Что такое самоопределение наций? icon

Что такое самоопределение наций?



НазваниеЧто такое самоопределение наций?
Дата конвертации17.09.2012
Размер161.64 Kb.
ТипДокументы





Е. А. Тюгашев


Национальный вопрос в эпоху глобальных

проблем: в лоне университета

На французской стороне,

на чужой планете...

Как показано в предыдущей статье разрабатываемого нами цикла1, национальный вопрос был поставлен на повестку дня национально-освободительными движениями Нового времени наряду с другими социальными вопросами, такими как школьный, университетский, женский, аграрный, рабочий, восточный, кавказский и т. п. Серия социальных вопросов была специфическим средством проблематизации общественного развития в системе утопического миросозерцания, которое мы предлагаем рассматривать в качестве духовной доминанты Нового времени. Суть национального вопроса состоит в конкретной реализации абстрактной воможности бытия нации. Возникающая в результате национально-освободительного движения нация самоопределяется либо в форме нации-государства, либо в форме нации-культуры. Организация Объединенных Наций стала институциональным выражением первого варианта решения национального вопроса.

^ Что такое самоопределение наций?


Естественно, что когда делаются попытки рассмотреть так называемое самоопределение основным становится вопрос о том, что следует понимать под ним. “Искать ли ответа в юридических дефинициях (определениях), выведенных из всяческих “общих понятий права? - рассуждает вопрос В. И. Ленин. - Или ответа надо искать в историко-экономическом изучении национальных движений?”2. С точки зрения теории марксизма вообще, по его мнению, вопрос о праве самоопределения не представляет трудностей. Соотнося, как классический марксист, концепцию естественного права наций с утопическим сознанием В. И. Ленин разбирает историко-экономические условия национальных движений и “неизбежно” приходит к выводу, что “под самоопределением наций разумеется государственное отделение их от чуженациональных коллективов, разумеется образование самостоятельного национального государства”3 . На мой взгляд, ленинское решение национального вопроса, , ни в коей мере не может удовлетворить классического марксиста. Во-первых, предложенное решение буквально совпадает с известным концептом естественного права о нации-государстве. Признавая это, В. И. Ленин оговаривал, что такой должна быть позиция только великой нации, допускающей свободу отделения для остальных наций. Самоопределение же малых наций состоит в свободе государственного присоединения к той или иной великой нации.

Во-вторых, отсутствует и собственно историко-экономическое обоснование данного решения национального вопроса. Ни один профессиональный историк-экономист не согласится с таким тезисом Ленина: “И пример всего передового цивилизованного человечества, и пример Балкан, и пример Азии доказывают, вопреки Розе Люксембург, безусловную правильность положения Каутского: национальное государство есть правило и “норма” капитализма, пестрое в национальном отношении государство - отсталость или исключение. С точки зрения национальных отношений наилучшие условия для развития капитализма представляет, несомненно, национальное государство”4.

Какие же многонациональные государства можно сегодня отнести либо к отсталым, либо к исключениям? Безусловно правильно отнести к ним Соединенные Штаты Америки, Федеративную Республику Германии, Соединенное Королевство Великобритании и Северной Ирландии, Союз Советских Социалистических Республик, Индию, Китай, Канаду и все остальные более или менее крупные государства. Парадигму интернационального решения национального вопроса в наше время воплотили в себе Соединенные Штаты Америки. Впрочем, несколько раньше, в XVI в. образованием Республики Соединенных провинций был разрешен“ нидерландский вопрос”. А первым удачным опытом самоопределения нации было основание Швейцарского союза, начало которому было положено договором, заключенным в 1291 г. тремя горными кантонами - Швицем, Ури и Унтервальденом, объединившимися в борьбе против австрийского владычества.

Обобщая факты, касающиеся указанных “исключе­ний”, мы неизбежно придем к выводу, что интернациона­льное государство есть правило и норма капитализма, а на­ционал-капитализм - отсталость или исключение. С точки зре­­ния национальных отношений, наилучшие условия для развития капитализма обеспечивает, несомненно, интерна­циональное государство.

Таким образом, элементарный историко-экономический обзор показывает, что реальным содержанием национальных движений эпохи раннего капитализма является объединение ряда наций в самостоятельное многонациональное государство, выходящее из состава более крупного государства. В представлении о национально-освободительных движениях фактически постулируется существование исторически данных “атомарных” наций, включенных в мировой вихрь (по Демокриту). Очевидно, что в национальных движениях происходит не самоопределение наций, а скорее определение и ограничение чужих наций. В результате вопрос о национальном самоопределении остается открытым.

^ Образование нации: от варварства к цивилизации


Описывая раннебуржуазную эпоху К. Маркс и Ф. Энгельс в “Манифесте Коммунистической партии” различали цивилизованные нации и варварские нации. Образование цивилизованных наций рассматривается ими как результат централизации: “Независимые, связанные почти только союзными отношениями области с различными интересами, законами, правительствами и таможенными пошлинами, оказались сплоченными в одну нацию, с одним правительством, с одним законодательством, с одним национальным классовым интересом, с одной таможенной границей”5.

Заметим, что сплочение в “одну нацию” происходит на основе союза разных областей и разных наций. Процесс централизации нарушает устоявшийся баланс центров силы и формируют новый центр интенсивного движения. Непрерывная миграция финансовых и интеллектуальных центров, объективная рефлексия регионов формирует потребность в осознании собственной региональной специфики. “Беспрестанные перевороты в производстве, непрерывное потрясение всех общественных отношений, вечная неуверенность и движение отличают буржуазную эпоху от всех других. Все застывшие, покрывшиеся ржавчиной отношения, вместе с сопутствующими им, веками освященными представлениями и воззрениями, разрушаются, все возникающие вновь оказываются устарелыми, прежде чем успевают окостенеть. Все сословное и застойное исчезает, все священное оскверняется, и люди приходят, наконец, к необходимости взглянуть трезвыми глазами на свое жизненное положение и свои взаимные отношения”6.

“Способность взглянуть трезвыми глазами на свое жизненное положение” становится атрибутом цивилизованной нации. Необходимость самоосознания реализуется не во всякую пору перемен, но только тогда, когда сохраняется устойчивое ядро нации. Нация в этом случае не остается неизменной, а претерпевает процесс образования, осознавая свою преемственность с варварским прошлым. Таким образом, цивилизованная нация воспринимается как просвещенная, или образованная, нация. Термины “просвещенность”, “цивилизованность”,“гражданственность”, “образованность” в середине прошлого века рассматривались как синонимы: под ними разумелось все, что способствовало народному благосостоянию, - науки, искусства, ремесла, торговля, управление, судопроизводство, военные силы7.

Возможность образования цивилизованной нации реализовывалась при условии существования такого социального института, рефлексия которого обеспечивала бы сочетание в обществе традиций и инноваций. В европейской истории эту роль сыграли университеты, на протяжении многих веков обладавшие монополией на образование и науку. Социальная функция университета - “страж на башне”, “хранитель ключей всего христианского мира”. Цензура по отношению к инновациям была направлена на охрану установленного порядка от порчи, на неуклонное следование старым истинам. Между тем, университетская среда сама генерировала многочисленные инновации, подчинявшие себе университет или ин­ституализировавшиеся в организации параллельного университета.

В европейском средневековье не было более ревностных сторонников права на самоопределение, чем университеты. Ни один университет не мирился с авторитарным вмешательством в свою жизнь, от кого бы оно ни исходило. После бурных дебатов составлялись петиции, снаряжались депутации, возбуждались уголовные иски, грозились забастовать. При выработке любых решений выслушивались мнения всех университетских общин и отдельных ораторов, а затем шли бесконечные согласования. Предмет всесторонне обсуждался, выявлялись разные мнения, по каждому вопросу выносились определения, которые сводились в заключительном суждении, выносимом единогласно. Выборы следовали непрерывно: нации избирали прокуроров, факультеты - синдиков и деканов, университет - ректора (сроком на три - шесть месяцев). Это входило плоть и кровь студента и магистра, всего университетского люда, “убежденного в святости права избирать своих представителей и руководителей, права отстаивать свои права и привилегии права выражать и защищать свое мнение”8.

Вопрос о праве наций на самоопределение явно сформулирован в языке университетских диспутов. Почему государственное отделение нации называется ее само-определением? Схоластическую культуру определения самого себя унаследовала и юридическая традиция Нового времени.


^ В дискурсе университет


Главной базой университета были нации - корпорации студентов, говоривших на одном родном языке. Каждая нация делилась на провинции, диоцезы, племена. Прибывший в университет студент вписывался в тетрадь прокурора нации. Эта процедура была существенна для университетской нации и находилась под ее контролем. Так, например, в 1436 г. Парижский университет сотрясал конфликт по поводу трех студентов из Жизора (город на границе Нормандии и Иль-де-Франса), внесенных в списки французской нации, но востребованных нормандцами. Объединившись, студенты собирались для обсуждения дел в одной из своих коллегий, сообща нанимали жилье, вместе посещали церкви, участвовали в процессиях и праздниках в честь святого патрона (как правило, земляка), встречались на постоялом дворе во время национальных праздников, среди купцов родных городов избирали университетских посланников, предоставлявших ссуды студентам, развозивших почту, деньги и небольшие посылки и пользовавшихся за это всеми привилегиями университетских “подданных”9.

В Парижском университете в XII в. насчитывалось двенадцать наций. До 1215 г. 38% всех магистров искусств были английского происхождения. Впоследствии их численность значительно уменьшилась, в связи с чем английская нация была вынуждена сменить свое название сначала на англо-германскую, а затем и на германскую. Университеты Шотландии - в Сент-Андрюс (основан в 1411 г.), Глазго (основан в 1415 г.) и Абердина (основан в 1495 г.) на гуманитарных факультетах имели по четыре нации, но именовали их по названиям шотландских областей. В 1648 г. студенты Вильнюсской Академии произнесли приветственные речи в честь короля Владислава Ваза на 18 языках: кроме латинского и греческого на французском, итальянском, испанском, немецком, фламандском, старославянском, чешском, польском, белорусском, литовском, латышском, венгерском, английском, шотландском, ирландском и сирийском10.

Институционально средневековый университет представлял собой организацию объединенных наций. Наряду с традиционным соперничеством за контроль над университетом между корпорациями преподавателей, студентов и ректоратом ожесточенная борьба шла и между студенческими нациями. Конфликты часто разгорались из-за пустяков, но могли отражать и реальные противоречия, раздиравшие Европу. “В первой декаде XV в. Пражский университет стал очагом чешского национализма и гуситской политики, - пишет Х. Де Риддер-Сименс. - Студенты из Богемии, Моравии и Венгрии образовали Богемскую нацию (ассоциацию), которая включала как чехов, так и выходцев из германских земель. Все остальные студенты образовали баварскую, саксонскую и польскую нации. Соперничество между чешским и немецким сообществами в Богемии достигло критической стадии в студенческих нация в Праге. Богемская нация потребовала предоставления ей трех голосов в университетском совете, в то время как каждой из трех других наций предоставлялось по одному, и это требование было удовлетворено в 1409 г. Германцы отказались признать такое решение и покинули Прагу, чтобы основать новый университет в Лейпциге, моделью для которого стал университет Праги”11 .

Трудно сказать, замечает далее Х. де Риддер-Сименс, насколько существование наций в университете было полезным с точки зрения укрепления сознания принадлежности к определенной общности и “национальных” чувств, но совершенно очевидно, что чувство корпоративности среди граждан одной страны и рост национализма имели политические последствия. Так, начиная с XV в., национальные чувства швейцарцев укреплялись в ходе длившихся долгое время контактов в университетах между членами конфедерации из различных кантонов и из самых разных слоев общества.

В обычной жизни выходцы из разных земель в Нормандии, Тоскане или Саксонии не осознавали своего единства, пока в далеких университетах не оказывались противопоставленными соответственно ”французам” и “пикардийцам”, “умбрийцам” и “пьемонтцам”, “чехам” и “швабам”. Чувство региональной солидарности развивалось через контролируемые нациями коллегии - частные школы и пансионы, большинство мест в которых предназначалось для уроженцев определенных диоцезов. Контроль во многом носил и политический характер. Так, в конце 1443 г. французская и пикардийская нация Парижского университета сорвали решение старших факультетов об организации торжественной процессии по случаю прекращения учебной забастовки: они запретили педагогам - содержателям пансионов выпускать учеников на улицу12.

Города охотно избирали своими депутатами студентов, бакалавров и магистров нации, сокращая расходы на представительство и получая квалифицированных ораторов, связь с которыми осуществлялась через университетских посланников. Важнейшую роль играл институт gradues - выпускников университета, не лишавшихся налоговых льгот и не расстававшихся со званием студента до 60 - 70 лет. Работающие в регионах юристы, врачи, священники, чиновники числились членами университетской нации, которая в случае неповиновения угрожала исключением за нарушение корпоративной присяги. Необыкновенное влияние университетов проявилось на Констанцском соборе 1414 г. Университеты настойчиво добивались его созыва; и голосование проводилось по университетским нациям - английской, германской, французской и итальянской.

По роли в представительстве нации университет долгое время конкурировал с парламентом. Оружием университета были угрозы прекратить занятия, проповеди и церковные службы, исключить чиновников и прелатов за несоблюдение корпоративной присяги, отлучить противников от церкви. Университет располагал огромной армией проповедников и мог обращаться к народу на национальном языке, важнейшие постановления расклеивались на улицах, зачитывались в церквах. И, как заключает П. Уваров, “всегда против папского универсализма на защиту национальных свобод вставали именно университеты”13.

^ Революции бакалавров


В мае 1889 г. курсант военно-медицинского училища Османской империи албанец Ибрагим Темо предложил трем своим товарищам создать тайное общество с целью спасения родины. Вскоре состоялось первое собрание членов тайного общества, условно названное “Собрание под инжиром”. Ячейки общества были созданы в военном, военно-морском и инженерно-артиллерийском училищах, школе гражданских чиновников и ветеринарной школе. Так было положено начало движению младотурок. В конце 1906 г. центр младотурецкого движения был создан в Дамаске. Он был связан с именем будущего основателя Турецкой республики Мустафы Кемаля, который был направлен в Дамаск для прохождения службы.

То обстоятельство, что первые группы младотурок возникали именно в учебных заведениях, как отмечают исследователи14, не было случайным. Молодежь получала здесь серьезное образование, изучала иностранные языки, знакомилась с жизнью европейских государств. По отзыву А. Мандельштама, сотрудника российского консульства в Стамбуле, “молодые офицеры турецкой армии, выходцы из военных школ Константинополя, составляли, без всякого сомнения, наиболее либеральный и цивилизованный элемент в Османской империи”.

“Советская историческая энциклопедия” упоминает полтора десятка революционно-демократических организаций, связанных со студенческими центрами и посвятивших себя делу национального освобождения: “Молодая Италия” (1831 - 1848 гг.); “Молодая Германия” (1843 - 1850 гг.); “Молодая Польша” (с 1834 г.); “Молодая Ирландия” (1840 - 1848 гг.); “Молодая Англия”(1841 - 1848 гг.); а также младолатыши, младофинны, младочехи, младоарабы, младоафган­цы, младобухарцы, младоалжирцы и др.15 Организатором тайного федеративного международного союза “Молодая Европа”16 был Мадзини, деятельность которого стала образцом более поздних национально-освободительных революций.

Любопытной особенностью младотурецкого движения, “Молодой Англии” и так и не состоявшейся организационно “Молодой России” была принадлежность их сторонников к великой, господствующей нации. Национально-осво­бо­ди­те­льное движение наций-гегемонов явно стимулировалось не столько бо­рь­бой против национальных окраин (“За нашу и вашу сво­боду!”), сколько потребностью в обновлении, в росте обра­зования и цивилизованности.


^ Культура братства народов


Изложенный материал позволяет сформулировать гипотезу о генетической связи новоевропейских национальных государств с университетской культурой, в особенности с такой ее составляющей как университетскими нациями. Связь эта достаточно сложна и непосредственно проявляется только в средневековье. Именно в данное время в отдаленных от родины университетах возникали постоянно меняющие границы федеративные корпорации земляков, представляющие собой зародыши будущих национальных государств.

Университетская нация была в буквальном смысле утопией. Едва ли стоит напоминать о блаженстве студенческого существования. Гораздо важнее то, например, что германской нации как таковой на территории германских государств еще не существовало, но прообраз ее уже зарождался в инкубаторе иноземного университета. В этом отношении университетская нация была фиктивным образованием, хотя реально развивалась как корпорация и посредством инфильтрации своих членов впоследствии интегрировала территории происхождения в национальное государство. Поскольку образование нации осуществлялось в буквальном смысле слова через ее образование, т. е. просвещение посредством университетской нации, постольку и нация как таковая часто воспринимается исключительно как фиктивное, идеализирование объединение, имеющее, впрочем, вполне осязаемые социально-практические границы.

Наглядным примером распространенного убеждения в фиктивности нации является заключение П. Сорокина, комментирующего так называемый национальный вопрос следующим образом: “Что же мы имеем в итоге? Довольно странный вывод: в процессе анализа национальность, казавшаяся нам чем-то цельным, какой-то могучей силой, каким-то отчеканенным социальным слитком, эта “национальность” распалась на элементы и исчезла. Вывод гласит: национальности как единого социального элемента нет, как нет и специально национальной связи. То, что обозначается этим словом, есть просто результат нерасчлененности и неглубоко понимания дела ... Сознаю, что это утверждение смелое, кажущееся парадоксальным, но тем не менее это так”17. На этом основании П. Сорокин квалифицирует далее принцип национальности как утопию18, хотя возможную реализацию его оценивает как исторический регресс, неприемлемый для “равноправной человеческой личности” и “всечеловека”.

Возвращаясь к университетскому вопросу, можно отметить, что с введением уже с XIII в. протекционистских ограничений на приобретение образования за рубежом и организацией национальных университетов в каждом государстве (а позже и в каждой провинции) происходит “заземление” университетских наций - интеграция с Отечеством. Университет приобретает статус функционирующего национального института, и его роль в генезисе нации становится менее заметной. На первый план выходят иные формы консолидации нации - абсолютизм, армия, объединения эмигрантов и т. п.

Наряду с нациями в университетах существовала и такая менее известная и распространенная форма студенческой ассоциации, как братство подданных той или иной страны19. В братство входили студенты и бывшие студенты, объединившиеся для поддержки соотечественников. В XV в. братства стали трансформироваться в литературные и ученые общества. Отдаленная генетическая связь между университетскими нациями и нациями-государствами дает основания предположить, что университетские братства могли стать духовной основой этносоциальных организмов другого типа.

Метафора “братство народов” была введена в этнофилософию Н. С. Трубецким. Характеризуя традиционный национализм как многоуровневый, концентрически организованный феномен, развивающийся в противоречивом взаимодействии централизма и сепаратизма, он особо выделил иначе организованное “евразийское братство народов”: “Между народами Евразии постоянно существовали и легко устанавливаются отношения некоторого братания... Нужно, чтобы братство народов Евразии стало фактом сознания, и притом существенным фактом. Нужно, чтобы каждый из народов Евразии, сознавая самого себя, сознавал себя именно и прежде всего как члена этого братства, занимающего в этом братстве определенное место. И нужно, чтобы это сознание своей принадлежности именно к евразийскому братству народов стало для каждого из этих народов сильнее и ярче, чем сознание его принадлежности к какой бы то ни было другой группе народов”20.

Евразийская утопия братства народов не совсем беспочвенна, как это может показаться на первый взгляд. Известно, что советский народ обычно осознавался как братство народов. Истоки этого братства возводились по меньшей мере к XVI - XVII вв., когда западнорусские православные братства начали создавать первые школы, развивать университетское образование в Киево-Могилянской Академии и добиваться объединения с Московской Русью.

Указанная генетическая связь свидетельствует о достаточно широком спектре возможностей постановки национального вопроса, социокультурные варианты решения которого предстоит еще детально исследовать.


Этносоциальные процессы в Сибири: Тематический сборник.

Новосибирск: ИФиП СО РАН, 1998. Вып 2. С. 19 – 29.

Примечания


1 См.: Тюгашев Е. А. Национальный вопрос в эпоху глобальных проблем: дискурс современности // Этносоциальные процессы в Сибири. - Новосибирск, 1997. - Вып. I. С. 6 - 12.

2 Ленин В. И. О праве наций на самоопределение // Полн. собр. соч. - Т. 25. - С. 257 -258.

3 Там же. - С. 259.

4 Там же. - С. 263.

5 Маркс К., Энгельс Ф. Манифест коммунистической партии // Соч. - 2-е изд. - Т. 4. - С. 428.

6 Там же. С. 427.

7 См.: Иловайский Д. Руководство по всеобщей истории Древнего мира и Средних веков. - М., 1864. - С. XV.

8 Уваров П. Университеты и идея европейской общности // Европейский альманах: История. Традиции. Культура. - М., - 1993. - С. 122

9 Уваров П. Ю. Парижский университет и местные интересы (конец XIV - первая половина XVв.) // Средние века. - М., 1991. - Вып. 54. - С. 59.

10 Кукушкина И. Старый Вильнюсский университет в истории Литвы и истории Европы (1579 - 1832 гг.) // Европейский альманах. История. Традиция. Культура. С. 127.

11 Риддер-Сименс Х., де. Средневековый университет: мобильность // Аlma mater. - 1997. - № 1. - С. 39.

12 Уваров П. Ю. Парижский университет и местные интересы (конец XIV - начало XV в.). С. 61.

13 Уваров П. Университеты и идея европейской общности. С. 123.

14 Петросян И. Е., Петросян Ю. А. Османская империя: реформы и реформаторы (конец XVII - начало XX в.). М., 1993. - С. 57.

15 Советская историческая энциклопедия. - М., 1966. - Т. 9. - С. 530 -534, 586 -590.

16 Любопытно, что образ “Молодой Европы” является сквозным в работе: Морау П. Средневековый университет: карьера выпускников // Alma mater. - 1997. - № 6 - 8.

17 Сорокин П. Национальность, национальный вопрос и социальное равенство // Сорокин П. Человек. Цивилизация. Общество. - М., 1992. - С. 248.

18 Там же. С. 251.

19 Риддер-Симэнс Х., де. Средневековый университет. С. 40.

20 Трубецкой Н. С. Общеевразийский национализм // Трубецкой Н. С. История. Культура. Язык. М. 1995. С. 425.




Похожие:

Что такое самоопределение наций? iconЛюди и бультерьеры
Он еще не знал, что такое звук и что такое свет, но он отчетливо ощущал единственный, неповторимый запах матери
Что такое самоопределение наций? iconАттестация назначена на четверг 10 июня в 16: 15 на Миусах. Номер аудитории нужно уточнить в деканате
Что такое часть речи и что такое член предложения? Каково соотношение этих понятий?
Что такое самоопределение наций? iconЧто такое Рождество? Что такое Рождество?
Пастухи сразу же отправились в город Вифлеем и нашли в хлеву Деву Марию, её мужа плотника Иосифа, и Младенца, лежащего в яслях
Что такое самоопределение наций? iconОглавление Оглавление Часть 1 Эфиродинамические основы электроматнитных явлений Введение Глава Что такое электричество?
Что такое электричество?
Что такое самоопределение наций? iconЕпископ Диоклейский Каллист Что такое богословие? На семинар
На семинаре богословских школ, посвященном вопросу богословского образования, уместно задать себе основной и первостепенный вопрос:...
Что такое самоопределение наций? iconЭто моя жизнь! by Настюшка
...
Что такое самоопределение наций? iconВ очередной раз о национализме и либерализме
Ответ на вопросы “что такое национализм?” и “что такое либерализм?” всегда будет очень широко варьироваться и от эпохи к эпохе, и...
Что такое самоопределение наций? iconАмосов Н. М. Моя система здоровья., -к.: Здоров'я, 1997. 56 с., Isbn 5-311-02742-8 что такое здоровье? Обратимся к теме здоровья. Смешно спрашивать: «Что такое здоровье?»
Есть, конечно, академические определения, но я не буду их приводить. Разве что одно, принятое Всемирной Организацией Здравоохранения...
Что такое самоопределение наций? iconУстав Организации Объединенных Наций (1945)
Устав Организации Объединенных Наций был подписан 26 июня 1945 года в Сан-Франциско на заключительном заседании Конференции Объединенных...
Что такое самоопределение наций? iconПатриотическое воспитание в школе Что такое «патриотизм»
Родину, свой народ. Конечно, мало только понимать, знать, что такое «патриотизм», и кто такой «патриот». Патриотизм проявляется в...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов