Состояние этноконфессиональной обстановки в ханты-мансийском автономном округе icon

Состояние этноконфессиональной обстановки в ханты-мансийском автономном округе



НазваниеСостояние этноконфессиональной обстановки в ханты-мансийском автономном округе
Дата конвертации17.09.2012
Размер256.36 Kb.
ТипДокументы

Г.А. Выдрина, Ю.В. Попков, Е.А. Тюгашев


СОСТОЯНИЕ ЭТНОКОНФЕССИОНАЛЬНОЙ ОБСТАНОВКИ

В ХАНТЫ-МАНСИЙСКОМ АВТОНОМНОМ ОКРУГЕ


Характер этноконфессиональных отношений в современной Югре определяется особенностями интенсивного промышленного освоения региона. За годы с начала промышленной добычи (1964 г.) численность населения округа увеличилась в 7,5 раз и составляет в настоящее время около 1,5 млн. чел.

Постоянно в округе согласно переписи 1989 г. проживают представители более 120 национальностей, среди которых 850 тыс. русских, 149 тыс. украинцев, 98 тыс. татар, 31 тыс. башкир, 27 тыс. белорусов, 14 тыс. чувашей, 13 тыс. азербайджанцев. Ханты и манси составляют всего 1,5% населения округа. Славянская группа населения имеет подавляющую численность и составляет 80% населения. Ее численность с 1970 года увеличилась в 4,6 раза. Тюркская группа выросла в 7,9 раза. Если в 1970 г. она составляла 7% населения, то на 1989 г. – 12%. Количество чувашей увеличилось в 3 раза, татар – в 7 раз, башкир – в 20 раз, кумыков – в 80 раз, азербайджанцев – в 94 раза. Быстро растет кавказская группа населения: количество чеченцев увеличилось в 41 раз, лезгин – в 70 раз. Количество национальностей, входящих в финно-угорскую группу населения увеличилось в 1,6 раза.

Объекты нефтепромышленного комплекса в Ханты-Мансийском автономном округе были интернациональными ударными стройками. Специалисты-нефтяники прибывали из основных нефтедобывающих регионов СССР – Татарии, Башкирии, Азербайджана, Чечено-Ингушетии, Украины. Выходцы из этих регионов сформировали в округе сильные национальные диаспоры. В начале 90-х гг., когда вслед за молодежью в округ стали приезжать родители, родственники, земляки, тогда образовались не только устойчивые общины и землячества, но и актуализировались и религиозные потребности1.

Национальный состав округа определяет конфессиональную принадлежность населения. По данным опроса, 80,2% русских и 81,4% украинцев считает себя православными. 76,7% татар и башкир относят себя к мусульманам2. Католическая церковь миссионерские усилия сосредоточивает на национальных группах, традиционно исповедующих католичество (поляки, литовцы, немцы).

Доля религиозно ориентированных респондентов в округе составила 64,9%. Группа верующих состоит из 77,1% православных, 9,7% мусульман, 5,6% всех остальных конфессий. Активно верующими, т. е. посещающими религиозные службы ежемесячно и чаще является 5,4%. Прихожанами и членами религиозных общин являются 11,0% респондентов. В округе на 2002 г. зарегистрировано126 религиозных объединений, в т. ч. православных – 54, мусульманских – 24, протестантских – 22 и др. Любопытно, что до 1992 г. мусульманских общин на территории округа не было.

Высокая заработная плата и интенсивное строительство до сих пор привлекают в округ сезонную рабочую силу. Так, в первом полугодии 2001 г.
на территории округа работало 18016 иностранных граждан. Из них: 2/3 – граждане Украины. Этноконфессиональную активность организованные трудовые мигранты не проявляют

Следует, правда, заметить, что в среде турецких строителей выявлено и депортировано 5 бывших членов исламской террористической организации «Серые волки». Этот факт примечателен в связи с тем, что в 1987 г. в США бестселлером стала книга Т. Клэнси «Красный Октябрь», в которой третья мировая война начиналась уничтожением нефтедобывающего комплекса в Нижневартовске террористами из числа «братьев-мусульман»1. Возможность акции «братьев-мусульман» тогда считалась явной фантастикой.

Общая численность нелегальных мигрантов в округе составляет примерно 150 тыс. человек. Нелегальная миграция серьезно осложняет работу администрации округа и органов местного самоуправления по жизнеобеспечению населению в условиях северного завоза.

По многим причинам особое беспокойство вызывают нелегальные мигранты из республик Кавказа и Средней Азии. В ряде городов до 70% школьников начальных классов – дети мигрантов (узбеки, таджики, чеченцы), не владеющие русским языком, в силу чего необходимы коррекционные классов для изучения русского языка.

Мигранты из Средней Азии предлагают свои услуги как поденных работников на садовых участках и огородах, занимаются хищением имущества, что вызывает протесты местных жителей. Реальные потребности населения в услугах мигрантов пока невелики: к ним прибегало 12,8% опрошенных. Органы внутренних дел округа регулярно проводят депортации лиц, не имеющих регистрации.

В современной Югре преступность имеет определенную этническую окраску. Доля преступлений, совершенных в 2001 г. представителями таких этносов как русские, азербайджанцы, чеченцы, молдаване, таджики, армяне, узбеки, ингуши, значительно превышает долю этих этносов в составе населения округа. В структуре преступлений, совершенных представителями таких национальностей как чеченцы, таджики, ингуши, грузины, киргизы, большую часть занимают преступления против общественной безопасности и общественного порядка (главным образом, изготовление, хранение и сбыт наркотиков). Любопытно, что в 2001 г. не раскрывалось преступлений с участием чувашей, ханты и манси, мордвы, марийцев, удмуртов, коми, евреев, поляков и др. Вклад в преступность украинцев, белорусов, немцев ниже, чем их доля в составе населения. Вклад в преступность татар и башкир примерно соответствует их доле в составе населения.

В округе стали эпизодически наблюдаться межэтнические драки и столкновения. В 2000 г. в п. Ульт-Ягун отмечалось выступление русскоязычного населения против дагестанцев, в п. Новофедоровский – выступление татар против азербайджанцев. Нередки столкновения чеченцев и азербайджанцев.

В ряде городов округа появилось скин-движение. «Скины» – в основном молодежь в возрасте от 15 до 20 лет – избивали кавказцев, таджиков, наркоманов. После ряда происшествия армянская и азербайджанская общины обратились к властям с открытым письмом, призывая защитить их от беспредела. Чеченцев и корейцев скинхеды опасаются1.

В данном случае источником национальной напряженности является националистически настроенное русское население. Об отдельных проявлениях русского национализма свидетельствует то, что ранее в ряде населенных пунктов приостанавливалась деятельность отделений РНЕ. 2 мая 2000 г. в Нижневартовске прошла акция по сожжению «антиправославной и противоречащей духу и менталитету русской нации» литературы. В акции приняли участие представители КРО, православной общины и казачества.

По данным нашего исследования, в округе в целом носителем открыто националистических настроений является молодое славянское население. В отличие от лиц более старших возрастов, большинство молодежи в возрасте до 20 лет родились и постоянно живут в округе (см. табл. 1.1.1).

Таблица 1.1.1


Распределение ответов на вопрос: «Являетесь ли Вы коренным жителем округа или приехали из другого региона?», (в %).





До 20 лет

21–30 лет

31–40 лет

41–50 лет

Старше 50 лет

Родился и постоянно живу в округе

Приехал в округ

59,1


40,9

31,9


68,1

13,7


86,3

11,9


88,1

13,3


86,7


Молодые люди в возрасте до 20 лет в шесть раз чаще указывают на наличие в округе серьёзных межнациональных проблем, чем люди старше 50 лет (см. табл. 1.1.2).

Таблица 1.1.2.


Распределение ответов на вопрос: «Существуют ли в Вашем городе (поселке, селе) какие либо проблемы или противоречия в отношениях между людьми разных национальностей и вероисповеданий?» (в %).





До 20 лет

21–30 лет

31–40 лет

41–50 лет

Старше 50 лет

Да, серьезные

Да, но незначительные

Не существуют

Затруднились ответить

18,2

36,4

13,6

31,8

9,2

39,1

33,3

18,4

4,4

32,7

41,1

21,8

6,9

26,7

44,3

22,1

2,7

21.3

58,7

17,3


Напряженность в этноконфессиональных отношениях по данным опроса 2000 г. была феноменом сознания, а не практики. По всем возрастным группам не более 10% опрошенных сталкивались с недоброжелательным отношением к себе со стороны окружающих из-за своей национальности (по массиву в среднем – 8,0%) и не более 5% – из-за своего вероисповедания (по массиву в среднем – 3.1%). Хотя именно в группе молодежи до 20 лет чаще всего обращались к услугам мигрантов (18,2%) и, возможно, в связи с этим, именно в этой группе отрицательное отношение к мигрантам (36,4%) преобладает над положительным отношением (13,6%).

Конфликтогенный потенциал этноконфессионального сознания наиболее высок у молодежи. Так, при ранжировании шкалы ценностей интернационализм и дружба народов молодежь поставила на 13 место (18,2% респондентов данной группы), тогда как в среднем по массиву эта ценность занимает более высокое 10 место (22,4%). Почти половина (45,4%) молодежи до 20 лет испытывает неприязнь к определенным национальностям, тогда как по более старшим возрастным эта доля колеблется от 18,5 до 25,6% (по массиву в среднем – 22,3%). В среднем по массиву из всех национальностей наибольшую неприязнь вызывают обобщенные лица кавказской национальности (у 8,5% опрошенных), в основном чеченцы (7,2%) и азербайджанцы (4%).

Ксенофобия по отношению к этим этносам проявляется и на брачном рынке. Более половины опрошенных не желали бы иметь своим родственником чеченца, азербайджанца, дагестанца. Положительный брачный индекс (разницу между положительными и отрицательными ответами на вопрос о возможности заключения межнациональных браков респондентами или членами их семей) имеют представители только пяти национальностей: русские, украинцы, белорусы, немцы и болгары. Остальные национальности составили групп с отрицательным брачным индексом.

Кроме лиц кавказской национальности (13,6%) у молодежи в возрасте до 20 лет наибольшую неприязнь вызывают узбеки (13,6%) и таджики (9,1%). Относительно брачных предпочтений отметим, что нет ни одного молодого человека в возрасте до 20 лет, который одобрил бы брак родственницы с казахом, грузином, узбеком, таджиком, чеченцем (по остальным возрастным группам такой негативизм отсутствует).

С возрастом брачная терпимость существенно растет, хотя значимость национальности брачного партнера остается примерно той же. Если против брака с чеченцами возразило 77,3% молодых людей в возрасте до 20 лет, то в возрастной группе старше 50 лет – 41,3%. По узбекам это соотношение выглядит так: 68,2% против 33,3%.

Этноконфессиональное сознание молодежи в возрасте до 20 лет наиболее конфликтогенно. Считали возможным серьёзный конфликт на межнациональной почве в своем поселении 40,9% опрошенных из этой группы (табл. 1.1.3).

Следует обратить внимание на то, что жители Сургута и Нягани почти в два раза выше чем в округе – 43,0% и 52,1% оценили вероятность угрозы межнационального конфликта у них на территориях. В Сургуте такие инциденты действительно произошли. Почему они не отмечались в Нягани, этот вопрос нуждается в дальнейшем изучении.

Таблица 1.1.3.


Распределение ответов на вопрос: «Как Вы считаете, возможен ли серьёзный конфликт на межнациональной почве в Вашем городе (поселке, селе) и коллективе, в котором Вы работаете или учитесь?» (в %).





До 20 лет

21–30 лет

31–40 лет

41–50 лет

Старше 50 лет

В Вашем населенном пункте

Возможен

Не возможен

Затрудняюсь ответить

В Вашем трудовом (учебном) коллективе

Возможен


Не возможен

Затрудняюсь ответить



40,9

22,7

36,4


13,6

40,9

45,5



37,7

35,3

27,0


8,7

57,5

33,8



27,0

33,9

39,1


5,6

57,7

36,7



29,8

40,1

30,1


6,1

61,5

32,4



22,0

48,7

29,3


4,7

52,7

42,6


Анализ результатов опроса показывает прямую зависимость ответов на вопрос о динамике межэтнических отношений в последние 5 лет от размеров поселения. Чем крупнее место проживания, тем большая доля населения отмечает ухудшение состояния этих отношений: в крупных городах – 35,7%; в средних городах – 20,9%; в малых городах – 19,2%; в поселках городского типа – 26,8%; в селах и деревнях – 16,5% населения. В крупных и средних городах значительно большая доля жителей считала возможным серьезный конфликт (табл. 1.1.4).

Таблица 1.1.4.


Распределение ответов на вопрос: «Как Вы считаете, возможен ли серьёзный конфликт на межнациональной почве в Вашем городе (поселке, селе) и коллективе, в котором Вы работаете или учитесь?» (в %).





Крупные города

Средние города

Малые города

Пгт

Села,

деревни

В Вашем населенном пункте

Возможен

Не возможен

Затрудняюсь ответить

В Вашем трудовом (учебном) коллективе

Возможен


Не возможен

Затрудняюсь ответить


35,2

34,9

29,9


6,8

59,2

33,9


36,0

27,9

36,0


7,0

52,9

40,1


23,0

38,5

38,5


7,1

63,5

29,5


20,9

44,0

35,1


5,2

44,8

50,0


13,7

71,2

15,1


4,1

65,8

30,1


В разрезе национальных групп более напряженным было этноконфессиональное сознание славянского населения. Около 40% русских и украинцев указали на наличие серьёзных или незначительных проблем и противоречий в этноконфессиональных отношениях, тогда как среди татар и башкир на это указали 27,3% опрошенных. Значительная большая доля русских (32,2%) и украинцев (32,2%), чем татар и башкир (25,8%) считала возможным серьезный конфликт.

При общем по массиву уровне религиозности 36,7% (а с учетом колеблющихся, которые ближе к вере – 64,9%) наиболее высокий уровень религиозности зафиксирован в самой младшей возрастной группе «до 20 лет» – 50,0% верующих и 27,3% колеблющихся, но ближе к вере, т. е. всего религиозных – 77,3%. В остальных возрастных группах доля верующих близка к средней по массиву – от 35,5 до 37,7%. Колеблющиеся распределились неравномерно – больше всего их в группе «31–40 лет» (34,3%), а меньше всего в самой старшей возрастной группе «старше 50 лет» (20,7%). В результате именно в старшей возрастной группе уровень религиозности (с учетом колеблющихся) оказался ниже, чем в среднем по массиву. Прихожанами являются 19,0% респондентов в возрасте до 20 лет. Посещают службы раз в месяц и чаще 9,0%, тогда в группе старше 50 лет – 8,6%.

С учетом общей перспективы роста религиозности показательны следующие характеристики молодежи. Так, к православию себя относит всего 45% респондентов в возрасте до 20 лет, тогда как в более старших возрастных группах к православию себя относят от 69,1 до 77,2%. Означает ли это более низкий авторитет православия среди молодежи и возможной кризис православия в недалеком будущем? Вдвое выше среди молодежи, чем в среднем по массиву, доля исповедующих ислам (15,0% против 7,7%). И значительно меньшая часть молодежи (13,6%) видит в мусульманах верующих, проявляющих наибольшую нетерпимость к иноверцам (по остальным возрастным группам – от 20,3% до 23,4%). Только 13,6% молодежи считает необходимым запретить деятельность иностранных миссионеров, тогда как по другим возрастным группа эта доля с возрастом устойчиво растет от 17,4% до 30,7%.

Молодежь занимает более требовательную позицию по отношению к религиозной политике государства. 50,0% считает, что государство должно строго соблюдать принцип свободы совести (по массиву в среднем – 39,9%); 27,3% считает, что государство должно сотрудничать с религиозными организациями (по массиву в среднем – 12,0%); 50,0% полагают, что религиозные организации не должны вмешиваться в деятельность органов власти (по массиву в среднем – 33,5); 54,5% считают, что государственные чиновники не должны открыто демонстрировать свою религиозную принадлежность (по массиву в среднем – 29,7%). Таким образом, молодежь выступает за более последовательное отделение церкви от государства, автономию религиозной жизни, превращение ее в частное дело групп верующих.

Это в определенной мере отвечает ее жизненным ценностям. По сравнению с другими возрастными группами молодежь до 20 лет гораздо большее значение придает таким ценностям как справедливость – 54,5% (по массиву в среднем – 37,2%); свободе личности и равенству – 36,4% (по массиву в среднем – 19,4 и 20,8%); социальной забота о незащищенных слоях населения – 50,0% (по массиву в среднем – 34,9%);

Последнее говорит о том, что установка молодежи на конфессиональную автономию не совсем последовательна. Большая часть молодежи (40,9%) полагает, что государство должно оказывать финансовую поддержку религиозным организациям (против – 22,7%). Это объясняется, по-видимому, привычкой к иждивенчеству, так как среди лиц более старшего возраста преобладает противоположная точка зрения: доля поддерживающих колеблется в диапазоне от 21,8% до 26,0%. Аналогично, за содействие органов власти деятельности национально-культурных объединений как пути улучшения межнациональных отношений выступает 31,8% молодых людей, тогда как по массиву в среднем – 18,2% респондентов.

Любопытно, что, оценивая пути улучшения межнациональных отношений, молодежь, как и все респонденты в среднем, ставит на первое место укрепление правопорядка – 50,0% опрошенных (по остальным возрастным группам эта доля устойчиво возрастает от 53,6% до 61,3%). Но вторым по значимости молодежь видит проведение зрелищных мероприятий (национальных фестивалей, выставок, концертов) – 45,5% (по массиву в среднем третье по значимости – 39,5%). Население округа второй по значимости мерой считает создание дополнительных рабочих мест (41,5%), тогда как в шкале приоритетов для молодежи эта мера разделяет третье место (31,8%) вместе с ограничением использования труда мигрантов. Последнюю меру массиву в среднем поддерживают 24,3% респондентов. Следует также отметить, что следующая по порядку значимости для молодежи мера – ограничение миграции (ее поддержали 27,3%). Эта доля несколько выше, чем по массиву в среднем – 25,4%. Старшие возрастные группы более важным считают решение жилищного вопроса (31,4%), тогда как среди молодежи до 20 лет – 22,7%.

Налицо определенный негативизм и иждивенческий настрой молодежи, противоречиво совмещаемый с установкой на самостоятельность. Важным представляется то обстоятельство, что в отличие от старших возрастных групп, поставивших после законности и сильного государства как путей выхода России из кризиса ценность стабильности на третье место (по массиву в среднем – 68,5%, 58,2% и 53,5% соответственно), молодежь ценность стабильности поставила на 9 место (ее разделяют 31,8%). На третьем месте оказалась ценность социальной справедливости (54,5%), по массиву в среднем занимающая только 5 место (ее разделяют 37,2%).

Таким образом, этноконфессиональная обстановка в округе накануне больших перемен, так как в ближайшие годы в жизнь войдет молодежная группа, не ценящая стабильность и существенно отличающаяся по ценностям и конфессиональным ориентациям от лиц старше 20 лет.

Характеризуя этноконфессиональную обстановку в округе нельзя не остановиться на сравнении относительной значимости этнического и конфессионального факторов. Данные проведенного исследования дают основания полагать, что в настоящее время национальный фактор более значим, нежели религиозный.

Так, с вопросами межнациональных отношений не приходилось сталкиваться 26,4% экспертов, а с вопросами межконфессиональных отношений – 37,8%. Как спокойную в своем населенном пункте религиозную ситуацию оценили 88,6% экспертов, а национальную ситуацию – 56,8%. При ответе на вопрос «Имеет ли для Вас значение национальность человека и его вероисповедание в следующих жизненных ситуациях?», по всем приведенным ситуациям от выбора брачного партнера до выбора президента России на национальность как значимый фактор указала гораздо большая часть респондентов, чем на вероисповедание (табл. 1.1.5).

^ Таблица 1.1.5.

Распределение ответов на вопрос «Имеет ли для Вас значение

национальность человека и его вероисповедание в следующих

жизненных ситуациях?» (в %). Курсивом – молодежь до 20 лет.






Национальность

Вероисповедание





Имеет

Не

имеет

Не ответили

Имеет

Не

имеет

Не ответили

При выборе брачного партнера

При выборе товарищей

При выборе делового партнера

В компании на отдыхе

При выборе руководителя предприятия

При выборе губернатора округа

При выборах депутатов Думы округа

При выборе президента РФ

При выборах депутатов Госдумы

56,0 59,1

16,9 22,7

26,8 50,0

19,4 36,4

40,8 59,1


48,9 68,2

39,0 68,2


59,9 72,7

40,0 68,2

40,9

78,7

67,5

76,0

54,5


46,5

55,8


36,3

54,6

3,1

4,4

5,7

4,6

4,9


4,6

5,2


3,8

5,4

41,7 36,4

14,3 22,7

14,9 18,2

11,4 9,1

24,0 36,4


30,2 36,4

24,3 45,5


37,8 54,5

25,5 45,5

41,3

68,2

66,3

70,5

57,5


50,9

56,8


43,4

55,6

17,0

17,5

18,7

18,1

18,5


18,9

18,9


18,7

18,9


Любопытно, что молодежь, по сравнению с другими возрастными группами, как национальной, так и религиозной принадлежности придает большее значение. Поэтому в ближайшем будущем следует ожидать усложения и обострения этноконфессиональной обстановки в округе. С учетом большей религиозности молодежи роль конфессионального фактора, может скачкообразно возрасти.

На этом основании этноконфессиональную обстановку в округе нельзя оценивать как стабильную. Параметр стабильности характеризует степень ее подвижности обстановки. Она, скорее, носит переходный характер. В регионе динамично изменяется объективное соотношение сил различных национальных групп и конфессий. Налицо проведение отдельными сторонами акций, которые демонстрируют изменение соотношения сил.

В этих условиях особое значение иметь политика нефтяных компаний округа, которые проявляют определенное внимание к этноконфессиональным вопросам. А. Вербицкий, освещающий деятельность благотворительного фонда «Лукойл», указывает, что среди нефтяников около половины – мусульмане, и поэтому фонд участвует в финансировании строительства мечетей и оплате деятельности имамов1. Состоявший в 2001 г. в Сургуте Совет муфтиев Урало-Сибирского региона ЦДУМ России и европейских стран СНГ проходил в офисе компании «Лукойл – Западная Сибирь», которая и финансировала это заседание. На учредительном собрание национально-культурной автономии азербайджанцев Тюменской области, в работе которого приняли участие делегаты из Сургута, Нефтеюганска, Когалыма, Нижневартовска, Пыть-Яха, Урая, Радужного в качестве гостя присутствовал генеральный директор «ЛУКОЙЛ – Тюмень» В. Карпов2. ОАО «Славнефть – Мегионнефтегаз» и мэрия по принципу долевого участия финансируют строительство православного храма в Мегионе. Определенные этнические предпочтения проявляются и при трудоустройстве.

Данное заключение о переходном характере этноконфессиональной обстановки противоречит резюмирующим выводам всех проводившихся на территории округа социологических исследований, согласно которым межэтнические и межконфессиональные отношения достаточно стабильные и спокойные1.

Параметр спокойствия характеризует степень напряженности обстановки. Спокойная обстановка характеризуется соблюдением принятых норм, договоров и соглашений, расширением мер доверия, отсутствием экстремистских призывов. Можно ли утверждать, что в округе отсутствуют противоречия между сторонами по каким-либо направлениям, не нарушаются договора, не предъявляются необоснованные претензии, не осуществляются несогласованные действия, соблюдаются установленные меры доверия, доктрины не пересматриваются в сторону ужесточения, страсти не нагнетаются, отсутствует напряженность в отношениях между сторонами?

Заключения многих исследований дают основания полагать, что это далеко не так. Н.Ф. Новосадов задается вопросом: «Актуальна ли для Тюменской области в целом, для Ханты-Мансийского автономного округа в частности постановка вопроса о конфликте. По многим причинам грань между экономическими, социально-политическими и этническими конфликтами трудно определима, а сами конфликты множественны по своей природе: одна форма заключает в себе другую или подвергается причудливому камуфляжу»2. Общим генератором конфликтности Н.Ф. Новосадов считает государственную суверенизацию.

Действительно, когда после принятия в 1993 г. Конституции РФ, в соответствии с которой Ханты-Мансийский автономный округ стал самостоятельным субъектом Федерации, отношения между округом и Тюменской областью вплоть до 2001 г. были напряженными. Вопрос о взаимоотношениях Тюменской области и Ханты-Мансийского автономного округа в 1996 г. рассматривал Конституционный суд России, который рекомендовал урегулировать вопрос путем согласительного процесса и договорной практики1.

Примером камуфляжа, по мнению, Н.Ф. Новосадова является приобретающий национальный оттенок социальный конфликт между коренными северянами и «освоителями». Т.Г. Харамзин оговаривается: «Если обострения в межэтнических отношениях и возникают, то это относится прежде всего к отношениям между коренным национальным и пришлым населением»2. И.В. Удалова указывает на несбалансированность этнических интересов на рынке труда и такие постоянно действующие факторы межэтнической напряженности в сельских поселениях как борьба за рабочие места, конкуренция за места во властных структурах, вопрос распределения родовых угодий3. Фактором межэтнической напряженности О.И. Соколова считает ущерб, приносимый пришлым населением родовым угодьям коренного населения4. Приводя оценки степени напряженности между аборигенным и пришлым населением в различных видах деятельности на разных территориях округа, Н.Г. Хайруллина предупреждает о существующем недопонимании между этими сторонами, что рождает неприязнь, ведет к различного рода этносоциальным конфликтам, конфронтации и межнациональной напряженности1. Об угрозе перерастания ряда проблем между пришлым и коренным населением в межэтнический конфликт пишет Т.В. Хачко: «Намечается столкновение двух культур»2. О возможности перерастания в социально-политический конфликт профессионального противостояния «нефтяники–оленеводы» пишет А.Е. Серков3. И.С. Кошкин прямо характеризует ситуацию в округе как социально напряженную. «Любое обострение конфликтов, нагнетание обстановки может вызвать вспышку агрессивности, опирающейся на чувство неуверенности в завтрашнем дне, растерянности и подавленности, – пишет он об отношении нефтяников к коренному населению. – Задача культурной политики настоящего момента – не допустить возникновение открытого конфликта»4.

По оценке В.М. Прока, линия внешней напряженности между коренным и пришлым населением переходит во внутреннюю линию напряженности между адаптированной и неадаптированной частью самого коренного населения1. Как об элементе социально-политической напряженности в округе В.А. Титаренко пишет о действиях представителей мансийского народа по созданию Мансийского округа2. Одна из линий этнической напряженности пролегает между манси и коми-зырянами3.

Согласно М.Ю. Мартынову межэтническая напряженность в округе существует в латентной форме, на уровне неприязни и недоверия, что при провоцирующих факторах грозит обернуться эскалацией национальной напряженности. Особенно тревожными ему представляются перспективы роста межэтнической напряженности, связанной с мусульманским национализмом и притязаниями татарского населения на статус коренного4. Е.П. Каргаполов указывает продолжающийся прилив в округ представителей этнических групп с Кавказа, что дестабилизирует обстановку особенно в тюркской группе и создает довольно напряженное положение в религиозно-духовной сфере межэтнических отношений, в частности, в связи с исповедованием различных направлений ислама1. Г.С. Корепанов отмечал, что чрезмерная политизированность отдельных мусульманских направлений создает определенную напряженность в округе2.

В целом же по мусульманскому населению, по данным нашего опроса, конфликтогенность сознания ниже, чем у православных. Они значительно меньше (26,4%), чем православные (39,4%), отмечают наличие в их поселении этноконфессиональных противоречий; – более часто оценивают межнациональные отношения как спокойные – 52,8% (православные – 41,6%); чуть меньшая часть считает возможным национальный конфликт – 27,8% (православные – 30,0%); реже высказываются отрицательно по отношению к вынужденным переселенцам – 15,3 (православные – 23,1%); на то, что не существует национальностей, которым они лично испытывают неприязнь, указали 72,2% мусульман (православные – 55,1%). Положительный брачный индекс для мусульман среди населения немусульманской традиции имеют только русские. Среди православных положительный брачный индекс имеют русские, украинцы, белорусы, немцы и болгары. Значительно чаще, чем православные, мусульмане положительно оценивают деятельность органов власти и различных организаций по укреплению межнациональных отношений. В различных ситуациях выбора (за исключением брачного партнера) национальность и вероисповедание для мусульман менее значимы, чем для православных. В целом для мусульман характерно более положительное, чем для православных, отношение к окружающей жизни.

Тревогу и раздражение населения вызывает также стиль непривычно активной работы миссионеров. Г.С. Корепанов указывал на имевшие в округе место с 1992 по 1995 гг. серьезные противоречия в межконфессиональных отношениях в условиях наплыва иностранных миссионеров1. По оценке Я.С. Черняка, эти противоречия отчасти возникали на почве конкурентной борьбы между проповедниками за паству. Православная община и ее священнослужители демонстрируют категорическое неприятие всех протестантских вероисповеданий, они выступают зачастую настолько остро и бескомпромиссно, что это неоднократно угрожало спонтанным обострением межконфессиональных отношений2.

По данным опроса, сознание верующих респондентов по многим параметрам менее конфликтогенно, чем сознание колеблющихся и нерелигиозных респондентов. Верующие люди также более позитивно настроены по отношению к окружающим людям и событиям. Большая конфликтогенность сознания наблюдается либо у колеблющихся, либо у нерелигиозных респондентов. По-видимому, священнослужители и проповедники нагнетают напряженность с целью мобилизации паствы из рядов колеблющихся.

Бесспорным является тот факт, что обстановка в округе далека от спокойствия. Элементы напряженности присутствуют в разных областях этноконфессиональной жизни, но степени кризиса этноконфессиональные отношения пока не достигли. Поэтому этноконфессиональную обстановку в Ханты-Мансийском автономном округе можно охарактеризовать как обостренную (напряженную) и переходную.

1 Черняк Я.С. Этносы и конфессии в социокультурном пространстве северного города. М., 1999. С. 82. Подробнее об этих процессах см.: Иванов Л. Край надежды и свершений // Труд. 2000. 16 февраля.

2 Социологический опрос «Состояние межнациональных и межконфессиональных отношений в Ханты-Мансийском автономном округе и пути их гармонизации» (2001) населения округа в возрасте от 18 лет и старше по репрезентативной выборке, позволяющей одновременно дифференцировать социально-демографические показатели и типы поселения (N=930).

1 Игнатенко А..А. Халифы без халифата. Исламские неправительственные религиозно-политические организации на Ближнем Востоке: история, идеология, деятельность. М., 1988. С. 3.

1 Сургутские скинхеды снимают триллеры // Сургут: «Регион-Инфосервис». 2002. 23 апреля.

1 Вербицкий А. Тысяча и одна ночь благотворительного фонда «Лукойл» // Вестник благотворительности.| http://www.a-z.ru/nkoinfo/period/vestnic_blag/3/8.htm

2 Сибирские азербайджанцы создали национальную культурную автономию // Тюменская линия 26.12.2001.

1 См.: Харамзин Т.Г. Социологические исследования состояния межнациональных отношений в Ханты-Мансийском автономном округе // Социокультурная динамика Ханты-Мансийского автономного округа сегодня и в перспективе XXI века: федеральный и региональный аспекты. Сб. тез. к Всероссийск. науч.-практ. конф. Секция 3–4. Часть II. Сургут, 1998.С. 69 – 70; Черняк Я.С. Проблемы гармонизации межнациональных и межконфессиональных отношений в социокультурном пространстве северного города (на материалах Ханты-Мансийского автономного округа). Автореф. дис. … к. филос. н. М., 1999. С. 20.

2 Новосадов Н.Ф. Социальные основы национального самосознания // Социокультурная динамика Ханты-Мансийского автономного округа сегодня и в перспективе XXI века: федеральный и региональный аспекты. Сб. тез. к Всероссийск. науч.-практ. конф. Секция 3–4. Часть II. Сургут, 1998. С. 76.

1 Подробнее см.: Добрынин Н. Конституционно-правовые отношения края или области с входящими в их состав автономными округами. Тюмень, 1998.

2 Харамзин Т.Г. Указ. соч. С. 70.

3 Удалова И.В. Проблемы трудовой занятости и безработицы национально-смешанных поселений Сургутского района // Социокультурная динамика Ханты-Мансийского автономного округа сегодня и в перспективе XXI века: федеральный и региональный аспекты. Сб. докл. Всероссийск. науч.-практ. конф. Сургут, 1999. С. 122.

4 Соколова О.И. Негативные последствия промышленного освоения // Социокультурная динамика Ханты-Мансийского автономного округа сегодня и в перспективе XXI века: федеральный и региональный аспекты. Сб. тез. к Всероссийск. науч.-практ. конф. Секция 1–2. Часть I. Сургут, 1998. С. 95.

1 Хайруллина Н.Г. Представления аборигенных народов Севера о динамике этносоциальной ситуации в Ханты-Мансийском автономном округе // Социокультурная динамика Ханты-Мансийского автономного округа сегодня и в перспективе XXI века: федеральный и региональный аспекты. Сб. докл. Всероссийск. науч.-практ. конф. Сургут, 1999. С. 132.

2 Хачко Т.В. Диалог между нефтяниками и аборигенами как форма решения социально-экономических проблем // Социокультурная динамика Ханты-Мансийского автономного округа сегодня и в перспективе XXI века: федеральный и региональный аспекты. Сб. тез. к Всероссийск. науч.-практ. конф. Секция 1–2. Часть I. Сургут, 1998. С. 87.

3 Серков А.Е. Роль культурной антропологии в социокультурной динамике коренных народов Западной Сибири // Социокультурная динамика Ханты-Мансийского автономного округа сегодня и в перспективе XXI века: федеральный и региональный аспекты. Сб. тез. к Всероссийск. науч.-практ. конф. Секция 3–4. Часть II. Сургут, 1998. С. 24.

4 Кошкин И.С. Особенности социокультурной ситуации в Ханты-Мансийском автономном округе // Социокультурная динамика Ханты-Мансийского автономного округа сегодня и в перспективе XXI века: федеральный и региональный аспекты. Сб. докл. Всероссийск. науч.-практ. конф. Сургут, 1999. С. 164.

1 Прок В.М. Этномаргинальные группы населения Западно-Сибирского Севера // Социокультурная динамика Ханты-Мансийского автономного округа сегодня и в перспективе XXI века: федеральный и региональный аспекты. Сб. тез. к Всероссийск. науч.-практ. конф. Секция 3–4. Часть II. Сургут, 1998. С. 29.

2 Титаренко В.А. Реформы территориальных органов самоуправления как путь решения этнических проблем // Социокультурная динамика Ханты-Мансийского автономного округа сегодня и в перспективе XXI века: федеральный и региональный аспекты. Сб. тез. к Всероссийск. науч.-практ. конф. Секция 3–4. Часть II. Сургут, 1998. С. 82.

См. также: Васильев В.И. Проблемы национальной государственности малочисленных народов Тюменского Севера (комментарии к решению Учредительного Конгресса народа манси об образовании Мансийского автономного округа) // Региональные проблемы межнациональных отношений в России. Омск, 1993.

3 Терентьев И.Н. Чтобы сохранить себя, мы должны объединиться // Жизнь Югры. 1997. 5 февраля; Глухих А. Мы – зыряне // Новости Югры. 1998. 20 февраля.

4 Мартынов М.Ю. Межэтнические отношения и вопросы совершенствования системы местного самоуправления // Социокультурная динамика Ханты-Мансийского автономного округа сегодня и в перспективе XXI века: федеральный и региональный аспекты. Сб. докл. Всероссийск. науч.-практ. конф. Сургут, 1999. С. 158.

1 Каргаполов Е.П. Этнокультуры в Ханты-Мансийском автономном округе: состояние, динамика, перспективы // Социокультурная динамика Ханты-Мансийского автономного округа сегодня и в перспективе XXI века: федеральный и региональный аспекты. Сб. докл. Всероссийск. науч.-практ. конф. Сургут, 1999. С. 170.

2 Корепанов Е.П. Актуальные проблемы социо- и этнокультурного развития Ханты-Мансийского автономного округа // Социокультурная динамика Ханты-Мансийского автономного округа сегодня и в перспективе XXI века: федеральный и региональный аспекты. Сб. докл. Всероссийск. науч.-практ. конф. Сургут, 1999. С. 4.

1 Там же. С. 5.

2 Черняк Я.С. Этносы и конфессии... С. 119–120.




Похожие:

Состояние этноконфессиональной обстановки в ханты-мансийском автономном округе icon1 Школа является муниципальным, гражданским, светским, общеобразовательным учреждением, реализующим общеобразовательные программы дошкольного, начального общего и основного общего образования
Ханты-Мансийском автономном округе Югре» и определяет основные задачи деятельности, содержание образовательного процесса, права и...
Состояние этноконфессиональной обстановки в ханты-мансийском автономном округе iconЗакон эвенкийского автономного округа об образовании в эвенкийском автономном округе
Настоящий Закон призван регулировать вопросы образования в Эвенкийском автономном округе с учетом национальных и региональных особенностей,...
Состояние этноконфессиональной обстановки в ханты-мансийском автономном округе iconТеория, методология, практика
Хакасия, Алтай, Тыва, Бурятия, в Ханты-Мансийском и Эвенкийском автономных округах, в Новосибирской области
Состояние этноконфессиональной обстановки в ханты-мансийском автономном округе iconЗакон эвенкийского автономного округа о внесении изменения в закон эвенкийского автономного округа " об образовании в эвенкийском автономном округе"
Внести в Закон Эвенкийского автономного округа “Об образовании в Эвенкийском автономном округе” (Эвенкийская жизнь, 1997, №9,с. 3;...
Состояние этноконфессиональной обстановки в ханты-мансийском автономном округе icon«О порядке выплаты денежных средств на питание, приобретение одежды, обуви, мягкого инвентаря для детей, находящихся под опекой (попечительством) в Эвенкийском автономном округе»
В закон Эвенкийского автономного округа от 16. 12. 2004 года №449 «О порядке выплаты денежных средств на питание, приобретение одежды,...
Состояние этноконфессиональной обстановки в ханты-мансийском автономном округе iconЗако н эвенкийского автономного округа
Внести в Закон Эвенкийского автономного округа “Об образовании в Эвенкийском автономном округе” (Эвенкийская жизнь, 1997, №39, с....
Состояние этноконфессиональной обстановки в ханты-мансийском автономном округе iconЗакон эвенкийского автономного округа
Статья Дополнить статью 15 Закона Эвенкийского автономного округа "Об образовании в Эвенкийском автономном округе" (Эвенкийская жизнь,...
Состояние этноконфессиональной обстановки в ханты-мансийском автономном округе iconЗакон эвенкийского автономного округа о внесении изменений и дополнений в закон эвенкийскогоавтономного округа
Статья Внести в Закон Эвенкийского автономного округа “Об образовании в Эвенкийском автономном округе” (Эвенкийская жизнь, 1997,...
Состояние этноконфессиональной обстановки в ханты-мансийском автономном округе iconПрофилактика тромбоэмболических осложнений в хрургии
На образование тромба влияют: работа сердца; обьем, вязкость, реология крови; состояние сосудистой стенки; состояние клеток; состояние...
Состояние этноконфессиональной обстановки в ханты-мансийском автономном округе iconЗакон эвенкийского автономного округа о внесении изменения в закон эвенкийского автономного округа
Внести в Закон Эвенкийского автономного округа “Об образовании в Эвенкийском автономном округе” (Эвенкийская жизнь, 1997, №9,с. 3;...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов