Е. А. Тюгашев (г. Новосибирск) почему югра не америка… (проблемы этнической адаптации на тюменском севере) icon

Е. А. Тюгашев (г. Новосибирск) почему югра не америка… (проблемы этнической адаптации на тюменском севере)



НазваниеЕ. А. Тюгашев (г. Новосибирск) почему югра не америка… (проблемы этнической адаптации на тюменском севере)
Дата конвертации17.09.2012
Размер181.34 Kb.
ТипДокументы

Е.А. Тюгашев

(г. Новосибирск)

ПОЧЕМУ ЮГРА НЕ АМЕРИКА… (ПРОБЛЕМЫ ЭТНИЧЕСКОЙ АДАПТАЦИИ НА ТЮМЕНСКОМ СЕВЕРЕ)


Интенсивные миграционные процессы в современном мире необходимо имеют этническое измерение, правда, не столь ярко выраженное, как в эпоху великого переселения народов. Действие закона неравномерности демографического развития изменяет этнический состав населения отдельных регионов, пространственно-территориальную структуру его размещения, формирует новый этнополитический баланс. Изучение вопросов адаптации этнических переселенцев к новым местам проживания имеет важное практическое значение при выработке рекомендаций по их устройству, организации системы их жизнеобеспечения в новых условиях, в целом для разработки и реализации эффективной этнически дифференцированной миграционной политики. Эти рекомендации необходимо вырабатывать с учетом исторического опыта, проводя сравнительный анализ общего и особенного в закономерность адаптации этнических групп в различных странах, а также в различных регионах страны1.

Во второй половине ХХ века территорией высокой миграционной активности был Тюменский Север — главный нефтегазодобывающий регион страны. Так, в 1970 г. на территории Ханты-Мансийского автономного округа проживало всего 279,8 тыс. чел., а в настоящее время численность его населения приблизилась к 1,5 млн. чел., т. е. выросла более чем в 5 раз2, а с начала промышленной добычи (1964 г.) – в 7,5 раз. Интенсивная миграция изменила этнический ландшафт Югры.

Так, по данным переписи 1989 г. в округе постоянно проживали представители более 120 национальностей. Подавляющей по численности является славянская группа – 80% населения. С 1970 г. она увеличилась в 4,6 раза. В 7,9 раза возросла тюркская группа, и если в 1970 г. она составляла 7% в общей структуре населения округа, то в 1989 г. – 12%. При этом численность чувашей увеличилось в 3 раза, татар – в 7, башкир – в 20, кумыков – в 80, азербайджанцев – в 94 раза. Происходил быстрый рост кавказской группы населения: количество чеченцев увеличилось в 41 раз, лезгин – в 70 раз. Для сравнения отметим, что население финно-угорской группы увеличилось за этот период в 1,6 раза.

После распада СССР сложилась новая конфигурация миграционных потоков, связывающих Югру со странами ближнего зарубежья. В результате наблюдались определенные изменения в этническом составе населения. По данным Всероссийской переписи населения 2002 г. в Ханты-Мансийском автономном округе проживало русских — 947 тыс. (в 1989 г. — 850 тыс.), украинцев — 123 тыс. (в 1989 г. — 149 тыс.), татар — 108 тыс. (в 1989 г. — 98 тыс.), башкир — 36 тыс. (в 1989 г. — 31 тыс.), азербайджанцев — 25 тыс. (в 1989 г. — 13 тыс.), белорусов — 20 тыс. (в 1989 г. — 27 тыс.), чувашей 15 тыс. (в 1989 г. — 14 тыс.).
Как можно заметить, при 10–15% росте численности русских, татар и башкир и 20–25% сокращении численности украинцев и белорусов, азербайджанское население практически удвоилось. К 2002 г. азербайджанцы стали в округе пятой по численности этнической группой, опередив, по сравнению с 1989 г., чувашей и белорусов.

Динамика этнического состава населения Югры определяется рядом факторов, прежде всего геополитических. Определенное значение, по-видимому, имеют и особенности адаптации мигрантов к ландшафту Югры. Взаимообусловленность этноса и ландшафта может быть настолько существенной, что адаптация мигрантов различной этнической принадлежности ведет к унификации их облика. По данным А.Н. Чистикина и Т.А. Чистикиной, обследовавших отпечатки кистей рук 763 жителей Тюменской области, Ханты-Мансийского и Ямало-Ненецкого автономных округов, устоявшаяся группа пришлого населения ряда регионов Западной Сибири сформирована не только в результате процессов индивидуальной адаптации каждого ее члена, но и избирательного накопления лиц с определенной дерматоглифической конституцией, близкой к имеющейся у коренных жителей3. Закономерные изменения морфологии тела, физиологических и психических функций установлены, в частности, для детей школьного возраста Тюмени и Когалыма. Здесь значительно больше медлительных детей и детей-амбидекстров по сравнению с проживающими на «большой земле». Среди детей 5–8 классов чаще, чем в средней полосе России, встречаются девочки с большим весом и мальчики с меньшим весом. Большее напряжение отмечается в системах, обеспечивающих кислородный режим ребенка4. Таким образом, геоклиматические особенности ландшафта оказывают влияние на пришлое население и его потомков.

Действие факторов экологического отбора мигрантов в условия Севера осознается прежде всего на психологическом уровне. Губернатор округа А.В. Филипенко признает объективное действие отбора в суровых условиях Югры: «Жизнь на Севере идет по несколько другим законам, нежели где бы то ни было в стране. Человека здесь ценят прежде всего за то, что он сделал, сколько сделал и как сделал. Здесь, в Югре, проходит отбор человеческого материала. Слабый человек или откровенный карьерист здесь просто не приживается. Да и вряд ли выживет»5. А.В. Филиппенко, например, считает, что «сформировался особый югорский характер – на Севере слабый и одинокий не выживет»6. Это характер северный и в то же время сибирский: «Да, мы и северяне, и сибиряки, но мы уже — жители Югры — Ханты-Мансийского автономного округа»7.

Географический детерминизм всегда подчеркивал непосредственную взаимосвязь социально-психологических характеристик этноса и ландшафта его местообитания. Мозаичность этноса и его миграционная подвижность эту связь существенно опосредствуют и усложняют. Субэтнические группы (например, сибиряки) могут обладать несколько иными психологическими характеристиками, нежели этнос в целом (в данном случае — русские). В то же время характеризующий сибиряков паттерн поведения может оказаться доминантным для какого-либо народа Земли. Указанная неоднозначность позволяет опосредованно, на основе сравнения общего и особенного в закономерностях адаптации этнических групп в различных странах, изучить проблемы этнической адаптации на Тюменском Севере.

Подобная внешняя рефлексия стихийно осуществляется на уровне массового сознания. Так, на официальном сайте администрации Ханты-Мансийского автономного округа в 2001 – 2002 гг. проходила интернет-дискуссия «Чем гордится наш округ?»8. Организаторы дискуссии предложили подробнее поговорить о том, чем по праву может гордиться округ. Для обсуждения были поставлены следующие вопросы: 1. Чем Ханты-Мансийский автономный округ отличается от других субъектов Российской федерации? 2. Какие достижения округа Вы считаете самыми главными? 3. Кто может называться настоящим северянином? 4. Каким Вы видите будущее нашего округа?

Вопрос о северном характере стал центральным в дискуссии. Т.П. Мингалева (Нефтеюганск, 9 марта 2002 г.) сравнила его с американским характером: «В Америке 19 века было такое понятие – “фронтир”. В переводе – “граница”. Поскольку обозначало данное понятие буквальную границу между освоенными и неосвоенными территориями тогдашних США. По-другому это принято называть Дикий Запад. Моя главная мысль в том, что Север вообще и округ в частности – это нынешний фронтир России. Главное отличие в том, что наш Север – не дикий, а совсем наоборот. То есть – страна развивается во многом благодаря потенциалу округа (который до конца так и не разведан, кстати), и жители округа это прекрасно понимают. И те, кто здесь родился, и те, кто недавно приехал – все осознают особую миссию Югры. Кстати, именно отсюда – и знаменитый северный характер, которым те же москвичи похвастаться явно не могут. Может, поэтому и завидуют?». Отвечая на сомнения Е. Злогыстевой, Т.П. Мингалева далее (18 марта 2002 г.) пояснила: «А зачем когда-то люди отправлялись на Дикий Запад? За тем же – за деньгами и достойной жизнью. Так что насчет фронтира все верно. Между прочим, когда человек зарабатывает (а не выпрашивает или получает) достойные деньги, он и себя начинает уважать, и других. Мы себя уважаем – это и есть основа северного характера».

Сравнение Югры с Диким Западом времен фронтира распространено и в публицистике. Вот что пишет В. Воронов: «Не знаю почему, но, впервые попав в Югру (так когда-то именовалась эта земля), ловишь себя на мысли: Клондайк! Не тот – настоящий, конечно, который я в жизни не видел, а полумифический-джеклондоновский, киношно-голливудский. Схожесть условна, но зато в главном – тут кипит жизнь (штамп, а что делать?)»9. Сходная точка зрения высказывалась и в интернет-дискуссии. По мнению А.Г. Живорова (20 мая 2002 г): «Жизнь на Севере существенным образом отличается от жизни на юге и “большой земле”. И главное отличие – другой социальный темперамент. Иногда мне кажется, что жизнь в стране “кипит” именно здесь”».

На основе этих и других наблюдений нами ранее был сделан вывод, что «югорский» характер типологически близок «американскому» характеру. Это характер динамичный, экстравертный, ориентированный на достижение успеха, стратегию и эксперимент.

Основанием сходства «югорского» и «американского» характеров является тип жизнедеятельности, реализуемый характером логико-интуитивного экстраверта с его рациональностью, инициативностью, предприимчивостью. Рекрутируя дешевые трудовые ресурсы, нефтепромышленный Тюменский Север в настоящее время постепенно переориентируется на свой собственный Юг – регионы Средней Азии. Возникает сакраментальный вопрос: «Почему же Югра – не Америка?». Почему присущий американскому типу характера потенциал не в состоянии полностью себя реализовать на территории Югры, и «локомотив марки ХМАО»10 остается только «северной мечтой»?

В более общем виде этот вопрос не раз формулировался исследователями в рамках изучения темы «фронтира»11. Общая объяснительная схема судьбы фронтира в Сибири и Северной Америке апеллирует к схожести и противоречивости российской и американской истории. В.А. Ламин и Д.Я. Резун в предисловии к сборнику очерков по истории фронтира пишут следующее: «Как писал один поэт, “над Канадой небо синее, меж берез дожди косые, так похоже на Россию, только все же это не Россия!” Как похожи между собой вольные “скваттеры” и российские крестьяне, уходящие вглубь сибирских просторов в поисках лучшей “землицы”; как много общего в знаменитой отмене рабства в США и отмене крепостного права в России, случившихся почти в один и тот же год! Но и как много глобального различия между ними: скваттеры, которые даже с оружием в руках были готовы отстаивать свои участки от государства и сибирский крестьянин, стремившийся под властную руку государства; американские рабы-негры, почувствовавшие себя собственниками и русский “свободный” крестьянин, чувствующий себя рабом перед помещиком и начальством еще столетие после освобождения от крепостного права»12.

Любопытно, что В.А. Ламин и Д.Я. Резун придают определенное значение различию психологических установок мигрантов на территориях нового освоения в Сибири и Северной Америке. Оказывается не столько обстановка «фронтира» формировала американский характер и определяла становление молодой нации, сколько люди с определенным типом характера смогли самоорганизоваться в новую историческую общность. Соответственно, люди с сибирским характером были ориентированы только лишь на службу государю и присоединение колонизуемых земель к метрополии. Поэтому даже в, возможно, сходных условиях линии исторического развития Сибири и Северной Америки оказались существенно различными. С недоумением это впервые констатировав в 1883 г. известный сибирский областник Н.М. Ядринцев: «Мы видим, как в академии (Казанской духовной, где он учился — Е.Т.) Щапов разделяет детские надежды и планы своих товарищей: “Сибирь — это будущая Америка! Мечтает он: ей сулит история великое будущее”. Жизнь показала, какая это Америка»13.

Психологический фактор оказался в ряду многих других факторов, лимитировавших развитие Сибири. Либерализация последнего времени и специфический отбор мигрантов в условиях нефтепромышленного освоения Югры, казалось бы, должны сформировать на территории Сибири очаг этногенеза сходного с североамериканским. Такое впечатление в массовом сознании действительно возникает. Правда, объективные признаки успешного и самодостаточного развития Югры едва ли можно наблюдать. Определенную роль в ограниченной реализации цивилизационного потенциала играют сохраняющаяся зависимость от Центра, моноотраслевая структура хозяйства. На наш взгляд, объективные ограничения «американского пути» развития капитализма необходимо должны иметь и субъективно-психологическое выражение.

Ответ на вопрос «Почему Югра не Америка?» предваряется известным объяснением того, почему Россия — не Америка. Если Россия — «северная цивилизация», то Югра позиционирует себя как «приполярная» цивилизация. Пример Аляски показывает, что «американский путь» развития реализуем и в условиях Севера, но, очевидно, с серьезными ограничениями. Одним их доказательств этого может служить дифференциация базисного англосаксонского типа и формирование на его основе, с одной стороны, американского характера, а с другой — канадского характера.

В канадском самосознании Канада позиционируется как страна «северная». Л. Романчук пишет, что ряд канадских писателей отмечают у жителей своей страны некое «северное мироощущение», «северный» менталитет14. В национальном гимне содержатся слова, характеризующие Канаду как «подлинный Север, сильный и свободный». «Северная идентичность» Канады отличает этническое самосознание канадцев от этнического самосознания американцев. Так, канадцы считают себя более спокойными и уравновешенными по характеру, менее склонными к жестокости. «“Северный” менталитет канадцев сформировался в результате своеобразного “естественного” отбора: неспокойные люди уезжали и продолжают уезжать из Канады в США, где больше возможностей для активной экономической деятельности, достижения финансового достатка и обогащения»15, — отмечает Л. Романчук.

Стихийно совершавшаяся дифференциация мигрантов по темпераменту демонстрирует большую адаптивность к северным условиям людей со спокойным темпераментом. Соответственно, люди с американским характером с большим трудом уживались на Севере.

Различия в географической адаптивности темпераментов, впрочем, исторически, хорошо известны. Со времени норманнов известен характер «нордический», а люди южных стран характеризовались как «горячие», импульсивные. Эмпирически различия в адаптивности разных по темпераменту людей в условиях Крайнего Севера были верифицированы психологами Военно-медицинской академии16. В проведенном исследовании на Новой Земле были обследованы 220 матросов срочной службы, проживавшие до призыва в средней полосе России и впервые попавшие в высокие широты. В результате они пришли к выводу, что типологические особенности личности являются важным фактором адаптации по антропометрическим показателям, состоянию функциональных систем организма и показателям социальной адаптации.

Так, в частности, выявлена изначально лучшая приспособленность к условиям Крайнего Севера представителей сенсорно-планирующего типа (темпераментная группа «Эпиметей» по классификации Д. Кейрси), обладающих, кроме того, наибольшими резервами общей адаптации. Представители интуитивно-чувственного темперамента (группа «Апполон») находились на втором месте, превосходя сенсорно-импульсивных (группа «Дионис»), обладавших неудовлетворительными возможностями для адаптации. Интуитивно-логический тип (группа «Прометей») оказался менее всего физиологически приспособленным к условиям высоких широт. Успешность профессиональной деятельности представителей интуитивно-эмоционального («Апполон») и сенсорно-импульсивного типа темперамента была устойчиво ниже среднего уровня, а конфликтность представителей последнего типа наиболее высокой17.

Для ориентации в представленных результатах исследования укажем, что к темпераментной группе «Апполон» относимы люди с типично русским характером, в связи с чем, по-видимому, и оказался возможным такой исторический феномен как Русский Север. К темпераментной группе «Прометей» относимы люди с типично американским характером, и они, согласно данным исследования, менее всего приспособлены к жизни в условиях Севера.

Представляет интерес типологическая характеристика людей сенсорно-планирующего типа, входящих в темпераментную группу «Эпиметей»18. Люди этого типа обладают высоко развитым чувством ответственности, склонны поддерживать иерархические отношения, пунктуально следовать традициям, четким правилам, установленному распорядку. Чувство долга — основное качество, которое объединяет этих людей и отличает от представителей других типов. Для них высоко значимы статус, должность, титулы, звания, позволяющие им найти объективную основу для ориентации в системе иерархических отношений.

Данная характеристика релевантна тем чертам психологии сибирского человека, которые формировались вследствие заселения Сибири «служилыми» людьми. Эти люди добывали «рухлядь» в государева казну, а кормились от должности. «Нельзя, конечно, отрицать и то, — отмечал М.К. Любавский, — что своеобразная жизненная обстановка формировала и людей соответственного психического склада, искателей приключений, которых манила к себе необъятная таинственная даль, возбуждавшая фантазию призраками несметных богатств, по ней рассеянных. Но таких людей были единицы»19. Человек служилый, а не предприниматель, осваивал Сибирь. И что, примечательно, основной поток колонизации шел с Русского Севера и по северным территориям Сибири.

Различия в психическом складе этносов, по-видимому, являются одним факторов, обусловивших различия в приживаемости мигрантов различной этнической принадлежности на Тюменском Севере. Так, известно шутливые именования Ямало-Ненецкого автономного округа как «Татаро-Донецкого»20, а Ханты-Мансийского округа как «Хахлы-Мансийского»21. Вот что пишет об этом известный демограф В. Переведенцев: «В нефтяное Среднее Приобье прибыло немало нефтяников из Поволжья. А в газовом Надыме мне однажды полушутя сказали, что округ «правильнее называть не Ямало-Ненецким, а Татаро-Донецким» – по составу пришлого населения. Доля украинцев «на северах» очень велика. Если в населении России в целом украинцы в 1989 году составляли всего 3 процента, то в Ханты-Мансийском округе – 11,6, Ямало-Ненецком – 17,2, Чукотском – 16,8 процента»22. Несмотря на значительный отток украинцев с Российского Севера после распада СССР их доля в населении северных территорий существенно выше, чем по России в среднем (см. табл. 1)

Таблица 1.

Доля отдельных этносов в общей численности населения

^ Тюменского Севера (по данным переписи 2002 г.), в %





Русские

Украинцы

Татары

Башкиры

Азербайджанцы

Российская Федерация

79,8

2,0

3,8

1,1

0,4

Тюменская область

71,5

6,5

7,4

1,4

1,3

Ханты-Мансийский

автономный округ – Югра

66,1

8,6

7,5

2,5

1,8

Ямало-Ненецкий

автономный округ

58,8

13,0

5,5

1,7

1,6



По психологическим характеристикам украинцев и татар этнопсихологи относят к темпераментной группе сенсорных рационалов («Эпиметей»), наиболее адаптивной к условиям Севера. В эту же группу входят, по-видимому, и коренные малочисленные народы Севера. Вместе с тем основной массив населения является все же русским, т.е. относительно адаптивным. Поэтому саморепрезентация Ямало-Ненецкого округа как «Татаро-Донецкого» отображает не столько действительный этнодемографический баланс, сколько этномоделирующий фактор политики.

Возвращаясь к вопросу о судьбе второй Русской Америки — Югры — хотелось бы, во-первых, обратить внимание на общие последствия дизадаптации в условиях хронического стресса23. Как известно, в среднем трудоспособность северянина меньше среднероссийской на 5–9 лет. Менопауза у северянок наступает на 4–9 лет раньше, чем у других женщин России. На Севере раньше появляются первые признаки старения у мужчин. Биологический (функциональный) возраст северян выше паспортного (календарного), как правило, на десять лет. Думается, что эти последствия проявляются в первую очередь среди логико-интуитивных типов, входящих в темпераментную группу «Прометей». Они являются в условиях Севера достаточно успешными профессионалами (уступая только сенсорным рационалам), но буквально «сгорают» на работе.

Любопытно, что в группу сенсорных рационалов входят психологические типы, объединение которых в одном коллективе формирует так называемую «группу здоровья». У членов такой группы самочувствие, как правило, улучшается. Стабилизируется кровяное давление, нормализуется пульс, улучшается настроение. Все это способствует выздоровлению. Возможно, именно такая комбинация психологических типов среди коренных сибиряков объясняет этиогенез мифа о «сибирском» здоровье.

Итак, сравнительный анализ общего и особенного в адаптации этнических групп в различных странах и регионах показал, что на территории Тюменском Севере необходимость экологической адаптации определяет сравнительно высокую долю в общей численности населения отдельных этнических групп, характеризующихся специфическими психологическими особенностями. Вместе доминантный для Тюменского Севера тип логико-интуитивного экстраверта, репрезентируемый американским характером, наименее адаптивен и наиболее подвержен ускоренному старению. По антропоэкологическим причинам Тюменский Север оказывается малоперспективной территорией для «американского пути» развития капитализма в России.

Основным ресурсом стрессоустойчивости представителей логико-интуитивных типов является когнитивная стратегия. Она предполагает принятие проблемы, формирование нового, более благоприятного ее видения и реализации на этой основе конструктивных, позитивных подходов24.

Так, объясняя целесообразность значительных расходов по социальным программам, в т. ч. по уходу матерей за детьми, губернатор Ханты-Мансийского автономного округа – Югры А.В. Филипенко, в частности, говорит: «Все спрашивают: — Зачем вам это надо? Да надо это, надо! Мы формируем у людей социальный оптимизм. Ведь это так здорово, если молодая семья не боится обзавестись ребенком. Значит, уверена в своем будущем, уверена в завтрашнем дне. Не думайте, что в нашей команде собрались безоглядные альтруисты. Мы все просчитали. Я по собственному опыту помню, как росли дети, и как они эпизодически посещали детсад. От болячки до болячки. Жена при этом “сидела на больничном”. И у всех так. Деньги бюджетные расходуются, места в детских учреждениях содержатся. А ради чего все это, если опыт убеждает в том, что только материнский уход является гарантией будущего здоровья и гармоничного развития ребенка?»25.

Ориентированная на формирование социального оптимизма позиция губернатора А.В. Филиппенко является наглядным выражением когнитивной стратегии. Думается, дальнейшее исследование и более глубокое понимание проблем этноэкологической адаптации мигрантов в условиях Тюменского Севера позволят реализовывать эту и другие стратегии рефлексивно и системно.

Примечания и ссылки

1 О проекте «Адаптация населения в Сибири: этапы, механизмы, результаты» // Адаптация населения в Сибири: этапы, механизмы, результаты. — Новосибирск, 2003. — С. 3–4.

2 Подробнее см.: ^ Сапожникова Н.В. О некоторых социально-демографических процессах в «нефтяной перспективе» (на примере Нижневартовского района) // Социокультурная динамика Ханты-Мансийского автономного округа сегодня и в перспективе XXI века: федеральный и региональный аспекты: Сб. тез. к Всероссийск. науч.-практ. конф. Секция 1–2. – Сургут, 1998. – Ч. I. – С. 44–47.

3 Чистикин А.Н., Чистикина Т.А. Групповая изменчивость кожных узоров у пришлого населения Севера Тюменской области // Социокультурная динамика Ханты-Мансийского автономного округа сегодня и в перспективе XXI века: федеральный и региональный аспекты. Сб. тез. к Всероссийск. науч.-практ. конф. Секция 5–6. – Сургут, 1998. — Ч. III. — С. 118.

4 Соловьев В.С., Липина Л.П., Ковязина О.Л., Вагнер Л.В., Виноградова Е.А., Плотникова М.В., Елифанов А.В. Система оценки, мониторинга и коррекции здоровья детей северного города // Там же. – С. 87.

5 Корнеев А. Все несчастья и страдания – от неправильных решений. Таково кредо ханты-мансийского Губернатора Александра Филипенко // Родина. Общественно-политический журнал. – 1997. – № 12. См. также: Филиппенко А.В. Югра — не для слабаков (интервью В. Воронова) // Собеседник. — 2001. — № 10.

Здесь и далее цитаты из публикаций губернатора Ханты-Мансийского автономного округа – Югры А.В. Филиппенко приводятся по материалам сайта «Губернатор в СМИ» / http://www.hmao.wsnet.ru/governer/Guber_v/statyi.htm.

6 Послание губернатора Ханты-Мансийского автономного округа Думе и населению автономного округа 1 июня 2001 года. — Ханты-Мансийск, 2001. — С. 4.

7 Филипенко А.В. Жить, а не выживать // Россия: третье тысячелетие. Вестник актуальных прогнозов. — 2000. — № 4.

8 Материалы дискуссии здесь и далее цитируются по данным сайта: http:/www.admhmao.ru/discuss/them1.htm.

9 Воронов В. Северная мечта // Десять дорог к успеху (Книга очерков о лидерах российского бизнеса и менеджмента). — М., 2001. См. также: Воронов В. Клондайк на болоте // Новое время. — 2002. — № 37.

10 Филиппенко А.В. Локомотив марки ХМАО // Российская Федерация сегодня. — 2001. — № 19.

11 О теме фронтира и образе «человека фронтира» в истории Сибири см.: Американский и сибирский фронтир. — Томск, 1997; Замятина Н.Ю. Зона освоения (фронтир) и ее образ в американской и русской культурах // Общественные науки и современность. – 1998. — № 5; Резун Д.Я., Ламин В.А., Мамсик Т.С., Шиловский М.В. Фронтир в истории Сибири и Северной Америки в XVII – ХХ вв.: общее и особенности. — Новосибирск, 2001.

12 Ламин В.А., Резун Д.Я. Предисловие // Резун Д.Я., Ламин В.А., Мамсик Т.С., Шиловский М.В. Фронтир в истории Сибири и Северной Америки... — С. 6–7.

13 Цит. по: Шиловский М.В. Оценка опытка колонизации Сибири и США в отечественной общественно-политической мысли XIX в. // Резун Д.Я., Ламин В.А., Мамсик Т.С., Шиловский М.В. Фронтир в истории Сибири и Северной Америки… — С. 102.

14 Романчук Л. Специфика изображения природы в романе Маргарет Этвуд «Постижение» / http://roman-chuk.narod.ru/1/Atwood.htm.

15 Там же.

16 Овчинников Б.В., Владимирова И.М., Павлов К.В. Типы темперамента в практической психологии. — СПб., 2003. — С. 221–228.

17 Там же. — С. 228.

18 См.: Там же. — С. 35–40.

19 Любавский М.К. Обзор истории русской колонизации с древнейших времен и до ХХ века. — М., 1996. — С. 447.

20 Они придут с Юга под зеленым знаменем ислама / http://www.bdg.by/projects/whoiswho; Феллер В. Мир 2030 И Россия 2010: новое научно-поэтическое видение / http://piramyd.express.ru/disput/feller.

21 См., например: ^ Коми шахты изолированы от горных машиностроителей Украины / http://kominarod.bip.ru/php/news.

22 Переведенцев В. С Севера на север: Чтобы прижился один, нужно было пропустить через это место пять, десять и больше приезжих // Новое время. — 2002. — № 37 / http://www.newtimes.ru.

23 См., например: Агаджанян Н.А., Петрова П.Г. Человек в условиях севера. — М., 1996.

24 Овчинников Б.В., Владимирова И.М., Павлов К.В. Типы темперамента в практической психологии. — С. 229.

25 Филиппенко А.В. Край, забытый богом, прославленный людьми (интервью Т. Пархачева) // Волга-бизнес. — Самара, 2004. — № 10.




Похожие:

Е. А. Тюгашев (г. Новосибирск) почему югра не америка… (проблемы этнической адаптации на тюменском севере) iconЕ. А. Тюгашев. Социологические этюды. Методическая разработка. Новосибирск: нгу, 1995. 16 с. Оглавление
Е. А. Тюгашев. Социологические этюды. Методическая разработка. Новосибирск: нгу, 1995. 16 с
Е. А. Тюгашев (г. Новосибирск) почему югра не америка… (проблемы этнической адаптации на тюменском севере) iconТеоретико-методологические проблемы исследования интеграции духовной и практической деятельности
Тюгашев Е. А. Теоретико-мето­до­­ло­гические про­блемы исследования интеграции ду­ховной и практической деятельности // Интеграционные...
Е. А. Тюгашев (г. Новосибирск) почему югра не америка… (проблемы этнической адаптации на тюменском севере) iconДокументы
1. /Почему олень может жить на севере.doc
Е. А. Тюгашев (г. Новосибирск) почему югра не америка… (проблемы этнической адаптации на тюменском севере) iconДокументы
1. /Почему погибнет Америка.txt
Е. А. Тюгашев (г. Новосибирск) почему югра не америка… (проблемы этнической адаптации на тюменском севере) iconДокументы
1. /А.П.ПАРШЕВ Почему Россия не Америка.doc
Е. А. Тюгашев (г. Новосибирск) почему югра не америка… (проблемы этнической адаптации на тюменском севере) iconДокументы
1. /Platonov Почему погибнет Америка. .doc
Е. А. Тюгашев (г. Новосибирск) почему югра не америка… (проблемы этнической адаптации на тюменском севере) iconС. И. Бахтин Институт переподготовки и повышения квалификации сотрудников фсб россии (г. Новосибирск) Красный пр-т, 84, Новосибирск, 6300??, Россия e-mail: bakhtina2002@mail ru Е. А. Тюгашев
«должна осуществляться на основе общегосударственного комплекса контрмер по пресечению этих видов преступной деятельности». Важную...
Е. А. Тюгашев (г. Новосибирск) почему югра не америка… (проблемы этнической адаптации на тюменском севере) iconДжеймс Комптон Бёрнетт пятьдесят причин, почему я гомеопат
Пятьдесят причин, почему я гомеопат / Пер с англ. В. Герда. ― Новосибирск: Гомеопатическая книга, 2006. ― 88 с
Е. А. Тюгашев (г. Новосибирск) почему югра не америка… (проблемы этнической адаптации на тюменском севере) iconТюгашев Е. А
Сибири: Тематический сборник / Под ред. Ю. В. Попкова. Новосибирск: Сибирское научное издательство, 2007. Вып С. 7–13
Е. А. Тюгашев (г. Новосибирск) почему югра не америка… (проблемы этнической адаптации на тюменском севере) iconЕ. А. Тюгашев террористическая деятельность в транзитивном обществе: интерактивная интерпретация актуальность сибирской террологии
Тюгашев Е. А. Террористическая деятельность в транзи­ти­вном обществе: интерактивная интерпретация // Социальные взаимодействия в...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов