Тюгашев Е. А. (г. Новосибирск) коренныe народы ямала в современном мире: сценарии развития icon

Тюгашев Е. А. (г. Новосибирск) коренныe народы ямала в современном мире: сценарии развития



НазваниеТюгашев Е. А. (г. Новосибирск) коренныe народы ямала в современном мире: сценарии развития
Дата конвертации17.09.2012
Размер184.83 Kb.
ТипДокументы

Тюгашев Е.А.

(г. Новосибирск)


КОРЕННЫE НАРОДЫ ЯМАЛА В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ:

СЦЕНАРИИ РАЗВИТИЯ


«Действительно, казалось бы, люди, живущие в одном из богатейших регионов (по извлекаемым недрам) мира и должны жить лучше. К сожалению, этого не было никогда и вряд ли будет в обозримом будущем»

М.С. Беков1


В настоящее время в социогуманитарных исследованиях для анализа и оценки возможных вариантов развития событий широко используется сценарный подход. Сценарный подход апробирован в стратегическом планировании развития корпораций, на него возлагаются определённые надежды в практике геополитического прогнозирования. О сценариях стали говорить применительно к перспективам развития коренных малочисленных народов Севера, а также других народов России.

Не вдаваясь в историографию вопроса2, сформулирую основные, как мне представляется, идеи сценарного анализа3:

1. Сценарий является преимущественно качественным описанием возможных вариантов развития исследуемого объекта при различных сочетаниях определенных, заранее выделенных условий. Сценарный подход в развернутой форме показывает возможные варианты развития событий для их дальнейшего анализа и выбора наиболее реальных, благоприятных.

2. Сценарный подход представляет собой форму использования сценарной литературно-художественной техники в научном описании действительности. Простейшей, генетически первичной формой сценарного анализа является именно художественный сценарий1.

3. Художественная природа сценарного подхода определяет ограниченность множества сценариев. Мощность класса ограничена первичными нарративными элементами – сюжетными архетипами повествовательных схем мировой литературы. Практика сценарного анализа показывает, что наиболее часто встречаются классы сценариев, включающие 3–4 сценария, различающиеся соотношением противоборствующих тенденций.

4. Сценарий абстрактно определяется как возможный набор событий — подобно мозаике в калейдоскопе, варьирующем в разнообразных комбинациях один и тот же набор фрагментов. Представляемый набор событий образует сцену, но не сцену как пустое место театрального действия, а сцену как собственно действие – место, наполненное событиями. Сценарий рисует с этой точки зрения как последовательность (цепочку) событий, так и последовательность наборов событий – сцен.

5. Элементарное сценарное событие фиксируется как со-бытие противоборствующих в рамках единого конфликта сил. Отсюда вытекает требование двоичного описания содержания сценарных событий как актов противоборства, продвигающих к развязке с нарастающим драматическим напряжением. Выбор фундаментальных архетипических оппозиций имеет решающее значение для сценарного подхода.

6.
Ядро накопленного сценарного потенциала субъекта составляют базисные архетипы культуры, определяющие тенденции и контртенденции развития его деятельности. Набор базисных архетипов культуры социального субъекта составляет код его социокультурного генотипа. Социокультурный код составляет основание генетической программы субъекта, реализуемой с различной степенью адаптивности в конкретной социокультурной среде. Объективные различия в данной среде и определяют сценарные вариации реализации генетической программы этносоциального субъекта.

7. Сценарии разрабатываются как прикладной научный продукт для стратегического менеджмента того или иного заинтересованного социального субъекта. Концептуальная схема сценария определяется объективной логикой развития того субъекта, в отношении которого этот сценарий разрабатывается, а также характером разрешения предшествующих кризисов его развития и типами избранных альтернатив.

Один вариантов описания набора сценариев развития народов Севера был представлен А.П. Гудымой:

«1) Постепенная ассимиляция в единый российский народ, полная утрата родного языка, превращение культуры в музейный экспонат, более не существующий в реальной жизни…

2) полная изоляция от техногенного мира, сохранение в неизменном виде традиционного образа жизни, способов хозяйствования, языка и культуры, создание при поддержке государства своего рода заповедных зон наподобие резерваций, ожесточенное неприятие всего, что идет от индустриальной цивилизации...

3) установление тесных и постоянных контактов с финно-угорскими народами, которые не будут ограничиваться только взаимодействием в сфере образования и культуры, но превратятся в устойчивые экономические связи, а в перспективе приведут к интеграции в финно-угорский мир с доминированием Финляндии…

4) налаживание сложного политического взаимодействия региональными политическими и экономическими элитами, большинство представителей которых не принадлежат по происхождению своему к аборигенным народам Севера; при этом малочисленные северные народы получат от них поддержку в деле сохранения своего образа жизни и культуры, которые будут, в свою очередь использоваться для обоснования перед «центром» особого экономического и политического статуса административных автономных образований»1.

Каждый вариант развития имеет, по оценке А.П. Гудымы, своих влиятельных сторонников, к числу которых она относит в первом варианте — «центр», во втором — промышленную элиту современной России, в третьем — Финляндию и Европейский Союз в целом, в четвертом — США и Канаду. И каждый из этих вариантов, лоббируемый мощными геополитическими субъектами, находит отклик и понимание со стороны определенных социальных слоев коренных малочисленных народов Севера.

Что влияет на благоприятность исхода развития событий в рамках определенного сценария применительно к народам Севера? Как представляется, два важных обстоятельства заслуживают того, чтобы о них сказать специально.

Во-первых, содержание и сюжетная композиция сценариев развития народов Севера определяется архетипами традиционного мифологического сознания. Их конкретный набор определяется ведущими тенденциями глобального и локального социокультурного развития2. Мифологическое мышление не ушло в прошлое, миф играет большую роль в самоорганизации этноса (в художественной форме об этом хорошо сказано и показано в фильме А.В. Головнева «Путь к святилищу»). После постигшей тот или иной народ катастрофы возвращение к истокам и следование заветам предков, подражание культурным героям представляются способными вдохновить возрождение этнокультуры, наступление ее «золотого века».

Во-вторых, разработка благоприятных для самих народов сценариев должна осуществляться с использованием мультидисциплинарных данных, обеспечивающих релевантный отбор фольклорно-мифологического материала и его адекватную литературно-художественную обработку, а также конструирование социального механизма его реализации.

Итак, жизненные сценарии кодируются архетипами культуры, которые по своей природе амбивалентны, двойственны (например: порядок – беспорядок, природа – культура, чистота – скверна). Выбор в рамках фундаментальных архетипических оппозиций совершается в зависимости от складывающейся конъюнктуры. Этот выбор определяет характер и динамику сценарного процесса, который инициируется завязкой противоборствующих сил, кульминацией борьбы и развязкой.

Как показывает мониторинг реализации ряда сценарных планов, они не всегда оправдываются из-за недоучета значимых возмущений и неожиданностей, появляющихся в процессе осуществления таких планов. На мой взгляд, при всей вариабельности внешних возмущений основной константой ситуационной динамики является социальный субъект. Инкорпорированный субъектом габитус — ценностные ориентации, системы устойчивых диспозиций, привычные модели и стереотипы поведения — определённым образом дифференцируют значимые варианты развития событий. Изменения объективной реальности субъект интерпретирует в рамках онтологической схемы собственной картины мира и реагирует в соответствии с апробированными прежде подходами. Поэтому исследование социокультурного потенциала субъекта представляет собой важнейшее условие устойчивости сценарных прогнозов.

Накопленный в ходе социокультурного процесса сценарный потенциал определяет границы сценарного действия. Поэтому в сценарном планировании область допустимых решений и вектор движения ограничиваются сценариями, реализованными в предшествующих циклах деятельности субъекта. Так, рассмотренные А.П. Гудымой сценарии (изоляция коренных малочисленных народов Севера, их автономизация, интеграция в финно-угорский мир, ассимиляция в российское сообщество) экстраполируют на будущее уже сложившиеся, длительное время действовавшие тенденции этносоциального развития, определявшиеся как внешними влияниями, так и привычными, стереотипными формами реакции финно-угорских народов российского Севера на вызовы окружающего мира. Сценарное будущее народа во многом определяется его сценарным прошлым, закрепленным в этническом менталитете и достигнутом уровне этносоциального развития.

Реализация проекта «Урал промышленный – Урал полярный» существенно изменит положение коренных народов Ямало-Ненецкого автономного округа (далее — ЯНАО).

Среди очевидных негативных последствий можно указать:

  • сокращение ресурсных возможностей для традиционного хозяйства;

  • дальнейшее вытеснение тундровиков в национальные поселки;

  • рост этносоциальной напряженности между коренным и пришлым населением.

Вместе с тем реализация проекта открывает для коренных народов округа определенные перспективы развития:

  • инфраструктурное освоение территории;

  • диверсификацию мест занятости;

  • увеличение спроса на продукцию отраслей традиционного хозяйства.

Реакция коренных малочисленных народов ЯНАО на предстоящие перемены определяется апробированными в историческом прошлом жизненными сценариями, которые в конкретной комбинации определят рисунок будущего развития.

Можно выделить наличие у них следующих ядерных сценариев.


^ Сценарий № 1: «Хаби»


Хаби — это «иноплеменник», «лесной житель», «житель поселка», «пленник», «раб». В категорию «хаби» ненцы включают: 1) южных соседей (хантов, селькупов, кетов); 2) ненецкие роды хантыйского происхождения; 3) роды фратрии Вануйто; 4) пришлое русскоязычное население1. Таким образом, для ненцев хаби — это «инородцы», которые должны находиться в отношении подчинения. Соответственно, суть сценария «Хаби» — ассимиляция и этносоциальный (прежде всего — этнополитический) диспаритет.

Завязкой сценария «Хаби» в исторически обозримой ретроспективе стало поглощение самодийцами легендарных сихиртя — автохтонного оседлого населения. Ассимилированные сихиртя, как указывает А.В. Головнев, вошли в состав ненцев в статусе родов, входящих в фратрию Вануйто. Собственно ненецкие роды входят во фратрию Харючи. В последующем в категорию хаби попали «оненеченные» хантыйские роды2.

Действие в рамках данного сценария включает: 1) экспансию пришлого населения, 2) интеграцию автохтонного населения, 3) «жесткое обучение» в этнокультурном обмене. Перипетия сценарного действия может выражаться в ассимиляции пришлого населения автохтонами.

В рамках сценария «Хаби» как сценария ассимиляции базисной перспективой выступает поглощение пришлым населением коренных народов ЯНАО. Неизбежно постепенное вытеснение коренного населения из оленеводства путем его индустриализации и реализации модели устойчивого оленеводства.

Соответственно, перипетия сценарного действия может выражаться в постепенном повышении статуса различных этносоциальных категорий коренных народов (например, ханты, на чем давно настаивает Е.И. Ямру3).

Сценарная политика с целью «жесткого обучения» в этнокультурном обмене может быть ориентирована на поддержку внешним ресурсом всех групп «хаби» (в т. ч. из пришлого населения) по отношению к патронирующим этноциальным группам (кланам). В результате может быть достигнута динамическая оптимизация диффузной системы этносоциальных диспаритетов.


^ Сценарий № 2: «Рыцари тундры»


Знаковыми событиями в истории ненцев ЯНАО принято считать восстание Вавле Ненянга 1825–1839 гг., мандалады 1934 и 1943 гг., Казымское восстание. Перечисленные события характеризуются демонстративным насилием со стороны восставших ненцев, грабежом состоятельных оленеводов, принудительной мобилизацией в ряды восставших не примкнувших добровольно ненцев. Сценарное действие устойчиво завершается поражением восставших.

Мифологическими архетипом сакрально героизированного насилия является, на мой взгляд, поведение первых людей, сотворенных Нга — богом зла из ненецкой мифологии1. Сотворенные Нга первые люди сразу начали драться, были спущены Нумом под землю и стали питаться сотворенными Нумом людьми, которые прежде всего хотели не драться, а есть. Считается, что в каждом человеке есть свой Нга, который может быть взрощен.

Действия «людей Нга» по сценарию «Рыцари тундры» фольклорно-эпическая традиция осуждает как «путь разбоя». Но национальная интеллигенция активно пропагандирует события сценария «Рыцари тундры» как наиболее яркие страницы истории ненцев ЯНАО2. Поэтому фактически они выступают как нормативно-модельная технология разрешения ненцами своих жизненных проблем3.

В фабуле сценария можно отметить несколько сюжетных линий:

1) Мандалады, как правило, инициируются в своих интересах представителями других этносов (например, хантами или русскими), которые задают его в качестве общественного призвания и нормативно-ролевого «рыцарского» поведения.

2) Пусковая роль внешнего провоцирующего фактора определяет направленность первичного физического насилия восставших против самих ненцев. Последние, по преданию, способны блокировать физическое насилие сородичей адекватным духовным контрнасилием (например, шаманского типа)1.

В современных условиях сценарий имеет потенциал актуализации при систематическом криминальном насилии со стороны пришлого населения в ряде районов ЯНАО2. В сценарной перспективе «рыцарский» потенциал ненцев может быть интегрирован в кадровые ресурсы силовых и административно-политических структур ЯНАО.

Сценарной альтернативой ролевому физическому насилию могут выступать поддержка духовных традиций: шаманизма, песенно-стихотворной культуры, продвижение интеллектуальных лидеров, пропаганда эффективности идейно-политического действия и переговорных технологий.


^ Сценарий № 3: «Скопище»


Известная ненецкая писательница Анна Неркаги в повести «Молчащий»3 описала апокалиптический сценарий будущего ненцев Ямала:

«...Я вижу впереди крах. Крах придёт ко всем …Начало краха ненцев я вижу в жестоком убиении оленя. Ненец перестал видеть в олене своего брата по жизни, а лишь кусок мяса для утоления голода и тщеславия… Люди и олени жили одной жиз­нью. Были настолько связаны, что смерть одних повлекла за собой физический и нравственный крах других».

«Скопищем» А. Неркаги называет постепенно разросшийся небольшой национальный поселок близ «каменного пояса Земли — основательно по­рушенного Полярного Урала»: «В него по мере того как земля отнималась под дороги, буровые, станции, шли обедневшие, уже без оленей-кормильцев люди». В Скопище царят безработица, нищета, жилищный кризис, падение нравов, рабство, ненависть, смерть. «Скопищ, которые можно назвать жилище червей, мно­го, — пишет А. Неркаги. — Их рождению скопийцы обязаны своей лучшей полови­не — интеллигенции. Их слепота, трусость, их чисто мыши­ная философия (вода, если разольётся, разрушит чужую, соседнюю норку, но никак не мою) привели к нынешнему состоянию нации, обезобразив её до неузнаваемости». Единственное развлечение скопийцев — это вражда между «кротами» (последними пришедшими в Скопище оленеводами: «Мно­гие из них хорошо помнили и последний день Свободы») и «червями» (скопийцами не в первом поколении). Раздувают вражду и провоцируют кровавые побоища между ними Салла и Улыб, создающие видимость непримиримой борьбы. «Кроты-скопийцы жаждут суда над Скопищем … Из всех Великих, вершащих суд, у них остался только Огонь. Он должен совершить суд за поругание смысла жизни». Судьбоносной фигурой для Скопища становится Молчащий, чья жертвенная смерть родила стену Живого Огня.

Комментируя предлагаемый А. Неркаги сценарий, отмечу следующее:

1) Образ «Скопища» воспроизводит, очевидно, культурную универсалию Мирового города (например, «Вавилона»). Любопытно, что, по сообщению Г.П. Харючи, тундровики думают, что все уехавшие учиться дети живут в одном и том же городе и видят там друг друга1.

2) Завязкой сценария является массовый исход тундровиков в национальные поселки, вызванный, выражаясь языком современности, реализацией проекта «Урал промышленный — Урал полярный»

3) Как источник спасения рассматривается нетрадиционный религиозный культ, зарождающийся у населения национальных поселков.

Таким образом, в сценарной перспективе национальные поселки оцениваются как центры духовно-нравственного жизни ненцев.

Учитывая, что А. Неркаги относится к роду «оненечившихся ханты», рассматриваемый сценарий можно интерпретировать как хантыйский взгляд изнутри на будущее ненцев. Ханты традиционно проживали в городках. Поэтому локализация места действия сценария в национальном поселке органична для хантыйского взгляда. Христианские мотивы также более органичны для духовной культуры ханты.

Молчащий — в противоположность «говорящим» о «Правде» Салле и Улыбу — позиционируется как носитель Любви, т. е. сильной этики отношений, характерной для ханты, но слабой у ненцев. Поэтому Молчащий может быть ассоциирован не только с православной культурой молчания, но и жертвенным мессианизмом ханты.


^ Сценарий № 4: «Звездный пастух».


Название сценария навеяно космическими образами, содержащимися в творчестве известного ненецкого поэта Л.В. Лапцуя.

Так, о пастухе с оленьим стадом он писал:

^ По тундре бродит не спеша

Земная, звездная душа — пастух с оленьим стадом2.

Про себя поэт вспоминал:

Хотел между звезд путешествовать я,

По лунным горам и равнинам пройтись.

^ Мечты мои были огромны, как высь,

Но коротки руки, как хвост воробья.

А ныне отважно взлетел человек

На крыльях стальных в золотой звездопад,

Чтоб звезды собрать, как пастух оленят,

И землю родную прославить навек

И песнею с ним я лечу в вышине,

Познав бесконечного космоса ширь,

И вновь ощущаю, что я богатырь,

И фея Луна улыбается мне1.

Известный «космизм» мировосприятия ненцев позволяет усматривать духовный потенциал, который может быть реализован в космическую эру.

Наблюдатели неоднократно отмечали техническую смекалку ненцев, находчивость и изобретательность, проявляющиеся как в изготовлении и ремонте нарт, так и снегоходов и лодочных моторов. Таким образом, можно предполагать, что ненцы вполне способны эффективно работать не только в сфере «человек – природа», но и в сфере «человек – техника».

Вместе с тем, наблюдатели также отмечают, что ненцы плохо переносят строгую регламентацию и монотонный режим работы, не могут жить по строгому плану, довольно неорганизованны. Соответственно, он ненцев нельзя требовать и ожидать пунктуальности и исполнительности, последовательности и завершенности, качественного выполнения рутинной работы, постоянного порядка в быту и на рабочем месте. Для ненцев благоприятен свободный режим работы, которая должна быть подвижна и разнообразна по содержанию.

Очевидно, что ненцы по своим психофизиологическим параметрам профессионально малопригодны для занятости в индустрии, но в большей мере удовлетворяют профессиональным требованиям сфер занятости постиндустриального общества «Третьей Волны» (по терминологии А. Тоффлера).

Опыт Ямала демонстрирует возможность диффузных технических инноваций, формирования «моторизованного оленеводства». Опыт оленеводов Скандинавии показывает, что реализуем сценарий «Электронной тундры»1. Реализация проекта «Урал промышленный – Урал полярный» на базе высоких технологий расширит спектр потенциальных мест занятости для ненцев при условии опережающей высокоточной профессиональной ориентации.


^ Комплексный сценарий развития коренных народов Ямала до 2050 г.


В реальной жизни разные сценарии определенным образом связаны друг другом. Поэтому правомерно говорить о наличии некоторого комплексного сценария. Предварительные результаты исследования позволяют зафиксировать его следующую возможную модель.

Завязкой предстоящего сценарного цикла в развитии коренных народов округа станет реализация проекта «Урал промышленный – Урал полярный». Учитывая, что промышленное освоение 1970–80-х гг. сопровождалось удвоением поголовья оленей, можно прогнозировать:

  • рост спроса на продукцию I сектора народного хозяйства (охоты, оленеводства, рыбопромышленности и пр.);

  • некоторый рост производства в I секторе в условиях сужения воспроизводственной базы, что повысит неустойчивость традиционного хозяйства;

  • катастрофический, обвальный спад I сектора народного хозяйства (не позднее первого 5-летия с начала реализации проекта);

  • массовый исход кочевого населения в национальные поселки, снижение занятости в рыбопромышленности.

В рамках сложившейся модели региональной политики в отношении коренного населения содержание 1-го этапа сценарного процесса будет состоять в стихийной реализации сценария № 1 «Скопище».

На 2-м этапе сценарного процесса произойдет переключение сценариев, и в действие вступит сценарий № 2 «Рыцари тундры». Его действие будет обусловлено:

  • дефицитом ресурсной базы и продукции I сектора народного хозяйства;

  • криминализацией I сектора народного хозяйства, особенно в рыболовстве;

  • ростом этносоциальной напряженности между пришлым и коренным населением;

  • этнополитической мобилизацией коренного населения в соперничестве за сокращающуюся ресурсную базу I сектора народного хозяйства.

В горизонте до 2020 г. достаточно вероятными окажутся локальные волнения ненцев — мандалады (аналоги интифады), спровоцированные в основном криминальными проявлениями со стороны пришлого населения и злоупотреблениями представителей органов местного управления.

После запуска первой очереди проекта «Урал промышленный – Урал полярный» произойдет переключение сценариев, и на 3-м этапе сценарного процесса в действие вступит сценарий № 3 «Хаби». Его действие будет обусловлено:

  • адаптацией нового поколения коренных малочисленных народов, прежде всего представителей поселкового населения, к модернизированной хозяйственной инфраструктуре;

  • становлением протосистемы устойчивого оленеводства, фрагментарно встроенного в хозяйственное пространство ЯНАО;

  • формированием у представителей молодежи коренных народов в условиях расширенного и разнообразного хозяйственного ландшафта более развитой иерархии социально-профессиональных ориентаций;

  • системной реструктуризацией этносоциальных балансов.

В 2030–2040 возникнут предпосылки для роста социального влияния коренных малочисленных народов в региональном сообществе как в связи с оттоком пришлого населения, так и вследствие актуализации их человеческого потенциала. На 4-м этапе сценарного процесса после переключения сценариев в действие вступит сценарий № 4 «Звездный пастух». Его действие будет обусловлено:

  • ростом представленности коренных малочисленных народов в органах власти и управления округом, в силовых структурах;

  • утратой ненцами ряда льгот и привилегий вследствие роста численности;

  • формированием отряда научно-технической интеллигенции из числа коренных малочисленных народов;

  • включением во внутренней геоэкономической политике «бурятского» сценария, а во внешней геоэкономической политике — «якутского» сценария.

К середине XXI века возможна консолидация ненцев как суверенной нации, претендующей на повышение геополитического и геоэкономического статуса в России и мировом сообществе. Ханты ЯНАО, по-видимому, займут позицию субъекта «этического контроля» региональной национальной политики. Не исключена актуализация торгово-сервисного потенциала коми-зырян. Положение селькупов в столь отдаленном будущем нуждается в специальном исследовании.


1 Беков М.С. Освоение новых территорий и проблемы коренных народов Севера (социологический анализ) // Уральский исторический вестник. № 12. Ямальский выпуск. Екатеринбург – Салехард, 2005. С. 161.

2 Традиционно ограничиваются выделением сценариев инерционного, пессимального и оптимального вариантов развития. См.: Шибалкин О.Ю. Проблемы и методы построения сценариев социально-экономического развития. М., 1992.

3 Подробнее см.: ^ Попков Ю.В., Тюгашев Е.А. Сценарный подход в социальном познании // Социальные взаимодействия в транзитивном обществе. Новосибирск, 2004; Попков Ю.В., Тюгашев Е.А. Концептуальные основания сценарного анализа этносоциального развития // Гуманитарные науки в Сибири. 2004. № 3; Тюгашев Е.А. Гармонизация архитектуры международных отношений в Северной Евразии: сценарные перспективы // Государства Дальнего Востока: История, политика, культура. Новосибирск, 2005.

1 Художественный подход к разработке сценариев общественного развития впервые систематически реализован авторами сборников «Сценарии для России» (М., 1999) и «Сценарии для России – 2» (М., 2004.)

1 Гудыма А.П. Ценности и сценарии арктической политики и место в ней народов Севера // Этносоциальные процессы в Сибири: Тематический сборник. Новосибирск, 2003. Вып. 5.

2 См.: ^ Попков Ю.В., Тюгашев Е.А. Философия Севера: Коренные малочисленные народы Севера в сценариях мироустройства. Салехард — Новосибирск, 2006; Попков Ю.В., Тюгашев Е.А. Сценарный подход к анализу развития коренных малочисленных народов Севера: актуальность, критерии, опыт использования // Уральский исторический вестник. 2005. № 12: Ямальский выпуск.

1 Головнев А. В. Ненцы // Народы Западной Сибири: Ханты. Манси. Селькупы. Ненцы. Энцы. Нганасаны. Кеты. М., 2005. С. 458–459.

2 Перевалова Е.В. Обдорские ханты (хаби): к вопросу о формировании группы [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.yamalarchaeology.ru.


3 Ямру Е.И. Коренные народы Ямала: что делать? Салехард, 2004.

1 Первые люди // Мифы и предания ненцев Ямала. Тюмень, 2001.

2 См.: Петрова В.П., Харючи Г.П. Ненцы в истории Ямало-Ненецкого автономного округа: учебное пособие. Томск, 2000.

3 «На многие годы Ваули остался символом боевого духа и свободолюбия ненцев; его преемником последователем стал шаман Пани Ходин, а век спустя — вожди мандолады (антисоветских восстаний ненцев 1930–40-х гг.)» (См.: Головнев А.В. Деятельностная схема северных кочевников // Уральский исторический вестник. № 12. Ямальский выпуск. Екатеринбург–Салехард, 2005. С. 41.

1 См.: Вавле Ненянг // Мифы и предания ненцев Ямала. Тюмень, 2001; Мандала // Мифы и предания ненцев Ямала. Тюмень, 2001.

2 Соответствующий сценарий по существу описан в: Тополь Э. Красный газ. М., 2005. Филологический анализ произведения осуществлен в: Цымбалистенко Н.В. Север есть Север…: Исторические судьбы коренных народов Ямала в литературном освещении. СПб., 2003. С. 125–132.

3 Неркаги А. Молчащий. Тюмень, 1996. Филологический анализ произведения осуществлен в: Цымбалистенко Н.В. Север есть Север… С. 70–84.

1 Харючи Г.П. Традиции и инновации в народной культуре ненецкого этноса. Томск, 2001. С. 169.

2 Лапцуй Л.В. Песни мои — детям: Сб. стихотворений и поэм. СПб., 2004. С. 198.

1 Лапцуй Л.В. Там же. С. 175–176.

1 См.: Иернслеттен Йонни-Лео Л., Клоков К. Устойчивое оленеводство. СПб, 2002.




Похожие:

Тюгашев Е. А. (г. Новосибирск) коренныe народы ямала в современном мире: сценарии развития iconА. А. Гордиенко С. Н. Еремин Е. А. Тюгашев наука и инновационное предпринимательство в современном обществе социокультурный подход
Г68 Наука и иновационное предпринимательство в современном обществе: Социокультурный подход. Новосибирск: Изд-во ин­ститута археологии...
Тюгашев Е. А. (г. Новосибирск) коренныe народы ямала в современном мире: сценарии развития iconВ., Тюгашев Е. А. Концептуальные основания сценарного анализа этносоциального развития
«Сказки о потерянном времени» из проекта ««Сценарии для России – 2010 Следовательно, представляется возможным сценарное планирование,...
Тюгашев Е. А. (г. Новосибирск) коренныe народы ямала в современном мире: сценарии развития iconЭкзистенциальные ожидания как фактор развития во взрослости и старости
Психология социального развития: Человек в современном мире / Под науч ред. Ю. Н. Карандашева, В. Н. Шашок. – Минск: Изд. Центр бгу,...
Тюгашев Е. А. (г. Новосибирск) коренныe народы ямала в современном мире: сценарии развития iconПопков Ю. В., Тюгашев Е. А. (г. Новосибирск)
Так, для цивилизации, в частности, пытаются определить социокультурный (цивилизационный код), детерминирующий на всех этапах развития...
Тюгашев Е. А. (г. Новосибирск) коренныe народы ямала в современном мире: сценарии развития iconЕ. А. Тюгашев безопасность без границ: евразийский подход
От бедности можно защититься границами, от опасностей атомного века – нельзя Глобализация опасностей в современном мире угрожает...
Тюгашев Е. А. (г. Новосибирск) коренныe народы ямала в современном мире: сценарии развития iconАналитический отчёт директора моу «сош с. Орлик Чернянского района Белгородской области» Роль образования в современном мире возрастает, и к нему предъявляются высокие требования
Роль образования в современном мире возрастает, и к нему предъявляются высокие требования. Школа должна подготовить выпускника, удовлетворяющего...
Тюгашев Е. А. (г. Новосибирск) коренныe народы ямала в современном мире: сценарии развития iconДокументы
1. /Сценарии/Очаровашка_2008.doc
2. /Сценарии/Последний...

Тюгашев Е. А. (г. Новосибирск) коренныe народы ямала в современном мире: сценарии развития iconЕ. А. Тюгашев. Социологические этюды. Методическая разработка. Новосибирск: нгу, 1995. 16 с. Оглавление
Е. А. Тюгашев. Социологические этюды. Методическая разработка. Новосибирск: нгу, 1995. 16 с
Тюгашев Е. А. (г. Новосибирск) коренныe народы ямала в современном мире: сценарии развития iconРелигия в современном мире

Тюгашев Е. А. (г. Новосибирск) коренныe народы ямала в современном мире: сценарии развития iconС. И. Бахтин Институт переподготовки и повышения квалификации сотрудников фсб россии (г. Новосибирск) Красный пр-т, 84, Новосибирск, 6300??, Россия e-mail: bakhtina2002@mail ru Е. А. Тюгашев
«должна осуществляться на основе общегосударственного комплекса контрмер по пресечению этих видов преступной деятельности». Важную...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов