Е. А. Тюгашев философия процесса: дилемма субстанционализма и антисубстанционализма icon

Е. А. Тюгашев философия процесса: дилемма субстанционализма и антисубстанционализма



НазваниеЕ. А. Тюгашев философия процесса: дилемма субстанционализма и антисубстанционализма
Дата конвертации17.09.2012
Размер251.22 Kb.
ТипДокументы

Е.А. Тюгашев

ФИЛОСОФИЯ ПРОЦЕССА: ДИЛЕММА

СУБСТАНЦИОНАЛИЗМА И АНТИСУБСТАНЦИОНАЛИЗМА

Термин «процесс» широко употребляется в современной науке. Даже употребление этого термина в определенной степени является знаковым и маркирует специфическую мировоззренческую позицию в интерпретации и объяснении изучаемых явлений.

В философии процесса эта специфическая мировоззренческая позиция обозначается как «антисубстанционализм» 1. Установка на то, чтобы в мире видеть не столько вещи, сколько процессы возводится к Гераклиту, которого принято считать основоположником философии процесса. К ведущим «процессистам» относят Лейбница, Гегеля, Бергсона, Пирса, Джеймса, Уайтхеда и его школу, а также ряд других ведущих философов XIX–XX вв., акцентировавших в своих онтологиях моменты движения и изменчивости, эволюции и развития, событийности всего сущего.

Каким же образом определяется понятие «процесс» в философии? Что касается самого Уайтхеда, то он не дает какого-либо развернутого определения этого понятия. В контекстных словоупотреблениях термина процесс отождествляется с изменением, становлением 2.

Один из представителей философии процесса Н. Речер определяет его как «последовательно структурированную последовательность следующих друг за другом стадий или фаз» («a sequentially structured sequence of successive stages or phases» 3. Это определение понятия «процесс» вошло в «Стэндфорскую философскую энциклопедию» 4.

Электронный энциклопедический ресурс Wikipedia определяет процесс как естественно происходящую или сконструированную последовательность изменений свойств/ атрибутов или системы/объекта 5.

Как можно заметить, эти определения различаются. В первом случае в основание процесс определяет как последовательность стадий (фаз), а во втором — как последовательность изменений. Кроме того, во втором случае указываются конкретные носители этих изменений (свойства, атрибуты, система, объект).

По-разному определяется процесс и в отечественной философии. В словаре, изданном под редакцией В. П. Кохановского, процесс определяется так: «…Последовательные изменения ряда состояний определенного явления в жизни и мышле­нии, что приводит к его качественному изменению и переходу в другое явление. Процессуальность характеризует такие понятия как изменение, развитие, эволюция и др.» 6.

Данное определение соотносит понятие процесса через понятия изменения, развития, эволюции с категориаль­ным рядом движения. Вместе с тем определенное недоумение вызывает включение в объем понятия «процесс» измене­ний состояний, происходящих только в «жизни и мышлении».
Поскольку в рассматриваемом словаре «жизнь» опреде­ляется как «особый способ бытия организмов», а развитие и эволюция рассматриваются как универсальные и фундамен­тальные свойства бытия, то налицо необоснованное ограничение онтологического статуса процесса. Понятие процесса следует раз­рабатывать в контексте философской позиции, рассматривающей процесс в качестве одного из многих универсальных и фундаментальных свойств бытия в ряду понятии «движение», «развитие», «изменение», «эволюция» и др.

В. Е. Кемеров в «Современном философском словаре» определяет процесс как «последовательность состояний» 7. Он подчеркивает, что в понятии процесса отображает момент направленности в изменениях объектов, момент временности их бытия.

В «Новейшей философской энциклопедии» А. П. Огурцов определяет «процесс» как категорию философского дискурса, характеризующую совокупность необратимых, взаимосвязанных, длительных изменений, как спонтанных, так и управляемых 8. Далее он указывает, что в европейской мысли было осуществлено «различение изменений и процессов», правда, не уточняет кем именно.

Таким образом, различение изменений и процессов представляется А. П. Огурцову существенным. К процессам он относит определенный класс изменений, не поясняя при этом, как следует категорировать изменения другого типа.

Анализируя приведенные определения можно сформулировать несколько альтернатив в понимании процесса. Это последовательность состояний или изменений? Это последовательность изменений состояний или последовательность стадий чего-либо?

Размышляя над сформулированными альтернативами, следует учесть, на наш взгляд, «антисубстанционалистский» контекст процессуального подхода, развиваемого в философии процесса. Поскольку состояние в классической философской традиции, восходящей к Аристо­телю и закрепленной Спинозой, понимается как состояние субстанции, т. е. ее модус (модификация), то определение процесса как последовательности состояний имеет явно выраженный «субстанционалистский привкус». В результате таким образом понимаемого процесса мы имеем некоторую сумму состояний некоторой субстанции.

В истории философской мысли одно из первых «субстанциалистских» определений понятия «процесс» дал французский материалист Гольбах. В главе 3 «О материи, ее различных сочетаниях и движениях, или о происходящих в природе процессах» своего трактата «Система природы» он пишет следующее: «Достаточно хоть сколько-нибудь внимательно приглядеться к происходящим в природе процессам, проследить за телами природы в раз­личных состояниях, через которые они вынуждены проходить в силу своих свойств, чтобы убедиться, что одно лишь движение является источником изменений, сочетаний, форм — одним словом, всех модификаций материи» 9.

Понятие процесса здесь не определяется, но читатель может составить себе некоторое представление о нем. Речь идет о последовательности состояний, которые проходят тела природы. Характеризуя же роль понятия «процесс» в системе Гольбаха, можно заключить, что в дальнейшем Гольбах этим понятием не оперирует. Оно остается внешней предпосылкой системы, и не выполняет функцию зна­чимого методологического средства. Для Гольбаха достаточным является абстрактное указание на движение в природе, на его многообразные конкретные разновидности (вращение, перемещение и т. п.). Таким образом, для «субстанционализма» понятие процесса оказывается факультативным, избыточным в рамках философской системы.

В современной философии состояние понимается также более конкретно — как совокупность свойств (качеств, параметров, характеристик) объекта, явления или процесса 10. Как уточняет, в частности, Ю. В. Сачков, в виде последовательной смены состояний может быть представлено бытие как объекта, так и явления и процесса.

Мы полагаем, что онтологический статус категории состояния как категории меры, фиксирующей количественную определен­ность некоторого качества 11, не позволяет непосредственно соотносить понятия «процесс» и «состояние», а тем более опо­средствовать определение понятия «процесс» понятием «состояние».

Попытку непосредственно соотнести эти понятия предпринимал В. Н. Сагатовский. Эти понятия он вводит на ос­нове категории времени следующим образом: «… Состояние — это упорядоченное множество одновременно сущест­вующих предметов. Под процессом понимается упорядоченное множество разновременных предметов, т. е. последова­тельная смена состояний»12. Но дальше, в другом варианте определения, он обходится без использования категории «время»: «Любое явление выступает как состояние и как процесс. Отсутствие изменений в каком-либо отношении дает право говорить о состоянии предмета, наличие изменений — о происходящем там процессе» 13.

В. Н. Сагатовский, как мы видим, предлагает определять состояние и процесс как соотносительные, парные ка­тегории. Правда, в первом определении для него базисным выступает представление о времени, а во втором определе­нии — представление о движении. Через поясняющее «т. е.» он вводит и третье, не вытекающее из вышеприведенных, определение: процесс есть последовательная смена состояний. Спорным также является смешение состояний и предметов.

Противоречивая позиция В. Н. Сагатовского демонстрирует относительную независимость обоснования понятия «процесс» от понятия «состояние». Поэтому, как мы полагаем, при определении сущности процесса нет необходимости обращаться к понятию «состояние».

Вместе с тем понимание процесса как последовательности изменений также представляется не вполне удовлетворительным в виду необходимости фиксации той субстанции, которая такие изменения проходит или претерпевает. Не случайно, Уайтхед заявляет следующее: «Без сомнения, если мы вернемся к изначальному и целостному опыту, неискаженному никакими теоретическими тонкостями, т. е. к тому опыту, прояснение которого является окончательной целью философии, то “становление вещей” оказывается исходным обобщением, вокруг которого мы должны построить нашу философскую систему» 14.

Следовательно, именно «вещи» изменяются или становятся. Поэтому в определении процесса необходимо фиксировать не просто последовательность изменений, но и последовательность изменений «вещей» или других реальностей, как это предлагается, например, в определении Wikipedia.

Понятно, что последовательность изменений не может быть зафиксирована внеположно по отношению к опосредствующим эти изменения вещам. Вещи опосредствуют изменения, в силу это они являются составной частью процесса и включены в него. Это и дает основание при сохранении каких-либо вещей в цепочке изменений определять процесс как последовательность уже не изменений, а состояний. В этом смысле «становление вещи» может восприниматься как последовательность состояний этой вещи.

Таким в образом, «антисубстанционалистское» понимание процесса оказывается не только не вполне удовлетворительным с онтологической точки зрения, но незаметно переходящим в противоположное — «субстанционалистское» понимание процесса15. В результате возникает противоречие и дилемма «субстанционализма» и «антисубстанционализма» не находит однозначного разрешения.

Задача же состоит в том, чтобы найти такой «онтологической поворот» в описании процесса, чтобы зафиксировать процесс и как последовательность изменений, и как последовательность не-изменений, т. е. в целостном единстве. Решение этой задачи, на наш взгляд, не должно быть умозрительно-спекулятивным, а должно обобщать опыт анализа процессов, имеющийся в истории философской мысли.

Одной из точек отсчета в развернутом обосновании процессуального подхода современные представители философии процесса справедливо считают этап немецкой классической философии16. Известно, что, не будучи непосредственно знакомым с трудами Шеллинга и Гегеля, Уайтхед испытал опосредованное влияние со стороны этих учений через другие источники, как пишет А. Брэкман, «из вторых рук»17. Поэтому представляется полезным систематическое обобщение тех интуиций о процессе, которые сформулированы в этой традиции. Анализ этих интуиций тем более интересен, что в немецкой классической философии, как хорошо известно, субстанция и процессуальность не противопоставлялись, и субстанция интерпретировалась как процесс. К этой точке зрения пришли впоследствии и последователи философии процесса18.

Так, понятие «процесс» активно использовал Шеллинг. Впервые он обратился к нему в трактате «О мировой душе», разрабатывая первые основоположения натурфилософии.

В отличие от Гольбаха Шеллинг использовал понятие «процесс» для анализа жизни. «Но жизнь заключается в круговороте, в последовательности процессов, которые непрерывно возвращаются к самим себе, и поэтому невоз­можно указать, какой именно процесс возбуждает жизнь, какой из них протекает раньше, какой позже. Каждая органи­зация есть замкнутое в себе целое, в котором все одновременно; механистическое объяснение здесь совершенно непри­емлемо, поскольку в подобном целом нет ни до, ни после. Следовательно, лучшее, что мы можем сделать, — этой прийти к заключению, что ни один из этих противоположных процессов не определяет другой, но они определяют друг друга, находятся в равновесии друг с другом» 19, — писал он.

Характеризуя жизненный процесс, Шеллинг выделяет:

– «причину, все время заново возбуждающую и непрерывно поддерживающую процесс посредством постоян­ного влияния, причину, которая, следовательно, не может входить в самый процесс (в качестве его составной части) или быть порожденной процессом»;

– «отрицательных условия» процесса, т. е. все материальные начала, борьба которых (разъединение или соеди­нение) и составляет самый процесс жизни 20.

Шеллинг внешнюю причину процесса называет также положительным началом (первопричиной жизни)21. Это по­ложительное начало, как он считает, должно быть единым. Отрицательное условие жизненного процесса он опреде­ляет как антагонизм отрицательных начал 22. Эти отрицательные начала, согласно Шеллингу, должны быть многообраз­ными: «Сколько возможных соединений этого многообразного в единое целое, столько же и особенных организаций, каждая из которых представляет собой особый мир» 23. Таким способом вводится представление о конкретной организа­ции процесса.

Эта конкретная организация, возникающая вследствие специфического соединения отрицательных начал, вы­ступает результатом самого процесса, который Шеллинг определяет также как организующий процесс: «Следовательно, сущность организующего процесса должна состоять в бесконечной индивидуализации материи. Однако часть организа­ции всегда индивидуальна лишь постольку, поскольку в ней познаваемо и как бы выражено целое организации. Это це­лое и само состоит только в единстве жизненного процесса. Следовательно, в каждой организации должно господство­вать полнейшее единство жизненного процесса применительно целому и одновременно полнейшая индивидуальность жизненного процесса применительно к каждому отдельному органу. Соединить то и другое можно только, если при­нять, что один и тот же процесс бесконечно индивидуализируется в каждом отдельном существе» 24.

Процесс, таким образом, в понимании Шеллинга, только бесконечно индивидуализирует части целого. Шел­линг пишет, что «самый жизненный процесс состоит лишь в непрерывном нарушении и восстановлении равновесия от­рицательных начал жизни и так как именно эти начала суть элементы всех смешений, происходящих в животной орга­низации, то жизненный процесс есть лишь непосредственная причина индивидуального химического состава органов животного организма, и только в силу того, что он заставляет сопротивляющиеся элементы соединяться в определен­ном смешении, он есть также косвенная причина формы всех органов»25. Между тем сам характер целого определяется, со­гласно Шеллингу, не процессом как таковым, а внешней причиной (положительным началом) значительно более вы­сокого порядка, чем структура или состав, определяемые в действии жизненного процесса.

В более поздней работе «Философия откровения» Шеллинг иллюстрирует свое понимание процесса на при­мере Бога26. Согласно Шеллингу, мир возникает посредством положенного Богом процесса. И на его взгляд, нет никакой действительной разницы в том, Бог ли сам вступает в мировой процесс или сам является процессом 27. Любой процесс, как утверждает Шеллинг, последователен, постепенен, движется вперед, минуя определенные моменты 28.

Резюмируя понимание Шеллингом процесса, можно сказать, что процесс определяется как внешне детермини­рованная (имеющая внешнюю причину) борьба различных начал (условий). Переменный успех в этой борьбе порождает последовательность чередующихся, возвращающихся к себе отдельных процессов, находящихся в неустойчивом равновесии друг с другом. Процесс бесконечно индивидуализирует собственное содержание, не определяя облика целого.

Обратим внимание, рассматривая отдельный процесс, Шеллинг предполагает его сложную организацию, которая не сводится к последовательности изменений или состояний. По своей внутренней, «микроскопической» структуре29 процесс представляет собой некоторое единство противоборствующих начал.

В «Науке логики» Гегеля представление о процессе вводится при описании явлений природы. Если Шеллинг противопоставлял процессуальность жизни механи­ческому движению, то Гегель вводит представление о механическом процессе. Согласно Гегелю, в природе на основе механического процесса возни­кают, химический и жизненный процессы. Таким образом, вся природа мыслится как процесс.

Процесс Гегелем мыслится как «отрицательное единство» и снятие множественности объектов. «Имеется про­тиворечие между полным безразличием объектов друг к другу и тождеством их определенности, — пишет Гегель. — Это противоречие есть, таким образом, отрицательное единство многих объектов, всецело отталкивающихся внутри его, — механический процесс» 30. Следовательно, если мир представляется как множество отдельных объектов (предме­тов, вещей), то единство мира и этих объектов выявляется в процессах. Именно процессы отождествляют различные объекты и различают их.

Характеризуя различные процессы, Гегель указывает на то, что процесс: начинается с непосредственных предпосылок; снимает свои предпосылки; угасает в своем продукте; протекает в определенных условиях; содержит определенные моменты; проходит ступени; включает последовательные процессы31. Таким образом, любой процесс характеризуется с внешней стороны предпосылками, условиями и продуктом, а с внутренней стороны — моментами, ступенями и подпроцессами.

Более развернутая концепция процесса содержится в «Философии природы». В этой работе Гегель указывает, что «мыслительное рассмотрение природы должно постичь, каким образом природа есть в самой себе процесс станов­ления духом, процесс снятия своего инобытия» 32. Процесс природы рассматривается, следовательно, как момент общемиро­вого процесса, который проходит дух. Всеобщее, согласно Гегелю, «живет лишь как процесс» 33.

Процесс структурирован на отдельные моменты: «Ибо мы должны различать между тем, что представляет со­бой процесс в целом, и тем, что представляет собой лишь некий момент процесса» 34. Эти моменты, как разъясняет Гегель на примере процесса стихий (т. е. воды, огня, земли и воздуха), как самостоятельные существуют и возникают только в процессе: «Стихии в качестве несамостоятельных моментов имеют свое прочное существование единственно лишь в этом процессе, равно как и единственно лишь в нем порождаются, полагаются в качестве существующих после того как они прежде были развиты из их “в себе” как моменты понятия» 35. Но эти стихии «сами суть процессы» 36.

В «Философии природы» Гегель также пишет о последовательности восходящего развития процессов природы: «Сперва мы имели процесс как движение в механике, затем как процесс стихий; теперь мы имеем процесс индивидуали­зированной материи» 37. По последним он понимает химический процесс, определяемый как «процесс формообразования реально индивидуализированной материи» 38.

По отношению к химическим объектам («индивидуализированной материи») Гегель формулирует тот же принцип, что и при объяснении роли механического процесса: «Индивидуальность в ее развитой тотальности такова, что ее моменты сами определены как индивидуальные тотальности, как целостные особенные тела, которые вместе с тем вступают в отношение друг с другом только как различенные. Это отношение как тождество нетождественных, са­мостоятельных тел есть противоречие и, следовательно, по существу процесс, имеющий согласно понятию, назначение полагать различное тождественным, индифферентным, а тождественное дифференцировать, одухотворять и разде­лять»39.

На примере химического процесса Гегель более подробно характеризует феноменологию процессов. Так, каж­дый отдельный процесс начинается с того, что кажется непосредственным, но в другой точке круговорота становится на периферии продуктом 40. Ход процесса представляет собой круг особенных процессов, из которых каждый предполагает другой, но сам берет свое начало извне и угасает в своем особенном продукте 41. Для химиков, пишет Гегель, важнее всего мертвый продукт, получающийся в результате того или другого процесса. «В действительности же самое главное это процесс и постепенная последовательность процессов; ход процесса есть определяющее, и определенности телесных индивидов имеют свой смысл только на различных ступенях» 42.

Каждое тело в своей особенности представляет некоторую модификацию всего процесса. Телесный индиви­дуум есть ступень фиксации процесса в его тотальности, и сам является процессом особого вида. Процесс в его тоталь­ности, т. е. цепь особенных процессов, составляет кругооборот, периферия которого есть сама цепь процессов. Вследст­вие этого тотальность химического процесса есть система особенных форм процесса 43. Таким образом, каждый индиви­дуум существует лишь как процесс, причем как процесс формообразующий 44.

Систематику протекающего в индивидууме жизненного процесса Гегель наиболее подробно раскрывает в «Философской пропедевтике». Он пишет, что жизнь представляет собой троякий процесс: 1) формирование индивида внутри себя самого; 2) его самосохранение в отношении его неорганической природы; 3) сохранение рода. Процесс формирования заключается в постоянном и взаимном производстве органических частей индивидуума. Этот внутренний процесс дополняется специфицирующимся вовне процессом — ассимиляцией. Родовой процесс представляет собой путь от всеобщности рода единичности индивидуумов и через их взаимоотношение обратно ко всеобщности 45.

Органический процесс Гегель в «Феноменологии духа» оценивал как процесс, происходящий «в простоте по­нятия» 46. Наблюдение органического наглядно, на его взгляд, показывает, что ни одна существенная определенность не вы­ступает как такая, которая свободно относилась бы к другому. Так как бытие организмов есть процесс, то они пере­стают быть, если перестают быть процессами. Действительность как некоторая совокупность существенных определен­ностей существует только в процессе, в котором только и имеют смысл ее отдельные моменты 47. В таком подходе Гегель ус­матривает особенность философского познания, для которого существенное — «действительное, само-себя-пола­гающее и внутри-себя-живущее, наличное бытие в своем понятии». «Это процесс, который создает себе свои моменты и проходит их, и все это движение в целом составляет положительное и его истину» 48, — пишет Гегель.

Обобщая представления Гегеля о процессе, можно сделать два основных вывода: во-первых, процесс включает собственные предпосылки, условия, продукт и другие компоненты; во-вторых, для обозначения различных составляющих отдельного процесса используется термин «момент».

Учение Гегеля о познании системной целостности отдельных моментов в процессе Маркс применил для систе­матического рассмотрения экономических форм капиталистического общества. В предисловии к первому изданию «Ка­питала» Маркс указывает как на образец научного подхода на физика, который «или наблюдает процессы природы там, где они проявляются в наиболее отчетливой форме и наименее затемняются нарушающими их влияниями, или же, если это, возможно, производит эксперимент при условиях, обеспечивающих ход процесса в чистом виде» 49. Исходя из этого, Маркс утверждает: «Я смотрю на развитие экономической общественной формации как на естественноисторический процесс...» 50. На его взгляд, подход к современному обществу как к процессу становится уже достоянием общего созна­ния: «...Уже сами господствующие классы начинают смутно чувствовать, что теперешнее общество не твердый кри­сталл, а организм, способный к превращениям и находящийся в постоянном процессе превращения» 51.

В соответствии с заявленным подходом развивающийся предмет своего исследования Маркс фиксирует как той или другой процесс52. Подводя промежуточные итоги проделанной работы, Маркс в первой главе третьего тома «Ка­питала» пишет: «В первой книге были исследованы те явления, которые представляет капиталистический процесс про­изводства, взятый сам по себе как непосредственный процесс производства, причем оставлялись в стороне все вторич­ные воздействия чуждых ему обстоятельств. Но этим непосредственным процессом производства еще не исчерпывается жизненный путь капитала. В действительном мире он дополняется процессом обращения, который составил предмет ис­следования второй книги. Там, — именно в третьем отделе, при рассмотрении процесса обращения как опосредствова­ния общественного процесса воспроизводства, — оказалось, что капиталистический процесс производства, рассматри­ваемый в целом, есть единство процесса производства и обращения. Что касается того, о чем идет речь в этой третьей книге, то оно не может сводиться к общим рассуждениям относительно этого единства. Напротив, здесь необходимо найти и показать те конкретные формы, которые возникают из процесса движения капитала, рассматриваемого как це­лое» 53.

В «Капитале» Маркс анализирует самые разные процессы. Из этого анализа наибольшую известность получил анализ процесса труда, выделяющий в нем различные моменты: «Простые моменты процесса труда: следующие: целесообразная деятельность, или самый труд, предмет труда и средства труда»54.

Маркс сделал существенный вклад в изучение взаимо­связи процессов. Возвращение процессов в себя и кругооборот процессов он описал как периодический процесс, разви­вающийся через циклы и кризисы. В общем виде тот принцип К. Маркс формулировал так: «Если процессы, противо­стоящие друг другу в качестве совершенно самостоятельных, образуют известное внутреннее единство, то это как раз и означает, что их внутреннее единство осуществляется в движении внешних противоположностей. Когда внешнее обо­собление внутренне несамостоятельных, т. е. дополняющих друг друга, процессов достигает определенного пункта, то единство их обнаруживается насильственно — в форме кризиса» 55. Периодические совершающиеся кризисы выражают столкновение противоположно направленных процессов, ведут к частичному распаду системы и ее обновлению на новом основании. Таким образом, формируется поступательность общественного развития, конституи­рующая исторический процесс.

В контексте традиции интерпретации процесса, принятой в немецкой классической философии, следует обратить внимание на то, что, во-первых, наиболее элементарные составляющие процесса (в частности, процесса труда) Маркс специфицирует как его «простые моменты», и, во-вторых, каждый процесс рассматривается как всеохватывающее единство, снимающее в себе и воспроизводящее в себе свои собственные моменты в определенном порядке.

Резюмируя в целом традицию немецкой классической философии в понимании процесса (и Маркса, как одного из ее продолжателей), можно сделать вывод, что процесс понимается как упорядоченное единство противоборствующих моментов. Таким способом в классической философской традиции посредством понятия «процесс» обеспечивается цело­стное представление множества объектов в единой, развивающейся системе.

В силу этого процессуальный подход рас­сматривается как органически связанный с системным подходом56. Переход к интерпретации процесса как системы моментов представляется вполне естественным, поскольку система всегда понималась как упорядоченное множество элементов. А последовательность изменений (или состояний) есть в то же время некоторое множество стандартных объектов, т. е. система. Поэтому процесс в любом случае есть система, а система — процесс57.

В то же время системный подход воспринимается и как соотносительный с процессуальным подходом, так как процесс рассматривался преимущественно во временном измерении58, а система — в пространственном. Процесс, таким образом, фактически имеет два измерения — временное и пространственное. Во временном аспекте он обычно фиксируется как последовательность изменений, а в пространственном — как упорядоченное единство моментов.

Каким же образом представляется возможным определить понятие процесса на основе интеграции представлений о последовательности изменений и сосуществовании моментов. Ключевым, здесь, на наш взгляд, является такая категория философского дискурса как момент.

Семантика слова момент довольно обширна. Ближайшим значением латинского «momentum» является «движение». Другие же значения это и «движущая сила», «повод», «влияние», изменение», «отрезок пространства или времени» и пр.59 Существенным представляется то, что термин «момент» фиксирует как целостность движения, так и его пространственно-временную определенность. Момент, таким образом, амбивалентен и представляет собой некоторый элемент пространственно-временного континуума.

На какой же тогда концептуальной основе следует определять понятие «процесс»? Рассмотренный материал позволяет в этом отношении сделать два предельно общих, абстрактных вывода: 1) такой осно­вой является представление о движении, и 2) понятие момента как движения, т. е. единства изменения и сохранения, покоя.

О единстве изменения и сохранения Уайтхед писал: «Только изменение без сохранения есть переход от ничего к ничему. Его интегрирование приводит лишь к исчезающему небытию. Одно лишь сохранение без изменения не может сохранить, так как в конечном счете существует поток обстоятельств, и новизна бытия растворяется в простой повторяемости»60. Естественно, как указывалось выше, любой процесс необходимо включает не только изменения, но и нечто иное по отношению к ним.

На наш взгляд, конкретное тождество изменения и покоя может быть зафиксировано понятием момента (движения). В движении момент не только растождествляется, но и сохраняется. По­этому движение, будучи по своей сути, моментальным, является движением от некоторого одного момента к некото­рому другому моменту. Наблюдающее в движении единство его моментов можно определить как процесс.

Как соотносительное понятию процесса вместо использовавшихся в историко-философской традиции понятий «вещь», «предмет», «объект», «состояние» представляется возможным ввести здесь понятие «тело». Множественность моментов движения не отрицает того, что само движение в целом как единство (тождество) покоя и изменения есть также момент. Движение, зафиксированное как момент, т. е. движение в его пространственно-временной оформленности можно и определить как тело. Таким образом, тело может рассмат­риваться как процесс.

Как бы движение не шло от момента к моменту, само это движение, маркированное моментами, совершается в каком-то порядке. Поэтому можно вести речь о порядке, т. е. системе в движении, что обычно осознается как его направленность. В результате процесс категориально определяется как системное единство моментов движения, или более кратко, как система моментов движения.

Предлагаемое нами уточнение содержания понятия процесса снимает дилемму субстанционализма и антисубстанционализма в его интерпретации. Процесс определяется не только как изменение, но и в соотношении с не-изменением. Эксплицирующим инструментом здесь выступает такое понятие как «момент». С другой стороны, через понятие тела как момента движения закрепляется достигнутое философией процесса во второй половине ХХ понимание субстанции как процесса.

Понятие процесса как системы моментов движения, будучи предельно абстрактным, в то же время резюмирует историко-философскую традицию и создает основу для более конкретного раскрытия содержания конкретных процессов. Последующая конкре­тизация абстрактного понятия процесса дифференцирует в нем различные внешние и внут­ренние моменты — предпосылки, условия, ступени, продукты, — которые, в свою очередь, также могут быть представ­лены в качестве процессов. Таким образом, с позиций философии процесса процесс есть противоречивая система внутренних процессов, включенная в развивающуюся иерархию внешних процессов.

1 См., например: Bickmann С. Kant and the Post-Kantian Idealism: A Philosophical Approach beyond Substantialism or Non-Substantialism? // The International Journal for Field-Being. 2001. No. 1; Breuvart J.-M. The Non-Substantialistic Turn in Whitehead's Philosophy: Its Meaning, its Limits // The International Journal for Field-Being. 2002. No. 1; Oliver H. H. Relational Metaphysics and Western Non-Substantialism // The International Journal for Field-Being. 2001. No. 1; Singer, B. J. Non-Substantialism and the Metaphysics of Justus Buchler // The International Journal for Field-Being. 2001. No. 1.

2 Уайтхед А. Н. Процесс и реальность // Уайтхед А. Н. Избранные работы по философии. М., 1990. С. 293. См. также: Nobo J. L. Whitehead’s Principle of Process // Process Studies. 1974. No. 4.

3 Rescher N. On Situating Process Philosophy // Process Studies. 1999. N. 1/2. Р. 37.

4 Process Philosophy [Электронный ресурс] // Stanford Encyclopedia of Philosophy. Режим доступа: http://plato.standford.edu.


5 Process philosophy [Электронный ресурс] // Wikipedia, the free encyclopedia. Режим доступа: http://en.wikipedia.org/wiki.

6 Процесс // Современная философия: словарь и хрестоматия. Ростов н/Д, 1996. С. 64.

7 Кемеров В.Е. Процесс // Современный философский словарь. Лондон др., 1998. С. 706.

8 Огурцов А.П. Процесс // Новая философская энциклопедия: В 4-х т. М., 2001. Т. III. С. 378.

9 Гольбах П.А. Система природы, или о законах мира физического и мира духовного // Гольбах П.А. Избранные произведения в 2-х т. М., 1963. Т. 1. С. 85–86.

10 Кемкин В.Н. Состояние // Философский энциклопедический словарь. М., 1983. С. 627; Сачков Ю.В. Состояние // Новая философская энциклопедия: В 4-х т. М., 2001. Т. III. С. 600.

11 См., например: Философский статус понятия состояния и его методологическое значение. Саранск, 1981; Симанов А. Л. Понятие «состояние» как философская ка­тегория. Новосибирск, 1982.

12 Сагатовский В. Н. Философия как теория всеобщего и ее роль в медицинском познании. Томск, 1968. С. 146.

13 Там же.

14 Уайтхед А. Н. Указ. соч. С. 293.

15 Переход антисубстанционализма в субстанционализма не всегда осознается. М. А. Кисель, в частности, пишет: «Уайтхед сохраняет спинозовское causa sui и на место субстанции ставит процесс, т. е. к него процесс и есть субстанция мира» (Cм.: Киссель М. А. Философский синтез А. Н. Уайтхеда // Уайтхед А. Избранные работы по философии. М., 1990. С. 29 )

16 Напомним, что об этом подробно писал Ф. Энгельс. См.: Энгельс Ф. Людвиг Фейербах и конец немецкой классической философии // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 21. С. 287, 302–303; Энгельс Ф. Анти-Дюринг // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 20. С. 22–23.

17 Braeckman A. Whitehead and German Idealism: A Poetic Heritage // Process Studies. 1985. N. 4. P. 265. См. также: Lucas G. R. Jr. Hegel and Whitehead: Contemporary Perspectives on Systematic Philosophy. Albany, 1986; Lucas G. R. Jr. Two View of Freedom in Process Thought: A Study of Hegel and Whitehead. Missoula, 1979.

18 Это относится прежде всего к концепции Дж. Г. Рэделла, сформулированную в работе: Randall J. H. Substance as Process // Review of Metaphysics. 1957. Nо. 4. Изложение и критическую оценку взглядов Рэнделла см. в: Юлина Н. С. Проблема метафизики в американской философии ХХ века. М., 1978. С. 143–152.

19 Шеллинг Ф. В. Й. О мировой душе. Гипотеза высшей физики для объяснения всеобщего организма, или разра­ботка первых основоположений натурфилософии на основе начал тяжести и света // Шеллинг Ф. В. Й. Соч. в 2 т. М., 1987. Т. 1. С. 165.

20 Там же. С. 129–130.

21 Там же. С. 136–137.

22 Там же.

23 Там же. С. 129–130.

24 Шеллинг Ф. В. Й. Указ. соч. С. 142.

25 Там же. 142–143.

26 Одним из наиболее популярных направлений «process studies» является теология процесса. См. электронный ресурс: http://www.religion-online.org.

27 Шеллинг Ф. В. Й. Философия откровения. СПб., 2000. Т. 1. С. 363.

28 Там же. С. 358.

29 Напомним, что Уайтхед по отношению к любой актуальной сущности различал две разновидности процесса — «микроскопический», составляющий ее полноту, и — «макроскопический», в который она включена. См. Уайтхед А. Н. Указ. соч. С. 302–303.

30 Гегель Г. В. Ф. Наука логики. М., 1998. С. 806.

31 Там же. С. 822–826

32 Гегель Г.В.Ф. Энциклопедия философских наук. Т. 2. Философия природы. М., 1975. С. 26.

33 Там же. С. 55.

34 Там же.

35 Гегель Г. В. Ф. Указ. соч. С.158.

36 Там же. С. 172 .

37 Там же. С. 218.

38 Там же. С. 234.

39 Там же. С. 311.

40 Там же. С. 332.

41 Там же.

42 Гегель Г. В. Ф. Указ. соч. С. 324.

43 Там же. С. 325.

44 Там же. С. 441.

45 Гегель Г. В. Ф. Философская пропедевтика // Гегель Г. В. Ф. Работы разных лет. В двух томах. М., 1971. Т. 2. С. 169–170.

46 Гегель Г. В. Ф. Феноменология духа. СПб., 1999. С. 137.

47 Гегель Г.В.Ф. Указ. соч. С. 148.

48 Там же. С. 24.

49 Маркс К. Капитал: Критика политической экономии. Том первый. Книга I. Процесс производства капитала // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 23. С. 6.

50 Там же. С. 10.

51 Там же. С. 11.

52 О близости взглядов Маркса и Уайтхеда на мир как процесс подробно пишет А. Померой: Pomeroy A. F. Process Ontology and The Critique of Capitalism [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.fordham.edu/philosophy/processphilosophy/papers.

53 Маркс К. Капитал: Критика политической экономии. Том третий. Книга III. Процесс капиталистического произ­водства, взятый в целом. Часть первая // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 25. Ч. I. С. 29.

54 Маркс К. Капитал... Том первый... С. 188

55 Маркс К. Указ. соч. С. 10.

56 О концептуальной преемственности философии процесса Уайтхеда и парадигмы общей теории систем см.: Huchingson J. E. Organization and Process: Systems Philosophy and Whiteheadian Metaphysics // Process Studies. 1981. N. 4.

57 Любопытным в этой связи представляется используемый Уайтхедом термин «система-поток». См.: Уайтхед А. Н. Наука и современный мир // Уайтхед А.Н. Избранные работы по философии. М., 1990. С. 93.

58 Об этой традиции пишет П. П. Гайденко. См.: Гайденко П. П. Постметафизическая философия как философия процесса // Вопросы философии. 2005. № 3.

59 Дворецкий И. Х. Латинско-русский словарь. М., 2003. С. 492

60 Уайтхед А. Н. Указ. соч. С. 264.




Похожие:

Е. А. Тюгашев философия процесса: дилемма субстанционализма и антисубстанционализма iconЕ. А. Тюгашев философия болонского процесса
В конфликтующих интерпретациях акцентируются те или иные моменты, выступающие на первый план или имеющие особое значение для конкретных...
Е. А. Тюгашев философия процесса: дилемма субстанционализма и антисубстанционализма iconТюгашев Е. А. (г. Новосибирск) Гармонизация или унификация? Дилемма духовного измерения Болонского процесса
Эти же измерения рассматриваются и как измерения Европейского пространства высшего образования, которое еще предстоит создать. Болонская...
Е. А. Тюгашев философия процесса: дилемма субстанционализма и антисубстанционализма iconЕ. А. Тюгашев этнофилософия абая
Философия начинается как этнофилософия. Мы знаем, какие плоды дала ионийская философия
Е. А. Тюгашев философия процесса: дилемма субстанционализма и антисубстанционализма iconВ., Тюгашев Е. А. Философия незанятости: российская безработица в цивилизационном контексте философия рынка труда
...
Е. А. Тюгашев философия процесса: дилемма субстанционализма и антисубстанционализма iconУдк 101. 1:: 316 Е. А. Тюгашев tugashev@academ org Проблема предмета социальной философии
«Социальная философия в системе гуманитарного образования», инициированной в связи с выходом учебника К. С. Пигрова «Социальная философия»....
Е. А. Тюгашев философия процесса: дилемма субстанционализма и антисубстанционализма iconЕ. А. Тюгашев «европейский концерт» как социокультурная метафора европейского процесса
Специфика конкретного основания определяет и конкретную специфику социального процесса. Конечная цель философского познания — зафиксировать...
Е. А. Тюгашев философия процесса: дилемма субстанционализма и антисубстанционализма iconЕ. А. Тюгашев философия в транзитивных обществах: гендерная ретроспектива
Социальные взаимодействия в транзитивном обществе: Сборник научных трудов. Новосибирск: нгаэиУ, 2000. С. 5 – 14
Е. А. Тюгашев философия процесса: дилемма субстанционализма и антисубстанционализма iconЕ. А. Тюгашев «Капитал» К. Маркса и «Философия права» Г. Гегеля: методологические и онтологические параллели
Опубликовано в: Вестник нгу. Серия: Право. Т. Вып. / Новосиб гос ун-т. Новосибирск, 2005. С. 29–33
Е. А. Тюгашев философия процесса: дилемма субстанционализма и антисубстанционализма iconФилософия и право в транзитивном обществе: гендерная перспектива «Что истинно в жизни людей, то истинно и в жизни общества»
Е. А. Тюгашев. Философия и право в транзитивном обществе: гендерная перспектива // Социальные взаимодействия в транзитивном обществе:...
Е. А. Тюгашев философия процесса: дилемма субстанционализма и антисубстанционализма iconТюгашев Е. А. Философия и цивилизация
Стадия цивилизации маркируется «городской» революцией и образованием первых государств, сложные комплексы которых конституируют первые...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов