В., Е. А. Тюгашев Граница как цивилизационная константа России-Евразии icon

В., Е. А. Тюгашев Граница как цивилизационная константа России-Евразии



НазваниеВ., Е. А. Тюгашев Граница как цивилизационная константа России-Евразии
Дата конвертации17.09.2012
Размер57.11 Kb.
ТипДокументы

Попков Ю.В., Е.А. Тюгашев

Граница как цивилизационная константа России-Евразии


В современной гуманитарной науке под константами принято понимать постоянные составляющие какой-либо системы. Поскольку в качестве таких способны фигурировать любые элементы системы, то, с одной стороны, перечень констант становится практически необозрим, с другой же – утрачивается то эвристическое значение понятия константы, которое продемонстрировало свою методологическую эффективность в естествознании. Поэтому представляет интерес выделение в объектах гуманитарного познания констант, понимаемых в том же смысле, что и в точных науках.

Но устоявшаяся в этих науках трактовка констант как постоянных числовых величин при некоторых переменных представляется ограниченной. На наш взгляд, допустимым является расширение этой трактовки путем отнесения к константам любых математических параметров, имеющих фиксированное значение у изучаемых объектов (например, геометрические формы, векторные характеристики и пр.). Так, одной из такой констант Евразии является «прямоугольная» организация ландшафта (т.н. «великая шахматная доска З. Бзежинского»).

Думается, одной из констант России-Евразии является ее граничность (пограничность). Еще классическое евразийство вводило историософское понятие Евразии как пограничной полосы между Европой и Азией. Евразия в предельно точном (и точечном) значении евразийского термина есть собственно эта граница, в дальнейшем организующая в соответствии со своими свойствами прилегающие ойкумены.

Математическое понятия границы (limit) по-разному определяется в разных разделах математики. Независимо от отраслевых вариаций его смыслов, инвариантным является представление постоянства, иногда фиксируемом в конкретном значении (пересечение двух поверхностей). Так, граница может быть линейна (криволинейна или прямолинейна). В цивилизационном анализе наиболее применимы, по-видимому, представления о границе, развиваемые в фрактальной геометрии. Но, оставляя в стороне вопросы конкретно-математического понимания границы, обратимся в данной работе к обоснованию пограничности России-Евразии как необходимому условию применения математических методов.

Геополитические и геоэкономические сдвиги последней трети ХХ века привлекли внимание к пограничному фактору в генезисе и взаимодействии ло­кальных цивилизаций. Смежные цивилизации стали восприниматься как цивилизационное пограничье, захватываемое в процессе экспансии. такие цивилизации, прирастая периферией, идентифицируют себя как пограничные цивилизации. Пограничность выражается в обращенности вовне, в фиксации пограничья как зоны ближайшего развития.

В отечественной историософии (С.И. Семенов, Я.Г. Шемякин) пограничные цивилизации характеризуются как общности целостные, полиэтничные и поликонфессиональные, а также как гетерогенные, расколотые, полиморфные, толерантные, лабильные.
Это — открытые культуры, играющие роль своеобразных мостов между Западом и Востоком, Севером и Югом. Классической моделью пограничной культуры, согласно С.И. Семенову, была Византия. Причины последующего распада пограничных цивилизаций он усматривает в возобладании политике унификации и гомогенизации.

Вместе с тем, была показана ( В.Б. Земсков) историческая относительность противопоставления цивилизаций классических и цивилизаций пограничных. Действительно, практически все классические цивилизации на этапе становления были периферийны, лиминальны и пограничны. Таким образом, пограничность оказывается временным, транзитивным состоянием любой цивилизации, а не ее имманентным свойством. Поскольку для любой цивилизации пограничность есть всего лишь момент, эпизод в развитии, то эта пограничность не воспринимается как необходимый и существенный признак в типологии цивилизаций. Соответственно, в гносеологическом отношении маркер «пограничности» воспринимается не столько как понятие, а в качестве продуктивной метафоры.

На наш взгляд, применительно к ряду цивилизаций характеристика их как пограничных действительно выглядит метафоричной. Соответственно, в сложившемся дискурсе пограничности понятие границы практически не употребляется. Наряду с перспективой исчезающей метафоризации тема пограничности развивается в рамках уточнения и конкретизации специфики ее проявления в отдельных цивилизациях (например, фронтир).

Наблюдаемое отсутствие конкретно-пограничной тематики в дискурсе цивилизационной пограничности объясняется, на наш взгляд, одним простым обстоятельством – полигосударственностью классических цивилизаций. Для них, как правило, внутрицивилизационные (т. е. межгосударственные границы) значили гораздо больше, чем границы цивилизации как таковой. Соответственно, пограничность скорее атрибутировалось отдельным нациям-государствам, нежели цивилизации в целом.

Вглядываясь в историческую географию России с точки зрения реализации миссии пограничности, с удивлением признаешь по существу пограничный характер российской цивилизации. Сегодня большинство субъектов Российской Федерации являются пограничными регионами. В историческом аспекте очень многие города, в т.ч. столицы, возникали как опорные пункты пограничных укрепленных линий.

Пограничность российского бытия удивительным образом корреспондирует состоянию русской души, которое не без оснований можно определить как пограничное состояние. Психиатрическая феноменология пограничных состояний включается следующие признаки пограничности: 1) склонность прилагать чрезмерные усилия с целью избежать реальной или воображаемой участи быть покинутым; 2) склонность вовлекаться в интенсивные, напряженные и нестабильные взаимоотношения, характеризующиеся чередованием крайностей – идеализации и обесценивания; 3) расстройство идентичности: заметная и стойкая неустойчивость образа или чувства Я; 4) импульсивность, проявляющаяся как минимум в двух сферах, которые предполагают причинение себе вреда (например, трата денег, сексуальное поведение, злоупотребление психоактивными веществами, нарушение правил дорожного движения, чрезмерное переедание); 5) рецидивирующее суицидальное поведение, намеки или угрозы самоубийства, акты самоповреждения; 6) аффективная неустойчивость, очень переменчивое настроение (например, периоды интенсивной дисфории, раздражительности или тревоги, обычно продолжающиеся в течение нескольких часов и лишь изредка несколько дней и больше); 7) постоянно испытываемое чувство опустошенности; 8) неадекватные проявления сильного гнева или трудности, связанные с необходимостью контролировать чувство гнева (например, частые случаи проявления раздражительности, постоянный гнев, повторяющиеся драки); 9) преходящие вызываемые стрессом параноидные идеи или выраженные диссоциативные симптомы.

Для диагностики пограничности достаточно наличия хотя 5 симптомов из 9 перечисленных. Загадочная русская душа и неповторимый русский характер обладают, как следует из отечественной этнопсихологической литературы, по крайней мере, признаками №№ 2-6, 7. В отношении остальных признаков относимость их к русской душе не столь очевидна, хотя и не исключена.

Органическая пограничность русской души исторически обусловлена геополитической динамикой отечественной государствообразующего процесса. Еще П.Н. Савицкий формулировал закономерность периодической ритмики укрепленных восточных границ России. Эта закономерность выражалась в существовании/несуществование укрепленных внутриевразийских пограничных линий, сменяющих друг друга в перемежающейся ритмике Во Внутренней Евразии пограничное разъединение сменялось объединительным процессом и сопутствующим исчезновением укрепленных линий. Но западная русская граница (в отличие от восточной границы) всегда оставалась укрепленной. И-за большой протяженности восточных и южных границ и малонаселенности территории охрана этих рубежей страны носила очаговый характер.

Историко-географические изыскания позволяют в России-Евразии дифференцировать несколько типов пограничности: 1) постоянство западной границы, 2) подвижность кусочно-линейных юго-восточных границ, 3) исчезающая неопределенность северо-восточных границ. Разные типы границ, безусловно, дифферинцируют и разные типы пограничности в российской культуре.

Оценивая релевантность концепта пограничной цивилизации, нельзя не отметить, что в отношении России этот концепт может быть терминологизирован и конкретизирован в научное понятие, тогда в отношении других цивилизаций его употребление может так и остаться метафоричным. Объективная оправданность характеристики России как пограничной цивилизации определяется: во-первых, практически полным совпадением границ российской цивилизации и Российского государства, во-вторых, пограничным происхождением ее городов; в-третьих, прилеганием большинства субъектов Российской Федерации к ее государственной границе. В результате пограничный фактор может рассматриваться как один системообразующих в конституции российской цивилизации.




Похожие:

В., Е. А. Тюгашев Граница как цивилизационная константа России-Евразии iconК статье Е. А. Стаханова «Список подписавших Соборное Уложение 1649 года и реальная территория России в середине XVII века»
На карте проведено две границы: красная – граница России в 1649 г по ти, синяя – очерчивает территории, откуда прибыли представители...
В., Е. А. Тюгашев Граница как цивилизационная константа России-Евразии iconТестирование по Евразии, 7 класс
Что образуют запасы олова и вольфрама в восточной части Евразии
В., Е. А. Тюгашев Граница как цивилизационная константа России-Евразии iconЛубский А. В. Цивилизационная специфика становления федерализма в России // Россия – Германия: проблемы федерализма (политологический сборник). Дортмунд – Ростов н/Д. 2000

В., Е. А. Тюгашев Граница как цивилизационная константа России-Евразии iconПравославная реформация в россии: социокультурный подход
Е. А. Тюгашев. Православная реформация в России: социокультурный подход // Современные интерпретации социокультурных процессов. Кемерово,...
В., Е. А. Тюгашев Граница как цивилизационная константа России-Евразии iconКак подготовить чемпионов?
России, мастер спорта Шикшин Валерий Дмитриевич 4 дан. Среди моих учеников есть хорошо известные имена в Европе, такие как четырехкратный...
В., Е. А. Тюгашев Граница как цивилизационная константа России-Евразии iconЕ. А. Тюгашев концептосфера современной югры: дискурс александра филипенко
Такие многозначные концепты как «правда», «мир», «человек» воспринимаются как константы, универсальные постоянные, в которых сконцентрирован...
В., Е. А. Тюгашев Граница как цивилизационная константа России-Евразии iconСоцис. № Е. А. Тюгашев социокультурный подход в преподавании социологии: жанр этюда
Тюгашев евгений Александрович кандидат философских наук, доцент Новосибирского государст­венного университета
В., Е. А. Тюгашев Граница как цивилизационная константа России-Евразии icon14 марта в мире отмечается один из самых необычных праздников «День числа Пи»
Число π — математическая константа, выражающая отношение длины окружности к длине ее диаметра. В цифровом выражении π начинается...
В., Е. А. Тюгашев Граница как цивилизационная константа России-Евразии iconТюгашев Е. А
Степи и Леса. Ландшафт лесостепи есть положительная ценность, объективно функционирующая не только как универсалия евразийской цивилизационной...
В., Е. А. Тюгашев Граница как цивилизационная константа России-Евразии iconЕ. А. Тюгашев ситуация как категория социокультурного анализа: парсонс — ясперс — гегель
Культура как таковая есть конкретное тождество природного и социального. Поэтому социокультурная конкретизация философского знания...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов