Теоретико-методологические проблемы исследования экономической деятельности icon

Теоретико-методологические проблемы исследования экономической деятельности



НазваниеТеоретико-методологические проблемы исследования экономической деятельности
страница1/5
Тюгашев Евгений Александрович
Дата конвертации17.09.2012
Размер1.24 Mb.
ТипДиссертация
  1   2   3   4   5


НОВОСИБИРСКИЙ ОРДЕНА ТРУДОВОГО КРАСНОГО ЗНАМЕНИ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ им. ЛЕНИНСКОГО КОМСОМОЛА


На правах рукописи

Тюгашев Евгений Александрович




ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ


Специальность 09.00.01 –

диалектический и исторический материализм

Диссертация


на соискание ученой степени кандидата философских наук


Научный руководитель:

доктор философских наук,

профессор В.П. Фофанов


Новосибирск 1990


ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ 3

ГЛАВА 1 Методологические основы исследования экономиче­ской деятельности

§ 1 Категория социальной деятельности 14

§ 2 Понятие вида социальной деятельности 33

ГЛАВА II Обоснование понятия экономической деятельности

§ 1 Теоретические предпосылки выделения экономической деятельности 47

§ 2 Экспликация понятия экономической деятельности 63

ГЛАВА III Методологическое значение понятия экономической деятельности

§ 1 Методологическое значение понятия экономической деятельности для исторического материализма ... 77

§ 2 Методологическое значение понятия экономической деятельности для политической экономии 98

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 119

ЛИТЕРАТУРА 126


- 3 -

ВВЕДЕНИЕ



^ Актуальность темы исследования. Осуществляемые в нас­тоящее время радикальные преобразования в экономике, отно­шениях собственности, хозяйственном механизме поставили сло­жные проблемы разработки современной методологии практичес­кой экономической деятельности. Особенно нуждаются в иссле­довании цели и программы, пути и формы, средства и методы экономических преобразований, перед необходимостью которых стоит наша страна.

Стратегия перестройки ориентирует экономическое разви­тие на повышение жизненного уровня трудящихся. Действитель­ная экономическая практика пока не способствует решению этой задачи. Разрабатываемые программы преодоления экономического кризиса, будь то на пути продвижения к свободному рынку или на пути возврата к административной системе, также предпола­гают снижение жизненного уровня. Декларируемые экономические цели пока противоречат достигнутым результатам. Закономерно встает вопрос о критической рефлексии и прошлой и настоящей экономической деятельности.

- 4 -

Перестройка экономических отношений в условиях углубле­ния демократии сопровождается развертыванием экономической инициативы и предприимчивости, экономической активности и самодеятельности масс. Возрождаются давно забытые, распрост­раняются уже известные и нарождаются прежде невиданные формы экономической деятельности.
Единообразие государственного предпринимательства сменяется богатой палитрой самодеятель­ных экономических форм. Каковы границы и перспективы разви­тия экономического плюрализма, в какой мере он будет упрочи­вать органическую целостность общества?

Развитие экономических отношений есть противоречивый процесс, динамика которого определяется взаимодействием раз­личных экономических субъектов. Существуют тенденции и контр­тенденции; и вопрос о том, какая тенденция будет реализована в ходе совокупной экономической деятельности, остается отк­рытым. Бели возобладает деструктивная, реакционная по исто­рическому значению экономическая деятельность, то может быть реализована тенденция регресса экономических отношений к ад­министративно регулируемому натуральному хозяйству или сво­бодному рынку в его раннем варианте. Если возобладает конст­руктивная, подлинно революционная экономическая деятельность, то может быть реализована прогрессивная тенденция творчества более гуманных экономических отношений. Во взаимодействии различных тенденций сложится результирующая, меру которой необходимо рассчитать.

Необходимо изучать не только общее соотношение прогрес­сивного и реакционного, революционного и контрреволюционного в экономической деятельности. Не менее актуальна проблема


- 5 -


форм революционно-практической экономической деятельности: социальный взрыв или радикальная реформа? Путь экономических реформ более выгоден в долгосрочной перспективе для всех сто­рон» но его реализация зависит от множества факторов, в том числе от сознательности и активности экономических субьектов, их умения идти на компромиссы и предвидеть последствия принимаемых решений.

Ключевым звеном экономической реформы является коренная перестройка механизма экономической деятельности. Она преду­сматривает не только запуск стихийно регулирующего механизма рыночных отношений» но и отладку механизмов экономического самоуправления, опирающегося на сознательное использование экономических законов, В условиях дискредитации народнохо­зяйственного планирования в более глубоком изучении нуждает­ся соотношение стихийного и сознательного в механизме регу­ляции экономической деятельности.

Существует еще проблема средств. В истории советского общества до сих пор доминировали политические средства дос­тижения экономических целей; и наивно полагать, что фактор силы может быть абсолютно исключен из детерминации экономи­ческого развития. Вместе с тем развитой экономической дея­тельности присущи собственно экономические средства, которые, впрочем, также нельзя абсолютизировать как стимулы эффектив­ного роста.

Поставленные жизнью проблемы по своему статусу относят­ся к методологии экономической практики. На достигнутой ступе­ни развития они уже неразрешимы методом "проб и ошибок".


- 6 -


Цена ошибок резко возросла, все возможные пробы уже исчерпа­ны. Объективной необходимостью становится разработка и при­менение научной методологии экономической деятельности, ко­торая обеспечила бы реформу программами деятельности, не ус­тупающими по обоснованности и точности инженерным проектам.

Проектирование экономической практики, разработка тех­нологии и методологии экономической деятельности входит в компетенцию комплекса экономических наук. Но эта задача вы­полнима лишь при условии опережающего философско-социологического осмысления социальных механизмов экономической деятель­ности.

Философия как всеобщая рефлексия социальной деятельнос­ти является отправным пунктом разработки методологии всех видов деятельности, включая экономическую. Решение проблемы соотношения различных целей, путей и средств, форм и методов в экономической деятельности, соотношения стихийного я созна­тельного, прогрессивного и реакционного должно быть предва­рительно найдено в абстрактно-общем виде с учетом общесоциа­льной природы экономической деятельности.

Для этого в свою очередь необходимо разработать теоре­тическую модель экономической деятельности как элемента со­вокупной социальной деятельности, элемента, обладающего сло­жной структурой и выполняющего специфическую социальную фун­кцию. Эта задача решается философско-социологической теорией на основе применения принципов материалистической диалекти­ки. Поэтому изучение экономической деятельности относится также к предметной области исторического материализма, кото­рый вносит свой вклад в теоретическое обоснование экономиче­ских реформ.


- 7 -


^ Степень научной разработанности темы, В историческом материализме основательно исследованы проблемы теории социа­льной деятельности. В этой связи следует назвать работы: Ю.П. Андреева, Г.С. Арефьевой, В.Г. Афанасьева, В.В. Байлука, Г. С. Батищева, Л.П. Буевой, М.А. Булатова, Б.А. Вороновича, В.В. Глухачева, М.В. Демина, В.А. Дмитриенко, Л.Ф. Ильичева, М.С. Кагана, М.С. Кветного, М.Я. Ковальзона, А.В. Маргулиса, Э.С. Маркаряна, К.X. Момджяна, Л. Николова, Ю.К. Плотникова, К.Г. Рожко, П.Н. Федосеева, В.П. Фофанова, Г.П. Щедровицкого и др.

Вместе с разработкой общей концепции социальной деяте­льности исследован ряд ее специфических модификаций. Доста­точно хорошо изучены такие модификации деятельности как пра­ктика и познание, предметная деятельность и общение, игра, материальное и духовное производство, трудовая и политичес­кая, нравственная и эстетическая, религиозная и научная дея­тельности в трудах Г.С. Арефьевой, Л.П. Буевой, Г.С. Гри­горьева, Ю.Н. Давыдова, Л.А. Зеленова, М.С. Кагана, В.А. Конева, А.Н. Кочергиан, А.С. Малашина, Э.С. Маркаряна, Ю.К. Плотникова. М. А. Розова, Е.В. Семенова, С.С. Товмасяна, В.П. Фофанова, И.И. Чангли, Ю.А. Харина, В.С. Швырева, Э.Г. Юдина и др. Предложены разнообразные типологии и классификации модификаций социальной деятельности.

В системе видов социальной деятельности философско-социологической мыслью всегда выделялась экономическая деяте­льность. В концепциях Н.Г. Чернышевского, П.Л. Лаврова, В.С. Соловьева, Е. Роберти, Н. Кареева, Б. Кроче, П. Соро­кина общим является понимание экономической деятельности как


- 8 -


деятельности в сфере экономики с целью обогащения. О сущест­вовании в сфере материального производства экономической деятельности писали Ф. Энгельс, А.А. Богданов, В.И. Ленин.

В историческом материализме интерес к экономической деятельности возник в связи с изучением деятельностной при­роды экономических отношений и выделением экономической фо­рмы общественного сознания. В работах Г.А. Антипова, Ю.Ю. Вейнгольда, П.К. Гречко, А.В. Дроздова, А.И. Кочергина, В.А. Медведева, С.Г. Ларченко, И.С. Полякова, Ю.В. Поп­кова, В.Д. Попова, К.Г. Рожко, Б.Ф. Рудакова, А.К. Уледова, В.П. Фофанова, А.Д. Шершунова, Л.Е. Эпштейна было признано необходимым выделять экономический вид социальной деятельности и соответствующий вид сознания, а также исполь­зовать соответствующее понятие в диалектико-материалистической философско-социологической теории. Была дана абстрактно-общая характеристика экономической деятельности, определены связи ее понятия с категориями материального производства, трудовой деятельности, экономического сознания, экономичес­ких отношений.

Экономическая деятельность стала предметом исследования ряда специальных наук. Так, в рамках социологии экономичес­кой жизни в работах И. Смелсера, Т.И. Заславской, Р.В. Рывкиной, В.И. Бойко, Ю.В. Попкова и других авторов эмпири­чески исследованы социальные структуры экономической деяте­льности, теоретически зафиксирован ряд ее важнейших характе­ристик. В политической экономии экономическая деятельность рассматривается в органическом единстве с системой экономи-

- 9 -

ческих отношений через призму взаимодействий экономических субъектов. Здесь следует отметить работы К. Белугина, В.К. Драчева, В.В. Зотова, П..А. Игнатовского, Л. Карасевой, О.Ю. Мамедова, В.Н. Резинко, Д.Е. Сорокиной, П. Струве, В.П. Супруна, С. Толстикова, Р. Фирса, А. В. Часовских, Ю.И. Чунькова, И. Шумпетера. Хорошо изучены конкретные от» расли экономической деятельности.

Достигнутый уровень исследования экономической деятель­ности весьма значителен: теоретически зафиксированы некото­рые ее существенные свойства и связи, в основном в контексте решения смежных проблем. Дальнейшее познавательное движение, как отмечалось В.И. Бойко, Ю.В. Попковым, Л.В. Эпштейном. тормозится неопределенностью содержания понятия экономичес­кой деятельности. Последняя зачастую не отличается ни от трудовой деятельности, ни от материального производства. Поэтому остается открытым вопрос о целесообразности включения понятия экономической деятельности в систему категорий исто­рического материализма.

Заметим, что относительно недавно в сходной гносеологи­ческой ситуации находилось понятие деятельности. По оценке В. П. Иванова, "хотя "понятие "деятельность" существует давно и употребляется для обозначения самых разнообразных взаимо­действий с точки зрения их активности, его содержание восп­ринималось главным образом интуитивно и не могло претендовать на значение философской категории»1. В настоящее время кате-


  1. 10 –


гория деятельности признается одной из важнейших в истори­ческом материализме.

Не исключено, что и понятие экономической деятельности является существенным для материалистического понимания ис­тории. Окончательный ответ иа вопрос о выделении экономичес­кой деятельности и использовании ее понятия в социально-фи­лософской теории возможен при условии уточнения содержания понятия, что в свою очередь требует разработки и применения соответствующей методологии.

^ Цель и задачи исследования. Обьектом исследования является понятие экономической деятельности. Цель состоит в постановке и решении теоретико-методологических проблем обо­снования понятия экономической деятельности как понятия ис­торического материализма. Предмет исследования - теоретико-методологические проблемы обоснования понятия экономической деятельности

В соответствии с поставленной целью в диссертации ре­шаются следующие задачи:

  • разработка методологических средств исследования экономической деятельности;

  • фиксация теоретических предпосылок выделения экономической деятельности;

  • экспликация понятия экономической деятельности;

  • раскрытие методологического значения понятия экономической деятельности для обществознания.

^ Теоретико-методологические основы исследования. Миро­воззренческой основой работы является материалистическое по­нимание истории. Методологической основой выступает материа-


- 11 –


листическая диалектика как всеобщая методология познания и практики и, в особенности такие ее стороны как принцип восхождения от абстрактного к конкретному, системный подход, категории общего, особенного и отдельного. Непосредственной теоретической основой исследования служит концепция социаль­ной деятельности как системы» предложенная В. П. Фофановым.

^ Научная новизна исследования. Диссертация представляет собой первое в историческом материализме исследование теоре­тико-методологических проблем разработки понятия экономичес­кой деятельности. Спектр поставленных и решенных проблем ох­ватывает разработку методологических средств» фиксацию теоре­тических предпосылок» экспликацию понятия и раскрытие его методологического значения для обществознания. В результате уточнено содержание понятия экономической деятельности, по­нятие введено в систему категорий исторического материализ­ма» и на этой основе осуществлено выделение экономической деятельности как вида социальной деятельности. Проведенный комплексный методологический анализ позволяет перейти к сле­дующему витку предметно-теоретического исследования экономи­ческой деятельности.

^ Основные положения, обладающие новизной и выносимые на защиту:

1. Общим методологическим средством исследования эконо­мической деятельности является категория социальной деятель­ности» ступени, конкретизации которой позволяют зафиксировать систему абстрактно-общих признаков экономической деятельнос­ти. Конкретно-специфическая характеристика экономической деятельности достигается посредством понятия вида социальной


- 12 -


деятельности, которое субординационно связано с понятиями, фиксирующими модификации деятельности других уровней.

2. С позиций исторического материализма понятийная фи­ксация экономических субьектов и обьектов, экономического движения и экономического сознания, экономического поведения и экономических отношений является основанием для выделения специфического вида социальной деятельности, отличного от трудовой деятельности, а именно - экономической деятельности.

3. Содержание понятия экономической деятельности раск­рывается в движении от абстрактного к конкретному через сис­тему определений, которая резюмируется в следующей краткой дефиниции: экономическая деятельность есть вид социальной деятельности, находящийся в структурно-функциональном един­стве с системой экономических отношений; целью экономической деятельности является обогащение путем ассимиляции труда в те или иные формы собственности.

  1. В историческом материализме понятие экономической деятельности является исходным пунктом построения категориального ряда, отображающего вместе с категориальным рядом трудовой деятельности материальное производство как диалек­тически противоречивое единство этих видов деятельности.

  2. Понятие экономической деятельности является исходной категорией восхождения от абстрактного к конкретному в политической экономии.

Теоретическая и практическая значимость работы. Разра­ботанная методология исследования экономической деятельности может быть использована для выделения других видов социаль­ной деятельности. Введенное понятие экономической деятельно-


- 13 -


сти может служить методологическим средством философско-социологического исследования экономической сферы общественной жизни. Положения диссертации можно рассматривать как теоре­тико-методологическую основу для разработки категорий абст­рактного уровня в социологии экономической жизни и политичес­кой экономии.

Практическая значимость диссертационной работы состоит в возможности использования ее положений и выводов для философско-социологических семинаров, в преподавании вузовских курсов исторического материализма и политической экономии, а также в системе экономической пропаганды.

^ Апробация результатов исследования. Основные положения и выводы диссертации докладывались на Всесоюзном симпозиуме "Категории экономики природопользования» (Свердловск, 1985), Научном Совещании "Отношения общественной собственности и механизм их реализации» (Свердловск, 19S5), конференции "Ко­ммунистический идеал и философские проблемы совершенствования социализма" (Усть-Каменогорск, 1987), 2-й Всесоюзной школе молодых экономистов и социологов (Алма-Ата, 1988), УШ Все­союзных философских чтениях молодых ученых "Творчество и социальный прогресс" (Москва, 1988) и др. Основные положения диссертации опубликованы. Ее материалы используются в учеб­ном процессе. Диссертационная работа обсуждена и одобрена на заседании кафедры философии Новосибирского государствен­ного университета им. Ленинского комсомола.

- 14 -




^ ГЛАВА I. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ


§ 1 Категория социальной деятельности


Для введения в категориальный аппарат исторического материализма понятия экономической деятельности недостаточно лишь констатации факта ее существования, который сам по себе очевиден и неоспорим. Этот факт необходимо интерпретировать с точки зрения категориальной системы исторического материализма. Иначе говоря, теоретическое изучение экономической деятельности как наличного социального факта должно осущест­вляться с определенных системно зафиксированных исходных по­зиций.

Содержание данных позиций обусловлено целью исследова­ния: факт экономической деятельности должен быть ассимилирован системой исторического материализма, что возможно только посредством самой системы. Следовательно, некоторый фрагмент теории выполняет функцию методологического средства описания экономической деятельности. Выбор и разработка методологиче­ских средств описания экономической деятельности составляет задачу настоящей главы.

Гносеологический статус методологических средств определяется закономерностями взаимосвязи абстрактного и конкретного уровней отображения социальной действительности в процессе построения и развертывания системы исторического материализма. Одной из таких закономерностей является разработка на абстрактном уровне теоретических конструкций, которые


- 15 -


обеспечивают конкретный уровень некоторыми общими средства­ми, способными организовать эмпирический материал. В истори­ческом материализме функцию системного описания экономической деятельности способна выполнить общая теория социальной деятельности, которая является методологической основой ис­следования любого вида деятельности.

Из аппарата теории социальной деятельности для решения доставленной задачи особое значение имеет категория социаль­ной деятельности как исходное методологическое средство описания конкретного вида деятельности. В этом параграфе мы изложим используемое нами понимание этой категории.

Категория социальной деятельности в ее различных аспек­тах разрабатывается в литературе уже на протяжении двух десятилетий. Среди множества проблем, связанных с включением категории деятельности в систему исторического материализма как гносеологически первичную можно выделить проблему соотно­шения эмпирического и теоретического уровней ее анализа.

Первоначально исследование социальной деятельности проводилось преимущественно на эмпирическом уровне в рамках предметных подходов психологии и социологии, и лишь затем деятельность стала обьектом философской рефлексии. Анализи­руя историю поисков эмпирического определения социальной деятельности Н. Ф. Наумова обратила внимание на невозмож­ность определения чисто эмпирического понятия, опирающегося лишь на данные чувственного познания.

«Осмысление философской концепции деятельности, так же как и неудачи прямой эмпирической ее интерпретации, свидете­льствуют о том, что деятельность – это не какой-то элемент,


-16 -


вид или область эмпирического социального поведения или процесса, а некоторая теоретическая единица, позволяющая их объяснить, – делает вывод Н.Ф. Наумова. – Обнаружить деятельность как механизм социальности можно, следовательно, от­нюдь не в непосредственно данной эмпирической реальности, а только на очень глубоком уровне теоретического описания (ра­счленения) этой реальности"1.

Разделяя установку на определение сущности социальной деятельности на высоком уровне абстракции, мы в то же время считаем необходимым первоначально зафиксировать явление деятельности, то, как она дана в живом созерцании. Необходи­мость первичной эмпирической фиксации социальной деятельно­сти есть потребность в очерчивании ее контуров, в пределах которых будут производиться абстракции и идеализации. Обьект должен быть выделен, чтобы обеспечить полноту абстракций и идеализации в установленных границах. В противном случае неизбежна потеря части объема и содержания понятия социаль­ной деятельности. Первичное эмпирическое вычленение объекта несущественно как результат, но необходимо как средство.

Эмпирический аспект определения социальной деятельности в философских разработках зачастую остается в тени. Авторы обычно ограничиваются кратким замечанием, вроде следующего: "Рассмотренная эмпирически, деятельность человека есть слож­нейшая совокупность различных конкретных форм, сплетающихся


  • 17 –


друг с другом самым причудливым образом"2. Чувственное мно­гообразие реально существующей социальной деятельности М.С. Каган справедливо противопоставляет ее абстрактному понятию. Но, следует заметить, акцент на многообразии конк­ретных видов деятельности недостаточен для ее эмпирической фиксации.

Как конкретное целое социальная деятельность может быть представлена и на теоретическом уровне. Поэтому суть эмпири­ческого описания не в представлении разнообразия деятельно­сти, а в указании ее границ, позволяющих вычленить ее как некоторый объект. На наш взгляд, социальную деятельность на данной ступени ее отображения можно определить как взаимо­действие людей» опосредованное взаимодействием с вещами. Та­кова первичная эмпирия.

В предлагаемом определении во взаимосвязь поставлены следующие факты, характеризующие социальную деятельность: 1) это некоторое взаимодействие; 2) это взаимодействие эмпи­рически данных индивидов, людей; 3) взаимодействие людей опосредовано вещами; 4) взаимодействие носит общественный характер в том смысле, что здесь имеется ввиду взаимодейст­вие многих индивидов, безразлично при каких условиях, каким образом и при каких целях. Такова совокупность эмпирических предпосылок разработки категории социальной деятельности.

Констатируя эти факты мы очерчиваем лишь контуры объекта. Задача же состоит в том, чтобы на основе данных эмпири-


- 18 -


ческих предпосылок посредством соответствующих абстракций и идеализации построить теоретическую конструкцию.

Одной из важнейших операций является абстракция от взаимодействия. Взаимодействие людей есть процесс. Процесс, обладающий некоторым носителем, выступает как деятельность. Абстракция от взаимодействия людей дает человеческую деяте­льность. Абстракция от взаимодействия вещей дает вещную дея­тельность, или деятельность вещей. Деятельность вещей абсо­лютна в природе, в человеческой же деятельности она только внутреннее опосредование, ее неотьемлемый, но подчиненный момент. Таким образом, социальная деятельность в полуэмпири­ческом определении есть человеческая деятельность, опосредо­ванная вещной деятельностью.

В связи с этим следует критически отнестись к точке зре­ния, отождествляющей социальную и человеческую деятельности. Социальная деятельность не только человеческая, хотя это ее ведущий момент. Она включает также деятельность вещей. И от­влечение от этого факта недопустимо в целостном и последова­тельном познавательном движении.

Эмпирически фиксируемая социальная деятельность задается через ряд эмпирических понятий – «вещь», «человек». Поня­тие человеческой деятельности есть эмпирическое понятие, ис­ходящее из эмпирически данного носителя общественной жизни - человека. Обусловленность общественной жизни человеческим материалом в космологическом аспекте - явление в известной мере случайное и несущественное. В иных конкретных условиях носителями социального движения могли бы выступить и другие индивидуумы органической природы. Необходимо и существенно наличие сознательного отражения, идеального. Поэтому опреде-


- 19 -


ление сущности социальной деятельности требует абстрагирова­ния от человеческого материала, носителя социального движе­ния. Так осуществляется переход от эмпирического описания социальной деятельности к теоретическому - в виде идеализи­рованного теоретического объекта.

Переход к теоретическому уровню включает абстракцию отождествления вещной и человеческой деятельности, затем идеализацию. Абстракция от специфики материального носителя дает материальный процесс. Опосредованность сознанием закре­пляет социальную природу процесса. Следовательно, теоретиче­ски «социальную деятельность можно определить как способ бытия человеческого общества» как материальный процесс, опос­редованный сознанием»1.

В этом определении понятия социальной деятельности идеализация начата, но не завершена. В онтологическом аспек­те социальная деятельность - способ бытия человеческого об­щества, а возможно и не только человеческого общества. В ме­тодологическом аспекте теоретическое понятие определено пос­редством эмпирических понятий человека и сознания. В гносео­логическом аспекте это понятие вырастает из эмпирии - внеш­ней основы теории. Понятие социальной деятельности должно быть также обосновано теоретически, т. е. основано на общих категориях материалистической диалектики.


- 20 -


Эту задачу решает определение, предложенное В.П. Фофа­новым: "Социальная деятельность как субстанция социальной формы движения материи есть движение материи, опосредованное сознанием ... Социальная деятельность - это объективный про­цесс» качественная специфика которого состоит в том, что здесь объективная диалектика выступает как диалектика материального и идеального»1.

Данная теоретическая конструкция, построенная из первич­ной эмпирии, неузнаваемо отличается от своего объекта. Проце­дурой ее введения является идеализирующая абстракция. В ре­зультате понятие социальной деятельности определяется через общие категории материалистической диалектики. Зафиксирован­ная в понятии действительность уже недоступна чувственному восприятию. Становление теоретического понятия социальной деятельности как объекта философского исследования заверше­но.

В данной интерпретации социальной деятельности термино-элемент «социальная» понимается широко, в том же смысле, что и в понятии социальной формы движения материи. При узком по­нимании социального и понятие социальной деятельности инте­рпретируется иначе. Так, для Г С. Арефьевой "социальная


- 21 -


деятельность - это вид практики, в ходе которой при посред­стве различных организаций осуществляется преобразование об­щественных отношений..."1. Не вступая в полемику, – ибо вы­бор между двумя интерпретациями социальной деятельности есть предмет конвенции, – мы подчеркиваем, что социальная деяте­льность понимается нами как субстанция социальной формы дви­жения материи, как движение материи, опосредованное сознанием.

Введенное таким образом понятие социальной деятельности, будучи абстрактно-общим, в силу своей малосодержатель­ности имеет лишь вспомогательное значение. В нем деятельность зафиксирована в отвлечении от ее внутренних различий, как субстанция, что обусловлено необходимостью углубления позна­ния «от внешности явлений к субстанции»2. На следующем витке познания результат становится предпосылкой: "Диалектика есть изучение противоположности вещи в себе ... сущности ... субстанции»3. В соответствии с этим принципом материалистичес­кой диалектики социальную деятельность необходимо отобразить не только как лишенное различий тождество, но и как различа­ющееся единство - как систему социальной деятельности.

Понятие конкретизируется на пути обнаружения внутренних различий субстанции, доходящих до качественной противополож-


- 22 -


ности. Зафиксированное противоречие рефлексируется и снимае­тся в следующем понятии, отображающем социальную деятельность как конкретное целое. "Сложность социальной деятельности как объекта социально-философского исследования приводит к тому, что ее воспроизводит целый ряд понятий деятельности, отличаю­щихся друг от друга по степени абстрактности и конкретности, - резюмирует ситуацию В.П. Фофанов. - По существу, эти поня­тия выступают как последовательные фазы развертывания, обо­гащения единой категории "социальная деятельность»»1.

Предел конкретизации задан поставленной задачей. Этот уровень конкретизации должен быть необходимым и достаточным для описания эмпирически данных видов деятельности. Теорети­ческий конструкт должен выразить эмпирию, от которой мы от­влеклись в идеализирующей абстракции. Следовательно» он дол­жен содержать тот минимум различий, которыми обладает социа­льная деятельность как эмпирически данный обьект. Взаимодей­ствие людей, опосредованное вещами, содержит различие носи­телей - людей и вещей. Конструкт, снимающий данное различие, - достаточное методологическое средство эмпирического анали­за социальной деятельности.

Первое различение внутри абстрактного целого "деятельность вообще" вводится спецификацией внутреннего противоре­чия всякого движения - между покоем и изменением. Момент из­менчивости в системе деятельности выступает как деятельность живая, а момент покоя - как деятельность опредмеченная. Жи-


- 23 -


вая и опредмеченная деятельность - это два взаимодополнитель­ных способа существования деятельности вообще. Они развивают­ся через взаимопереходы друг в друга. В их взаимоотношении живая деятельность снимает собой опредмеченную, выступает как движущая» ведущая сторона противоречия.

Первый шаг в конкретизации понятия социальной деятель­ности состоит в ее определении как системы живой и опредмеченной деятельности. Это так же тривиально как раскрытие природы движения через взаимосвязь моментов изменчивости и покоя. Неразрывная связь живой и опредмеченной деятельности как внутренних моментов социальной деятельности» казалось бы очевидна. Тем не менее она не всегда адекватно осознает­ся, и большинство авторов сводит деятельность к живой.

Так. например, по определению Л.П. Буевой, социальная деятельность есть "комплекс действий, которые индивиды выпо­лняют как члены определенных социальных групп"1. В концепции К.Х. Момджяна бытие социальной деятельности "простейший акт социального действия", "исходное субстанциональное отно­шение социальной формы движения - отношение субьекта и объе­кта"2.

Если социальное действие действительно рассматривается как акт, момент изменения в противоположность моменту покоя, то содержать в себе субьекта и объект это действие


- 24 -


не может: оно не субстанционально. Это только одна, хотя и ведущая сторона деятельности, включающей ее опредмеченность. Бели социальный покой как момент деятельности категориально не фиксируется, то все последующие определения субъекта, объекта, предмета и т. п. привносятся, а не выводятся с нео­бходимостью, как того требует диалектическая логика. Поэтому следует изначально фиксировать социальную деятельность как систему живой и опредмеченной деятельности.

Но это лишь первый шаг в раскрытии ее диалектически противоречивой структуры. Выделены взаимосвязанные противопо­ложности, но не зафиксировано их взаимопроникновение, поля­ризация каждой из сторон. Только такая степень опосредова­ния делает их противоположностями. Социальной деятельности присущ еще один уровень структурирования - рефлексия исхо­дных противоположностей в себя: раздвоение и живой и оп­редмеченной деятельности. Живая деятельность поляризуется на опредмечивание и распредмечивание, опредмеченная деятель­ность - на субъекта и объекта. Таким образом, социальная дея­тельность может быть представлена как субъект-объектное от­ношение: взаимодействие субъекта и объекта в актах опредме­чивания и распредмечивания.

Атрибутом субъекта является социальная активность, ат­рибутом объекта - социальная пассивность. В опредмечивании живая деятельность переходит в состояние покоя, в распред­мечивание переходят покоящиеся субъект и объект. Взаимопере­ходы субъекта и объекта в актах распредмечивания и распред­мечивания формирует социальную деятельность как самовос­производящийся цикл.

- 25 -




Система социальной деятельности существует лишь как единство всех её составляющих, вследствие чего неправомерно сводить ее к отдельным моментам. Частичное видение деятельности наблюдается при сведении ее к активности1. Так, сог­ласно М.С. Кагану, "человеческая деятельность может быть определена как активность субъекта» направленная на объекты или на других субъектов..."2. Тем самым из состава системы выводятся субъект и объект.

В явном виде такая позиция редко кем формулируется и отстаивается; в конечном счете субъект и объект включаются в систему деятельности, но "контрабандой", в полном логичес­ком противоречии с ее исходным определением. Налицо факт не­рефлексивного, а, следовательно, обыденного понимания деяте­льности, что и отмечает, в частности, К.X. Момджян: "... та­кое понимание вытекает из обеденного представления о деяте­льности как некотором возможном проявлении субъекта, которое может сменяться состоянием "бездеятельности", когда субъект существует, сохраняя свои сущностные определения, независимо


- 26 ­-


от деятельностного воплощения"1.

По своей природе заблуждение, состоящее в сведении со­циальной деятельности к социальной активности, совпадает с отмеченными выше редуцирующими социальную деятельность в одном случае к человеческой деятельности, а в другом - к жи­вой деятельности. Социальная деятельность как конкретное це­лое сводится к ведущей стороне, тогда как подчиненная кате­гориально не фиксируется. Это допустимо, если рассматривает­ся становящаяся система социальной деятельности становящимся философским знанием. Но если решается задача системного ис­следования системы социальной деятельности, то подобные оши­бки уже недопустимы. Социальную деятельность необходимо ка­тегориально фиксировать в единстве всех ее составляющих.

В субъект-объектном отношении активный субект воздейст­вует на пассивный обьект, распредмечивает и опредмечивает и себя и его. Пассивность объекта не означает его неподвижнос­ти. Пассивный объект движется двояко. Он подчиняется актив­ности субъекта и движется в заданном направлении. В то же время в силу своей пассивности, инертности он сопротивляется воздействию субъекта, т. е. сам воздействует на субъекта. В системе социальной деятельности движение пассивного субье­кта состоит в возвращении к субъекту. Полюса опредмеченной деятельности меняются: обьект становится субъектом, субъект превращается в объект.


- 27 -


Относительность противопоставления субъекта и объекта известна. М.С. Каган констатирует этот факт следующим обра­зом: "Субъект и объект - не обозначение того, что само по себе всегда и везде является либо объектом, либо субъектом, но категории функциональные, диспозиционные, обозначающие роли различных предметов в тех или иных ситуациях деятельно­сти"2.

Но в чем все-таки состоит их противоположность? Попытки абсолютного противопоставления по линиям "дух - материя"» "человек – природа" успеха не имели. В частности, было пока­зано, что люди могут быть не только субъектами, но и объек­тами деятельности. Проявляя активность в социальных взаимодействиях, вещи также выполняют роль субъекта.

К сожалению, функционирование вещей в качестве субъек­тов социальной деятельности изучено недостаточно. В этом плане заслуживает внимания рассуждение Ю. В. Перова: "Вещи и природа как таковые не могут стать субъектами, но вещи-су­бъекты включены в систему общественных отношений и в силу этого могут представлять субъективные свойства людей и обще­ства как субъектов, опосредуя и воплощая общественные связи между людьми. По самой глубокой сути субъекты - это люди, общество, а вещи - лишь моменты, опосредующие их отношения, но именно они оказываются непосредственными субъектами"1.

- 28 -


Поскольку атрибутом субъекта является активность, а не ее мера или происхождение, то наличие у вещи социальной ак­тивности требует признания ее субьектности. Факт активности вещей обнаруживается в повседневной практике, зафиксирован в философской традиции созерцательного материализма» для ко­торого пассивные люди были объектом активности природы, ве­щей. Признание социальной активности вещей существенно и для исторического материализма: "Вообще ни на какую вещь нельзя оказывать физическое, механическое» химическое и т. п. дей­ствия о целью "вызвать какой-нибудь желаемый результат" без того» чтобы вещь не реагировала сама. Следовательно, она не может подвергаться обработке не работая, не трудясь сама»2. Мысль о труде вещей не укладывается в обыденное сознание, но не противоречит теоретической схеме. В системе социальной деятельности вещь приобретает вторичную, производную активность и становится субъектом.

Относительность субьекта и объекта не снимает определенности этого противопоставления. В чем же она состоит? Каждая из сторон является источником активности и каждая испытывает воздействие другой. Каждая из них определена и как субьект и как объект. Ключ к антиномии следует» на наш взгляд» искать в распределении активности в социальной системе, в соотношении активности сторон.

И субьект и обьект активны и пассивны. Рефлексия противоположностей приводит к тому, что субьект выступает той стороной системы, которая по преимуществу активна, а обьект


- 29 -


по преимуществу пассивен. По преимуществу активный субъект обладает и объектной характеристикой, пассивностью; по преимуществу пассивный объект обладает и субъектной характерис­тикой, активностью. Субъект активен в системно более важном аспекте, тогда как активность объекта системно менее важна. Субъект воплощает специфическую активность системы, тогда как в объекте она менее выражена.

В структурно-функциональном плане разная мера активности сторон обусловлена отношением системы как специфической формы движения к генетически предшествующей форме движения. В генетическом отношении система социальной деятельности, как вновь возникшая форма движения, выступает воплощением изменчивости, в то время как предшествующие формы по преиму­ществу устойчивы, пассивны, В механизме воспроизводства ста­вшей системы объектом выступает та ее сторона, которая ухо дат во внешнее основание. Субъект воплощает специфическую активность высшей формы движения и опирается на объект как на внутреннее основание системы.

Таким образом, противопоставление субъекта и объекта относительно» зависит от отношения. Наиболее существенным для системы является ее генетическое отношение, из которого развиваются все производные отношения системы. В генетическом отношении системы обособляются моменты, определяющие ее собственную активность, и моменты, связывающие систему с внешним основанием, более спокойные. В этой первичной дифференциации ведущие моменты конституируются в качестве субъе­ктов, подчиненные - в качестве объектов. Таково генетическое основание противопоставления субъекта и объекта.


- 30 -


В иных отношениях, точнее, при решении других познава­тельных задач противопоставление субъекта и объекта снимает­ся. В конструкте объект-объектного отношения абстрагирована специфическая активность системы социальной деятельности: она представлена как "простой рефлекс", опосредование базисной структуры. При исследовании социальной деятельности как са­модостаточного целого большее значение имеет ее собственная активность; следовательно, восхождение продолжается введе­нием конструкта субъект-субъектного отношения.

В субъект-субъектном отношении активность между сторо­нами взаимодействия распределена неравномерно. Субъекта, ак­тивность которого подчинена ведущей стороне, назовем контрсубъектом. Во взаимной активности субъекта и контрсубъекта необходимо различать самоактивность и реактивность. По опре­делению М.С. Кагана, реактивность выражает "способность не­которых объектов, не обладающих способностью к самопроизво­льным, инициативным действиям, все же реагировать на внешние воздействия, отвечать на них тем или иным образом..»1. Са­моактивность, по-видимому, обусловлена опережающим отражением действительности,

С учетом указанного различения представляется существен­ным различие людей и вещей как носителей социальной деятель­ности. Люди самоактивны и реактивны. Вещи в системе социаль­ной деятельности способны лишь к реактивности. Различие в детерминации социальной активности со стороны вещей и людей позволяет провести следующую дифференциацию в системе. Те со-


- 31 -


ставляющие субъекта и контрсубъекта, чья активность обуслов­лена только людьми, определяются как социальные субъект и контрсубъект. Те составляющие» чья активность является лишь реактивностью вещей, объективные условия взаимодействия социальных субъектов.

На достигнутой ступени развертывания категории социаль­ной деятельности последняя определяется как взаимодействие субъектов в объективных социальных условиях. Здесь социаль­ные субъекты - большие группы людей, а условия взаимодействия - это социальные "вещи» или социальная деятельность, сущес­твующая через вещи. При этом социальные субъекты сохраняют объектные характеристики, а объективные условия в своей реа­ктивности проявляют субъектные свойства.

Данный конструкт обоснованно рассматривается не только как система социальной деятельности, но и как абстрактная схема общественного отношения, поскольку инвариантом различ­ных общественных отношений является опосредованное взаимо­действие социальных субъектов. В этом смысле абстрактная си­стема социальной деятельности, когда ей придана та или иная субстанциональная определенность, может быть названа простым, неразвитым общественным отношением, а зрелое общественное от­ношение, наоборот, сложной, развитой системой социальной дея­тельности.

Достаточно распространена точка зрения, согласно кото­рой деятельность определяется как субъект-объектное отноше­ние, а субьект-субьектное отношение специфицируется как общение , модификация деятельности. В результате дея-


- 32 -


тельность противопоставляется общению1. На наш взгляд, это неверно. Социальная деятельность может отображаться на раз­ных уровнях абстрактности и конкретности, с различной глубиной: от понятия деятельности как субстанции до понятий, фик­сирующих деятельность как систему различной степени структу­рированности. Субъект-субъектное отношение - та же социаль­ная деятельность, что и субьект-обьектное отношение, только как более конкретное целое. Различение онтологического и гно­сеологического аспектов отображения социальной деятельности позволяет снять это недоразумение.

Соотнося разработанную теоретическую конструкцию с предшествующими понятиями можно отметить ассимиляцию в ней эмпирически данного различия людей и вещей как носителей дея­тельности.

Это различие» зафиксированное в представлении социальной деятельности как взаимодействия людей, опосредованного вещами, переработано в последовательности понятий и снято в модели системы деятельности как взаимодействия социальных субьектов в объективных социальных условиях. Снятие идеали­зирующей абстракции позволяет перейти к анализу эмпирически данных модификаций деятельности.

Эта возможность реализуется применением в качестве ме­тодологического средства категории социальной деятельности, ступени конкретизации которой позволяют зафиксировать систе­му необходимых в существенных признаков подлежащей исследо­ванию деятельности.


- 33 -


  1   2   3   4   5




Похожие:

Теоретико-методологические проблемы исследования экономической деятельности iconТеоретико-методологические проблемы исследования экономической деятельности
Работе выполнена на кафедре философии Новосибирского го­сударственного университета им. Ленинского комсомола
Теоретико-методологические проблемы исследования экономической деятельности iconТеоретико-методологические проблемы исследования интеграции духовной и практической деятельности
Тюгашев Е. А. Теоретико-мето­до­­ло­гические про­блемы исследования интеграции ду­ховной и практической деятельности // Интеграционные...
Теоретико-методологические проблемы исследования экономической деятельности iconТеоретико-методологические проблемы исследования языка как социального явления
Ведущая организация Новосибирский государственный технический университет, кафедра философии
Теоретико-методологические проблемы исследования экономической деятельности iconТемы рефератов 2001/2002 уч год
Теоретико-методологические основы статистики высшего профессионального образования
Теоретико-методологические проблемы исследования экономической деятельности iconДокументы
...
Теоретико-методологические проблемы исследования экономической деятельности iconI. Теоретико-методологические аспекты организации системы банковского кредитования
Кредитная политика как составляющая эффективного функционирования коммерческого банка
Теоретико-методологические проблемы исследования экономической деятельности iconПримерный алгоритм разработки программы исследования
Логика каждого исследования специфична. Исследователь исходит из характера проблемы, целей и задач работы, конкретного материала,...
Теоретико-методологические проблемы исследования экономической деятельности iconОсновы исследовательской деятельности содержание Введение
Тема 1 Исследования и их роль в практической деятельности человека. Основные понятия и определения Тема 2 Оформление результатов...
Теоретико-методологические проблемы исследования экономической деятельности iconМетодологические проблемы разработки целостной теории учебно-воспитательного процесса
Вопрос №16 Методологические проблемы разработки целостной теории учебно-воспитательного процесса
Теоретико-методологические проблемы исследования экономической деятельности iconВ. И. Ожогин методологические проблемы изучения восточной философии
Методологическое самоопределение, очевидно, есть не только сугубо рациональный акт, последо­вательное и внутренне непротиворечивое...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов