Е. А. Тюгашев Глобальные проблемы и поиски путей их разрешения: основные теоретические направления icon

Е. А. Тюгашев Глобальные проблемы и поиски путей их разрешения: основные теоретические направления



НазваниеЕ. А. Тюгашев Глобальные проблемы и поиски путей их разрешения: основные теоретические направления
страница1/2
Дата конвертации17.09.2012
Размер421.35 Kb.
ТипДокументы
  1   2




Е.А.Тюгашев

Глобальные проблемы и поиски путей их разрешения:

основные теоретические направления


Глобальные проблемы – это трудности в развитии мирового сообщества, с которыми сталкиваются все его члены и преодоление которых возможно только коллективными усилиями1. К глобальным проблемам относят бесконтрольное расселение человека на планете; неравенство и неоднородность общества; социальная несправедливость, голод и недоедание; широкое распространение бедности; безработица; мания роста; энергетический кризис; уже существующий или потенциальный недостаток природных ресурсов; распад международной торговой и финансовой системы; протекционизм, неграмотность и устаревшая система образования; бунты среди молодежи; отчуждение; упадок городов; преступность и наркомания; взрыв насилия и ужесточение полицейской власти; пытки и террор; пренебрежение законом и порядком; ядерное безумие; политическая коррупция; бюрократизм; деградация окружающей среды; упадок моральных ценностей; утрата веры; ощущение нестабильности и, наконец, неосознанность всех этих трудностей и взаимосвязей. Совокупность этих, казалось бы, давних и локально значимых проблем в настоящее время приобрела качественно новые черты. В отличие от прошлого, теперь эти проблемы генерируются как системные глобальные эффекты, а локальные усилия по их преодолению безрезультатны.

Первой глобальной проблемой, с которой столкнулось человечество, стала проблема предотвращения развязывания третьей мировой войны. Для ее решения в 1944 г. была создана Организация Объединенных Наций и ее постоянный орган – Совет безопасности. В рамках ООН мировое сообщество впервые конституировалось как организационно оформленная целостная система.

В деятельности ООН и других международных организаций ведущую роль играют США. Эта реальность была положена в основу концепции униполярности2, развитой Ассоциацией за объединение демократий – атлантистской организацией, среди первых членов которой были авторы плана Маршалла и разработчики проекта НАТО. Доклад по проблемам униполярности был подготовлен Советом национальной безопасности для Объединенного комитета начальников штабов в 1950 г. с изложением целей США в условиях войны/мира в случае победы в холодной войне.

Униполь – это сообщество демократических индустриальных стран во главе с США. Униполь возник из составившей его ядро группы стран Атлантики и в ХХ столетии вырос в несколько раз. Вместо всеевропейской империи страны Европы, особенно приатлантические, создали ряд заморских империй. Это были «параллельные» империи, созданные не как традиционные континентальные империи с прилегающими колониями, а как результат глобализации европейского многополярного соперничества. Североатлантическим страны составили ядро глобальной системы.
Неевропейский мир был поделен между параллельными империями и стал мировой периферией. Менее развитые регионы Европы – центральный и восточный, включая Германию и Россию, а также южная Европа, включая Италию и, после их относительного упадка, Испанию и Португалию, стали ближней периферией.

С окончанием холодной войны униполя расширяется на восток. Поэтому униполярность будет основной структурой нового мирового порядка. Альтернатива униполю не классическая многополярность, а хаотическая националистическая дезинтеграция.

Концепция мир-системного анализа указывает на факт существования примерно 5 тыс. национальных общностей, требующих, в соответствии с уставом ООН реализации права на национальное самоопределение, вплоть до образования суверенного национального государства3. Концепция разрабатывается под руководством И. Валлерстайна в Центре Фернана Броделя по изучению экономик, истории систем и цивилизаций при университете штата Нью-Йорк (г. Бингемтон). Мир-системный анализ оценивается как выражение идеологии Новых левых, и часто определяется как неомарксизм с акцентом на историю. Концепция наиболее влиятельна среди социологов: с 1994 года И. Валлерстайн является президентом Международной социологической ассоциации.

В концепции мир-системного анализа конец ХХ века рассматривается как точка бифуркации, т. е. кризис перехода от капиталистической мир-системы, доминирующей на планете с 1500 года, к мир-системе пока неопределенного типа. Капиталистическая мир-система развивалась во взаимодействии ядра, периферии и полупериферии, претерпевая кризисы с периодичностью 50 – 100 лет. Историческое развитие капиталистической мир-системы реализуется в национально-освободительных движениях и революциях, генерируемых в недрах мир-системы. Примером такой революции является Великая Октябрьская социалистическая революция, закрепившая процесс пробуждения Азии. Взрыв этничности и в настоящее время далек от завершения, так как любая социальная фрагментация транспонируется в национальную эмансипацию.

Суверенитет хаотического множества ссорящихся государств, духе элитарности западной цивилизации, эгоцентризме корпораций, благодушие и беспечность обывателя рассматриваются А. Печчеи, первым президентом Римского клуба, как внутренние пределы мирового сообщества, устанавливающие планетарно-ресурсные ограничения человеческого развития. Концепция пределов роста, развивается в докладах Римского клуба, учрежденного в 1968 году4. Основатели Римского клуба, работая высшими менеджерами в различных транснациональных корпорациях и организациях, столкнулись на практике с общими трудностями в реализации частных проектов.

Осознание системности глобальных проблем, очевидная невозможность решить их за счет последовательного применения основанных на линейном подходе методов прошлого стимулировало обращение к системному подходу. Для понимания концепции Римского клуба показательно название одного из предварительных документов, подготовленных Э. Янчем в 1967 году: «Попытка создания принципов мирового планирования с позиции общей теории систем». Для решения задачи математического моделирования мировой экономической динамики Дж. Форрестер разработал метод системной динамики, в котором рассматривалось пять основных взаимосвязанных переменных – население, капиталовложения, использование невозобновимых ресурсов, загрязнение среды и производство продовольствия.

Вот три общих вывода, к которым пришли в 1972 г. авторы наиболее известного доклада Римского клуба «Пределы роста»:

«1. Если процессы демографического роста, индустриализации, загрязнения окружающей среды, производства продуктов питания и истощения природных ресурсов будут и в дальнейшем идти такими же темпами, планета достигнет предела своего репродуктивного потенциала примерно через сто лет. С большой вероятностью это приведет к внезапному и неконтролируемому сокращению населения и снижению производственных мощностей.

2. Существуют возможности регулирования этих процессов и обеспечения долговременной экологической и экономической стабильности. В результате можно добиться состояния глобального равновесия, при котором будут удовлетворяться основные материальные потребности каждого человека, и всем будут обеспечены равные возможности для реализации своих способностей.

3. Если люди предпочитают второй вариант развития первому, то чем раньше они начнут работать в этом направлении, тем больше у них шансов на успех»5.

Повторно проведенные в 1991 г. расчеты тех же авторов показали, что человечество уже преступило допустимую грань. Три вывода, которые были сделаны ранее, уточнялись следующим образом:

«1. Объемы потребления человеком многих жизненно важных ресурсов и уровень заражения окружающей среды различными производственными отходами уже превысили физически допустимые нормы. Если не будут приняты меры по существенному сокращению потребления материальных ресурсов и энергии, в ближайшие десятилетия произойдет неконтролируемый спад производства продуктов питания, энергии и промышленных товаров на душу населения.

2. Этот спад не является неизбежным. Для его предотвращения необходимы два мероприятия: во-первых, следует коренным образом изменить условия, при которых происходят непрерывное увеличение материального потребления и прирост народонаселения; во-вторых, нужно обеспечить резкое повышение эффективности использования материальных и энергетических ресурсов.

3. С технической и экономической точек зрения общество, способное сохранять устойчивость за счет разумного ограничения использования своих внутренних ресурсов, имееет шансы на будущее. <...> Переход к нему требует тщательно взвешенного сочетания долгосрочных и краткосрочных задач, акцента на самодостаточность, справедливость и качество жизни, а не на количественный рост промышленного производства. Для создания подобного общества требуется нечто большее, чем производство и предовая технология, а именно – зрелость суждений, сострадание и мудрость»6.

Пределы роста определялись как пределы способности планетарных источников обеспечивать потоки материалов и энергии, а планетарных стоков – поглощать загрязнения и отходы. Простой факт конечности размеров Земли вынуждает экономику адаптироваться к наличным материально-пространственным условиям.

Выход из глобального кризиса теоретики Римского клуба видят в только предстоящем становлении мирового сообщества, способного к коллективным усилиям по планированию общего будущего человечества. Альтернативой будет отсутствие какого бы то ни было будущего. Модели такого мирового сообщества, по мнению А. Печчеи, апробируются в таких успешно развивающихся региональных сообществах как, например, «Общий рынок».

Доклады Римского клуба получили широкий резонанс среди мировой общественности. В настоящее время более чем 80 странах мира функционирует более полутора сот филиалов Римского клуба. В своей деятельности организаторы Римского клуба учли опыт Пагуошского движения – движения ученых против угрозы ядерной войны. Пагуошское движение было создано на проведенной в 1957 году в Пагуоше (Канада) международной конференции ученых и получило официальное название “Пагуошские конференции по науке и мировым проблемам”7.

По оценке И.А. Коробкиной, “манифест Рассела–Эйнштейна определил методологию Пагуошского движения: философское понимание единства и взаимосвязанности мира, этические воззрения, опирающиеся на общечеловеческие ценности, научный подход к исследования проблем мира. Методология Пагуошского движения явилась фундаментом нового глобального мышления, распространение и признание которого в конце XX столетия является, несомненно, значительным достижением современной цивилизации»8. Элитарность Пагуошского движения, обеспечивавшего ведение межгосударственных переговоров по ограничению и сокращению вооружений, отрывала его от общественности, превращая обсуждение угрозы гибели человечества в предмет закрытой аналитической дискуссии узких профессионалов.

Предупреждая об угрозе существованию человечества теоретики Римского клуба, использовали философские идеи экзистенциализма, наиболее популярного в послевоенной Европе философского течения, подчинившего себе литературу, киноискусство, живопись и т.п. Уже в 1946 году Карлом Ясперсом, одним их духовных отцов возрождения Германии, было практически полностью очерчено предметное поле будущей тематики докладов Римского клуба9. Интерпретация мыслей Карла Ясперса в духе оформившейся в 60-е годы итальянской традиции позитивного экзистенциализма10 и определила популярность докладов Римского клуба как в Италии, так и за рубежом.

На то, что деятельность человечества уже вышла за пределы сбалансированного функционирования экосистемы Земли, указывают разработчики концепции устойчивого развития. Концепция разработана под руководством Л.Р. Брауна исследователями Института всемирных наблюдений (г. Вашингтон). Институт, основанный в 1975 году, получил широкую известность в 80-х годах публикацией тематических ежегодников "Состояние мира”11. Предложенный подход был положен в основу доклада Международной комиссии по окружающей среде и развитию “Наше общее будущее"12 (1987 г.). По итогам работы комиссии 11 декабря 1987 года Генеральная Ассамблея ООН приняла резолюцию "Экологическая перспектива до 2000 года и далее", согласно которой устойчивое развитие должно стать руководящим принципом деятельности ООН, правительств и частных учреждений, организаций и предприятий.

Вывод о достижении пределов роста основывался на следующих оценках. На рубеже 60-70-х годах ХХ в. фиксировалась тревожную тенденцию "стабильного ухудшения общей ситуации в мире" (А. Печчеи). Несмотря на успешный экономический рост в отдельных регионах, с 1974 года началось падение мирового производства на душу населения (Л. Браун). По оценке Дж. Форрестера, на этом рубеже был достигнут пик роста показателей уровня жизни в мире (в среднем на душу населения).

С середины ХХ в. из сельскохозяйственного оборота выведена пятая часть пахотных угодий и ежегодно в последнее время из оборота уходят 8,5 миллионов га в наиболее урожайных районах планеты. Повышение эффективности мирового аграрнопромышленного комплекса уже не компенсирует абсолютного сокращения его ресурсной базы. С середины ХХ в. количество зерна в расчете на одного жителя планеты неуклонно увеличивалось с 250 килограмм в 1950 году до 340 килограмм в 1984 году, возрастая почти на 3% в год и повысив нормы питания и потребления животноводческих продуктов – мяса, молока, яиц, сыра во всем мире. С 1984 года мировое производство зерна увеличивалось только на 1% в года, а средний сбор зерновых (в расчете на душу мирового населения) устойчиво снижается в среднем на 1% в год. Основной источник повышения продуктивности земледелия – применение удобрение – исчерпан. Произошла стабилизация и некоторое сокращение применения удобрений для производства существующих видов зерна в Соединенных Штатах, Западной Европе и Японии в силу неэкономичности.

Между 1950 и 1987 годами производство мяса увеличилось почти в четыре раза, но после 1987 г., однако, совсем не росло. Довольно резкое снижение производства говядины и баранины было вызвано невозможностью прокормить на нынешних пастбищах большее количество рогатого скота и овец. С 1950 по 1990 год подушное производство мяса в мире снизилось на 6%.

Между1950 и 1989 годами при помощи большего числа судов и более эффективной рыболовной техники мировой улов вырос почти в 5 раз – до 100 миллионов тонн. Теперь, по оценке экспертов ООН, возможности использования ресурсов океана достигли своего предела. Улов в океане на душу населения сократился на 7% с 1989 по 1992 год и продолжает сокращаться. В результате неуклонно повышаются цены на морские продукты.

Между 50-ми и 90-ми годами население удвоилось и глобальная экономика выросла почти в 5 раз, в результате чего нарушилось равновесие в природе и произошел слом предшествующих тенденций роста. Рост мировой экономики достиг исторического пика в 5,2% в 60-х годах, замедлился до 3,4% в 70-х и до 2,9% в 80-х. В 90-е годы темпы роста мировой экономики составляли около 0,5% в год, а душевые показатели уровня жизни продолжали снижаться13.

Нарушение равновесия в природе отмечается климатологами. С семидесятых годов планету словно лихорадит: в одном десятилетии температура выше, чем в предшествующем, на 0,1 градуса, в другом – на те же самые 0,1 градуса ниже. Региональные колебания более значительны.

Критический порог устойчивости общества уже превзойден, так как человечество потребляет значительно больше ресурсов, чем допускают законы стабильного функционирования экосистем. Подтверждая вывод о достижении планетарных пределов экономического роста и состояния “нулевого роста” (и даже “сброса” мощностей в ряде регионов), Л. Браун обратил внимание на фактор слаборазвитости традиционных обществ. Бедность – основная глобальная проблема, так как она является и причиной и следствием чрезмерного демографического роста: когда у богатых прибавляются деньги, у бедных прибывают дети. Разоблачение доминирующего в развивающихся странах мифа о беспредельности демографического роста есть не менее важная задача, чем критика западного типа экономического роста.

Для снижения нормы рождаемости в бедных странах опережающее снижение нормы смертности, так как именно высокая смертность стимулирует высокую рождаемость. Необходимо также, чтобы экономический рост мировой периферии осуществлялся базе передовых технологий.

Концепция устойчивого развития смещает глобальный анализ в сторону комплекса экологических проблем. Это позволило открыть ряд феноменов вроде дровяного кризиса в Африке, и стимулировало изыскания в области экологической истории цивилизаций. Включение глобальной проблематики в контекст экологической истории позволило более трезво отнестись к эсхатологически окрашенным прогнозам Римского клуба и предложить более приемлемые для мировой общественности постепенные, эволюционные изменения.

Внимание к слаборазвитым странам, характерное для концепции устойчивого развития, выделяет как основное противоречие глобальной системы противоречие между Севером и Югом. Данная позиция была занята европейской социал-демократией, в частности “Независимой комиссией по проблемам международного развития”, возглавлявшейся тогда канцлером ФРГ Вилли Брандтом. В 80-е годы под председательством лидеров социал-демократичеких партий и премьер-министров правительств скандинавских стран были образованы “Независимая комиссия по вопросам разоружения и безопасности” (председатель Улоф Пальме) и “Международная комиссия по окружающей среде и развитию” (председатель Гру Харлем Брундтланд). В 1989 году в новой программе Социнтерна были указаны следующие ценности демократического социализма: свобода, социальная справедливость, солидарность, обеспечение мира, защита окружающей Среды, развитие “Юга”14.

В результате деятельности Комиссии Брундтланд, принятая ООН концепция устойчивого развития, представляет собой синтез научно-исследовательских разработок Института Лестера Брауна и ценностных ориентаций европейских социал-демократов. Цель выдвинутой программы устойчивого развития – поиск нового пути, который обеспечил бы прогресс человечества не в нескольких местах и на протяжении нескольких лет, а на всей планете и в длительной перспективе. Стратегия устойчивого развития, одобренная Генеральной Ассамблеей ООН, предусматривает: 1) удовлетворение потребностей современных поколений без угрозы способности будущих поколений удовлетворять собственные потребности; 2) бережное отношение к имеющимся глобальным ресурсам и экологическому потенциалу; 3) заблаговременное предотвращение экологических проблем является наиболее эффективным и экономичным средством достижения экологически безопасного развития; 4) важнейшие цели политики в области окружающей среды и развития должны включать сохранение мира, активизацию экономического роста и изменение его качества, решение проблемы бедности, удовлетворение насущных потребностей людей, демографическую проблему, сохранение и укрепление природно-ресурсной базы, переориентацию технологий и учет факторов риска, комплексный подход к вопросам окружающей среды и экономики в процессе принятия решений; 5) справедливое распределение затрат на охрану окружающей среды, справедливое распределение выгод экономического развития между странами и внутри стран, а также между нынешним и будущим поколениями.

Как неоднократно отмечалось в последнее время, принятые на Конференции ООН в Рио-де-Жанейро решения, практически не выполняются. Эти решения и ранее оценивались как нереалистичные, хотя как достаточно значимые для мобилизации общественного мнения15. Так, например, известный экономист отдела по охране окружающей Среды Мирового банка Герман Дэйли, один из специалистов по устойчивому развитию16, крайне резко высказался в адрес чернового варианта “Повестки на XXI век”17 – основополагающего документа, который был принят в качестве “риторического призыва к действию” на саммите по проблемам Земли: “Этот обескураживающий документ – не что иное как совместный храп праздных экономистов, пребывающих в глубочайшей догматической дреме”18.

Камнем преткновения стали эколого-демографические оценки оптимальной численности населения Земли, обеспечивающей существование устойчивого общества.

По прогнозам численность населения Земли стабилизируется где-то между 2035 и 2060 гг. на уровне 10 млрд. человек. Абсолютное избыточное население по отношению к рациональным нормам потребления составит к 2000 г. 440 млн. человек. По подсчетам экономистов, достигнутый в 1985 году мировой объем производства зерна в 1800 миллионов тонн при жизнеобеспечивающем распределении гарантирует выживание 5,9 миллиардов человек, при умеренном питании – 3,9 миллиардов человек, при европейском уровне потребления – 2,9 миллиардов человек19. В “золотой миллиард” в текущем десятилетии входит около 800–900 млн. человек со среднегодовым уровнем дохода на душу населения в 19 590$.

Представление о “золотом миллиарде” как эколого-демографическом оптимуме поддерживалось и советскими авторами20. Приведем любопытный рассказ академика Н.Н. Моисеева: “На грани 60 – 70-х годов во время одного из посещений ВЦ Н.В.Тимофеев-Ресовский меня спросил: “Не могли бы вы подсчитать, какое количество людей должно жить на Земле, чтобы человечество при современных потребностях и технологии могло вписаться в естественные циклы биосферы. Обложившись литературой и статистическими данными, я попробовал провести, как мне казалось, необходимые рпасчеты и столкнулся с огромной непоределенностью имеющейся информации. Но ответ у меня получился, причем очень странный – от 200 до 800 миллионов человек. Я себе не поверил и отложил работу в сторону. Месяца через три Тимофеев-Ресовский позвонил мне из Обнинска и напомнил о своем вопросе. Я честно признался в том, что с работой не справился и назвал те цифры, которые у меня получились. Он рассмеялся и сказал: “Все правильно, господин академик! Только расчеты здесь ни к чему. В нашем энергопотреблении только 10% дают источники возобновимой энергии, то есть получаемой от солнца. Все остальное – запасы былых биосфер. Значит, чтобы жить в равновесии с Природой жителей Земли не должно быть больше 500 миллионов!”21.

Многократное превышение порога устойчивости экосистемы Земли привлекло внимание к возможности внезапных катастрофических потрясений. Было отмечено, что в докладах Римскому клубу описаны только пассивные изменения характеристик природы в результате человеческой деятельности. Но природу можно рассматривать не только как пассивный фон, но и как самоорганизующуюся систему, реакции которой непредсказуемы в силу наличия еще малоизвестных критических порогов. Поэтому модельные прогнозы, не учитывающие обратную реакцию биосферы и экстраполирующие наличную динамику, надежны только в краткосрочной перспективе.

Кроме того, доклады Римского клуба о пределах экономического роста явно отражали временной горизонт интересов высших менеджеров транснациональных корпораций. Наблюдающееся перепотребление природных ресурсов стимулируется исскусственно поддерживаемым в интересах ТНК низким уровнем цен на сырье. Из-за субсидирования мировые цены на минеральные ресурсы за последние 100 лет понизились втрое. Необходимы отмена государственных субсидий и налоговых льгот добывающим отраслям. Снижение энергопотребления только в индустриальных странах до японского уровня сократило бы мировое потребление энергии на 36%. Для перехода на энергосберегающие технологии потребовлись инвестиции, вдвое меньшие, чем тратится на субсидирование энергопромышленного комплекса.

Концепция устойчивого развития оценивается академиком Моисеевым как одно из опаснейших заблуждений современности, так как “человечеству еще придется пройти долгий и тернистый путь, наполненный трагедиями планетарного масштаба”. Ситуация в мире гораздо серьезнее и “разговоры об устойчивом развитии напоминают поведение страуса, прячущего голову в песок”22.

Человеческое влияние на природу может быть оценено не только негативно, как "вред". Не исключено, что человек стимулирует эволюционный процесс и содействует экспансии каких-либо биогеоценозов. Стихийно происходящее совместное развитие человека и биосферы может быть целенаправленным и согласованным. В результате коэволюции образуется ноосфера. Развитие ноосферных исследований предусматривается по двум направлениям – глобальной экологии и теории коллективных решений (компромисса).

Данный комплекс идей, который условно маркируется как концепция универсального эволюционизма, развивался под руководством Н.Н. Моисеева на базе Вычислительного центра АН СССР и ГКНТ с 1972 г. Исследования стимулированы состоявшимися в 60-х гг. лекциями Н.В. Тимофеева-Ресовского об учении В. И. Вернадского.

В области глобальной экологии оценивались последствия крупномасштабных человеческих действий. К 1983 г. была закончена разработка версии системы математических моделей "Гея", имитирующей функционирование биосферы как единого организма. Версия описывает гидротермодинамику атмосферы и океана и позволяет оценивать климатические характеристики и параметры биоты. Человеческая активность задана в качестве экзогенного фактора. Система "Гея" успешно апробирована при моделировании последствий ядерной войны. Описания "ядерной ночи" и "ядерной зимы" стали предметом оживленного обсуждения в официальных кругах США и СССР. Математическая разработка социологии компромисса показала достижимость соглашений кооперативного типа, объединяющих усилия и ресурсы суверенных субъектов для решения общих задач. Институты согласия на глобальном уровне позволят добиться устойчивых и эффективных компромиссов23.

По аналогии с прогнозами ядерной зимы, после военных конфликтов в нефтедобывающих регионах, стала изучаться возможность наступления нефтяной зимы вследствие задымления из-за пожаров на нефтяных скважинах высоких слоев атмосферы. Снижению поступления солнечной энергии также должны сопутствовать засухи и наводнения, вызванные изменениеми направлений движения муссонов.

Идея оптимизации численности народонаселения в пределах возможностей, предоставляемых биосферой Земли, оценивается как еще более утопическая сторонниками концеции митоза бисофер, выдвинутой Институтом экотехники – неправительственной организацией клубного типа, объединяющей ученых-естественников, технических экспертов, социологов, прогнозистов, дизайнеров, издателей и продюсеров. Институт экотехники (председатель М. Нельсон) учрежден группой энтузиастов в 1969 году, создал свои центры, лаборатории и опытные участки в США, Англии, Индии, Непале и проводит с 1976 года ежегодные конференции в поместье Ле Марронье близ города Экс-ан-Прованс во Франции24.

Со смертью в 1984 г. А. Печчеи Римский клуб прошел пик по-пулярности, что в немалой степени объясняется академическим характером его исследований. На повестку дня был поставлен вопрос о переходе от хорошо понятой тревоги к активной научно-практической деятельности по рационализации взаимодействия человечества с окружающей средой.

Генезис концепции митоза (деления) биосфер обусловлен нуждами практической космонавтики в создании искусственных биосфер – систем жизнеобеспечения длительных космических полетов, будущих поселений и очагов жизни в космическом пространстве. В процессе исследований выявились возможности конструирования других объектов искусственной биосферы (Биосферы–II) – лабораторных экосистем, комнатных декоративных биосфер, натурных моделей биомов, убежищ на случай ядерной зимы.

Естественным следствием обобщения опыта конструирования биосфер с заданными свойствами стало стремление обогатить и улучшить биосферу Земли (Биосферу–I). Накопленный опыт был осмыслен на основе учения В.И. Вернадского о ноосфере. В интерпретации Института экотехники суть ноосферы – гармоничный синтез биосферы и техносферы. Под техносферой понимается так называемый глобалтех – вид культуры, имеющий в качестве ареала распространения планетарный рынок и включающий сети массовых коммуникаций энергии, вещества, информации. Наиболее наглядным примером глобалтеха является Интернет.

Только глобалтех характеризуется интенсивной экспансией. Остальное видовое разнообразие культур, конкурирующих в биосфере (около 3,5 тыс.), характеризуется относительной устойчивостью ареала распространения и достигнутым равновесием в рамках занятых экологических ниш.

С точки зрения биосферной культурологии, факт экспансии глобалтеха в космос означает, что планетарное экологическое равновесие достижимо лишь при его выходе за пределы Биосферы–I. Ареалом экологически устойчивого глобалтеха является космос, в котором техносфера воспроизводит искусственный аналог земной биосферы – Биосферу–II. Открытие Космоса для биосферного митоза и порождение множества конкурирующих биосфер ведет к превращению ноосферы в действенный фактор эволюции нашей Вселенной.

Опережающий рост сети коммуникаций, связывающих мировое сообщество в единое целое, рассматривается как определяющий фактор возникновения глобальных проблем концепцией глобального развития. С 1977 г. под руководством академика Д.М. Гвишиани и В.А. Геловани на базе Всесоюзного научно-исследовательского института системных исследований АН СССР и ГКНТ реализовывалась научно-исследовательская программа "Моделирование глобального развития"25. Цель программы – создание человеко-машинной системы моделирования альтернатив глобального развития, включая разработку квантифицированных представлений об альтернативных вариантах долгосрочного, взаимосвязанного развития стран и регионов мира и выработку рекомендаций по выбору оптимальных управляющих стратегий.

Аксиоматика концепции содержит критические оценки идей Римского клуба. Отмечается, что идея пределов роста давно продумана марксизмом-ленинизмом в теории общего кризиса капитализма. В начале ХХ века при исследовании империализма марксисты критиковали механистические и биологизаторские концепции равновесия и выживания, системно описали мировое хозяйство, его неравновесие, кризисные состояния и динамику26.

Опирающиеся на философию позитивизма западные подходы недооценивают значение теоретической разработки категорий глобалистики, которые до сих пор неопределенны и многозначны27. Очевиден утопизм абстрактного гуманизма. Игнорируется социалистическая альтернатива, акцентирован раскол по оси Север – Юг, тогда как более актуальна проблема предотвращения ядерной войны между Востоком и Западом. Отмечается недостаточность отраслевых подходов (экологического, экономического, демографического) для изучения глобальных проблем. Глобалистику предлагается развивать с позиций общесоциологической теории28.

Концепция глобального развития разрабатывалась согласно принципу социальной субъектности науки, что означало изучение альтернатив глобального развития с точки зрения интересов развития советского общества. Необходимость субъектно-ориентированного подхода обосновывалась также в концепции универсального эволюционизма. ЕЕ авторы подчеркивали: “Сегодня исследователи, занимающие проблемой поиска “альтернативы” современному положению вещей, направляют свои усилия прежде всего на изучение глобального экономического процесса и на попытки включить в него проблемы экологии (преимущественно загрязнения окружающей среды) и демографии. Эти процессы, конечно, нельзя игнорировать. Но акценты должны быть существенно смещены. основные усилия должны быть направлены на изучение спекрта интересов и тех возможностей, которые еще не используются человеком для управления процессами, протекающими в биосфере и в человеческом обществе”29.

Формирование мировой системы представлено как процесс разрушения локальных, относительно закрытых сообществ, последующей их интеграции в мировое сообщество на основе отношений зависимости. Понимая глобальную систему как мировой рынок, сторонники концепции утверждают, что формирование мирового сообщества завершилось к концу XIX в. Глобальные проблемы оцениваются как текущие напряжения, связанные с закономерной неравномерностью социально-экономического и политического развития регионов.

Переход к информационному (или коммунистическому, как основанному на научном коммунизме) обществу рассматривается как магистральный путь решения глобальных проблем30. Замещение материально-энергетических ресурсов информационными как способ снятия пределов экономического роста предполагалось и теоретиками Римского клуба. В монографии “За пределами роста” говорится об информационной, знаково-семотической составляющей материального благосостояния: “Людям не нужны огромные автомобили, им нужно уважение. Им не нужны шкафы, полные одежды, они хотят быть привлекательными, им нужные волнения, разнообразие и красота. Людям не нужно засилье электроники, они хотят прожить свою жизнь с пользой. И так далее. Люди нуждаются в самоутверждении, в обществе, стимулах, признании, любви, радостях. Попытаться удовлетворить эти потребности материально – означало бы пробудить неутомимый аппетит к ложным решениям реальных, но неразрешимых проблем. Одна из основных сил, побуждающих стремления к материальному росту – это ощущение духовной пустоты. Общество, способное признать и сформулировать свои нематериальные потребности и найти пути их нематериального удовлетворения, потребует значительно меньших материальных и энергетических затрат и обеспечит гораздо более высокий уровень удовлетворения человеческих запросов”31.

Определенные надежды, которые возлагаются на информационное общество как способ преодоления пределов роста, не устраняют, а обостряют глобальные проблемы. Выше уже говорилось, что как раз экспансией глобальных коммуникаций концепция митоза биосфер объясняет происхождение глобальных проблем. Известно также, что Интернет как наиболее крупная глобальная компьютерная сеть возникла в 1968 году под названием ARPANET (Advanced Research Projects Agency NETwork) и связывала исследовательские центры Министерства обороны США. Затем начался эволюционный процесс ее объединения с компьютерными сетями высших учебных заведений США. В 1983 году из сети ARPANET была выделена чисто военная ветвь MILNET (MILitary NETwork). По мнению специалистов, одной из причин этого объективно неизбежного разделения стало то, что передаваемая по объединенным сетям информация военно-стратегического значения могла стать известна сотрудникам университетов и просто случайным людям, не имеющим допуска к секретным работам и документам. В дальнейшем организации, занимающиеся преимущественно военными исследованиями и разработками, подключались к таким крупным национальным сетям, как NSFNET (National Science Foundation Network) – сеть Национального фонда США, HEPNET (High Energy Physics Network) – сеть институтов, специализирующихся на физике высоких энергий, SPAN (Space Physics Network) – сеть организаций, занимающихся изучением физических явлений в космическом пространстве, и другим. Другой сегмент бывшей ARPANET стал доступен для образовательных учреждений, коммерческих организаций, библиотек, государственных структур, негосударственных организаций и частных лиц. В этот сегмент начали интегрироваться другие локальные компьютерные сети и весьма скоро к ней стали присоединяться пользователи за пределами США, что и послужило толчком к ее переименованию в Интернет (INTERNET – INTERnational NETwork).

По мнению известного специалиста в области информационной экономики Джон Годдара переход к информационному обществу характеризуется следующими процессами32:

  1. ^ Информация приобретает значение ключевого стратегического ресурса, от которого зависит организация мировой экономики. Функционирование мировой экономической системы требует координации глобально распределенного производства, планирования и учета внутри- и межгосударственных взаимосвязей, а также организации рынков сбыта, охватывающих огромные пространственные территории. 2. Информационно-коммуникационные технологии обуславливают развитие и совершенствование инфраструктуры обработки и распространения информации. Эти технологии позволяют осуществлять беспрецедентное распространение информации в пространстве и времени, мгновенно предавать ее в нужную точку земного шара, а также в режиме реального времени проводить экономический, политический и социальный мониторинг на различных уровнях. 3. Исключительно быстрое расширение информационного сектора рыночной экономики выдвигает на первый план взрывоподобный рост таких служб, как новые виды средств массовой информации (спутниковое и кабельное телевидение, видеосервис) и онлайновый доступ к базам данных множества субъектов, потребляющих широкий спектр информации: от показателей биржевых индексов, потребительских цен и котировок валют до рефератов научных и технических журналов.

Развитие подобных компонентов ведет к радикальной реорганизации мировой финансовой системы, результатом которой является разрушение традиционного рубежа, когда-то разделявшего банковское дело, финансовые службы, кредитную и маклерскую сферы и т.д. Внутри этого мира больших финансов в электронном виде циркулируют огромные денежные потоки, – по некоторым оценкам ежедневный оборот системы электронных платежей во всемирном масштабе достигает 2 трлн. долларов.

  1. ^ Рост информатизации экономики способствует интеграции национальных и региональных экономик. Использование эффективных информационных технологий и происходящие в связи с этим изменения в экономике приводят к постепенному отмиранию тех ограничений, которые накладывает на экономику пространственный фактор. Производители могут теперь планировать и развивать стратегию выпуска, хранения, распределения и сбыта товаров и услуг, а финансово-экономические интересы зачастую связывают компании и государства, расположенные в разных концах света. Географические границы, определяющие территории государств, перестают быть разграничивающими рубежами благодаря тем потокам информации, которые беспрепятственно пересекают эти границы.

Данная тенденция глобального усиления важности информации при постоянном ослабевании пространственного фактора, а также снижения зависимости от территориального расположения различного вида ресурсов наблюдается сейчас во всем мире. Повсеместное применение своеобразной временно-пространственной компрессии постепенно становится фактическим стандартом жизнедеятельности.

Фактор пространственно-временной компрессии стал особенно остро ощущаться в российском обществе и отчетливо проявился при обсуждении концепции устойчивого развития. В политических и деловых кругах ряда общественных движений и регионов Российской Федерации изучается возможность использования концепции устойчивого развития для политической самоидентификации и консолидации на этой основе электората, охватывающего различные слои населения. Речь, разумеется, идет не о текущем предвыборном процессе, с его идеологической неопределенностью, а о предстоящей в перспективе реинтеграции региональных хозяйственно-политических групп, опирающихся как на местное население, так и определенные круги мирового сообщества.

Стихийное вхождение российского общества в мировой рынок и мировое информационное сообщество стало социально-практическим основанием дискредитации либерально-коммунистических и консервативно-патриотических идеологий. По-видимому, наблюдается вызревание новой конфигурации политических сил, существенно отличающей от той, что сформировалась после буржуазно-демократических революций новоевропейского типа. В условиях необратимой глобализации мирового сообщества и в то же время отстаивания ценности автохтонного (геоклиматически обусловленного) образа жизни прежняя альтернатива «модернизм – фундаментализм» уступает место формуле «глобальность – локальность». Идейная борьба начинает вестись в концептуальном поле мондиализма (в широком смысле слова), в конфликте интепретаций тех или иных версий конкретного разрешения глобально-локальных проблем.

Дискурс глобализма захватил и российское общество, что, впрочем, отвечает отечественным традициям «всечеловечности», постановки и обсуждения так называемых «мировых вопросов». В интеллектуальных кругах нашей страны в последние десятилетия прорабатывались различные концепции глобального развития России, из которых наиболее известна концепции ноосферы, связываемая с традиций русского космизма. Но официальную поддержку получила концепция устойчивого развития.

Указом Президента Российской Федерации от 1 апреля 1996 года (№ 440) утверждена «Концепция перехода Российской Федерации к устойчивому развитию»33. Концепция представлена Правительством РФ и разработана во исполнение программных документов, принятых на Конференции ООН по окружающей среде и развитию (Рио-де-Жанейро, 1992 г.). Концепция перехода Российской Федерации к устойчивому развитию включает преамбулу и семь разделов: 1. Устойчивое развитие – объективное требование времени. II. Россия на пороге XXI века. III. Задачи, направления и условия перехода к устойчивому развитию. IV. Региональный аспект устойчивого развития. V. Критерии принятия решений и показатели устойчивого развития. VI. Россия и переход к устойчивому развитию мирового сообщества. VII. Этапы перехода России к устойчивому развитию.

В соответствии с Указом Правительству Российской Федерации поручалось при разработке прогнозов и программ социально-экономического развития, подготовке нормативных правовых актов, принятии хозяйственных и иных решений учитывать положения Концепции. Предлагалось разработать и внести в 1996 году на рассмотрение Президента проект государственной стратегии устойчивого развития Российской Федерации. Но несмотря на проведение ряда чтений, конференций и других мероприятий, следует сказать, что в целом Указ Президента и Концепция были практически не замечены российской общественностью. Положения Указа об учете положений Концепции и разработке государственной стратегии устойчивого развития оказались не выполнены.

Это объясняется тем, что в российских политических кругах решения Конференции в Рио-де-Жанейро с самого начал были восприняты критически. Одни полагали, что это происки коммунистов, желающих вернуть прежний режим; другие, напротив, считали, что устойчивое развитие придумали на Капитолийском холме с целью узаконить безоговорочное господство США на мировой арене34.

Доля истины есть в обоих утверждениях . Концепция устойчивого развития, благодаря усилиям В. А. Коптюга35, декларировалась как идейное основание программных документов КПРФ. Партийная же оппозиция (например, в публикациях С. Кургиняна) подчеркивала, что в оригинальной версии суть концепции резюмируется в формуле «золотого миллиарда». Также обращалось внимание на то, что деятельность ведущего разработчика концепции устойчивого развития Л. Брауна была тесно связана с начатой в 1975 году в США комиссией Мерфи глобализацей концепта национальной безопасности36.

В интерпретации левых сил суть концепции устойчивого развития состоит в признании бесперспективности западного типа экономического роста и в неприемлемости рыночного хозяйства для российского общества. В интерпретации правых сил серьезной проблемой является демографический взрыв, из-за которого и возникает неустойчивость глобальной экосистемы. В «Концепции перехода Российской Федерации к устойчивому развитию» представлена вторая интерпретация, так как подчеркиваются экологические ограничения хозяйственной деятельности. Для перехода к устойчивому развитию предлагается ввести «хозяйственную деятельность в пределы емкости экосистем на основе массового внедрения энерго- и ресурсосберегающих технологий, целенаправленных изменений структуры экономики, структуры личного и общественного потребления». Поскольку рационализация структуры потребления привычно понимается как его ограничение, то левые силы по политическим соображениям избегали демонстрировать открытую приверженность к идее устойчивого развития.

Следуя основным положениям документов ООН, российская Концепция предполагает возможным и необходимым осуществить последовательный переход к устойчивому развитию, обеспечивающему сбалансированное решение социально-экономических задач и проблем сохранения благоприятной окружающей среды и природно-ресурсного потенциала в целях удовлетворения потребностей нынешнего и будущего поколений людей. Соблюдение баланса интересов всех субъектов Российской Федерации предполагается посредством взвешивания затрат выгод и рисков по следующим критериям: 1) «Никакая хозяйственная деятельность не может быть оправдана, если выгода от нее не превышает вызываемого ущерба»; 2) «ущерб окружающей среде должен быть на столь низком уровне, какой только может быть разумно достигнут с учетом экономических и социальных факторов».

Авторы «Концепция перехода Российской Федерации к устойчивому развитию» полагают, что в процессе восстановления глобального баланса Россия будет играть одну из ключевых ролей. В России сохранился крупнейший на планете массив экосистем (8 млн. кв. км.), практически не затронутых хозяйственной деятельностью. Наличие данного массива и определяет роль России как «резерва устойчивости биосферы», утверждается в Концепции.

Таким образом, достижение глобальной сбалансированности предполагает использование России как неприкосновенного запаса мирового сообщества. Данная стратегия вполне адекватно выражает исторический опыт Запада в обеспечении баланса сил за счет подавления соперника. Московская рецепция концепции устойчивого развития, представленная в «Концепции перехода Российской Федерации к устойчивому развитию» явно предлагает использовать сибирский природный массив как «резерв устойчивости биосферы» и как последний ресурс в решении глобальных проблем.

Думается, что в том числе и по данной причине В.А. Коптюг, благодаря деятельности которого концепция устойчивого развития стала достоянием гласности в России, дистанцировался от разработки «Концепции перехода Российской Федерации к устойчивому развитию». Московской рецепции концепции устойчивого развития В. А. Коптюг противопоставил сибирскую рецепцию, артикулированную на Сибирской конференции «Закономерности социального развития: ориентиры и критерии моделей будущего», состоявшейся в апреле 1994 году в Новосибирске37.

Специфика сибирской рецепции концепции устойчивого развития отражена в названии конференции (ср.: в Рио-де-Жанейро – по окружающей среде и развитию). Основой переосмысления концепции устойчивого развития стало изменение дисциплинарного основания – смещение от эколого-демографического междисциплинарного комплекса к социально-политическому комплексу. В оригинале концепция устойчивого развития представляет собой, по словам В.П. Казначеева, политизированную экологию. Сибирская же рецепция есть политизированная социальная история с акцентом на исторически фундированную футурологию. Напомним, что в разработках сотрудников Лестера Брауна концепция устойчивого развития является футурологически фундированной историей экологического краха цивилизаций.

Определенное единодушие участников конференции можно зафиксировать, в частности, по следующим позициям. Во-первых, признается локальная устойчивость развития отдельных цивилизаций, по крайней мере, в недалеком прошлом. Во-вторых, исторически сложившаяся локальная практика устойчивого развития оценивается положительно. В-третьих, глобальная проблематика рассматривается как результат интеграции прежде относительно обособленных локальных цивилизаций. В четвертых, положительная оценка локальной устойчивости экстраполируется на глобальный уровень в качестве целевого ориентира, приемлемого для конкретной цивилизации. В-пятых, все убеждены, что реализация любой локально апробированной стратегии устойчивого развития неизбежно вызовет глобальную катастрофу.

В решении Сибирской конференции проблему научного обеспечения решения глобальных проблем предложено разрешать на основе интеграции науки и совокупного духовно-практического опыта человечества: "Процесс научного познания подошел к смене научной парадигмы, в том числе в сфере социальных исследований. Это требует развертывания поисковых работ, направленных на построение новой концептуальной основы и понятийно-терминологического аппарата, ориентированного на широкий социокультурный синтез, включающий осмысление всего ценного, что накоплено в других формах сознания в том числе таких как религия, искусство и обыденный практический опыт"38.

В то же время при обсуждении концепции устойчивого развития выявились следующие расхождения. Само существование концепции устойчивого развития либо утверждается, либо отрицается. Идея устойчивости рассматривается либо как феномен обыденного сознания, либо как научная идея. Современное развитие человечества признается либо кризисным, либо устойчивым. И наличие самого человечества как относительно целостного объекта либо признается, либо не признается.

Подспудно, наибольшие сомнения вызвал тезис о становлении глобальности мировой цивилизации к середине ХХ в., в чем убеждено подавляющее большинство западных и отечественных глобалистов. Имплицитно истоки глобальных проблем прослеживаются в межцивилизационных взаимодействиях, обозначившихся еще в архаический период39. Установка на архаизацию глобальных проблем, а не только экологических проблем локальных цивилизаций, опирается на устойчивую научную традицию.

Критический подход к современной футурологии и глобалистике стал вырабатываться в Новосибирском академгородке еще в 60-е годы40. Общегуманитарным фоном для исторически масштабного подхода к пониманию глобальных проблем были археологические и исторические исследования А.П. Окладникова и его школы. Одна из основополагающих идей формулировалась следующим образом: «Мир издревле был тесен. С самого начала истории племена и народы соприкасались друг с другом, взаимодействовали, обмениваясь культурными ценностями, внося при этом нечто собственное, самобытное в единый культурно-исторический процесс, в экономическую и политическую жизнь человечества»41. В этом тезисе выражена специфика сибирского взгляда на глобальные проблемы.

Мы не будем обсуждать здесь все те следствия, которые вытекают из исследований сибирских археологов и которые значимы для современной глобалистики42. Интересны истоки взглядов Окладникова, его широкого подхода к анализу всемирно-исторического процесса. В выступлении на всероссийской научной конференции «Евразия: культурное наследие древних цивилизаций» (Новосибирск, 25 – 28 января 1999 года) М.В. Шиловский в докладе «Вклад ученых-сибиряков Г.Н. Потанина, Н.М. Ядринцева и А.В. Адрианова в изучении народов Центральной Азии» указал на прямую преемственность изысканий сибирских областников и работ Окладникова.

Действительно, ценностные ориентации сибирского областничества, проявившиеся при обсуждении сибирского вопроса, совершенный ими интеллектуальный прорыв в гуманитарных исследованиях Центральной Азии особое ментальное поле. Для него характерны во-первых, убеждение в непрерывности планетарного социокультурного континуума, во-вторых, убеждение в его фундаментальной устойчивости на протяжении тысячелетий. Думается, именно эти интуиции ученых-сибиряков определили характер сибирской рецепции концепции устойчивого развития.

Мысль А.П. Окладникова о том, что “мир издревле был тесен”, подтверждает и развивает положение о пространственно-временной компрессии как константе мировой цивилизации. При постановке и обсуждении сибирского вопроса как вопроса о колониальности Сибири не только в составе России, но и мира в целом, имплицитно присутствовало представление о слабозаселенности региона, о его резервной роли при решении не только ресурсных проблем, но демографической проблемы. Внимание к антропоэкологическому аспекту развития Сибири проявлялось и в археологических, и в медицинских, и в демографических исследований сибирских ученых.

Наметившаяся тенденция депопуляции сибирского региона, беспокоящая общественность, вызывает еще большую тревогу в связи с тенденцией депопуляции российского общества в целом. Антропоэкологический подход фиксирует внимание не только на ситуативных обстоятельствах депопуляции в пореформенный период. Как общая закономерность тенденция относительной и абюсолютной депопуляции проявляется в демографических процессах всех развитых стран мира. На фоне незавершенного демографического взрыва эта тенденция не только обостряет межэтнические конфликты в странах Севера.

Более важным представляется то обстоятельство, что одновременно с общим увеличением населения Земли наблюдается изменение соотношения числа белых и небелых. Это соотношение было примерно 1:1 сто лет назад, а сейчас на каждые 80 человек не белой расы приходится только 20 белых. Если эта тенденция не изменится, то к середине следующего столетия среди 10 миллиардов людей на Земле только от одного до пяти процентов будут белыми43.

Угроза депопуляции и вырождения нависает не только над сибирским населением, но и над русским народом и белой расой в целом. Возможно, для судеб Земли безразличен цвет кожи обитающих на ней людей. Возможно, межрасовые браки, внутривидовая гибридизация стимулируют эволюцию человека как биологического вида. Возможно, большая жизнеспособность цветного населения и меньшая жизнеспособность белого населения, при всем его материальном комфорте и благополучии, исторически объяснимы и оправданы в эволюционной перспективе. Тогда победы над природой, которыми гордится Запад, будут принадлежать детям Востока, ибо детей у Запада все меньше и меньше.

С позиций антропоэкологического подхода возникает вопрос об исторической ответственности сибиряков, русского народа, белой расы в целом не только перед будущими, но перед прошлыми поколениями, которые смогли выжить и продолжить род в куда более сложных условиях окружающей среды. Это вопрос о коллективной и индивидуальной ответственности за свой род и его будущее.

Признание перспективы депопуляции и реализация соответствующей демографической политики по естественному и искусственному отбору жизнеспособного населения означает селекцию одних родовых линий и выбраковку других. Выбраковка, проявляющаяся в безбрачии, бесплодии, малодетности обесценивает усилия прошлых поколений по продолжению рода.

Отказ от признания поражения в борьбе за личное существование и существование своего рода, отказ от признания личного вырождения и вырождения своей родовой линии открывает перспективу настойчивых усилий по поддержанию и наращиванию жизненного потенциала, по проведению соответствующей демографической политики, по поиску эффективных путей решения глобальных проблем. Только действительное давление жизни, жесткая необходимость обеспечения жизни будущих поколений своего рода является личным стимулом активизации человеческой жизнедеятельности в условиях глобальных проблем.

  1   2




Похожие:

Е. А. Тюгашев Глобальные проблемы и поиски путей их разрешения: основные теоретические направления iconКазначеевские чтения №2, 2009 Глобальные проблемы ноосферы: природа, человек, общество, культура
Казначеевские чтения №2, 2009. Глобальные проблемы ноосферы: природа, человек, общество, культура. Сборник докладов участников международной...
Е. А. Тюгашев Глобальные проблемы и поиски путей их разрешения: основные теоретические направления iconРегистрационная форма участника VIII всероссийское совещание по изучению четвертичного периода: «Фундаментальные проблемы квартера, итоги изучения и основные направления дальнейших исследований»
Всероссийское совещание по изучению четвертичного периода: «Фундаментальные проблемы квартера, итоги изучения и основные направления...
Е. А. Тюгашев Глобальные проблемы и поиски путей их разрешения: основные теоретические направления icon6. Основные направления и основные проблемы в работе доу таким образом
Таким образом, динамика повышения качества дошкольного образования в нашем учреждении обусловлена
Е. А. Тюгашев Глобальные проблемы и поиски путей их разрешения: основные теоретические направления iconГлобальные проблемы современности

Е. А. Тюгашев Глобальные проблемы и поиски путей их разрешения: основные теоретические направления iconПротокол №5 Заседания педагогического совета сош №17от 28 марта 2011 года
Нои «Наша новая школа». Основные направления реализации концепции стандартов второго поколения. Проблемы. Перспективы
Е. А. Тюгашев Глобальные проблемы и поиски путей их разрешения: основные теоретические направления iconПреподавания филологических дисциплин иностранным учащимся 28-29 января 2010 года Основные направления конференции
Проблемы создания вузовских учебников по рки и другим гуманитарным дисциплинам для студентов-филологов
Е. А. Тюгашев Глобальные проблемы и поиски путей их разрешения: основные теоретические направления iconМуниципальное общеобразовательное учреждение «Коммунарская средняя общеобразовательная школа №1»
Моу «Коммунарская средняя общеобразовательная школа №1» и определяет теоретическую базу и основные направления воспитательной работы....
Е. А. Тюгашев Глобальные проблемы и поиски путей их разрешения: основные теоретические направления iconМуниципальное общеобразовательное учреждение «Средняя общеобразовательная школа №82» Октябрьского района г. Саратова прика з
Актуальные проблемы развития образования в моу «сош №82». Основные направления реализации национальной образовательной инициативы...
Е. А. Тюгашев Глобальные проблемы и поиски путей их разрешения: основные теоретические направления iconПубличный отчёт о деятельности общеобразовательного учреждения за I полугодие
Освещены вопросы обеспечения безопасности, социальной активности участников образовательного процесса. Указаны основные сохраняющиеся...
Е. А. Тюгашев Глобальные проблемы и поиски путей их разрешения: основные теоретические направления iconПубличный отчёт о деятельности общеобразовательного учреждения за 1 полугодие
Освещены вопросы обеспечения безопасности, социальной активности участников образовательного процесса. Указаны основные сохраняющиеся...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов