на страницах журнала «Личность. Культура. Общество» iconИнститут философии права
Логинов В. Г., Попков Ю. В., Тюгашев Е. А. Проблемы коренных малочисленных народов Севера: институциональная перспектива. Препринт....
Ю. В. Попков, Е. А. Тюгашев методологические проблемы определения предмета социальной философии прошедшая в 2002–2004 гг на страницах журнала «Личность. Культура. Общество» iconПопков Ю. В., Тюгашев Е. А. О предмете социальной философии (к продолжению дискуссии)
Показано, что субъект социально-философской рефлексии первоначально выделяет предмет в общественной практике, а затем конструирует...
Ю. В. Попков, Е. А. Тюгашев методологические проблемы определения предмета социальной философии прошедшая в 2002–2004 гг на страницах журнала «Личность. Культура. Общество» iconКазначеевские чтения №2, 2009 Глобальные проблемы ноосферы: природа, человек, общество, культура
Казначеевские чтения №2, 2009. Глобальные проблемы ноосферы: природа, человек, общество, культура. Сборник докладов участников международной...
Ю. В. Попков, Е. А. Тюгашев методологические проблемы определения предмета социальной философии прошедшая в 2002–2004 гг на страницах журнала «Личность. Культура. Общество» iconЕ. А. Тюгашев предметоцентризм и педоцентризм в понимании предмета философии
Между тем предмет есть нечто пребывающее в покое, остановившееся. А историчность философии показывает ее изменчивость. Следовательно,...
Ю. В. Попков, Е. А. Тюгашев методологические проблемы определения предмета социальной философии прошедшая в 2002–2004 гг на страницах журнала «Личность. Культура. Общество» iconМ. Ю. Принцип насилия в социальной философии
Актуальные проблемы социогуманитарного знания. Сборник научных трудов кафедры философии мпгу. Выпуск V. М., 1999. С. 200 203
Ю. В. Попков, Е. А. Тюгашев методологические проблемы определения предмета социальной философии прошедшая в 2002–2004 гг на страницах журнала «Личность. Культура. Общество» iconЮ. В. Попков, Е. А. Тюгашев Институт философии и права со ран
Тезисы докладов международного симпозиума (3–5 июля 2001 г.). Улан-Удэ: Изд-во всгту, 2001. С. 30–32
Ю. В. Попков, Е. А. Тюгашев методологические проблемы определения предмета социальной философии прошедшая в 2002–2004 гг на страницах журнала «Личность. Культура. Общество» iconВ. И. Ожогин методологические проблемы изучения восточной философии
Методологическое самоопределение, очевидно, есть не только сугубо рациональный акт, последо­вательное и внутренне непротиворечивое...
Ю. В. Попков, Е. А. Тюгашев методологические проблемы определения предмета социальной философии прошедшая в 2002–2004 гг на страницах журнала «Личность. Культура. Общество» iconВ. И. Ожогин Классическая философия Китая
Методологические проблемы изучения китайской философии. Специфика «иероглифического мышления»
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов