§ формирование социалистического отношения к труду 66 icon

§ формирование социалистического отношения к труду 66



Название§ формирование социалистического отношения к труду 66
Дата конвертации17.09.2012
Размер357.27 Kb.
ТипДокументы

Бойко В.И., Попков Ю.В. Развитие отношения к труду у народностей Севера. Новосибирск: Наука, 1987. Гл. II. § 3. С. 59–92.


§ 2. ФОРМИРОВАНИЕ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОГО ОТНОШЕНИЯ К ТРУДУ 66

Рассмотрение вопроса о формировании у на­родностей Севера социалистического отношения к тру­ду предусматривает, во-первых, определение специфики общественных отношений, существовавших у них на­кануне социалистической революции (что отчасти уже сделано), во-вторых, характеристику сущности социа­листического отношения к труду, выявление в отноше­нии к труду при социализме того абстрактно-общего, что непосредственно определяется господствующими экономическими отношениями, социалистической собст­венностью на средства производства и что свойственно социализму в его развитой форме. Иначе говоря, для выявления особенностей формирования у народностей

59

Севера социалистического отношения к труду падо знать как исходный уровень и конкретные условия развития у них данного явления, так и его предпола­гаемый результат.

Коренное отличие социализма от любого предшест­вовавшего ему социального строя состоит в том, что здесь впервые в истории человеческого общества устанавливается общественная собственность на средст­ва производства. На вопрос об отличии последней от частной собственности, думается, нет надобности оста­навливаться. Обратим здесь внимание лишь на необ­ходимость разграничения общей (совместной, коллек­тивной) собственности, которая может существовать не только при социализме, но и в рамках других форма­ций, и собственности общественной (социалистической). Общественная собственность на средства производст­ва выступает особой формой общей собственности, по своей социальной сущности качественно отличаю­щейся от остальных ее форм, большинство из кото­рых определяется другими, господствующими в том или ином обществе, типами собственности на средства производства. Например, государственная капитали­стическая собственность или корпоративная собствен­ность капиталистов, представляя собой общую, сов­местную собственность, остаются капиталистической собственностью и не превращаются в общественную, так как они не становятся собственностью самих про­изводителей. Вместе с тем не является общественной и сама по себе совместная, кооперативная собственность самих производителей. Так, говоря о кооперативных фабриках рабочих при капитализме, К. Маркс отме­чал, что, хотя внутри них уничтожается противополож­ность труда и капитала, эти фабрики «всюду, в своей действительной организации, конечно, воспроизводят и должны воспроизводить все недостатки существую­щей системы»66, поскольку они не могут выйти за преде­лы этой системы и соответствующих ей капиталисти­ческих экономических отношений.

Как известно, В. И. Ленин решительно выступал против отождествления социалистической собственности с общей групповой собственностью производителей: «...
Величайшим искажением основных начал Советской власти и полным отказом от социализма является вся­кое, прямое или косвенное, узаконение собственности рабочих отдельной фабрики или отдельной профессии

60

на их особое производство»67. Социализм, отмечал В. И. Ленин, невозможен только на основе общей кол­лективной собственности отдельных групп работников. «Задача социализма — переход всех средств произ­водства в собственность всего народа, а вовсе не в том, чтобы суда перешли к судовым рабочим, банки к бан­ковским служащим»68.

Социалистическая собственность на средства произ­водства — не просто общая, совместная собственность. Ее ведущей формой является собственность общена­родная. Последняя характеризуется двумя основными призпаками: «во-первых, это общая собственность на ре­шающие средства производства в масштабе всей страны, всего общества в целом: (в условиях сохранения госу­дарства — это государственная собственность); во-вто­рых, это собственность трудящихся, ассоциированных во всенародном коллективе и ведущих коллективное общественное производство на основе свободного от экс­плуатации труда»69.

Другой формой социалистической собственности яв­ляется, как известно, кооперативная собственность. Отличаясь от общенародной более низким уровнем обоб­ществления средств производства, она вместе с тем неразрывно связана с последней, так как формируется на ее основе (к примеру, в сельском хозяйстве основное средство производства — земля — представляет собой общенародную собственность). Именно поэтому кол­лективная собственность приобретает качество социа­листической собственности, и именно поэтому она в ус­ловиях социализма выступает формой общественной собственности.

Важно отметить, что при социализме собственность на средства производства является общественной бла­годаря передаче этих средств социалистическому го­сударству 70. На то, что после социалистической рево­люции собственность на средства производства сохра­няет за собой государство, неоднократно указывали классики марксизма. Например, в «Манифесте Комму­нистической партии» К. Маркс и Ф. Энгельс писали: «Пролетариат использует свое политическое господство для того, чтобы вырвать у буржуазии шаг за шагом весь капитал, централизовать все орудия производства в ру­ках государства»71. В «Анти-Дюринге» Ф. Энгельс от­мечал: «Пролетариат берет государственную власть и превращает средства производства прежде всего в го-

61

сударственную собственность»™. В. И. Ленин рассмат­ривал общенародную собственность как власть госу­дарства над всеми крупными средствами производст­ва 73. Данное положение закреплено и в Конституции СССР, где сказано: «В исключительной собственности государства находятся: земля, ее недра, воды, леса» Государству принадлежат основные средства произ­водства в промышленности, строительстве и сельском хозяйстве, средства транспорта и связи, банки, иму­щество организованных государством торговых, ком­мунальных и иных предприятий, основной городской жилищный фонд, а также другое имущество, необхо­димое для осуществления задач государства»74.

Выражая интересы трудящихся масс, руководимых рабочим классом и марксистско-ленинской партией, социалистическое государство обеспечивает равенство людей в отношении к средствам производства. Госу­дарственная собственность при социализме — это собст­венность всего парода, означающая, что каждый тру­женик социалистического общества является собствен­ником средств производства. Но он выступает таковым не в том плане, что может распоряжаться ими по своему усмотрению, исходя только из личных интересов. Тру­женик выступает не частным, а ассоциированным соб­ственником средств производства. Его отношение к средствам производства опосредовано государством 76.

Опосредованность государством отношения трудя­щихся к средствам производства исторически необхо­дима, поскольку ипаче, как через государство, обеспе­чить равенство людей в рамках этого отношения на пер­вой фазе коммунистической общественно-экономической формации нельзя. В такой роли государство выступает потому, что оно в условиях социализма превращается в «организацию, непосредственно выполняющую функцию управления экономикой страны»76. «Разумеется,— отме­чает П. Н.Федосеев,— государство остается политиче­ской надстройкой и при социализме. Но принципиаль­но новое здесь то, что в распоряжении социалистиче­ского государства находится вся общенародная собст­венность, что оно осуществляет планирование и управ­ление хозяйством в масштабе всей страны»77.

Как же общественная собственность на средства производства определяет отношение к труду при со­циализме?

В отличие от капитализма, где господство частной собственности порождает отношение непосредственных

62

производителей к труду как к чужому, при социализме с установлением общенародной собственности возникает отношение к труду как к общему. Труд перестает быть личным, частным делом конкретного производителя. Индивидуальный труд непосредственно включается в планомерно организованную систему общенародной кооперации и разделения труда. Ассоциацией трудя­щихся он организуется, контролируется и поощряется. «Коммунизм начинается там,— писал В. И. Ленин,— где появляется самоотверженная, преодолевающая тя­желый труд забота рядовых рабочих об увеличении про­изводительности труда, об охране каждого пуда хлеба, угля, железа и других продуктов, достающихся не ра­ботающим лично и не их „ближним", а „дальним", т. е. всему обществу в целом...»78

Отношение к труду как к общему проявляется не только в самоотверженной работе на благо общества в целом. Весь объем, режим и содержание каждого тру­дового процесса определяются не критериями локаль­ной эффективности, а потребностями и интересами всего народного хозяйства, выраженными в государст­венном плане. Приоритетность развития тех или иных отраслей, размещение производительных сил, режим и интенсивность труда регламентируются не волей отдельных групп производителей, а волей всей ассо­циации трудящихся. Обеспечение безусловного приори­тета общенародного интереса в развитии производства над местным и является важнейшей предпосылкой отношения к труду не просто как к своему, или как к чужому, а как к общему.

Необходимое дополнение к общенародной регламен­тации конкретного процесса трз'да — общая заинтере­сованность в обеспечении существования каждого тру­дящегося. Здоровье, квалификация, благосостояние ра­ботника не могут быть предметом беспокойства только «ближних». Общество через общественные фонды по­требления, гарантированный размер заработной платы обеспечивает работнику необходимую долю в продукте общего труда, воспроизводство его индивидуальной рабочей силы.

Таким образом, возникает общая заинтересован­ность в сохранении и воспроизводстве всех компонентов процесса труда. Присущие классовым антагонистиче­ским формациям характеристики отношений к труду как к своему и чужому снимаются в условиях социализ­ма в отношении к труду как к общему.

63

Важная особенность социалистического отношения к труду — отношения к труду как к общему — состоит в том, что оно, как и отношение работников к средствам производства, опосредовано государством, ибо при со­циализме именно государство осуществляет управление экономикой в масштабе всего общества и именно через государство реализуется общий интерес в сохранении и воспроизводстве всех элементов процесса труда,

В то же время регуляция данного процесса являет­ся общенародной, когда каждый труженик включен в по­вседневное управление делами государства. Приобщение каждого рабочего к управлению, одним из важных элементов которого является контроль над хозяйствен­ной деятельностью администрации на всех уровнях, и дает ему возможность участвовать в экономической политике и в сотрудничестве с остальными рабочими относиться к труду как к общему, поскольку в данных условиях непосредственные производители имеют воз­можность влиять на общественный процесс труда и, следовательно, формируются в качестве реального хо­зяина производства. Регуляция последнего становится общим делом. Участие трудящихся в управлении про­изводством выступает как неотъемлемый компонент экономической системы социализма, как предпосылка нормального функционирования и совершенствования производственных отношений, важное условие форми-роватшя отношения к труду как к общему.

Однако не только благодаря повседневному участию всех трудящихся в управлении экономикой через ме­ханизм государственных и негосударственных, общест­венных форм демократии осуществляется формирование социалистического отношения к труду. Необходимым условием данного процесса является также неукосни­тельное проведение централизма в экономической по­литике. Последний проявляется, в частности, в подчи­нении участников трудового процесса назначенному и контролируемому ими хозяйственному руководителю, в соблюдении необходимой дисциплины на всех уровнях управления. Трудовая, плановая, финансовая и другие виды дисциплины обеспечивают проведение в жизнь общенародного интереса.

Демократический централизм, объединяя в себе два начала: самодеятельность, полновластие трудящих­ся и руководство из одного центра, дисциплину, подчи­нение частных интересов общему,— выступает ведущим

64

организационным принципом управления экономикой. Наиболее развитой его формой является экономическое самоуправление народа. Оно осуществляется не в про­тивовес государственности, а в ее рамках и через нее и представляет собой важное условие совершенствова­ния отношения к труду как к общему.

Отношение к труду как к общему есть некоторая идеальная характеристика социалистического отноше­ния к труду, которая выражает в нем то абстрактно-общее, что определяется сущностью социалистического строя, общественной собственности на средства произ­водства. В реальной действительности отношение к тру­ду при социализме имеет разные формы проявления. Так, при нарушении централизма, возобладании инте­ресов отдельных ведомств, территорий, групп трудя­щихся нарушается единство социалистической эконо­мики. Соответственно этому дифференцируется и от­ношение к труду.

Если трудящиеся не включены в осуществление экономической политики, в управление производством, 1 то социалистическое отношение к труду как таковое I у них объективно не формируется. Это ведет, в частнос-|ти, к снижению трудовой и экономической активности людей и в целом отрицательно влияет на развитие мате­риального производства. М. С. Горбачев, говоря на ян­варском (1987 г.) Пленуме ЦК КПСС об образовавшем­ся в нашей стране механизме торможения социально-экономического развития, сдерживания прогрессивных социалистических преобразований, отмечал: «Корни этого торможения — в серьезных недостатках функцио­нирования институтов социалистической демократии, в устаревших, а подчас и не отвечающих реальностям политических и теоретических установках, в консерва­тивном механизме управления»80.

Преодоление отмеченных недостатков — важпое ус­ловие дальнейшего прогресса советского общества, в том числе развития социалистического отношения к труду. «Во всей работе по совершенствованию руко­водства экономикой,— говорится в новой редакции Программы партии,— КПСС будет последовательно проводить линию па развитие творческой инициативы трудящихся и их все более полное вовлечение в процесс управления "производством, на повышение роли трудовых коллективов'*в разработке планов и принятии хозяй­ственных решений»81.

65

Недостаточная развитость демократических начал в управлении производством, и в частности в сфере пла­нирования (а план, как отмечалось на январском (1987 г.) Пленуме ЦК КПСС, есть главный инструмент экономической политики 82), приводит к возникновению такого феномена, как частичная (локальная, неполная) планомерность 83. Частичная планомерность проявляет­ся в несбалансированности плана и ресурсов, в плани­ровании «от достигнутого», а пе в соответствии с потреб­ностью и т. п. Эти явления неизбежны в том случае, если планированием занимается только слой профессио­нальных управляющих, неспособных охватить все свя­зи общественного производства.

Неполнота планомерности, частичные диспропорцио­нальность и стихийность свидетельствуют, что преодо­ление отчуждения общественных сил от общественных действий людей еще не завершено. Как писал Ф. Эн­гельс, «общественные силы, подобно силам природы, действуют слепо, насильственно, разрушительно, пока мы пе познали их и не считаемся с ними»84. Сведением общественного производства по общему плану «объек­тивные, чуждые силы, господствовавшие до сих пор над историей, поступают под контроль самих людей»88. Если же эти силы не в полной мере подчиняются соз­нательному господству людей, то общественные пос­ледствия деятельности людей по-прежнему остаются далекими от их непосредственных целей, что приводит к бессмысленным растратам человеческой энергии, к бесполезному расходованию труда.

В условиях неполной планомерности растрата тру­да проявляется в выпуске продукции низкого качества, неполпой загрузке производственных мощностей, рас­точительном расходовании сырья, материалов и т. д. Из-за слабой материальной ответственности благосос­тояние лиц, непосредственно допускающих расточение общественного труда, практически не страдает. Бес­полезно израсходованный труд практически лишается реального хозяина. Поэтому к растрачиваемым ресур­сам у людей формируется отношение как к ничьим. Поскольку часть затрат труда оказывается ненуж­ной ни отдельным членам общества, ни обществу в це­лом, то налицо отчуждение труда от общества. Однако отчуждение труда при социализме пе столь значительно по масштабам и глубине по сравпению с отчуждением в предшествующих формациях. Опо постоянно преодо-


девается по мере совершенствования планирования народного хозяйства и дальнейшей демократизации управления. Поэтому в социалистическом обществе отчуждение труда из враждебного становится безраз­личным отчуждением . Соответствующая сторона от­ношения к труду и становится отношением к нему как к ничьему.

Соотношение моментов отчуждения и присвоения в социалистической экономике в рамках общенародной ассоциации исследовалось Г. В. Горлановым. Он прежде всего подчеркнул неразрывную диалектическую связь присвоения и отчуждения: «...Присвоение есть односторонне направленный процесс, предполагающий наличие своей противоположности — отчуждения. Этот момент зачастую целиком опускается большинством авторов. Но ведь присвоить что-то кем-то можно лишь при условии отчуждения этого чего-то от кого-то»87. Так, па уровне общенародного присвоения материаль­ных благ «превращение их в способ жизнедеятельности общества в целом осуществляется путем отчуждения, то есть исключения в первую очередь средств произ­водства из экономически обособленной жизнедеятель­ности каждого из членов этого общества в отдельнос­ти»81*. Всеобщее присвоение при социализме необходимо опосредуется всеобщим отчуждением.

Отношения отчуждения и присвоения возникают также между трудовыми коллективами из-за их отно­сительной экономической обособленности и органи­зационной расчлененности общественного производст­ва. Закрепление общенародных средств производства за трудовым коллективом для его оперативной эконо­мической деятельности — такова фактическая основа признания их своими данным коллективом и чужими остальными коллективами.

Но отношения «свое»—«чужое» между трудовыми коллективами существуют лишь в рамках того уровня иерархии экономических взаимодействий, где они вы­ступают, скажем, как соревнующиеся. С позиции более высокого уровня иерархии возникает одинаковое от­ношение к труду обоих коллективов как к своему. Так, предприятия, «чужие» друг другу, являются «своими» для министерства, в состав которого они входят. Кро­ме того, в условиях всенародного контроля и демокра­тического управления производством члены одного трудового коллектива к имуществу «чужого» коллекти-

67

ва относятся как к своему. Таким образом, в рамках иерархии управления народным хозяйством в целом отношения отчуждения выступают подчиненными, су­ществующими «внутри экономически обобществленного единства»89.

Итак, в существующем в настоящее время социалис­тическом отношении к труду необходимо присутствуют моменты отношения к труду как к своему и как к чу­жому, которые снимаются в более общих отношениях — как к общему и ничьему. Общее в отношении к труду выступает господствующей, определяющей стороной, а ничье — стороной подчиненной, в тенденции исче­зающей в процессе поступательного развития социа­листического общества.

Однако исчезновение отношения к труду как к ни­чьему — процесс сложный. Более того, при ослабле­нии контроля за тем, кто и как распоряжается собст­венностью на средства производства, и незавершенности социалистического обобществления производства могут возрождаться частнособственнические тенденции. Тог­да вместо социалистического отношения к труду, вклю­чающего ориентации «общее» и «ничье», на первый план выступают ориентации «свое» и «чужое». Это выражает­ся в пробуждении мелкобуржуазных настроений, появ­лении у работников чувства «нанятости» и т. п. Ряд подобных ситуаций на эмпирическом материале опи­сай А. И. Дубновым и Б. П. Орловым .

Действительно, «исторический опыт реального со­циализма показывает, что превращение „моего", частнособственнического в „наше", общее — дело не­простое... это длительный многоплановый процесс, ко­торый не следует упрощать»91, утверждая, что в ре­зультате «единовременного акта» при социализме исче­зает отношение к труду как к чужому и остается лишь отношение как к своему. Формирование социалисти­ческого отношения к труду — диалектически разви­вающийся процесс, включающий в себя противоречи­вые моменты, повторяющий определенные свойства и черты низшей стадии, возвращающейся к старому на более высокой, принципиально новой, обогащенной основе. «Народу, свершившему социалистическую ре­волюцию,— отмечал Ю. В. Андропов,— приходится еще долго осваивать свое новое положение верховного и безраздельного собственника всего общественного богатства — осваивать и экономически и политически,

68

и, если угодно, психологически, вырабатывая коллек­тивистское сознание и поведение»92.

После Великой Октябрьской социалистической ре­волюции происходит формирование общего, единого для всех народов СССР социалистического отношения к труду. Но у разных народов общее формируется все же по-разному, что обусловлено спецификой исходного уровня развития этих народов на пути к социализму, особенностью конкретных условий социалистических преобразований и т. п. Своеобразными были предпо­сылки формирования социалистического отношения к труду и у народностей Севера.

Переход народностей Севера к социализму являл собой особую линию исторического развития в отличие от развития народов Европы. «При общей закономер­ности развития во всей всемирной истории,— отме­чал В. И. Ленин, — нисколько не исключаются, а, напротив, предполагаются отдельные полосы раз­вития, представляющие своеобразие либо формы, либо порядка этого развития»93. Своеобразие исторического пути народностей Севера состояло в том, что они при­шли к социализму, миновав практически все классо­во-антагонистические общественно-экономические фор­мации.

Возможность такого развития определялась нали­чием благоприятных внешних условий — победой Ве­ликой Октябрьской социалистической революции, мно­гообразной помощью со стороны государства диктату­ры пролетариата и т. п. С точки зрения внутренних же условий у народностей Севера не было ни экономиче­ских, ни политических, ни социальных предпосылок для непосредственного перехода к социализму. В чем это выражалось? Прежде всего в том, что здесь отсутст­вовала необходимая для такого перехода материально-техническая база в виде крупной промышленности, без которой, как писал В. И. Ленин, «материальный, производственный базис социализма невозможен»94. «Крупная машинная промышленность и перенесение ее в земледелие,— утверждал он, есть единственная экономическая база социализма»95.

У народностей Севера накануне социалистической революции господствовало, как отмечалось, мелкое ручное производство, а уровень развития производи­тельных сил в целом не выходил за рамки первобытно­общинного способа производства. Неразвитость про-

69

изводйтбльных сил, натурального хозяйства, застойные формы организации общественной, в том числе эконо­мической, жизни не способствовали созданию здесь собственной основы для обобществления средств про­изводства в широких масштабах, для установле­ния социалистической собственности на средства производства.

Важно также отметить, что поскольку у народностей Севера отсутствовала крупная промышленность, пос­тольку здесь не могло существовать и рабочего класса— основной движущей силы социалистических преобра­зований, непосредственного носителя нового способа производства. Как известно, необходимые экономи­ческие, политические и социальные предпосылки для перехода к социализму подготавливает лишь капита­лизм. Социализм, писал В. И. Ленин, «происходит из капитализма, исторически развивается из капитализ­ма, является результатом действий такой общественной силы, которая рождена капитализмом»96. Только рабо­чий класс «социально, экономически и политически может быть опорой непосредственного перехода к социализму»97.

Естественно, что коль скоро народности Севера не прошли стадию промышленного развития, здесь не по­лучили распространения и такие производственные способности и качества работников, которые развива­ются при капитализме и без которых социализм так же невозможен, как невозможен он без определенной ма­териально-технической базы и общественной собствен­ности на средства производства. Речь идет о жесткой трудовой дисциплине работников, их способности к си­стематическому, регламентированному труду и т. п. В. И. Ленин говорил по этому поводу: «...Пролетариат, который учился дисциплине у крупного производства, знает, что социализма не может быть, пока более крупное производство не будет организовано и пока не будет более строгой дисциплины»98, а эта дисциплина «не с неба сваливается и не из добреньких поже­ланий рождается, она вырастает из материальных условий крупного капиталистического производст­ва, только из них»99.

Важно также обратить внимание на следующее об­стоятельство. Не оставляя без внимания противоречи­вое воздействие капитализма на развитие человека, К. Маркс в то же время отмечал его прогрессивную

70

роль в формировании той развитости производителя, которая необходима для существования социалисти­ческого производства. «Культивирование всех свойств общественного человека и производство его как челове­ка с возможно более богатыми свойствами и связями, а потому и потребностями,— писал он,— производст­во человека как возможно более целостного и универ­сального продукта общества (ибо для того, чтобы поль­зоваться множеством вещей, человек должен быть спо­собен к пользованию ими, т. е. он должен быть в высо­кой степени культурным человеком),— тоже является условиями производства, основанного на капитале»100. Было бы ошибкой говорить, что у народностей Се­вера вообще отсутствовали какие-либо предпосылки внутреннего характера, которые могли бы быть исполь­зованы в процессе перехода к социализму. Напротив,, одна из особенностей этого перехода состояла в том, что здесь нашло подтверждение выдвинутое К. Марк­сом и Ф. Энгельсом и развитое В. И. Лениным положе­ние о возможности использования определенных об­щинных отношений и соответствующих им традиций в ходе социалистического строительства.

В то же время необходимо отметить, что практи­ческая реализация данного положения представляла собой сложную задачу. Обсуждение этого вопроса в 30-е годы вылилось в широкую дискуссию ученых и практических работников, придерживавшихся раз­ных, зачастую противоположных взглядов. Одни из них, абсолютизируя влияние капиталистических отношений на развитие общины народов Севера и счи­тая, что она уже не имеет тех элементов, которые род­нили бы ее с социализмом, категорически отрицали лю­бую возможность использования общинных отношений в процессе социалистических преобразований. Другие, напротив, не учитывали существования внутри общины частнособственнического начала и рассматривали ее как готовую ячейку социализма. Третьи признавали необходимость использования общинных отношений, но при условии учета того влияния, которое оказало на них развитие частнособственнических отношений ш. Для адекватного понимания рассматриваемой проб­лемы следует иметь в виду два важных обстоятельства. Первое связано с тем, что «община как социальный институт не содержит в себе собственных потенций прогрессивного общественного развития. Они склады-

71

ваются на ее развалинах, с ее распадом как „локализо­ванного микрокосма"»102. Говоря об общине, подобной той, которая существовала у народностей Севера до ре­волюции, К. Маркс отмечал, что она является мало пригодной «для того, чтобы развивать труд как общест­венный труд и повышать производительную силу об­щественного труда»103. Включая некоторые элементы, роднившие ее с социализмом и могущие быть использо­ванными в процессе социалистических преобразований, община народностей Севера не могла служить непос­редственным фундаментом их перехода к социализму, так как не имела в себе тех предпосылок (существова­ния крупного машинного производства, рабочего клас­са и т. д.), при которых только и возникает социализм.

Как отмечалось, совокупность имевшихся у народ­ностей Севера внутренних условий не содержала в себе объективной необходимости непосредственного движе­ния к социализму, свойственной капитализму и харак­терной для центральных районов России в начале XX в. Поэтому даже определенная схожесть общинных отношений с социалистическими (коллективизм, взаимо­помощь, участие каждого в труде, самоуправление и т. п.) не позволяла начать переход народностей Се­вера к социализму на существовавшей у них собствен­ной, так сказать, национальной, основе. Этот переход с самого начала должен был осуществляться и дейст­вительно осуществлялся на интернациональной (об­щесоветской) основе: в рамках единого советского со­циалистического государства, развития социалистиче­ских экономических отношений, многообразной помощи со стороны других народов страны Советов. Лишь бла­годаря наличию этих интернациональных условий, благодаря всесторонней помощи со стороны пролетарс­кого государства стало возможным использование оп­ределенных общинных традиций в процессе перехода народностей Севера к социализму.

Вместе с тем — и это второе обстоятельство — не­обходимо учитывать своеобразие той формы, в которой должен был осуществляться процесс перехода к социа­лизму народностей Севера. В. И. Ленин, говоря о переходе к социализму, отмечал: «Конкретные условия и формы это­го перехода неизбежно являются и должны быть разно­образными в зависимости от тех условий, при которых начинается движение, направленное на создание со­циализма. И местные отличия, в особенности экономи-


ческого уклада, и бытовые формы, и степень подготов­ленности населения, и попытки осуществить тот или иной план — все это должно отразиться на своеобразии пути к социализму»104.

У народностей Севера, как и у других отставших в общественном развитии народов, переход к социализ­му был возможен только в результате целого ряда осо­бых посредствующих мероприятий, не являвшихся необходимыми в развитых районах страны, и при ус­ловии всесторонней помощи государства диктатуры пролетариата. «...Чтобы ,,мы" могли успешно решать задачу нашего непосредственного перехода к социализ­му, для этого надо понять, какие посредствующие пути, приемы, средства, пособия нужны для перехода дока­питалистических отношений к социализму. В этом весь гвоздь»105,— отмечал В. И. Ленин. Именно потому, что местные условия у народностей Севера не могли слу­жить непосредственной основой социалистических пре­образований, последние осуществлялись постепенно, так чтобы переход к новому был понятен народам. В це­лом здесь имел место «более медленный, более осто­рожный, более систематический переход к социа­лизму»106 .

Две отмеченные закономерности перехода народов от докапиталистических отношений к социализму — определяющая роль интернационального, общесовет­ского и необходимость посредствующих этапов — про­являлись во всей совокупности социальных процес­сов, происходивших у народностей Севера после со­циалистической революции. Они обнаруживали себя и в ходе формирования у этих народностей социалисти­ческого отношения к труду, что было связано прежде всего с различием социалистических экономических отношений и неразвитых отношений, существо­вавших здесь накануне революции, в условиях соседской общины.

Если вопрос о наличии в рамках общинных отноше­ний народностей Севера частнособственнических тен­денций в последнее время разрабатывается в литерату­ре довольно основательно, то вопрос о качественном различии экономических отношений, базирующихся на общей (общинной) собственности на средства произ­водства, и отношений, базирующихся на общественной (социалистической) собственности, практически еще не рассматривался. Между тем этот вопрос имеет

73

важное значение для выяснения специфики перехода народностей Севера к социализму, в том числе и для понимания процесса формирования у них социа­листического отношения к труду. Однако прежде чем выявлять качественное различие между общинной и общенародной собственностью, обратимся к более фундаментальной системе — системе производительных сил, в которой историческая противоположность социа­лизма и первобытно-общинного способа производства прослеживается более отчетливо.

Как мы уже отмечали, социализму присущ инду­стриальный тип производства, тогда как соседской общине — главным образом присваивающий. Отрасли, составляющие структуру присваивающего хозяйства,— рыболовство, охота, собирательство и т. д.— опирают­ся на использование естественных производительных сил. Соответствующая деятельность зависит от при­родных циклов и действия стихийных сил природы. В таких условиях получение продукта труда во многом определяется не столько собственным трудом человека, сколько стихийно складывающейся природной обста­новкой. Именно от природы зависит, сколько продук­тов удастся присвоить человеку в процессе труда.

Поэтому отношение к труду членов соседской общи­ны во многом обусловлено не только непосредственно формой собственности, но прежде всего наличным отно­шением к природе. В этом плане природа «первоначаль­но^ противостоит людям как совершенно чуждая, все­могущая и неприступная сила, к которой люди отно­сятся совершенно по-животному и власти которой они подчиняются, как скот»107. Впрочем, это отчуждение сил природы при улучшении обстановки столь же не­посредственно переходит в ее присвоение, отношение к ней как своей собственной. Неустойчивое, постоян­но нарушаемое и так же постоянно возобновляемое единство человека и природы обусловливает такую же неустойчивость отношения к труду — то как к своему, то как к чужому, отчуждаемому природой.

Познавая законы природы и развивая крупное ма­шинное производство, человечество уменьшает влияние естественной (природной) случайности на результаты производства. Уже в рамках капиталистического спо­соба производства не природа господствует над чело­веком как чуждая, враждебная сила, а человек стано­вится господином природы, ее хозяином, Так благодаря

74


историческому развитию материального производства снимается естественно обусловленное отчуждение тру­да. В коммунистической общественно-экономической формации снятие естественного отчуждения труда ста­новится наиболее полным, ибо человечество приобре­тает способность предугадывать не только ближайшие, но и отдаленные последствия своих действий как для общества, так и для природы.

Формирование социалистического отношения к тру­ду у народностей Севера, находившихся на стадии соседской общины, предполагает, следовательно, сня­тие естественного отношения к труду и, особенно, от­чужденного его характера. Вместе с устранением непо­средственной зависимости от природы исчезает непос­редственная детерминация отношения к труду приро­дой. Отношение к труду становится исторически воз­никшим, общественным.

Материальной основой развития собственно социа­листического отношения народностей Севера к труду может быть только индустриальное хозяйство. Поэто­му комплекс мероприятий, осуществляемых в процессе их перехода к социализму, должен включать меры по переводу отраслей традиционного хозяйства 108 на индустриальную основу или по обеспечению заня­тости населения на вновь создаваемых предприятиях промышленности, строительства и т. п. В качестве промежуточных, вспомогательных мер по устранению естественного отчуждения труда для занятых в тради­ционном хозяйстве неизбежно подключение народно­стей Севера к общесоюзной системе материально-техни­ческого снабжения для предоставления им эпизоди­ческой помощи, компенсирующей неблагоприятные воз­действия естественных случайностей.

Осуществленный анализ качественного изменения системы производительных сил в процессе перехода народностей Севера к социализму дает возможность перейти к характеристике отличия общей (общинной) и общественной (социалистической) собственности на средства производства и на этой основе определить особенности формирования у этих народностей социа­листического отношения к труду, но теперь уже не со стороны трудовой деятельности, а со стороны экономи­ческих отношений, экономической деятельности.

Собственность на средства производства при со­циализме является тоже обще^ так как она не частная,

75

а совместная. Однако собственность социалисти­ческая — не просто совместная, она есть обществен­ная собственность, объединяющая средства производст­ва не отдельных изолированных групп людей, а всего общества. Хотя и в условиях общины, и при социализ­ме отдельный индивид является ассоциированным собст­венником, отношение последнего к средствам произ­водства в том и другом случае различно, несмотря на то, что и там и здесь это отношение имеет опосредованный характер. У народностей Севера до революции отноше­ние работника к средствам производства было опосре­довано общиной — изолированным, самостоятельным, относительно небольшим коллективом. При социализ­ме это отношение опосредовано государством, объеди­няющим средства производства в рамках всего общест­ва, а не обособленных групп людей.

Диалектика исторического развития такова, что первобытная собственность, основанная на единстве общей собственности и общего труда, единстве собствен­ников средств производства и непосредственных про­изводителей, сменяется рабовладельческой и феодаль­ной собственностью, а также мелкой частной собст­венностью производителей, которая характеризует единство частного труда н частной собственности — собственности, основанной на собственном труде про­изводителей. Эти последние формы собственности, в свою очередь, вытесняются капиталистической, круп­ной частной собственностью, характеризующейся про­тивоположностью общественного труда и частной собст­венности, при которой непосредственные производители отчуждены от средств производства. Социализм вновь устанавливает единство труда и собственности, но уже общественного труда и общественной собственности. Здесь вновь непосредственные производители стано­вятся собственниками средств производства. Однако, это уже новое, ранее не существовавшее качество. Дви­жение к социализму — результат диалектического от­рицания. Это, по выражению В. И. Ленина, движение «по-спирали», повторение определенных свойств и черт низшей стадии, возврат к старому, исходному, но на бо­лее высокой, принципиально новой, обогащенной основе.

Общая, общинная собственность на средства про­изводства, существовавшая у народностей Севера до революции, замыкалась рамками общины. В экономи-

76

ческом плане каждая общипа была самообеспечиваю­щейся и изолированной от множества других общин. Продукт труда работников не выходил за рамки общи­ны: ее члены были и производителями, и потребителя­ми продукта своего собственного труда. Конгломерат этих общин не образовывал общества в собственном смысле слова. Поэтому существовала не общественная, как утверждают некоторые авторы, а общая, совмест­ная собственность отдельных общин. Не случайно К. Маркс, анализируя собственность в общинах раз­личного типа, всегда говорит об общей собственности, но не называет ее общественной 109.

Экономическая обособленность отдельных общин находила проявление в том, что не только собствен­ность, но и сам процесс труда не был в полном смысле общественным, т. е. объединенным в широких масшта­бах процессом. Оп имел локальный, ограниченный ха­рактер.

Как известно, общественная форма процесса труда возникает лишь с приходом капитализма. «Капиталис­тический способ производства,— писал К. Маркс,— является исторической необходимостью для превраще­ния труда в общественный процесс»110. Только при ка­питализме «на смену старой местной и национальной замкнутости и существованию за счет продуктов соб­ственного производства приходит всесторонняя связь и всесторонняя зависимость наций друг от друга»111. Механизм самого процесса капиталистического произ­водства объединяет, организует и обучает рабочий класс 112, развивая у него вместе с тем общественное отношение к труду, хотя и в присущей капитализму от­чужденной форме.

Если при переходе к социализму от капитализма работники, преодолевая отчуждение труда, вступают в новый строй со сформировавшимся уже обществен­ным отношением к труду, то народности Севера, осу­ществившие переход к социализму, минуя капитализм, наоборот, не испытывали необходимости в преодолении отсутствовавшего здесь полного отчуждения труда, т. е. отчуждения, существующего в условиях развитых форм эксплуатации, зато нуждались в развитии у них общественного отношения к труду.

Формирование у народностей Севера общественного отношения к труду заключается, таким образом, не только в преодолении естественного отчуждения труда,

77

пассивной зависимости от природы. Вместе с отчужде­нием от природы коллективу людей приходится преодо­левать отчужденное отношение к другим общинам и на­родам. В самом деле, экономическая замкнутость изо­лирует соседские общины друг от друга, порождает отчужденные отношения между ними. Процесс труда, происходящий в одной общине, чужд другой общине, а в экстремальных ситуациях даже становится враж­дебным, если угрожает нормальному течению хозяй­ственной деятельности в данном коллективе.

В процессе перехода к социализму происходит слия­ние хозяйства отдельных общин народностей Севера и хозяйств более развитых народов в единый народно­хозяйственный комплекс. Хозяйства, трудовые про­цессы, прежде чуждые общинному коллективу, должны стать для него необходимыми предпосылками возоб­новления и развития собственного труда. Внешний мир, таким образом, становится для общины объектом освоения, постепенного присвоения.

Материальной основой снятия естественно возник­шего экономического отчуждения общин является со­здание индустриальной базы хозяйства народностей. Переход традиционного хозяйства на индустриальную основу и создание промышленных предприятий на тер­риториях, занимаемых народностями Севера, перво­начально опираются на материальную помощь более развитой нации — русского народа — в виде поставок техники, сооружения предприятий, подготовки квали­фицированных специалистов. Поскольку предпосылки индустриализации лежат главным образом вне общины, то по необходимости последняя была вынуждена ос­ваивать прежде чуждые ей материальные условия тру­да. Тем самым отношение к продуктам труда других пародов из отпошения отчуждения становится отноше­нием как к своим собственным.

С переводом традиционного хозяйства на промыш­ленную основу неизбежно связано производство про­дукта сверх потребностей общины. Регулярно возни­кающий избыток продукции — пушнины, рыбы, мя­са — общине как таковой не нужен и поэтому отчужда­ется ею в пользу государства. Раньше производство и потребление были замкнуты рамками общины, продукт не выходил за ее пределы. В условиях социализма на­родности Севера начинают производить продукты для удовлетворения нужд государства. Следовательно^

78

и затраты их труда регулируются уже не потребностя­ми производства необходимого для внутреннего потреб­ления продукта (при индустриальной технологии эти затраты становятся значительно меньше), а общена­родными нуждами.

Таким образом, освоение внешнего мира — народ­ного хозяйства как целого — оборачивается для об­щины самоотчуждением, отчуждением части труда ее членов для использования за рамками общины. По­скольку материальной основой этих экономических про­цессов является включение общинного хозяйства в сис­тему общественного разделения труда, то очевидно, что продукт, передаваемый общиной в одной форме, возвращается к ней через цепочку опосредовании в другой форме — в виде техники, нетрадиционных пред­метов потребления. Существовавшая прежде неразрыв­ная связь натуральной формы продукта труда и его экономической формы, т. е. общей собственности на этот продукт, вытекавшая из первобытного единства труда и собственности, здесь разрывается. Продукт труда меняет свой натуральный облик, но все же он остается своим, хотя создается впечатление, что совер­шается присвоение труда чужого и отчуждение собст­венного труда.

Формирование общественного отношения к труду предполагает преодоление отношения к труду как к общинному. Общественное отношение к труду возни­кает уже в силу включения народностей Севера в сис­тему общенародного разделения труда. Но чтобы, это отношение не приобрело отчужденного характера (как при капитализме), оно должно быть опосредовано не общиной, а общенародным государством.

В соседской общине только члены общины, родичи, являются собственниками совместного труда. Это в значительной степени естественное, родовое опосредо­вание отношения к труду при переходе к социализму меняется на общественное опосредование — опосре­дование государством, исторически возникшим орга­ном совместной деятельности людей. Включение хо­зяйства общины в состав общенародной собственности необходимо связано с включением народностей Севера в состав общенародного государства и с формировани­ем своей собственной политической организации, го­сударственности. Только включаясь в управление на­родным хозяйством как целым через государственные

79

органы и своих представителей в них народности Севе­ра могут контролировать и регулировать всю цепочку общественных связей и опосредовании, практически реализовывать общественное отношение к труду.

Выскажем ряд замечаний теоретического плана о характере процессов оформления государственного опосредования отношения к труду у народностей Се­вера. Прежде всего отметим, что формирование со­циалистического отношения к труду происходит по двум направлениям. С одной стороны, народности Се­вера через своих представителей включаются в госу­дарственное управление народным хозяйством, с дру­гой — хозяйство народностей Севера само становится объектом государственного управления через органы Советской власти на местах. Оба эти процесса являются необходимым условием как учета интересов народно­стей Севера, так и безусловного приоритета общенарод­ного интереса.

Включение народностей Севера в систему государст­венного управления осложняется тем обстоятельством, что они до начала социалистических преобразований не сформировали своей собственной политической и юри­дической надстройки. Этим народностям приходится формировать и осваивать новую для них политическую деятельность, приобщаться к экономической политике. В этих условиях взаимодействие народностей Севера с другими советскими народами может сопровождаться негативными явлениями. Например, братская мате­риальная помощь пародов СССР, оказываемая в период социалистического строительства, может восприни­маться как даровая производительная сила, пользова­ние которой не обязывает к ответному возмещению. Так возникает почва для иждивенческого отношения к труду соседних народов. С другой стороны, изъятие для государственных нужд в рамках общественного разделения труда части продукта, угодий, дополни­тельного рабочего времени может восприниматься как насильственное отчуждение труда государством. Пре­дотвратить эти негативные явления можно лишь при условии включения всего коренного населения в повсе­дневное управление государством, когда народностям действительно становятся доступны и подвластны об­щественные связи.

В процессе формирования социалистического, го­сударственного отношения к труду община разрушает-

80

ся как целостность, расчленяется па индивидуальные семьи работников, обособленно воспроизводящие себя. Присущее социализму распределение по труду, мате­риальное стимулирование трудящихся по количеству и качеству труда предполагают индивидуальную систему оплаты труда и самостоятельное воспроизводство семей. Распределение по труду несовместимо с общинными традициями распределения пищи по принципу дачи-дележа и разбора-дележа113, когда член общины не­зависимо от результатов своей собственной трудовой деятельности получает долю пищи, достаточную для пропитания. С редукцией кровно-родственной общности от общипы к семье масштабы разборных и дележных от­ношений сужаются до размеров семьи. В отношениях же трудящихся и государства осуществляется распределе­ние по труду, поэтому общинные пережитки в этих от­ношениях подрывают материальную заинтересован­ность тружеников.

Историческая противоположность общинной и об­щественной собственности снимается в процессе пере­хода к социализму, где взаимодействие народностей Севера и социалистического государства, с одной сто­роны, разрушает общинный строй, а с другой — ис­пользует его элементы для социалистического строи­тельства.

Основой социалистического переустройства эконо­мики у народностей Севера явилось кооперирование непосредственных производителей. В то же время спе­цифика той ступени общественного развития, на кото­рой Великая Октябрьская социалистическая револю­ция застала эти народы, не могла не сказаться на свое­образии применения ленинского кооперативного пла­на. «Всякое механическое пересаживание на восточные окраины экономических мероприятий Центральной Рос­сии, годных лишь для более высокой ступени хозяйст­венного развития, должно быть отвергнуто»114,— от­мечалось на X съезде партии.

Кооперирование у народностей Севера проходило в несколько этапов. Вначале создавалась интегральная кооперация, представлявшая собой снабженческо-сбы-товую форму кооперации. Взяв на себя обеспечение бедняцких хозяйств средствами труда и организацию скупки продукции местных промыслов по государст­венным ценам, интегральная кооперация нанесла пер­вый серьезный удар по усилившим эксплуатацию бед-

81

поты во время гражданской войны посредникам и пере­купщикам, лишая их той основы, па которой базиро­валась эксплуатация ими коренного населения. Тем самым не только создавались предпосылки для органи­зации впоследствии производственной кооперации, но и было положено начало постепенной ликвидации мест­ной эксплуататорской группы, прежде всего той ее части, которая существовала в сфера торгового обмена.

Закономерным продолжением интегральной коопе­рации явилось создание простейших производственных объединений (товариществ), которые базировались на совместном использовании членами товариществ охот­ничьих, рыболовецких угодий и оленьих пастбищ, вы­деляемых для них государством. Другие средства труда объединялись на период промысла, однако собствен­ность на них сохранялась за членами производствен­ных объединений.

Следующий, третий этап кооперирования, представ­лявший собой собственно коллективизацию, знаменовал окончательный переход народностей Севера к социалис­тическим формам экономической и хозяйственной жиз­ни 115.

В результате этих преобразований, осуществляв­шихся при всесторонней помощи социалистического государства, произошло постепенное, часто сопровож­давшееся значительными трудностями вытеснение экс­плуататорской группы и частнособственнических отно­шений и было ликвидировано основанное на них отно­шение к труду — отношение непосредственных произ­водителей к тем или иным элементам системы живого и опредмеченного труда как к чужим или частично как к чужим и отношение членов эксплуататорской группы к чужому труду как к своему или частично как к своему, будь то в сфере торгового обмена или непосредственно в самом процессе производства.

Поэтапность кооперирования делала социалистиче­ские преобразования понятными для местного населе­ния, превращая его в активного участника этих преоб­разований, а победа социалистических экономических отношений привела к формированию у народностей Севера социалистического отношения к труду, так как превращение замкнутого натурального производства отдельных общин в социалистическое хозяйство обус­ловило обобществление труда этих народностей в мас­штабе всего общества. «Когда обществог— отмечал

82

Ф. Энгельс,— вступает во владение средствами про­изводства и применяет их для производства в непосред­ственно обобществленной форме, труд каждого отдель­ного лица, как бы различен ни был его специфически полезный характер, становится с самого начала и не­посредственно общественным трудом»116.

Проведенное исследование представляет собой рас­смотрение отношения к труду на уровне философско-социологического анализа. Более конкретная характе­ристика содержания данного отношения являет собой переход на новый уровень познания — конкретно-со­циологический. Как отмечалось в первой главе, здесь отношение к труду выступает как отношение к тому или иному виду труда (к профессии) и отношение к труду на конкретном рабочем месте (к работе).


65 Параграф написан при участии Е. А. Тюгашева.

66 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 25. Ч. I. С. 483.

67 Ленин В. И. Поли. собр. соч. Т. 36. С. 481.

68 Там же. Т. 35. С. 411.

69 Развитие социалистической общественной собственности.
М.; София, 1980. С. 24-25.

70 См.: Ленинское учение об экономических основах социа­
лизма. М.; Берлин, 1983. С. 110.

71 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 4. С. 446.

72 Там же. Т. 20. С. 291. См. также: Т. 4. С. 333; Т. 36.
С. 361; и др.

73 См.: Ленин В. И. Поли. собр. соч. Т. 45. С. 370.

74 Конституция (Основной закон) Союза Советских Социа­
листических Республик. М., 1977. С. 9.

75 Подробнее о характере опосредования общенародной
собственности государством см.: Гвоздев Н. Н. Стимулы социа­
листической экономики. М., 1985.

76 Ленин В. И. Поли. собр. соч. Т. 38. С. 442.

77 Федосеев П. Н. Марксизм в XX веке: Маркс, Энгельс,
Ленин и современность. М., 1977. С. 610.

78 Ленин В. И. Поли. собр. соч. Т. 39. С. 22.

79 Подробнее см.: Аузан А. Социалистическое самоуправле­
ние: политико-экономический аспект // Коммунист. 1986. № 13.

80 Горбачев М. С. О перестройке и кадровой политике пар­
тии // Коммунист. 1987. № 3. С. 9.

81 Материалы XXVII съезда КПСС. М., 1986. С. 150.

82 См.: Горбачев М. С. О перестройке и кадровой политике
партии. С. 8.

83 См.: Бузгалин А. В., Колганов А. И., Шухтин В. П.
Становление планомерной организации социалистического про­
изводства. Томск, 1985. С. 125—136.

84 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 19. С. 223.

85 Там же. С. 227.

86 О разнице между безразличным и враждебным отчуж­
дением см.: Курелла А. Свое и чужое: Новое к проблеме социа­
листического гуманизма. М., 1970. С. 33—34.

166

97 Горланов Г. В. Социалистическое обобществление произ­водства. Л., 1982. С. 139.

88 Там же. С. 141.

89 Там же. С. 142.

90 См.: Дубнов А. П., Орлов Б. П. О положительном упразд­
нении частной собственности // Изв. СО АН СССР. Сер. обществ,
наук. 1983. Вып. 3. С. 26—27.

91 Андропов К). Учение Карла Маркса и некоторые вопро­
сы социалистического строительства в СССР // Коммунист.
1983. № 3. С. 12.

92 Там же. С. 12.

93 Ленин В. И. Поли. собр. соч. Т. 45. С. 379.

94 Там же. Т. 43. С. 30G.

95 Там же. Т. 44. С. 135. См. также: Т. 36. С. 300; Т. 42.
С. 159; Т. 45. С. 405—406; и др.

96 Там же. Т. 33. С. 85. г

97 Там же. Т. 43. С. 58.

98 Там же. Т. 36. С. 267. г

99 Там же. Т. 39. С. 14.

100 Маркс К. Экономические рукописи 1857—1861 гг. Ч. II. С. 390.

101 Подробный анализ точек зрения по данному вопросу
см.: Сергеев М. А. Некапиталистический путь развития малых
народов Севера. С. 329—338; Андреев И. Л., Файнберг Л. А. Судьбы первобытной периферии в повое и новейшее время // Первобытное общество. М., 1975.

102 Андреев И. Л. Общинные структуры и некапиталисти­ческий путь развития. С. 85.

103 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 26. Ч. III. С. 439.

104 Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 36. С. 152.

105 Там же. Т. 43. С. 228.

108 Там же. С. 199.

107 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 3. С. 29.

108 Традиционными в литературе принято называть те виды
трудовой деятельности, которые составляли комплексное хо­
зяйство народов Севера до революции: оленеводство, рыболовст­
во, охоту, в том число и на морских зверей, рыбообработку,
изготовление меховой национальной одежды. Соответственно
традиционными являются отрасли, базирующиеся на традицион­
ных занятиях. Однако надо отметить, что сегодня в традицион­
ных отраслях заняты работники не только традиционных видов
труда, по и новых. К представителям последних относятся, на­
пример, механизаторы оленеводческих или рыболовецких хо­
зяйств .

109 См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 19. С. 400-421; Т. 23. С. 346; Маркс К. Экономические рукописи 1857—1861 гг. Ч. I. С. 466-492.

110 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 23. С. 347.

111 Там же. Т. 4. С. 428.

112 Там же. Т. 23. С. 772.

113 Об этих отношениях см.: Семенов Ю. И. Об изначальной
форме первобытных социально-экономических отношений // Сов.
этнография. 1977. № 2.

114 КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций
и пленумов ЦК (1898-1970). Т. 2. 1917-1924. М., 1970. С. 254.

115 См. об этом подробно: Сергеев М. А. Некапиталисти-

167




Похожие:

§ формирование социалистического отношения к труду 66 iconИсследовательская работа учащихся
Цели: Формирование экологического сознания школьников, активной гражданской позиции, нравственного отношения к окружающему миру....
§ формирование социалистического отношения к труду 66 icon«Любить природу – это значит любить Родину» М. Пришвин. «Мир вокруг нас»
Цель: формирование ответственного отношения к природе, развитие бережного отношения к окружающей среде
§ формирование социалистического отношения к труду 66 iconВикторина по окружающему миру «От земли до неба». Результаты предметной недели
Цель проведения: формирование экологических знаний, воспитание любви и бережного отношения к природе, формирование экологического...
§ формирование социалистического отношения к труду 66 iconОбщешкольные ключевые дела там, где работают люди
Цель: Воспитание у школьников сознательного отношения к труду, как основе жизненного благополучия
§ формирование социалистического отношения к труду 66 iconА обучающая; в воспитывающая
Какая образовательная функция предполагает формирование отноше­ния воспитанников к учению, природе, искусству, труду, обществу, коллективу,...
§ формирование социалистического отношения к труду 66 iconНоябрь Предметные олимпиады интеллектуальное Учителя-предм. Ноябрь Турнир по шахматам и интеллектуальное Ст вожатая
Цель: Воспитание у школьников сознательного отношения к труду,как основе жизненного благополучия
§ формирование социалистического отношения к труду 66 iconИнформация о проведении районно-городского конкурса сочинений, посвященном ко Дню Республики Башкортостан и Году благополучного детства и укрепления семейных ценностей
Целью проведения конкурса является приобщение юношества к духовному наследию народа; формирование интереса к изучению истории и культуры...
§ формирование социалистического отношения к труду 66 icon«Полезны ли полезные привычки?»
Цель: Формирование у учащихся потребности в здоровом образе жизни, ответственности за свое здоровье, негативного отношения к вредным...
§ формирование социалистического отношения к труду 66 iconБеседа: «Здоровый образ жизни формируется в семье»
Цель: Способствовать сознанию родителями ответственности за формирование у ребенка бережного отношения к своему здоровью
§ формирование социалистического отношения к труду 66 iconУрока «Первоцветы» Тема: «первоцветы»
Формирование у учащихся знаний о раннецветущих растениях, занесенных в Красную Книгу, и отношения к проблеме истребления этих редких...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов