Удк 101. 1:: 316 Ю. В. Попков, Е. А. Тюгашев icon

Удк 101. 1:: 316 Ю. В. Попков, Е. А. Тюгашев



НазваниеУдк 101. 1:: 316 Ю. В. Попков, Е. А. Тюгашев
Дата конвертации17.09.2012
Размер130.39 Kb.
ТипДокументы


УДК 101.1::316

Ю. В. Попков, Е. А. Тюгашев

Институт философии и права СО РАН

ул. Николаева, 8, Новосибирск, 630090, Россия

E-mail: popkov@philosophy.nsc.ru;

tugashev@academ.org


ПРЕДМЕТ СОЦИАЛЬНОЙ ФИЛОСОФИИ:

ДУХОВНО-ПРАКТИЧЕСКОЕ ИЗМЕРЕНИЕ


На страницах журнала «Личность. Культура. Общество» в 2002–2004 гг. прошла дискуссия на тему «Современная социальная философия: предмет и пути развития». По завершению дискуссии ее итоги подведены не были. Два года спустя в рубрике «Письма в редакцию» журнал опубликовал впечатления о дискуссии студентов философского факультета МГУ. В 2007 г. обсуждение проблемы предмета социальной философии было продолжено в рамках дискуссии «Социальная философия в системе гуманитарного образования», инициированной в связи с выходом учебника К. С. Пигрова «Социальная философия». Поскольку в этих дискуссиях приняли участие многие известные социальные философы, материалы их выступлений позволяют составить целостное впечатление о существующих концепциях предмета социальной философии.

Открывая дискуссию, Ю. М. Резник предложил обсудить проблему предмета социальной философии в контексте соотношения социальной философии и других философских дисциплин, взаимосвязи социальной философии и социально-гуманитарных наук, существующего плюрализма социально-философской мысли [Современная… 2002. С. 50–51].

Высказываясь по предложенным вопросам, многие участники дискуссии обратили внимание на понижение статуса социальной философии в России. Так, С. Э. Крапивенский отметил, что идет «оплакивание» социальной философии [Крапивенский, 2004. С. 78]. К. С. Пигров cожалеет, что социальная философия сошла с «царственного пути исторического материализма» и оказалась на «тропинке философских проблем социологии» [Пигров, 2003. C. 65]. П. К. Гречко сравнил социальную философию с шагреневой кожей, съеживающейся по мере развития обществознания [Гречко, 2004. С. 88]. В. Н. Шевченко предлагает «придать социальной философии новый статус, найти для нее более весомое и значимое положение в обществе и научной мысли» [Шевченко, 2004. С. 47]. Только Н. С. Розов, не драматизируя ситуацию, призвал социальных философов к умеренности и ограничению дисциплинарных притязаний [Розов, 2003. С. 79].

Поэтому если говорить о путях развития социальной философии, то действующий в последние десятилетия тренд в целом оценивается как ее упадок, регресс, выражающийся в уменьшении общественного влияния. Предмет социальной философии представляется перманентно ограничиваемым из-за перехвата ее традиционной проблематики, с одной стороны, специальными философскими дисциплинами (например, философией истории, философией культуры, философией политики и т.п.), с другой стороны — социологией, политологией, культурологией и т.п.


Заметим, что в западном мире судьба социальной философии не вызывает особого беспокойства. Там социальная философия дисциплинарно самоопределилась к концу XIX в., уже после того, когда социология в своем развитии добилась значительных успехов. Институционализация социальной философии выразилась в преподавании учебных курсов, издании учебников и профильных журналов, в регулярном проведении международных конференций и самоорганизации в объединениях, подобных Северо-Американскому обществу за социальную философию (NASSP). Предназначением социальной философии считается анализ методологических проблем гуманитарных наук, а также исследование вопросов социального поведения индивидов [Social… 1964]. Сегодня в мире социальная философия не сводится только к «высокой теории», но стремится быть популярной, анализировать животрепещущие вопросы повседневной жизни и, возможно, поэтому не чувствует себя находящейся в трагическом положении.

Практически все участники дискуссии признавали наличие «безграничного плюрализма» в отечественной социальной философии. Среди ее основных направлений упоминались позитивистская традиция, философия всеединства, евразийство, исторический материализм, социальная философия Франкфуртской школы, феноменология, постмодернизм. Относительно недавно сформировавшийся социально-философский плюрализм порождает проблему определения предмета философии на методологическом уровне, адекватном соответствующей философской традиции.

За исключением В. Ж. Келле, указавшего на приверженность историческом материализму [Келле, 2002. С. 56], другие участники дискуссии не стали идентифицировать себя ни с одним из известных направлений социальной философии и предложили авторские трактовки ее предмета, среди которых: «общество как целое» (П.К. Гречко), «человек и общество» (В.С. Барулин), «социальные системы» (М.С. Каган), «общественное бытие» (В.Н. Шевченко), «всеобщее, познаваемое через социум» (К.С. Пигров), «социальность как совместность» (С.Е. Ячин), «наиболее общие и абстрактные вопросы о существовании и взаимодействии людей» (Н.С. Розов).

На первый взгляд, перечисленные трактовки различаются только акцентами, но не исключают друг друга. При соответствующей интерпретации все они могли бы быть совмещены в одной социально-философской концепции. Вместе с тем для авторов, по-видимому, как раз важны акценты, которые выражают, ценностную значимость именно такой фиксации предмета. Для одного автора важно указать на «человека», для другого — на «вопросы», третий акцентирует «бытие» или «всеобщее». Налицо субъектная (в данном случае — авторская) определенность выделения предмета социальной философии.

И это не удивительно. В гносеологическом плане предмет определяется в соотношении с объектом — как те его свойства и признаки, которые рассматриваются как главные, наиболее существенные с точки зрения исследования. Предмет, таким образом, дан интенционально. Субъект исследования выделяет предмет как наиболее значимое с его точки зрения.

Относительное противопоставление объекта и предмета опосредовано, следовательно, отношением субъекта. Что является предметом в объекте, решает познающий субъект. При общей детерминации объектом возможного содержания предмета субъект определяет то конкретное содержание, которое признает существенным в своей деятельности. В этом смысле предмет отличен от объекта, но тождественен субъекту познания как его проекция на объект. Поэтому предмет познавательной деятельности — это ее субъект как он дан и представлен в объекте. Следовательно, выделить предмет социальной философии — означает выделить его субъекта, полагающего этот предмет.

По умолчанию объектом социальной философии считается, как правило, общество. В обществе как объекте выделяются «социальность», «социальные системы», «общественное бытие», «совместное бытие» и тому подобные предметы, значимые с точки зрения конкретного автора. Выбор общества как объекта философии кажется естественным, объяснимым хотя бы самоназванием социальной философии как общественной философии, т. е. философии общества. Вместе с тем, как обратил внимание В.Н. Шевченко, термин «общественная философия» в отечественной традиции не прижился [Шевченко, 2004. С. 62]. Добавим, что не прижился и термин «философия общества» (в отличие от философии истории, науки, культуры и пр.).

Возможно, это терминологическая случайность. Возможно, эта случайность есть проявление лежащей в ее основе необходимости. Случайно ли В.С. Барулин определяет предмет социальной философии как общество и человека в их единстве, противопоставляя эти объекты? С определенной точки зрения возможно определение предмета социальной философии как общества и природы в их единстве. Объекты природы, безусловно, отображаются в социальной философии с точки зрения включенности их в социальные процессы, картины мира, практическую деятельность. Поэтому если поставить вопрос, какие есть в мире объекты, данные человеку вне и независимо от общественной жизни, то не удастся найти объектов, которые не могли бы стать объектом социальной философии.

Объяснимыми в этой связи представляются предложения о разработке не только социально-философской антропологии, но и социальной философии природы. Также органичной для социальной философии кажется трактовка бытия как общественного по своей сущности бытия. Логичной является постановка задачи «познания всеобщего через социум». По крайней мере, при существующем в социальной философии плюрализме мнений локализация объекта социальной философии исключительно в обществе (в его противопоставлении неживой и живой природе), а, скажем, не «в мире в целом», является проблематичной

Одним из проявлений этой проблематичности является тенденция интерпретировать всю философию как социальную философию. Интересно, что участники дискуссии высказанный В. Г. Федотовой тезис о социальной сущности — и тем самым социальности — всей философии [Федотова, 2004. С. 84] восприняли как трюизм. «Вообще говоря, любая, вся философия социальная — в том смысле, что создается и развивается она социальными субъектами и, что более важно, в социальном контексте, — заметил П. К. Гречко. — В случае же социальной философии появляется дополнительно еще одно измерение социальности — сущностная определенность самого предмета исследования» [Гречко, 2004. C. 93].

Думается, о социальности всей философии в смысле принадлежности ее к социальной философии следует говорить крайне осторожно. Подчеркнем, что, когда речь идет о социальных субъектах, то имеется в виду, в частности, массовая поддержка, выделение ресурсов и обеспечение аудитории со стороны, например, государства. В таких условиях создавались и развивались социальными субъектами немногие философские учения. Другое дело, что получив общественное признание, эти учения в основном и составили известную нам философскую традицию. Многие философы остались безвестными, не получив по разным причинам поддержки ведущих субъектов общественного развития.

Мысль П.К. Гречко имеет и более глубокое значение. Он говорит о том, что философия создается и развивается социальными субъектами. Ранее эту идею развивал А. Грамши. С его точки зрения, философия философов — это цепь вершин в развитии массового философского сознания. Считая, что все люди — стихийные философы, роль профессиональных философов он видит в систематизации философского опыта масс [Грамши, 1991. С. 25]. Последующая пропаганда учений философов, на его взгляд, трансформирует массовое философское сознание и на этой основе — практику социальных субъектов. Освоенная философия получает общественное признание, массовое распространение и становится фактом историко-философского процесса, объектом полемики в идеологической борьбе и последующего переосмысления.

Укорененность философии в массовом философском сознании определяет то обстоятельство, что философия начинается обсуждения животрепещущих вопросов повседневности, вопросов наиболее общих для его круга общения, вопросов, абстрагированных из непосредственных взаимодействий составляющих этот круг общения людей. Классическим примером является философская деятельность Сократа.

Важно, что многообразные вопросы философии первоначально возникают в повседневной жизни, в практике социальных субъектов. Эти же субъекты делегируют функцию специализированной философской рефлексии своим представителям, выделяя последним необходимые ресурсы для осуществления философской деятельности. Философская интеллигенция в этом отношении не дистанцирована от социальных субъектов, а через проблематику и социальный заказ на решение поставленных задач включена в систему конкретного социального субъекта.

О социальной ангажированности современной западной философии пишет, например, В.И. Россман: «В Европе философия всегда пахла порохом и революцией, культивируя социальное недовольство. … В аналитической традиции философия обезврежена» [Россман, 2002. С. 113]. Он также отмечает, что в среде противников континентальной философии распространено убеждение в том, что она является по сути завуалированным марксизмом из-за ее насыщенности критикой капитализма. Аналитическая философия, по его мнению, избегает обсуждения социальных вопросов. Разумеется, эти вопросы не остаются без внимания философов, но они обсуждаются в большей мере с позиций прагматизма, ориентированного на улучшение стабильно функционирующего общества.

Иначе говоря, философствуют не столько профессиональные философы, а социальные субъекты как носители массовой и специализированной философской рефлексии. В лице своих выдающихся философских деятелей социальные субъекты находят приемлемые ответы на возникшие вопросы и реорганизуют свою общественную практику.

О практической включенности социальных философов в преобразование общества высказались многие участники дискуссии. Вспоминалась тесная связь исторического материализма и практики социалистического строительства. С. Е. Ячин латентным проектом социальной философии считает «превращение социального в совместное» [Ячин, 2003. С. 73]. К. С. Пигров полагает, что философия «культивирует социальное, участвует в “усмирении” социальных стихий, в попытке подчинить их доброй воле» [Пигров, 2003. C. 68]. Предмет социальной философии представляется ему единством стихий и попыток их культивировать. В. Е. Кемеров ввел представление о социально-философской деятельности. Под ней он понимает не только социально-философское познание, но и «социально-философскую работу», требующую усилий деятельность по развитию социальности [Кемеров, 2002. С. 74].

Понятие социально-философской деятельности представляется тривиальным, если эту деятельность отождествлять только с познавательной деятельностью социальных философов. Но научная деятельность не сводится исключительно к духовной деятельности. Будучи одним из способов духовно-практического освоения мира, наука включает практическую экспериментальную деятельность, научно-техническую деятельность в инженерных и других формах. Социальная философия также не ограничивается «чистым» познанием, а выполняет нормативную функцию по разработке и реализации проектов общественного развития через государственную политику и массовые общественные движения. Поэтому социально-философская деятельность есть единство социально-философского познания и социально-философской практики. Последняя — как и социально-философское познание — имеет специализированную и массовую форму. Так, к социально-философской практике относится все практическая деятельность социального субъекта, основанная на определенных социально-философских представлениях.

Представление о социально-философской деятельности позволяет обнаружить еще одно измерение проблемы определения предмета социальной философии. Предмет как существенное в объекте фиксируется в специализированном социально-философском познании в контексте общественно значимых вопросов, возникших в массовом философском сознании социального субъекта, столкнувшегося в своей практической деятельности с проблемами, требующими философской рефлексии. Главное, существенное в объекте первоначально выделяется, таким образом, в практике социального субъекта, а затем в социально-философском познании. Реализуя свою нормативную функцию, социальная философия оказывает содействие социальному субъекту в работе с предметом его деятельности.

В результате мы наблюдаем дуализм предмета социальной философии. Если социально-философская деятельность фиксируется в ипостаси познавательной деятельности, то существует проблема выделения предмета социально-философского познания. Этот предмет обычно отождествляется с предметом социальной философии. Но последняя включает не только познавательную деятельность, но и практическую составляющую. Так возникает вопрос о предмете социально-философской практики. В социально-философской деятельности социального субъекта выделяется и предмет социально-философского познания и предмет социально-философской практики. Совпадают ли они?

Критика «спекулятивной», оторванной от практики философии показывает, что совпадение наблюдается не всегда. Совпадение достижимо в ситуации устойчивого развития, уточняющей действительный предмет массовой социально-философской практики и корректирующей выделение предмета в социально-философском познании.

Концепт социально-философской деятельности открывает духовно-практическое измерение проблемы предмета социальной философии — проблему тождества предмета социально-философского познания и предмета социально-философской практики. Предмет социальной философии должен определяться как предмет и социально-философского познания и социально-философской практики, т. е. социально-философской деятельности в целом. Познавая «нечто», социальная философия предлагает его изменить. И это «нечто», данное в практике и познании, является ее предметом.

Для спекулятивной социальной философии не существует проблемы ее предмета: это вопрос интеллектуальной интуиции автора и ее систематической экспликации. С точки зрения социального субъекта, организующего систематическую социально-философскую рефлексию, возникает действительная проблема: что нужно реально изменить, опираясь на социально-философское познание?

Условно можно допустить возможность социально-философского познания «общества как целого», но признать возможность его преобразования таким образом выделенного предмета на основе результатов его познания решится далеко не каждый социальный философ. А если определять предмет социальной философии как «всеобщее, предельные основания, изучаемые через социум» (К.С. Пигров), то возможность его преобразования представить вообще немыслимо. Интерпретация предмета социальной философии как предмета социально-философской деятельности — единства социально-философского познания и социально-философской практики — требует ограничения предмета действительными пределами этой деятельности.

Таким образом, проблема определения предмета социальной философии имеет несколько измерений. Наряду с интердисциплинарным измерением — в соотношении с предметами философских дисциплин и социально-гуманитарных наук — выделяется интерпарадигмальное измерение, т. е. определение предмета в контексте социально-философского плюрализма. Предмет социальной философии оказывается, следовательно, не только объектно, но и субъектно определенным. Субъект социально-философской рефлексии выделяет первоначально выделяет предмет в общественной практике, а затем конструирует его абстрактные модели в социально-философском познании. Предмет социально-философской деятельности является поэтому предметом не только социально-философского познания, но и социально-философской практики. Решая актуальные для социального субъекта вопросы, социальная философия содействует изменению условий его существования и — через сеть социальных взаимодействия субъекта — бытия других людей, перед которыми встают новые вопросы. Так обеспечивается единство социально-философского процесса, получающего многообразное выражении в философской рефлексии социальных субъектов.


Список литературы


Барулин В. С. О соотношении социальной философии и социально-философской антропологии // Личность. Культура. Общество. 2002. Вып. 3–4. С. 57–62.

Грамши А. Тюремные тетради. Грамши А. Тюремные тетради. В 3 ч. Ч. 1. М.: Политиздат, 1991. 559 c.

Гречко П.К. Предмет социальной философии: опыт рефлексии // Личность. Культура. Общество. 2004. Вып. 1. С. 88–107.

Дискуссия о социальной философии глазами студентов философского факультета МГУ им. М. В. Ломоносова // Личность. Культура. Общество. 2006. Вып. 2. C. 367–385.

Келле В. Ж. К вопросу о перспективах социальной философии в России XXI века // Личность. Культура. Общество. 2002. Вып. 3–4. С. 52–56.

Кемеров В. Е. Социальная философия в современном мире // Личность. Культура. Общество. 2002. Вып. 3–4. 69–75.

Крапивенский С. Э. Социальная философия: статус и перспективы // Личность. Культура. Общество. 2004. Вып. 1. С. 66–79.

Пигров К. С. Еще раз о предмете социальной философии // Личность. Культура. Общество. 2003. Вып. 1–2. С. 57–68.

Розов Н. С. Социальная философия и социально-исторические науки: линии демаркации и точки роста // Личность. Культура. Общество. 2003. Вып. 1–2. С. 77–83.

Россман В. О философии континентальной и аналитической и об интеллектуальной многоукладности // Вопр. философии. 2002. № 11. С. 106–123.

Современная социальная философия: предмет и пути развития (материалы заочного обсуждения) // Личность. Культура. Общество. 2002. Вып. 3–4. С. 50–107.

Социальная философия в системе гуманитарного образования (материалы дискуссии в связи с выходом учебника К.С. Пигрова «Социальная философия») // Личность. Культура. Общество. 2007. Вып. 1. С. 102–148.

Федотова В. Г. Социальная философия // Личность. Культура. Общество. 2004. Вып. 1. С. 80–87.

Шевченко В. Н. Социальная философия: в продолжение дискуссии о предмете и проблемном поле // Личность. Культура. Общество. 2004. Вып. 1. С. 47–65.

Ячин С. Е. Социальная философия как саморефлексивная аналитика опыта совместного бытия // Личность. Культура. Общество. 2003. Вып. 1–2. С. 70–73.

Social Philosophy // Encyclopedia Britannica. Chicago, London, Toronto: The University of Chicago, 1964. V. 20. P. 897–901.




Похожие:

Удк 101. 1:: 316 Ю. В. Попков, Е. А. Тюгашев iconУдк 101. 1:: 316 Е. А. Тюгашев tugashev@academ org Проблема предмета социальной философии
«Социальная философия в системе гуманитарного образования», инициированной в связи с выходом учебника К. С. Пигрова «Социальная философия»....
Удк 101. 1:: 316 Ю. В. Попков, Е. А. Тюгашев iconЮ. В. Попков, Е. А. Тюгашев
Ю. В. Бромлея в становлении и стимулировании этносоциологии [3, с. 10; 1, с. 87-101]. Как представляется, ряд идей Ю. В. Бромлея...
Удк 101. 1:: 316 Ю. В. Попков, Е. А. Тюгашев iconУдк 316. 75: 329. 1/. 6(477) Іщенко В. О
Вплив ідеології на результати мобілізації ресурсів на прикладі ліворадикальних груп в україні
Удк 101. 1:: 316 Ю. В. Попков, Е. А. Тюгашев iconДокументы
1. /Бахтин С.И., Попков Ю.В., Тюгашев Е.А. Террор - антитеррор. Сибирское измерение. Новосибирск,...
Удк 101. 1:: 316 Ю. В. Попков, Е. А. Тюгашев iconПопков Ю. В., Тюгашев Е. А. (г. Новосибирск)
Так, для цивилизации, в частности, пытаются определить социокультурный (цивилизационный код), детерминирующий на всех этапах развития...
Удк 101. 1:: 316 Ю. В. Попков, Е. А. Тюгашев iconЮ. В. Попков, Е. А. Тюгашев Институт философии и права со ран
Тезисы докладов международного симпозиума (3–5 июля 2001 г.). Улан-Удэ: Изд-во всгту, 2001. С. 30–32
Удк 101. 1:: 316 Ю. В. Попков, Е. А. Тюгашев iconИнститут философии права
Логинов В. Г., Попков Ю. В., Тюгашев Е. А. Проблемы коренных малочисленных народов Севера: институциональная перспектива. Препринт....
Удк 101. 1:: 316 Ю. В. Попков, Е. А. Тюгашев iconЮ. В. Попков., Е. А. Тюгашев
Соответственно, в среде историков сформировался определенный скепсис в отношении учения евразийства, подкрепляемый проблематичностью...
Удк 101. 1:: 316 Ю. В. Попков, Е. А. Тюгашев icon«новые лишние» «Загадки» и «парадоксы»
Попков Ю. В., Тюгашев Е. А., Серов Д. О. «Новые лишние» // Экономика и организация промышленного производства. Новосибирск, 1997....
Удк 101. 1:: 316 Ю. В. Попков, Е. А. Тюгашев iconПопков Ю. В., Тюгашев Е. А. (г. Новосибирск) интернационализация и философский процесс
Одним из таких масштабных исторических процессов является интернационализация. Ее роль и значение в динамике мирового философского...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов