Е. А. Тюгашев Этноконфессиональная адаптация мигрантов в современной Югре icon

Е. А. Тюгашев Этноконфессиональная адаптация мигрантов в современной Югре



НазваниеЕ. А. Тюгашев Этноконфессиональная адаптация мигрантов в современной Югре
Дата конвертации17.09.2012
Размер133.94 Kb.
ТипДокументы

Е.А. Тюгашев

Этноконфессиональная адаптация мигрантов в современной Югре


Югорская земля традиционно является регионом интенсивных миграций. Низкая продуктивность жизнеобеспечивающих отраслей хозяйства и его неустойчивость необходимо формировали полукочевой образ жизни, постоянные подвижки населения коренного и пришлого населения.

Обские угры в некотором смысле тоже являются пришлым населеним. Из-за климатических изменений и причин экономического характера происходили подвижки обских угров по оси Юг – Север. А.В. Головнев пишет даже о “триумфальном шествии” обских угров по землям самоедов1.

Позднее продолжалось переселение хантов в направлении на север и восток. Шли миграции с Иртыша на Конду, Нижнюю и Среднюю Обь; вверх по Средней Оби и на Вах; с Северной Сосьвы и Ляпина на Обь и Казым; с Оби на притоки, с Казыма на Назым, Лямин, Пим и Среднюю Обь, с Демьянки на Юган, с Иртыша на Салым, Аган, Пим и Юган.

Сезонная трудовая миграция является для местного населения предпосылкой выживания. У охотников и рыболовов для каждого сезона года были определенные места поселений и типы жилищ. Как правило, семья жила весь сезон на одном месте, а затем переезжала на очередное сезонное поселение. Таким образом, ханты вели полуоседлый образ жизни, но оленеводы перекочевывали чаще. Обские угры двигались за рыбой, нефтяники позднее – за буровой.

В 1970 г. на территории округа проживало всего 279,8 тыс. человек, а в настоящее время приблизилось к 1,5 млн. человек (с учетом нелегальных мигрантов), т. е. выросло более чем в 5 раз. С начала промышленной добычи (1964 г.) численность населения округа увеличилась в 7,5 раз. Численность населения в округе постоянно растет даже в последние годы, что объясняется сравнительно высокой заработной платой. Среднемесячная заработная плата в целом по округу в 2001 г. достигла 12,6 тыс. рублей, что составляет 5,4 прожиточного минимума, тогда как в 2000 г. она составляла 3,2 прожиточных минимума, а в 1999 г. – 2,3 минимума. На сегодняшний день покупательная способность жителей округа является третьей по всей стране. По объему инвестиций в основной капитал округ занимает второе место после Москвы. За последние три года инвестиционный рейтинг округа поднялся с 45-го на 3-е место среди других субъектов Российской Федерации.

Постоянно в округе согласно переписи 1989 г. проживают представители более 120 национальностей, среди которых 850 тыс. русских, 149 тыс. украинцев, 98 тыс. татар, 31 тыс. башкир, 27 тыс. белорусов, 14 тыс. чувашей, 13 тыс. азербайджанцев. Ханты и манси составляют всего 1,5% населения округа. Славянская группа населения имеет подавляющую численность и составляет 80% населения. Ее численность с 1970 года увеличилась в 4,6 раза. Тюркская группа выросла в 7,9 раза. Если в 1970 г. она составляла 7% населения, то на 1989 г. – 12%.
Количество чувашей увеличилось в 3 раза, татар – в 7 раз, башкир – в 20 раз, кумыков – в 80 раз, азербайджанцев – в 94 раза. Быстро растет кавказская группа населения: количество чеченцев увеличилось в 41 раз, лезгин – в 70 раз. Количество национальностей, входящих в финно-угорскую группу населения увеличилось в 1,6 раза.

Высокая заработная плата и интенсивное строительство до сих пор привлекает в округ сезонную рабочую силу. Так, в первом полугодии 2001 г. на территории округа работало 18016 иностранных граждан. Из них: 2/3 – граждане Украины. Этноконфессиональную активность организованные трудовые мигранты не проявляют. Общая численность нелегальных мигрантов в округе составляет примерно 150 тыс. человек.

Нелегальная миграция серьезно осложняет работу администрации округа и органов местного самоуправления по жизнеобеспечению населению в условиях северного завоза. Органы внутренних дел округа регулярно проводят депортацией лиц, не имеющих регистрации. Так, с начала года 2002 г. из Сургута было депортировано 2, 5 тысячи граждан, преимущественно узбекских цыган.

По многим причинам особое беспокойство вызывают нелегальные мигранты из республик Кавказа и Средней Азии. В ряде городов до 70% школьников начальных классов – это дети мигрантов (узбеки, таджики, чеченцы), не владеющие русским языком, в силу чего необходимы коррекционные классов для изучения русского языка. На совете по межнациональным вопросам губернатор округа А.В. Филипенко отметил, что дети мигрантов подвержены крайним формам нетерпимости и конфликта, не знают и не хотят изучать русский язык. Особенно остро эта проблема ощущается в Ханты-Мансийске и Нижневартовске2.

Вместе с тем положительное отношение населения к вынужденным переселенцам устойчиво растет с уменьшением размеров поселения. Местное население активно использует мигрантов из Средней Азии в качестве поденных работников на садовых участках и огородах. Зачастую мигранты там же занимаются хищением имущества, что вызывает протесты жителей.

В современной Югре преступность имеет определенную этническую окраску. Доля преступлений, совершенных в 2001 г. представителями таких этносов как русские, азербайджанцы, чеченцы, молдаване, таджики, армяне, узбеки, ингуши, значительно превышает долю этих этносов в составе населения округа. В структуре преступлений, совершенных представителями таких национальностей как чеченцы, таджики, ингуши, грузины, киргизы, большую часть занимают преступления против общественной безопасности и общественного порядка (главным образом, изготовление, хранение и сбыт наркотиков). Любопытно, что в 2001 г. не раскрывались преступления с участием чувашей, ханты и манси, мордвы, марийцев, удмуртов, коми, евреев, поляков и др. Вклад в преступность украинцев, белорусов, немцев ниже, чем их доля в составе населения. Вклад в преступность татар и башкир примерно соответствует их доле в составе населения.

В округе стали эпизодически наблюдаться межэтнические драки и столкновения. В 2000 г. в п. Ульт-Ягун отмечалось выступление русскоязычного населения против дагестанцев, в п. Новофедоровский – выступление татар против азербайджанцев. Нередки столкновения чеченцев и азербайджанцев.

В ряде городов округа появилось скин-движение. «Скины» – в основном молодежь в возрасте от 15 до 20 лет – избивали кавказцев, таджиков, наркоманов. После ряда происшествия армянская и азербайджанская общины обратились к властям с открытым письмом, призывая защитить их от беспредела. Чеченцев и корейцев скинхеды опасаются3.

Влиятельность и степень защищенности мигрантов во многом определяются уровнем самоорганизации, который находит выражение в создании национально-культурных объединений. Культурная жизнь различных национальных диаспор в Ханты-Мансийском автономном округе начала бурно развиваться в конце 80-х – начале 90-х гг. Первым национально-культурным объединением стала образованная в 1989 г. ассоциация коренных малочисленных народов Севера «Спасение Югры». В том же году зарегистрирована первая казачья община в Нижневартовске. В 1998 г. в округе насчитывалось 17 национально-культурных объединений и 3 региональных автономии (немецкая, украинская, татарская). На 2002 г. в округе было зарегистрировано более 50 национально-культурных объединений. Региональные автономии создали также молдаване, дагестанцы, башкиры, чечено-ингуши. Региональные автономии создали также молдаване, дагестанцы, башкиры, чечено-ингуши. Таким образом, за 5 лет общее число национально-культурных объединений утроилось, а количество региональных автономий удвоилось.

Специалисты-нефтяники прибывали в округ Татарии, Башкирии, Азербайджана, Чечено-Ингушетии, Западной Украины. «Поскольку освоение ресурсов округа велось путем делегирования регионами СССР своих производственных структур, – пишет В.И. Назаров, – на территории округа сформировались места локального проживания этнических общностей, стремящихся воспроизвести в общественном устройстве нормы своей этнической самоорганизации»4. Выходцы из этих регионов сформировали в округе сильные национальные диаспоры.

Национально-культурные автономии проявляют большой интерес к связям с исторической родиной, к использованию официальных возможностей в целях урегулирования текущих проблем. Во время официальных визитов в Ханты-Мансийский автономный округ президентов Украины, Белоруссии, Болгарии, правительственной делегации Татарстана в культурную программу пребывания входили с представителями диаспор. На этих встречах активистам национально-культурных объединений вручаются государственные награды титульных республик.

Вместе с тем повсеместно констатируется факт слабой взаимосвязи национально-культурных объединений многих диаспор с исторической Родиной. Национальные республики предпочитают контакты с диаспорами дальнего зарубежья, обладающими более значительными финансовыми ресурсами. Показательным является отношение Украины к соотечественникам в России. «Если образ западной диаспоры имеет устоявшиеся очертания (ее представитель материально обеспечен, прекрасно поет украинские песни, нежно любит историческую родину и мечтает что-нибудь ей подарить), то молодая «восточная диаспора» — украинцы России, Молдовы, Казахстана, для которых превращение Украины в заграницу оказалось «снегом на голову», — явление во многом непонятное, – пишет Т. Клюева, предваряя интервью с председателем Объединения украинцев России (ОУР) и Федеральной национально-культурной автономии «Украинцы России» А.А. Руденко-Десняком. – Почему эти люди не хотят довольствоваться названием «граждане России» (Молдовы, Казахстана)? Может быть, они добиваются каких-то дополнительных благ, особых прав? Может быть, это наша «пятая колонна» в новоявленном зарубежье? А если наоборот — заложники? Вряд ли они могут что-нибудь нам подарить, уж не хотят ли, чтобы подарили мы?»5.

По мнению А. Магасумова, официальный Татарстан создал своеобразный барьер отторжения активности татарских диаспор. Руководство республики, считает он, вспоминает о малых диаспор татар только при политических проблемах раз в пять лет когда надо их использовать как политический козырь и ширму6.

Соответственно, интерес к национальным меньшинствам Ханты-Мансийского автономного округа со стороны национальных республик проявляется при намерении использовать их потенциал для заключения договоров о долгосрочном сотрудничестве в различных областях.

На поддержку соотечественников рассчитывали прибывшие в феврале 2002 г. в округ с президентом Украины Л. Кучмой представители деловых и правительственных кругов. «Губернатор Ханты-Мансийского автономного округа носит фамилию Филипенко, немало украинцев и в руководстве крупнейших нефте- и газодобывающих компаний, способных обеспечить для начала хотя бы краткосрочные контракты», – пишет О. Клюева7. Во время визита было подписано соглашение между округом и Украиной о сотрудничестве в социально-культурной сфере. После этого были заключены договоры национально-культурной автономии украинцев с отдельными министерствами и ведомствами Украины.

Правда, наблюдатели утверждают, что Л. Кучмы стремился подготовить своих соотечественников к парламентским выборам на Украине8. Так, на прошлых выборах президента Украины в Сургуте открывали отдельный избирательный участок9.

Во время визита в Сургут в январе 2002 г. правительственной делегация Республики Татарстан выражалась готовность поставлять в округ трубы с внутренним и наружным изоляционным покрытием, полиэтиленовые трубы, автомобильные шины, модульные дома для нефтяников и газовиков, специальную обувь и одежду для рабочих этих профессий, продукцию бытовой химии, автомобили, лекарственные препараты и изделия. «Татнефть» предложила поставить в регион уникальное оборудование для повышения нефтеотдачи, капитального ремонта и возвращения к жизни скважин. В принципе был решен вопрос о создании на базе завода «Нижнекамскнефтехим» и ОАО «Сургутнефтегаз» совместного предприятия. Достигнута принципиальная договоренность об открытии в Сургуте постоянного представительства Республики Татарстан. Примечательно, что в работе делегации активно участвовал председатель исполкома национально-культурной автономии татар Ханты-Мансийского округа Ф. Гатауллин, который одновременно является торгово-экономическим представителем Татарстана в округе.

Во время визита официальной делегации Республики Болгарии в Ханты-Мансийский автономный округ и встреч с представителями диаспорами родилась идея открытия консульства Болгарии в Ханты-Мансийске. Когда губернатор округа А.В. Филипенко принимал от первого секретаря посольства Болгарии С. Петрова официальную ноту болгарского Министерства иностранных дел об открытии консульства, отмечалось, что болгарская диаспора в округе – одна из самых многочисленных в России. В округе налажены тесные связи с болгарскими туристическими фирмами по организации детского летнего отдыха. До сих пор в России действовало единственное консульство Болгарии – в Санкт-Петербурге.

В рассмотренных случаях национальная республика использует в своих интересах уже сложившуюся диаспору и ее национально-культурную автономию, опирается на нее. Та же ситуация складывается в настоящее время и вокруг чеченской и азербайджанской диаспор. Так, выступая на учредительном собрании национально-культурной автономии азербайджанцев Тюменской области, председатель собрания А. Джафаров подчеркнул, что объединение должно оказывать содействие в укреплении экономических связей между Россией и Азербайджаном. По его словам, основные проблемы, которые должны решать члены автономии, – это регистрация и трудоустройство выходцев из Азербайджана, сохранение и развитие национального языка, культуры и обычаев народа10.

Ситуация с национально-культурной автономией башкир выглядит иначе. Консолидация башкирского этноса в округе произошла во многом благодаря поддержке национальной республики. Так, в 1997 г. было заключено Соглашение о сотрудничестве в гуманитарной сфере между Республикой Башкортостан и Ханты-Мансийским автономным округом. В ходе выполнения этого соглашения были проведены учредительные курултаи башкир в городах и поселках округа, создана региональная автономия башкир. В 1997 г. в Сургуте состоялся первый курултай (собрание) башкирской общественности автономного округа, на котором присутствовали руководители администрации округа, администрации Сургута, правительственная делегация республики Башкортостана и члены исполкома Всемирного Курултая башкир.

В начале 90-х гг., когда вслед за молодежью в округ стали приезжать родители, родственники, земляки, тогда образовались не только устойчивые общины и землячества, но и актуализировались и религиозные потребности, отмечает Я.С. Черняк11. В этих условиях сформировалась и потребность в проведении традиционных праздников. Основная сфера деятельности национально-культурных объединений Югры – проведение культурных мероприятий.

Стоит также отметить, что консолидация украинской диаспоры, особенно западно-украинского происхождения, осуществляется с участием религии. В округе действует религиозная группа Украинской Греко-Католической церкви, которая инициировала отделение общины украинцев-униатов от православной украинской общины.

Религиозный фактор оказался значимым в деятельности национально-культурной автономии татар. Организация в округе татарских национальных объединений, как правило, сопровождается строительством мечетей и открытием на их базе воскресных татарских школ.

Руководство ДУМАЧР использует национальный фактор для разделения мусульманской части населения округа. Как сообщает Я.С. Черняк, руководство ДУМАЧР, с одной стороны, настраивает сибирских татар против имамов-выходцев в основном из Татарстана и Башкортостана, а с другой стороны, стремится опереться на представителей северокавказских диаспор и, мотивируя тем, что кавказцы не понимают молитв на арабском языке, предлагают ставить имамов из их среды.

Стихийный процесс размежевания этноконфессиональных общностей и их организаций принимает и пространственные формы. Так, в Сургуте постоянными прихожанами мечети являются, в основном, таджики, а имам – татарин, который ведет служение на арабском и татарском языках. Чеченцы, неудовлетворенные имамом, для исполнения обрядов пригласили старика, знающего арабский язык, и проводят служение в отдельном помещении на территории мечети.

Большую роль в процессах этноконфессиональной адаптации играют присущие некоторым диаспорам национальные традиции самоорганизации. Национальные меньшинства армян имеют, пожалуй, тысячелетнюю традицию организации национальных общин в эмиграции. Кавказские народы до сих пор сохраняют традицию мужских союзов и мужских домов. Зарегистрированные в Ханты-Мансийском автономном округе национально-культурные организации азербайджанцев (7 обществ) и вайнахов (7 обществ), отчасти выступают правовым оформлением указанной традиции. Часть функций мужских домов традиционно выполняют, как известно, и мечети.

Замысел национально-культурной автономии предусматривал организацию самоуправления национальных меньшинств в условиях современного правового демократического государства. Таким образом, национально-культурной автономии являются организационно-правовой формой, которая наполняется различным социальным содержанием: от родоплеменной организации до публично-правовой корпорации.

Сложная генетическая и многоуровневая структура объединений национальных меньшинств институционально выражается в формировании комплекса организаций. Как правило, национальное меньшинство параллельно с национально-культурной автономией регистрирует как отдельные общественные организации национально-культурный центр и местное отделение общероссийской национальной организации.

Так, после регистрации в Тюмени азербайджанской автономии была поставлена задача создания областного отделения общероссийской общественной организации «Всероссийский азербайджанский конгресс». Персональный состав этих общественных организаций идентичен, но они выполняют различные социальные функции.

Адаптация мигрантов различной этнической принадлежности к ландшафту региона формирует тенденцию к унификации облика местного населения. Для характеристики этой тенденции показательны следующие факты.

По данным А.Н. Чистикина и Т.А. Чистикиной, обследовавших отпечатки кистей рук 763 жителей Тюменской области, Ханты-Мансийского и Ямало-Ненецкого автономных округов, устоявшаяся группа пришлого населения ряда регионов Западной Сибири сформирована не только в результате процессов индивидуальной адаптации каждого ее члена, но и избирательного накопления лиц с определенной дерматоглифической конституцией, близкой к имеющейся у коренных жителей12.

Установлены закономерные изменения морфологии тела, физиологических и психических функций у детей школьного возраста Тюмени и Когалыма. По сравнению с детьми, проживающими на “большой земле”, значительно больше число медлительных детей и детей-амбидекстров. Среди детей 5–8 классов в сравнении с детьми средней полосы России чаще встречаются девочки с большим весом и мальчики с меньшим весом. Большее напряжение отмечается в системах, обеспечивающих кислородный режим ребенка13.

Таким образом, геоклиматические особенности ландшафта оказывают влияние на пришлое население и его потомков. Необходимость адаптации и естественный отбор объективно формируют тенденцию приближения облика жителей округа к облику коренных его жителей, наиболее адаптированных к окружающей среде.

Примечания

1 Головнев А.В. Говорящие культуры. – Екатеринбург, 1995. – С. 102.

2 Пухова Н. В ХМАО появилась проблема обучения русскому языку // http://www.uralpolit.ru/news/?article_id=4750.

3 Сургутские скинхеды снимают триллеры // Сургут: «Регион-Инфосервис». – 2002. – 23 апреля.

4 ^ Назаров В.И. Условия и средства расширенного общественного воспроизводства в Ханты-Мансийском автономном округе // Социокультурная динамика Ханты-Мансийского автономного округа сегодня и в перспективе XXI века: федеральный и региональный аспекты. Сб. докл. Всероссийск. науч.-практ. конф. – Сургут, 1999. – С. 28.

5 Клюева О. Наши на Арбате. Интервью с А.А. Руденко-Десняком // День. – М., 1999. – 24 июля.

6 Магасумов А. Оценка сайтов татарской тематики // http://tatary1.narod.ru/tematik.htm.

7 Клюева О. Сибиряки-украинцы или украинская Сибирь? // http://podrobno.com.ua/ power/2002/02/17/16087.html.

8 Левчун Е. Сибирские «гастроли» случайного президента: Письмо из диаспоры // http:// grani.kiev.ua/2002/texts/7/Diaspora26L_rus.htm.

9 Яновский С. Таежная «шабашка» // Киевские ведомости. – 2001. – 22 авг.

10 Сибирские азербайджанцы создали национальную культурную автономию // Тюменская линия. – 2001. – 26 дек.

11 Черняк Я.С. Этносы и конфессии в социокультурном пространстве северного города. – М.: ООО–Агент, 1999. – С. 82.

12 Чистикин А.Н., Чистикина Т.А. Групповая изменчивость кожных узоров у пришлого населения Севера Тюменской области // Социокультурная динамика Ханты-Мансийского автономного округа сегодня и в перспективе XXI века: федеральный и региональный аспекты. Сб. тез. к Всероссийск. науч.-практ. конф. Секция 5–6. Часть III. – Сургут, 1998. – С. 118.

13 Соловьев В.С. и др. Система оценки, мониторинга и коррекции здоровья детей северного города // Там же. – С. 87.




Похожие:

Е. А. Тюгашев Этноконфессиональная адаптация мигрантов в современной Югре iconЕ. А. Тюгашев современная глобалистика: центрация дискурса гуманитарные науки в Сибири. Новосибирск, 1998. № В центре дискуссий в современной глобалистике являются доклад
Ситуация эпистемологической неуверенности и коммуникативной неопределенности требует экспликации конкурирующих дискурсов. Цель статьи...
Е. А. Тюгашев Этноконфессиональная адаптация мигрантов в современной Югре iconСостояние этноконфессиональной обстановки в ханты-мансийском автономном округе
Характер этноконфессиональных отношений в современной Югре определяется особенностями интенсивного промышленного освоения региона....
Е. А. Тюгашев Этноконфессиональная адаптация мигрантов в современной Югре iconДокументы
1. /адаптация 5кл/Mietodika_Luskanovoi.doc
2. /адаптация...

Е. А. Тюгашев Этноконфессиональная адаптация мигрантов в современной Югре iconВ., Тюгашев Е. А. Предметно-теоре­ТИ­ческое отношение понятий трудовой и экономической дея­тель­НО­сти
Научная деятельность в системе современной ку­льтуры. Сб науч тр. Новосибирск: иифиф со ан ссср, 1987. С. 82–92
Е. А. Тюгашев Этноконфессиональная адаптация мигрантов в современной Югре iconДокументы
1. /адаптация 1 класс/Mietodika_opriedielieniia_umstviennogho_razvitiia_0.doc
2.
Е. А. Тюгашев Этноконфессиональная адаптация мигрантов в современной Югре iconВ., Тюгашев Е. А. Мультипарадигмальность современной социологии и проблема ее рефлексивной коммуникации
Отражением данной тенденции выступает усиление фрагментации современного общества, которая, в свою очередь, является одним из факторов...
Е. А. Тюгашев Этноконфессиональная адаптация мигрантов в современной Югре iconЕ. А. Тюгашев философия процесса: дилемма субстанционализма и антисубстанционализма
Термин «процесс» широко употребляется в современной науке. Даже употребление этого термина в определенной степени является знаковым...
Е. А. Тюгашев Этноконфессиональная адаптация мигрантов в современной Югре iconЕ. А. Тюгашев концептосфера современной югры: дискурс александра филипенко
Такие многозначные концепты как «правда», «мир», «человек» воспринимаются как константы, универсальные постоянные, в которых сконцентрирован...
Е. А. Тюгашев Этноконфессиональная адаптация мигрантов в современной Югре iconОсобенности адаптации детей к дошкольному учреждению
Адаптация – это приспособление организма к изменяющимся внешним условиям. Термин «адаптация» зародился в недрах биологической науки...
Е. А. Тюгашев Этноконфессиональная адаптация мигрантов в современной Югре iconСоцис. № Е. А. Тюгашев социокультурный подход в преподавании социологии: жанр этюда
Тюгашев евгений Александрович кандидат философских наук, доцент Новосибирского государст­венного университета
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов