Е. А. Тюгашев концептосфера современной югры: дискурс александра филипенко icon

Е. А. Тюгашев концептосфера современной югры: дискурс александра филипенко



НазваниеЕ. А. Тюгашев концептосфера современной югры: дискурс александра филипенко
Дата конвертации17.09.2012
Размер114.12 Kb.
ТипДокументы

Е.А. Тюгашев


КОНЦЕПТОСФЕРА СОВРЕМЕННОЙ ЮГРЫ:

ДИСКУРС АЛЕКСАНДРА ФИЛИПЕНКО


В лингвокультурологии концептосферой принято называть ряд взаимообусловленных концептов, составляющих языковую картину мира конкретного социокультурного субъекта1. Под концептом подразумевается единица коллективного языкового сознания, выражающая высшие этнокультурные ценности. Произнесение и осмысление концепта рождает в сознании личности целую систему представлений, образов и ассоциаций, укоренившихся в культурной традиции. Такие многозначные концепты как «правда», «мир», «человек» воспринимаются как константы, универсальные постоянные, в которых сконцентрирован многовековой опыт и культура народа, его жизнепонимание2.

Для жителей Ханты-Мансийского автономного округа такой фундаментальной языковой константой, конституирующей территориальную идентичность является топоним Югры. Девиз герба Ханты-Мансийского автономного округа – «Югра». Темы Югры, Югории, Югорской земли и Югорского края бесконечно варьируются в названиях СМИ, организаций, мероприятий.

Слово Югра вызывает множество ценностно нагруженных ассоциаций и коннотаций, представление о которых можно составить, обратившись к названиям статей и интервью губернатора округа А.В. Филипенко: «Югра – край холодный. Может, поэтому люди здесь не так быстро портятся», «Югра – не для слабаков», «Югра – большая земля русской энергетики», «Югра – земля нового освоения», «Югра – территория достойной жизни», «Югра смотрит в будущее», «7 миллиардов для далекой Югры», «Что наша жизнь? ЮГРА!». С концептом Югры связываются и такие образы: «Край «черного золота», «Локомотив марки ХМАО», «Край надежды и свершений», «Северная мечта», «Обманчивое северное сияние», «У нас нет темных углов», «Север – не пристанище для временщиков», «Родина, которую любят и ценят»3.

В публикациях А.В. Филипенко задано эмоционально нагруженное концептуальное поле, определяющее восприятие Югры в общественном сознании, настраивающее и ориентирующее его на конкретный образ действий. Обозначенная выше серия концептов фактически конституирует концепцию регинальной идентичности – Югры как места не временного, а постоянного проживания («Северная мечта»). Указанные представления воспринимаются и как фундаментальные константы, концентрирующие жизнепонимание жителей округа. «Я счастлив, что в формирование нового самосознания земляков вложена и моя доля труда», – говорит А.В. Филипенко («Жить, а не выживать»). И с этим можно вполне согласиться.

Для концептосферы Югры базовым является концепт Югры. Топоним Югра возник как этноним – это коми-зырянское название ханты и манси. «Уг» – означает вода, «ра» – народ. Следовательно, Югра – народ воды. В представлениях обских угров исходное Ничто рисуется безбрежной водой – Потопом (Священная Вода).
Потом гагара трижды ныряет за кусочком ила, отделяя твердь от воды. Водоплавающие птицы (гагара, гусь утка, лебедь) и многие земноводные животные почитаются как священные.

Сакрализация обскими уграми водной стихии объясняется особенностями ландшафта. Югорская земля буквально погружена в воду (и сегодня добавляют – в океан нефти). Югра обычно воспринимается как «цивилизация на болотах». Характерный для космологических представлений народов Севера образ космического болота как источника всеобщего плодородия выражает факт того, что в экосистеме региона болота являлись средоточием природного изобилия.

Поэтому Югра является не только этнонимом, но и топонимом, фиксирующим особенности ландшафта региона. В давние времена югорские (угорские) народы были оттеснены под напором наступающих с юга кочевников на север Сибири. В настоящее время термин Югра стал для хантов и манси символом родного языка и традиционной культуры, спасения и сохранения двух родственных народов.

Внимание, уделяемое в социально-экономической политике угорским народам настолько велико, что возникает впечатление о складывании своеобразного культа Югры. Культ Югры, социальное служение обским уграм, будучи нерациональным в контексте мирских интересов, рассматривается как оправданное в некотором высшем смысле. За культом Югры в узком смысле слова стоит культ Югры в широком смысле слова. Спасая аборигенов, пришлое население спасет себя. Поскольку спасаемая Югра опосредствует спасение пришлого населения, то она из объекта спасения трансформируется в субъекта спасения. Примечательным в этом отношении является мнение председателя общества русской культуры Сургута Е. Лоншаковой: “Здесь обетованная земля, и сюда едут люди спасаться”4. Югра спасает, и потому культ Югры является залогом спасения.

Культ Югры фактически выполняет функции местного варианта гражданской религии. Для советского общества наиболее распространенными формами гражданской религии, наряду с культами Сталина и других вождей, стали культы отдельных профессий – трактористов, летчиков, полярников, космонавтов и др. Культ профессии проявлялся, в частности, в отраслевых приоритетах, в особой заботе о развитии соответствующей отрасли промышленности, сельского хозяйства, транспорта и т. п. Для Ханты-Мансийского автономного округа наиболее актуальным стал культ нефти, нефтяников и нефтяных промыслов.

Нефтепромышленность обрела черты промыслового культа. В жертву нефти приносится все, так как нефть Югры спасает и Россию и Югру. Следует сказать, что Югра не первый раз спасала Россию. Промысловому культу нефти («черного золота») предшествовали культ традиционных промыслов – добычи пушнины («мягкого золота»), рыбы («живого серебра»). Традиционной формой промыслового культа является культ родовых промысловых угодий.

Исследователи всегда указывали, что, говоря о себе или других, ханты обычно называют местность проживания – селение, реку, район или социальную группу, дают «привязку» по почитаемому духу и т. д. Родовые тотемы связывали этнические группы с определенной территорией (Земля кошачьего локотка, Земля оленьих коленей…). Надежды на выживание у коренных этносов связаны с землей и, прежде всего, с особыми местами, имеющими статус «святых».

Сакрализация земли объясняется тем, что в эсхатологии вода не только благо: она и пагубна в потопе. О смертоносной воде пишет Ю.Н. Шесталов: «Народы сурового Севера погибают истинно от воды, отравленной нефтью, истинно погибают от вина, огненной воды ликуя…». Поскольку на воду как таковую положиться нельзя, то происходит инверсия, вода демонизируется и особым сакральным смыслом наделяется земля. И не только местная – «малая» земля: «Раньше «большая земля» была чем-то святым», – вспоминает А.В. Филипенко («Югра – территория нового освоения»).

Священные места ассоциируются с кладбищами, предками. Предки покоятся в земле, и она становится объектом культа. Поэтому можно говорить о происходящей в настоящее время трансформации промысловых культов в культ предков. Почитание предков начинается с заботы о судьбе захоронений. Соответственно, любовь к предкам трансформируется в любовь к родной земле – земле предков.

Культ семейно-родовых предков генетически является не материнско-родовым, а отцовско-родовым культом. Строго говоря, это культ отцов. Поэтому любовь к родной земле является любовью к земле отцов – к отечеству. Тем самым культ предков оказывается истоком патриотизма, имеющего местный, территориальный характер. Культ Югры тогда более точно интерпретируется как культ Югорской земли – как форма территориального патриотизма Югры.

Со снижением интенсивности миграционных процессов и роста контингента населения, постоянно проживающего в округе, стала формироваться альтернативная промысловым культам форма идеологии – югорский патриотизм, генетически восходящий к культу предков.

Патриотизм есть любовь к Отечеству, перерастающая в служение. Понятие служения и фиксирует религиозные истоки патриотизма, его статус гражданского культа. Местный, территориальный патриотизм формируется и на территории Югры. В одном из интервью А.В. Филипенко говорит: «Нас иногда начинают упрекать в излишнем местном патриотизме» («Секрет успеха – в соблюдении баланса интересов»). Но сам он оценивает региональный патриотизм положительно и предлагает развивать «идеологию местного патриотизма, чуждую, однако, всякому изоляционизму и враждебности по отношению к соседям»5.

В своих публикациях А.В. Филипенко обратил внимание на следующие процессы:

1. Снижение масштабов миграции: «Уже давно Югра стала местом постоянного жительства большинства проживающих здесь людей, уже много лет у нас нет той миграции, которая ранее ежегодно приводила к смене едва ли не четверти населения округа»6.

2. Появление поколение людей, родившихся и выросших в Югре, собирающихся вырастить здесь своих детей: «Автономный округ уже давно перестал быть своеобразной «перевалочной базой», ежегодно пропускающей через свои населенные пункты десятки тысяч людей. Сегодня здесь живут люди, для многих из которых Югра является местом, где они родились и где сами планируют вырастить своих детей»7.

3. Мощным фактором иммобилизации населения и его укоренения стало развитие рыночных отношений: «Стабилизация миграционных процессов населения и формирование среднего класса – это во многом взаимосвязанные процессы, присущие представителям этого социального слоя экономические параметры – высокие доходы, дорогостоящая собственность в виде недвижимости и земли, для многих собственное дело, лучше любого «якоря», удерживающие людей в автономном округе»8.

4. Растущая привлекательность округа как места постоянного проживания: «Прошли те времена, когда жители Югры ощущали себя оторванными от цивилизации, от так называемой “Большой земли”. Сегодня “Большая земля” здесь, в Ханты-Мансийске, Сургуте, Когалыме, Урае, Нижневартвоске, Белоярском и т. д., и т. д. Об этом нам говорит поток людей, которые едут к нам для того, чтобы реализовать себя, обустроить свою жизнь. Это все мы сделали свою землю “Большой”»9.

5. Заметное изменение отношения к окружающей среде со стороны нефтяников: «… У первопроходцев появились здесь уже дети и внуки и мало кто из них собирается уезжать в другие, более комфортные города. А значит, есть понимание того, что нужно создавать экологически безопасную среду и для собственного проживания» («Юбилей – хороший повод подумать о завтрашнем дне…»).

По мнению А.В. Филипенко, в последнее время наблюдается процесс консолидации населения Югры в отдельный субэтнос. Он заявляет: «Возьму на себя смелость утверждать, что изменился не только внешний облик Югорской земли, но и сформировалась новая духовная общность людей. Да, мы и северяне, и сибиряки, но мы уже и жители Югры – жители Ханты-Мансийского автономного округа»10.

Оценки исследователей в определенной мере подтверждают наблюдения губернатора округа. Е.Г. Дьякова и А.Д. Трахтенберг, полагают, что именно сейчас в Западной Сибири формируется поколение, которое воспринимает ее не «извне», как место, куда приезжают, а «изнутри», как место, где живут11. Как показали опросы, проведенные в Мегионе и Лангепасе, у жителей этих городов начало формироваться локальное и региональное самосознание. «Они стали осознавать себя не только «нефтяниками» и «бюджетниками», но и «горожанами», а также жителями особого региона, ничем не уступающего, а по некоторым параметрам превосходящего «большую землю»»12. По данным Б.Ф. Мзурова в поселениях округа преобладает не национальная, а региональная идентичность13. Показательным здесь является заявление журналистки из Сургута: «Ведь основная национальность жителей нашего города – сургутяне»14.

Это заявление С. Севастьяновой демонстрирует и определенные трудности в формировании территориальной общности на территории Югры. Население округа идентифицирует себя прежде всего на уровне поселения, что представляет только первый шаг в формировании югорского патриотизма. Региональная идентичность является более слабой, население в масштабе округа менее интегрировано. На это обстоятельство обратил внимание А.В. Филипенко: «Однако у нас по-прежнему жители одного города, района или поселка мало что знают о жизни других территорий»15.

Население интегрируется в региональный этнос, изменяя внешний облик Югорской земли. Изменяя Югорскую землю, люди изменяют и себя. А.В. Филипенко подчеркивает следующее: «Сегодня наш округ – родина сотен тысяч людей, а с миллионами он связан невидимыми духовными связями. Каждый, кто прожил на нашей земле хоть какое-то время, хранит в сердце кусочек этой суровой, прекрасной и древней земли. Сформировался особый югорский характер – на Севере слабый и одинокий не выживет.

Привязанность населения к территории округа формируется стихийно, и не только в силу относительно благоприятной экономической конъюктуры, но и объективно возникающей адаптации к особенностям климата и ландшафта Югры. Исследования в области экологии человека показывают, что при выезде пришлого населения на биологическую родину продолжительность жизни уменьшается на 10 лет у мужчин и на 6 лет — у женщин. Убедительных прямых доказательств восстановления здоровья и продления жизни путем проведения всех отпусков на юге во время курортных сезонов не получено. В.Л. Телицин и Е.В. Телицина полагают, что за прошедшие 30–35 лет с начала освоения Западно-Сибирской нефтегазоносной провинции в Тюменской области, включая Среднее Приобье, уже сложилась особая популяция населения, состоящая из смеси коренных сибиряков и неопервопроходцев, потомство которых уже адаптировалось, в том числе и психологически, к местным условиям. Проведенные в Нижневартовском районе Н.Я. Крупининым социологические опросы показывают, что респонденты в возрасте 19–30 лет — второе поколение «новых сибиряков» — предпочитают местный отдых и массово поддерживают идею рекреационного обустройства зеленых зон своих городов и поселков, где легче адаптироваться и экономически эффективнее восстанавливать свое здоровье и работоспособность. Для этих людей Среднее Приобье – достаточно благоприятная и комфортная биологическая родина. Закрепление на месте этой и последующих возрастных групп населения до 40–50 лет, равно как и подрастающих поколений представляется экономически выгодным16.

Как мы видели, губернатор развивает целый комплекс идей, обосновывающих необходимость культивирования Югорской земли, культа Югры в узком смысле – обских угров и культа Югры в широком смысле – как территориального этноса. Культуру обских угров А.В. Филипенко рассматривает как основу интеграции современной Югры: «Большое значение для формирования современной югорской культуры… имеет и древняя, богатая памятью предков культура коренных народов Севера»17.

Формирование этнотерриториальной идентичности, разумеется, еще только начинается. И поэтому важно культ Югры не замыкать на обских уграх, расширять и обогащать его, использовать для формирования территориального патриотизма всего населения, проживающего на Югорской земле.

В заключение можно сделать вывод о том, что в настоящее время топоним Югра объединяет множество представлений, образов и ассоциаций, составляющих в целостности концептосферу, определенную картину мировосприятия жителей Ханты-Мансийского автономного округа. Во взаимосвязи с этнонимом «угры» базисный концепт Югры образует круг производных концептов, выражающиеся значимые для региона ценности в их территориальной социокультурной специфике.

Примечания


1 Лихачев Д.С. Концептосфера русского языка. // Известия АН СССР. Сер. лит. и яз. Т. 52. № 1. 1993.

2 Степанов Ю.С. Константы. Словарь русской культуры. Опыт исследования. М., 1997.

3 Названия публикаций А.В. Филипенко здесь (и далее в скобках) приведены по данным сайта: http://www.hmao.wsnet.ru/governer/Guber_v/statyi.htm

4 Из блага сделали проблему, или как не перешагнуть черту (круглый стол) // Сургутская трибуна. 2001. 23 декабря.

5 Послание Губернатора Ханты-Мансийского автономного округа Думе и населению автономного округа 11 июня 2002 года. Ханты-Мансийск, 2002. С. 42.

6 Там же. С. 46.

7 Там же. С. 51.

8 Там же.

9 Там же. С. 53.

10 Послание Губернатора Ханты-Мансийского автономного округа Думе и населению автономного округа 1 июня 2001 года. Ханты-Мансийск, 2001. С. 3.

11 Дьякова Е.Г., Трахтенберг А.Д. К проблеме формирования северной идентичности: роль местных СМИ // Северный регион: экономика и социокультурная динамика. Сургут, 2000. С. 46.

12 Там же. С. 46.

13 Мзуров Б.Ф. Политическая культура и региональная идентификация как фактор оздоровления социокультурной политики Ханты-Мансийского автономного округа // Северный регион: экономика и социокультурная динамика. Сургут, 2000. С. 208.

14 Севастьянова С. Магическая тройка нового века // Сургутская трибуна. 2001. 4 января.

15 Послание Губернатора… 2002 года. С. 46.

16 Телицин В.Л., Телицина Е.В. Примеры сбалансированного развития северных территорий (на примере Среднего Приобья) // Проблемы географии и экологии Западной Сибири: Сборник. Вып 3. Тюмень, 1998. С. 69 – 78. См. также: Соловьев В.С., Мироненко В.Г., Гребнева Н.Н. Экологическая и социальная физиология человека в условиях северного города // Труды Института природопользования. Вып. 1. Нижневартовск, 1995. С. 86 – 88.

17 Послание Губернатора… 2001 года. С. 4.




Похожие:

Е. А. Тюгашев концептосфера современной югры: дискурс александра филипенко iconЕ. А. Тюгашев национальный вопрос в эпоху глобальных проблем: дискурс первого евразийца междисциплинарный дискурс евразийства
Поэтому евразийское учение политкорректно определяют как «синтетическое», «гибридное», сложное для одномерного восприятия
Е. А. Тюгашев концептосфера современной югры: дискурс александра филипенко iconЕ. А. Тюгашев национальный вопрос в эпоху глобальных проблем: дискурс современности
Этносоциальные процессы в Сибири: Тематический сборник. Новосибирск: цэрис, 1997
Е. А. Тюгашев концептосфера современной югры: дискурс александра филипенко iconЕ. А. Тюгашев современная глобалистика: центрация дискурса гуманитарные науки в Сибири. Новосибирск, 1998. № В центре дискуссий в современной глобалистике являются доклад
Ситуация эпистемологической неуверенности и коммуникативной неопределенности требует экспликации конкурирующих дискурсов. Цель статьи...
Е. А. Тюгашев концептосфера современной югры: дискурс александра филипенко iconЕ. А. Тюгашев национальный вопрос в эпоху глобальных проблем: дискурс власти
Даже генезис родоплеменных общностей был тесно связан с развитием институтов потестарности, возникновением вождеств, оформлявших...
Е. А. Тюгашев концептосфера современной югры: дискурс александра филипенко iconЕ. А. Тюгашев, Ю. В. Попков. Эмблематика интерактивности: метадисциплинарный дискурс социологического сообщества новосибирского академгородка
Руководителем школы экономической социологии является академик Т. И. Заславская, руководителем школы этносоциологии член-корреспондент...
Е. А. Тюгашев концептосфера современной югры: дискурс александра филипенко iconЕ. А. Тюгашев национальный вопрос в эпоху глобальных проблем: дискурс сентиментализма
Романтики раскрыли необы­чайную сложность и глубину духовного мира человека. Обращение к национальному духу и национальной поэзии...
Е. А. Тюгашев концептосфера современной югры: дискурс александра филипенко iconПолитический дискурс: между бессмыслицей и порочным кругом
«кур», аналогом великого русского трехбуквенника, отчего «дискурс» казался чем-то вроде дисконтного пениса из Болгарии Так что само...
Е. А. Тюгашев концептосфера современной югры: дискурс александра филипенко iconВ., Тюгашев Е. А. Предметно-теоре­ТИ­ческое отношение понятий трудовой и экономической дея­тель­НО­сти
Научная деятельность в системе современной ку­льтуры. Сб науч тр. Новосибирск: иифиф со ан ссср, 1987. С. 82–92
Е. А. Тюгашев концептосфера современной югры: дискурс александра филипенко iconВ., Тюгашев Е. А. Мультипарадигмальность современной социологии и проблема ее рефлексивной коммуникации
Отражением данной тенденции выступает усиление фрагментации современного общества, которая, в свою очередь, является одним из факторов...
Е. А. Тюгашев концептосфера современной югры: дискурс александра филипенко iconЕ. А. Тюгашев философия процесса: дилемма субстанционализма и антисубстанционализма
Термин «процесс» широко употребляется в современной науке. Даже употребление этого термина в определенной степени является знаковым...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов