Попков Ю. В., Тюгашев Е. А. (г. Новосибирск) интернационализация и философский процесс icon

Попков Ю. В., Тюгашев Е. А. (г. Новосибирск) интернационализация и философский процесс



НазваниеПопков Ю. В., Тюгашев Е. А. (г. Новосибирск) интернационализация и философский процесс
Дата конвертации17.09.2012
Размер153.53 Kb.
ТипДокументы

Попков Ю.В., Тюгашев Е.А.


(г. Новосибирск)

ИНТЕРНАЦИОНАЛИЗАЦИЯ И ФИЛОСОФСКИЙ ПРОЦЕСС


Развитие философии принято рассматривать в контексте различных общественно-исторических процессов. Это всемирно-исторический процесс в целом и общественный прогресс, модернизация и глобализация, цивилизационное развитие и т.п. Одним из таких масштабных исторических процессов является интернационализация. Ее роль и значение в динамике мирового философского процесса являются предметом обсуждения настоящей статьи.

В процессе интернационализации общественной жизни национальные общности проявляют себя как открытые системы. Эта открытость относительна, и в различных сферах общественной жизни ее мера исторически конкретна. Составляющие духовную жизнь национальной общности типы духовно-практической деятельности могут быть ранжированы по степени коммуникативной закрытости/открытости создаваемых ими картин и миров. Наиболее закрытой областью духовно-практической деятельности, которая, как считается, доступна только для посвященных, является эзотерика (оккультизм). Достаточно герметичны мифологии и религии, центрированные на духах-первопредках и ритуально-обрядовой практике. Мир чистого и прикладного искусства — мир в себе, так как подлинный художник прежде всего выражает собственную индивидуальность. Но при этом он обращается к различным художественным традициям. Более открыта наука. Этос науки предполагает интенсивный обмен полученными результатами, правда, реально он осуществляется только в пределах парадигмально единых научных сообществ. Философия, на наш взгляд, есть наиболее открытый для коммуникации тип духовно-практической деятельности.

Коммуникативная открытость философии имеет множество измерений. Это нормативный для нее духовный плюрализм, традиции скепсиса и критики, склонность к взаимодействию и амальгации с другими типами духовно-практической деятельности. Философ — человек диалога, вопросов и ответов, всему удивляющийся и во всем сомневающийся. В частности, поэтому, философия — явление принципиально интернациональное.

Первые философы объезжали разные страны, собирая мудрость по крупицам, перенимали чужие обычаи и культы Хорошо известны в этом отношении творческие биографии Фалеса, Пифагора, Демокрита, Платона… Взгляд со стороны оценивает зафиксированный в пословицах и поговорках, мифах и преданиях национальный опыт вначале чужого, а затем и собственного народа как мудрость. Внешняя рефлексия национальных общностей становится отправным пунктом генезиса философской мысли, которая первоначально возникает и существует как исчезающий эффект в сфере межэтнических отношений.

Итак, философская мысль генерируется в рамках субъективной рефлексии объективно протекающего процесса интернационализации. Интернациональная природа философии осознавалась и манифестировалась как ее космополитизм и универсализм. «…Философ — всегда космополит», – утверждают А.В. Соколов и Л.Е.
Яковлева1. «Транснациональный характер объективного всеобщего знания» они иллюстрируют примером самоидентификации философов в качестве представителей течений, дистанцированных от них исторически и географически.

Представление о философии как транснациональном феномене было настолько обыденным, что в XIX–XX вв. как новаторские были восприняты многочисленные программы создания самобытно-национальных философий. Авторы этих программ, как указывает Р.Н. Демин2, сознательно исходили из понимания философии как рефлексии над коллективным сознанием народа. Сегодня эпистемологический подход, интерпретирующий философию как этнофилософию, получил широкое распространение

Так, Ю.Н. Солонин констатирует: «… Нельзя продуктивно философствовать вне связи с национальным духом. Так, мы убеждены, что философия англичан отвечает их англосаксонскому духу … Немцы больше озабочены тем, чтобы их дух опирался на немецкую философию … На Востоке такая же ситуация существует в целом ряде стран, … Тамошние мыслители живут в ощущении, что у них есть своя национальная, или какая-то региональная специфика, и когда с Запада поступают какие-то философские новации, они радикальным образом меняют свое содержание, меняют конфигурацию, происходят в них смысловые сдвиги, и возникает нечто такое, что подпитывает традиционную, связанную с национальными культурными и интеллектуальными традициями, философию, которая адекватна ядру национального духа и его ценностям»1.

Сам факт постановки задачи конструирования национальных философий свидетельствует о нетрадиционности лежащего в ее основе умозрения. До этого естественным считалось интернациональное бытие philosophia perennis — «вечной» философии, передающейся по цивилизационной эстафете. Интернациональность философии была общепризнанным фактом, а существование национальной философии воспринималось как проблема.

Приведем показательное размышление из наиболее известного отечественного учебника по философии: «Философия как своеобразная, автономная сфера духовной активности человека обретает свое “лицо” в мире национальной культуры, достигшей определенного рубежа зрелости... Когда историки философии говорят о “древнегреческой философии”, “немецкой философии”, “английской философии” и т.п., то речь идет именно о том, что философия стала органической частью той или иной национальной культуры, что в общем русле культурной традиции существует вполне сформировавшаяся философская культура, включающая в себя разнообразные формы восприятия, изучения и передачи философского опыта. Какими бы уникальными чертами ни обладал “национальный” опыт философствования, отражая особенности культурно-исторического бытия народа, он уже изначально универсален, обращен к вопросам и проблемам, в подлинном смысле общечеловеческим. Иными словами, философия может иметь свою, неповторимую судьбу в различных национальных традициях, но при этом она остается философией, избирая и проходя собственный философский путь постижения истины»1.

Когда утверждается, что «философия стала органической частью той или иной национальной культуры», подразумевается, что до определенного момента она не была таковой. Это положение верно в отношении древнегреческой и любой другой философии.

Действительно, философия неорганична для этнокультуры, так как она возникает на стыке этнокультур, где интернациональное функционирует как национально-особенное, превращающееся в интернационально-общее. Любовь к мудрости, как и всякая любовь, есть интерсубъектный феномен, постепенно захватывающий самих субъектов. И в каждом из этих субъектов далеко не сразу философия укореняется и действительно обретает свой национальный облик.

Таким образом, можно говорить о философии как эпифеномене рефлексивного взаимодействия национальных (этносоциальных) общностей, т.е. процесса интернационализации. С позиций социально-философской концепции интернационализации2 факт развертывания национально-философских движений выражает становление национального самосознания посредством философской деятельности. Это определенная, довольно поздняя ступень развития философской культуры национальной общности. На более ранних этапах отмечают формирование национальной традиции философствования1. Соответственно, этому этапу предшествует непосредственное заимствование и калькирование философских идей.

Думается, прав В.И. Красиков, который полагает, что «какое-то время (1 – 2 столетия) национальная философская мысль находится под необоримым чужеземным влиянием наиболее развитого, престижного типа (типов) философствования»2. Это влияние — «идейный импорт» — он характеризует как первоначальную форму накопления национального философского капитала. Любовь к мудрости, философская активность импортирующей национальной общности проявляется, как пишет автор, «в препарировании импортируемого»: «…уже всегда берут, акцентируют лишь то, что резонирует с первородным, национальными смыслами. Конечно, национально адаптированная чужеземная идея остается в принципе, в структуре, той же, однако здесь уже появляются некие существенные моменты, обертоны, вариации, аранжировки, из которых затем и вырастает действительно самобытное»3.

Национально-специфическая аккомодация и адаптация философских идей стимулирует брожение умов, ведет к кристаллизации идейных новообразований, стимулирует конфликт интерпретаций, разрешаемый апелляцией к чувственно-практическому опыту, который объективно имеет национальный характер. Так формируются национальные философские традиции, к которым относятся, например: ионийская «физика», итальянский гуманизм, английский эмпиризм, шотландская философия здравого смысла, французский материализм, немецкий идеализм, американский прагматизм, русский космизм, австромарксизм и др.

Как можно заметить, многие национальные философские традиции маркируются через значимые для национальной ментальности концепты1. Исследуя национально-культурные особенности детерминации процесса познания, Х.Б. Тадтаев, приходит к обоснованному выводу, что философское восприятие в значительной степени детерминируется особенностями национального мышления. В частности, он показывает, что:

– представителей классической немецкой философии объединяет стремление к завершенности, к определенности;

– английские философы отстаивают плюрализм бытия;

– мышление французских философов отличают яркость, эмоциональность, образность;

– русская философия видит незавершенность бытия и обращена к будущему2.

Существование такой национальной специфики философского мышления понятно, поскольку объясняется субъектной определенностью философского познания. Даже если предположить объективное бытие мира идей как всеобщего предмета философии, его апперцепция всегда будет индивидуализированной, субъективно относительной.

Подобная относительность всеобща, что ограничивает потенциал каждой отдельной национальной философии, но в то же время она позволяет преодолеть субъектно определенные ограничения благодаря процессу интернационализации и за счет активации философского потенциала других народов. Еще Ф. Ницше указывал на абстрактную возможность метафизики, предпосылкой которой может выступать урало-алтайская языковая картина мира: «Что отдельные философские понятия не представляют собою ничего произвольного, ничего само по себе произрастающего, а вырастают в соотношении и родстве друг с другом; что, несмотря на всю кажущуюся внезапность и произвольность их появления в истории мышления, они все же точно так же принадлежат к известной системе, как все виды фауны к данной части света, — это сказывается напоследок в той уверенности, с которой самые различные философы постоянно заполняют некую краеугольную схему возможных философий. Под незримым ярмом постоянно вновь пробегают они по одному и тому же круговому пути, и, как бы независимо ни чувствовали они себя друг от друга со своей критической или систематической волей, нечто в них самих ведет их, нечто гонит их в определенном порядке друг за другом — прирожденная систематичность и родство понятий. Их мышление в самом деле является в гораздо меньшей степени открыванием нового, нежели опознаванием, припоминанием старого, — возвращением под родной кров, в далекую стародавнюю общую вотчину души, в которой некогда выросли эти понятия, — в этом отношении философствование есть род атавизма высшего порядка. Удивительное фамильное сходство всего индийского, греческого, германского философствования объясняется довольно просто. Именно там, где наличествует родство языков, благодаря общей философии грамматики (т. е. благодаря бессознательной власти и руководительству одинаковых грамматических функций), все неизбежно и заранее подготовлено для однородного развития и последовательности философских систем; точно так же как для некоторых иных объяснений мира путь является как бы закрытым. Очень вероятно, что философы урало-алтайских наречий (в которых хуже всего развито понятие “субъект”) иначе взглянут “в глубь мира” и пойдут иными путями, нежели индогерманцы и мусульмане: ярмо определенных грамматических функций есть, в конце концов, ярмо физиологических суждений о ценностях и расовых условий»1.

Ф. Ницше подчеркивает не только единство философского процесса, но и его необходимое внутреннее разнообразие, объясняемое тем, что ресурсы конкретного языка объективно ограничивают эвристику формирующихся в его лоне философских учений («для некоторых иных объяснений мира путь является как бы закрытым»). Отсюда признание возможности и необходимости альтернативы, ибо философы урало-алтайских наречий с менее развитым понятием субъекта (подчеркнем это еще раз специально) «иначе взглянут “в глубь мира” и пойдут иными путями». Сказанное, без сомнений, верно и по отношению к философам, принадлежащим к другим языковым семьям.

Гипотеза Ф. Ницше в отношении урало-алтайской философии нашла определенное подтверждение в лингвофилософских исследованиях Л. Немета, Ш. Карачоня, Д. Кадара. Меньшая развитость понятия субъекта интерпретируется как паратактичность финно-угорского мышления, в рамках которого естественной признается не персона Я, а интерсубъектность мы-бытия. Для финно-угорского сознания немыслимо абстрактной представляется индоевропейская схема деятельности демиурга «субъект – предмет — средство — цель — результат», поскольку, например, художественное произведение рассматривается как результат активного взаимодействия публики и художника.

Д. Кадар подчеркивает, что «для паратактического мышления бессмысленен тот основной исходный момент философий, развившихся на индоевропейской почве, который латентно обращается с «я» как с самостоятельной единицей: “Я думаю, значит я есть” и его предыдущие и последующие варианты»2. Соответственно, финно-угорская логика, как доказывает Д. Кадар, основывается на иных законах, а именно: «Все что существует, существует по отношению к чему-то. То, что не существует по отношению к чему-нибудь другому, не существует вообще. Все, что существует, должно соотноситься с чем-нибудь»1.

С точки зрения паратактического мышления любой вопрос философии — это вопрос одного философствующего субъекта к другому, т. е. интерсубъектный вопрос — вопрос, возникающий во взаимодействии конкретных субъектов, и разрешаемый также в нем. Формулируя вопрос, субъект устанавливает отношение с другим субъектом. Результат состоявшегося взаимодействия при любом его исходе определяет архитектонику философских отношений (отношения философского общения) как разновидности общественных отношений, складывающихся в философской деятельности.

Становление национальных философских традиций представляется чрезвычайно важным для поступательного развития философского познания. Концептуальная оригинальность национальных традиций выражает взаимосвязь философского познания с духовно-практическим опытом масс. Далеко не все философские конструкции находят отклик и поддержку в массовом сознании, становятся популярными и получают развитие на основе концептуализации стихийно-бессознательных представлений «народной философии». В результате естественно-исторического отбора философские учения получают косвенную эмпирическую апробацию, верифицируются. Таким образом, возникновение национальных философских традиций придает импульс развитию философии, обеспечивает его преемственность и поступательность. В процессе интернационализации философской мысли ее конкретно-исторические ограничения снимаются, содержание общественно-значимых философских идей обобщается, а индивидуально-специфические моменты содержания сознания философствующих индивидов остаются достоянием истории идей.

В связи с прогрессирующей интернационализацией философской мысли обсуждается вопрос о соотношении общечеловеческого и национального в философии1. Постановка этого вопроса в отечественной историко-философской литературе стала возможной относительно недавно. Длительно время отстаивавший необходимость изучения истории философии отдельных народов З.А. Каменский2 предлагает его решать следующим образом: «Можно сформулировать эту мысль так: интернациональный характер философии, ее положений вытекает из общечеловеческого характера ее предмета. Со всем тем, однако, мы утверждаем, и выше это по существу было обосновано, что национальный момент, национальное своеобразие играют свою роль и в философском развитии, что реально это развитие осуществляется в национальной форме. … Если всеобщность философских идей определена предметной детерминацией, то ее национальный характер, национальность формы их развития определена детерминацией социально-исторической. Эта последняя никогда не предстает, никогда не существует в некоторой универсальной форме, в общечеловеческом виде»3. Далее он уточняет: «Предмет философского изучения и его результаты интернациональны, но селекция проблем и традиций, которая формирует сам состав национальной философии, тот процесс вычленения из всего бесконечного массива философских идей, т. е. образования их совокупности, которая и есть реально сущая национальная философия, определены национальными условиями ее существования и развития»4.

Разумеется, единство мира является предпосылкой единства философской мысли. Вместе с тем не следует категорично утверждать о существовании общечеловеческого содержания философского сознания. Эмпирически этот тезис подтвердить невозможно. Представление об «общечеловечности», как известно, является идеологемой, принадлежащей к философской формации Просвещения. С позиций современной философии более правильно говорить не о соотношении «общечеловеческого и национального в философии», а о соотношении «интернационального и национального»1.

Это уточнение имеет определенное эвристическое значение. Дело в том, что интернациональность в этносоциальном измерении не абстрактно-универсальна, а эмпирически конкретна. Быть интер-национальным означает быть «между» конкретными национальными общностями. С учетом такой конкретизации представляет интерес фиксация специфики философского взаимодействия между конкретными нациями.

Случаи локальной интернационализации в философском процессе любопытны не только в перспективе анализа внутренней логики его развертывания, но и в перспективе цивилизационного развития. Английский эмпиризм вдохновил французских энциклопедистов. Революция философов во Франции повлекла за собой философскую революцию в Германии.

При транснациональной трансляции философских идей возникает впечатление философского единства цивилизации. Лейтмотивом философских трудов, рассматривающих развитие Европы как процесс, является выделение разума как ведущей силы европейского процесса. Эпоха Просвещения обычно воспринимается как наглядный пример влияния разума на европейский процесс. Вместе с тем объективная ограниченность разума, определяемая системными границами европейского процесса, вела к постановке вопроса о «неразумности» такого разума и выявлению настоящей движущей силы европейского процесса в виде «рассудка», «духа»... Общей составляющей этих поисков является констатация присутствия в европейском духе установки на всеобщее, универсальное.

Философию не раз определяли как размышление о всеобщем. Но всеобщее (особенно абстрактно-всеобщее) как таковое — восходящий к первым греческим философам способ репрезентации универсума в философии1. Характеризуя западное мышление, Р. Тарнас отмечает: «Наше мышление – благодаря пронизывающей его логике – все еще остается глубоко греческим: до такой степени, что, прежде чем приступить к изучению характера собственного мышления, мы должны внимательно всмотреться в мышление греков»2.

Таким образом, действительная универсальность философского мышления парадоксально сочетается с этнически-национальным способом репрезентации универсальности. Известно, например, что латиноамериканская философия предлагает мыслить мир способами «аналогичной» или «конкретной» универсальности3. Русская философская мысль знаменита идеями «всечеловечности» и «всеединства». В соответствии с различным устройством универсумов национальных культур процесс интернационализации генерирует различные способы философской репрезентации всеобщего.

1 См.: Соколов А.В., Яковлева Л.Е. Национальная философия и взаимодействие философских традиций [Электронный ресурс] // Вестник Московского университета. Сер.7: Философия. 2003. № 6. Режим доступа: http://www.philos.msu.ru/vestnik/philos/art/2003/sokolov_nats.htm).

2 Демин Р.Н. Идея национальной философии, компаративный анализ и будущее отечественного любомудрия: Доклад на историко-методологическом семинар в РХГА «Русская мысль». 2006. 24 марта. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.rchgi.spb.ru/ seminars/seminar-9.htm.

1 Какая философия нужна современной России (Материалы круглого стола) // CREDO NEW: Теоретический журнал. 2007. № 2. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.credonew.ru/content/view/598/32/.

1 Введение в философию / Под ред. И.Т. Фролова. М., 2003. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.philosophy.mipt.ru/textbooks/frolovintro/part1_3.html.

2 См.: Попков Ю.В. Интернационализация как социальный феномен: общее и особенное: Автореф. дис. … д-ра филос. наук. Новосибирск, 1999; Попков Ю.В. Интернационализация в традиционном и современном обществах. Новосибирск, 2000; Попков Ю.В. Процесс интернационализации у народностей Севера: Теоретико-методологический анализ. Новосибирск, 1990.

1 Феномен национальной традиции в философии стал объектом систематического изучения сравнительно недавно: См.: Яковлева Л.Е. Сравнительный анализ национальных особенностей русской и испанской философии XIX—XX вв. // Проблемы управления в контексте гуманитарной культуры. М., 1997; Яковлева Л.Е. К вопросу о национальной традиции в философии // Человек, общество, культура. Тула, 1998; Рахманкулова Н.Ф. Ценности и возникновение национальной фило­софской традиции (Индия и Китай) // Вестник Московского университета. Сер. 7: Философия. 2000. № 1; Яковлева Л.Е. Бытие национальной традиции в философии // Вестник Московского университета. Сер. 7: Философия. 2002. № 4.

2 Красиков В.И. Идейный импорт как форма существования русской философии в XIX-XX вв. [Электронный ресурс] // Вестник Омского государственного педагогического университета: Электронный научный журнал. Выпуск 2006. Режим доступа: http://www.omsk.edu/article/vestnik-omgpu-14.pdf. Р. 6.

3 Там же.

1 См.: Кессиди Ф.Х. Философия древних греков как проявление их менталитета // Философия и общество. 2002. № 4; Иванова И.И. Национальная ментальность и национальная философия // Общечеловеческое и национальное в философии: II международная научно-практическая конференция КРСУ (27–28 мая 2004 г.): Материалы выступлений. Бишкек, 2004.

2 Тадтаев X.Б. Этнос. Нация. Раса. Национально-культурные особенности детерминации процесса познания. Саратов, 2001. С. 194.

1 Ницше Ф. По ту сторону добра и зла. Прелюдия к философии будущего // Ницше Ф. Соч. В 2-х т. М., 1997. Т. 2. С. 258–259.

2 Кадар Д. Уральская философия. М., 2006. С. 153.

1 Кадар Д. Указ. соч. С. 152.

1 Кыргызско-Российский Славянский университет (г. Бишкек) с 2002 г. ежегодно проводит тематическую международную научно-практическую конференцию «Общечеловеческое и национальное в философии».

2 Каменский З.А. История философии отдельного народа // Вопросы философии. 1968. №. 3.

3 Каменский З.А. Методология историко-философского исследования [Электронный ресурс]. М., 2002. Режим доступа: http://www.philosophy.ru/library/kamensky/metodol/­ method5.htm.

4 Там же.

1 Колесников A.C. Национальное и интернациональное в африканской философии // Международные организации в России и проблемы культурной интеграции. СПб., 2006.

1 См., например: Гуссерль Э. Кризис европейского человечества и философия // Культурология. ХХ век: Антология. М., 1995.

2 Тарнас Р. История западного мышления («Страсти западного ума»). М., 1995. С. 9.

3 См.: Петякшева Н.И. Латиноамериканская «философия освобождения» в контексте компаративистики. М., 2000.




Похожие:

Попков Ю. В., Тюгашев Е. А. (г. Новосибирск) интернационализация и философский процесс iconГлава 111 социалистическая интернационализация и некапиталистический путь развития
Попков Ю. В. Процесс интернационализации у народностей Севера. Новосибирск: Наука, 1989. Гл. III. С. 78–119
Попков Ю. В., Тюгашев Е. А. (г. Новосибирск) интернационализация и философский процесс iconЕ. А. Тюгашев Интернационализация высшего образования, университеты и европейский процесс
Ожидается, что интернационализация высшего образования в Европе придаст дополнительный импульс европейскому процессу. Роль университетов...
Попков Ю. В., Тюгашев Е. А. (г. Новосибирск) интернационализация и философский процесс iconДокументы
1. /Бахтин С.И., Попков Ю.В., Тюгашев Е.А. Террор - антитеррор. Сибирское измерение. Новосибирск,...
Попков Ю. В., Тюгашев Е. А. (г. Новосибирск) интернационализация и философский процесс iconПопков Ю. В., Тюгашев Е. А. (г. Новосибирск)
Так, для цивилизации, в частности, пытаются определить социокультурный (цивилизационный код), детерминирующий на всех этапах развития...
Попков Ю. В., Тюгашев Е. А. (г. Новосибирск) интернационализация и философский процесс icon«новые лишние» «Загадки» и «парадоксы»
Попков Ю. В., Тюгашев Е. А., Серов Д. О. «Новые лишние» // Экономика и организация промышленного производства. Новосибирск, 1997....
Попков Ю. В., Тюгашев Е. А. (г. Новосибирск) интернационализация и философский процесс iconЮ. В. Попков, Е. А. Тюгашев (г. Новосибирск)
Таким образом мировое сообщество в лице его самой представительной организации акцентирует внимание на практической значимости и...
Попков Ю. В., Тюгашев Е. А. (г. Новосибирск) интернационализация и философский процесс iconИнформация об авторах Попков Юрий Владимирович
...
Попков Ю. В., Тюгашев Е. А. (г. Новосибирск) интернационализация и философский процесс iconЕ. А. Тюгашев. Социологические этюды. Методическая разработка. Новосибирск: нгу, 1995. 16 с. Оглавление
Е. А. Тюгашев. Социологические этюды. Методическая разработка. Новосибирск: нгу, 1995. 16 с
Попков Ю. В., Тюгашев Е. А. (г. Новосибирск) интернационализация и философский процесс iconТюгашев Е. А. Собственность в эко­номической прак­ти­ке строительства социализма // Отношения собственно­сти: философский аспект анализа. Сб науч тр. Свердловск: УрГУ, 1989. С. 65–75

Попков Ю. В., Тюгашев Е. А. (г. Новосибирск) интернационализация и философский процесс iconЕ. А. Тюгашев ямальский процесс: этносоциальная рефлексия в развитии северных сообществ
Процесс цивилизации совершается, таким образом, в системе региональных процессов, инкорпорирующих локальные сообщества как интегрированные...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов