Российский правопорядок icon

Российский правопорядок



НазваниеРоссийский правопорядок
первого "Домостроя"
Дата конвертации17.09.2012
Размер155.22 Kb.
ТипДокументы

Тюгашев Е.А. Российский правопорядок // Экономика: Вопросы шко­льного экономического об­разования. Междунаро­дный учебно-методи­чес­кий журнал. Новосибирск, 2000. № 4. С. 13 – 17.


РОССИЙСКИЙ ПРАВОПОРЯДОК


По учению древнегреческого экономиста Ксенофонта, автора первого “Домостроя”, порядок есть первое условие благосостояния. По поучению протопопа Сильвестра, редактора древнерусского “Домостроя”, порядок должен быть праведным, ибо проклято все добро, добытое и полученное не по-божески, но бесовски. Поэтому наведение порядка, ответы на вопрос о том, кто виноват, о преступлении и наказании всегда предваряли решения “Что делать?” и “Кем быть”. Раскрытию экономического горизонта российского правопорядка посвящена эта статья.


^ Спор о порядке


В 60-е годы в западной социологии состоялся спор о порядке. Суть спора была в решении вопроса о том, что есть общество: порядок, система или беспорядок, хаос (антисистема). Академическая, преимущественно американская социология во главе с Т. Парсонсом видела в обществе нормативный порядок, который необходимо поддерживать и контролировать. Радикальная, преимущественно западногерманская социология во главе с Т. Адорно видела в обществе репрессивную систему, порядок, который необходимо разрушается в антисистемных движениях молодежи, люмпенов и маргиналов.

Правда указанных походов состоит в том, что любое общество есть смешение разнообразных порядков, мир миров. О многоукладности российского общества писал В.И. Ленин. Развернутую концепцию хозяйственных порядков разработал западногерманский экономист В. Ойкен, основатель Фрайбургской школы национальной экономии и теоретик послевоенных реформ в ФРГ. Отдельные формы хозяйствования – частнособственническое хозяйство, централизованно управляемое хозяйство и т. п. – он рассматривал как элементы совокупного хозяйственного порядка.

Задачу экономической науки В. Ойкен видел в познании конкретных хозяйственных порядков в их внутренней взаимосвязи. Он призывал “мыслить порядками” и искать “взаимозависимость порядков”. Конкретный экономический порядок он определял как переменчивую конфигурацию элементарных хозяйственных форм, в которых протекает повседневный экономический процесс и осуществляется его регулирование.

В обществе В. Ойкен различал экономический порядок, политический порядок, моральный порядок, правопорядок и указывал на их взаимозависимость. Например, он писал: “Итак, хозяйственный и правовой порядки не идентичны. Становление правового порядка разными путями оказывало воздействие на хозяйственные порядки. Развитие хозяйственных порядков в свою очередь часто оказывает обратное воздействие на формирование правового порядка. Правовой порядок возникает, как правило, для оформления уже известных наличествующих хозяйственных фактов.
Законодатели и толкователи законов предпринимают попытки преобразовать существующий хозяйственный порядок при помощи введения новых норм или определенного их толкования. Более того, часто правовые нормы вырабатываются непосредственного субъектами хозяйственного процесса в рамках уже утвердившегося хозяйственного порядка” (9, с. 245). На его взгляд, многие хозяйственные порядки возникали благодаря созданию хозяйственных конституций, т. е. – общих решений о порядке хозяйственной жизни той или иной общности.

О значении учения В. Ойкена для познания и преобразования российской экономической действительности В. Автономов и В. Гутник пишут следующее: “Реформаторы первой волны, опиравшиеся на постулаты “чикагской школы”, не приспособленные для условий системной трансформации, попытались изменить хозяйственный строй с помощью невзаимосвязанных действий, откровенной “точечной политики”. Применяемые методы финансовой стабилизации, либерализации цен и т.п. вовсе не были ошибочными сами по себе. Проблема заключалась (и заключается) в том, что эти меры принимались в условиях враждебной им хозяйственной конституции, при отсутствии необходимых правил. В результате централизованное директивное ценообразование разрушалось, но рыночное не возникало, ибо не было условий для конкуренции, приватизация проводилась, но частная собственность не появлялась, ибо не было механизма ответственности” (9, с. 8).

Как показывает опыт экономических реформ в России, сложившийся и привычный правопорядок во многом определяет содержание экономического порядка. Нормы права явно фиксируют оптимум деятельности, устанавливают меру общественно необходимого поведения, непосредственно определяют целесообразные затраты и результаты труда, регулируют процессы производства, распределения, обмена и потребления. Экономические нормы и нормативы в нормах права получают явное, юридически закрепленное официальное выражение. Поэтому правопорядок есть квинтэссенция экономического порядка.

Таким образом, спор о порядке разрешается указанием на многообразие порядков. Преобладание некоторого порядка позволяет говорить об относительной упорядоченности, нормированности общественной жизни. Сосуществование смежных порядков включает преобладающий, основной порядок как отдельный элемент в совокупный распорядок исторического процесса.



^ Самое правовое государство.


Для понимания экономической системы российской цивилизации важно отчетливо представлять суть российского правопорядка. Правовой облик российского государства, к сожалению, затуманен. Лозунг строительства правового государства внушает ложное убеждение в том, что, во-первых, существуют неправовые государства, и, во-вторых, что Российская империя и Советский Союз не были правовыми государствами. Как здесь не вспомнить поэта Б. Н. Алмазова, писавшего в середине прошлого века:

По причинам органическим

Мы совсем не снабжены

Здравым смыслом юридическим,

Сим исчадьем сатаны.

Широки натуры русские,

Нашей правды идеал

Не влезает в формы узкие

Юридических начал.

Заметим, что право не сводится к его юридическому воплощению. Любое государство покоится на праве – на естественном праве, на кулачном праве, на обычном праве, на божественном праве и т. п. В основе российского государства также лежит некоторое право. Более того, можно утверждать, что российское государство является самым правовым государством в мире.

Действительно, само начало Древнерусского государства связано не с завоеванием, а с правовым актом – призванием в 862 г. варяжских князей. Согласно “Повести временных лет”, “чудь, словене и кривичи и вси” сказали руси: “Земля наша велика и обилна, а наряда в ней нет. Да поидети княжит и володети нами”. Призвание руси было осуществлено по ряду – по праву, т. е. по общему договору новгородской конфедерации племенных группировок с сувереном. Как не увидеть здесь эталон общественного договора! Как не узнать в этом ряде прецедент – casus primus – для последующих многочисленных правовых актов, последовательно совершенствовавших российскую государственность!

Сатирически призвание варягов описывал А. К. Толстой в стихотворной “Истории государства Российского от Гостомысла до Тимашова”:

Варягам стало жутко,

Но думают: “Что ж тут?

Попытка ведь не шутка –

Пойдем, коли зовут!”


И вот пришли три брата,

Варяги средних лет,

Глядят – земля богата,

Порядка ж вовсе нет.

Исторической справедливости ради, следует констатировать, что руси удалось навести русский порядок. По ряду князья служили на подряде и ходили в наряды. Князья, нарушавшие “поряд” с городами, как правило, гибли. Служившим по совести в кормление давались земли и волости. В случае правонарушений княжьи мужы кормились на территории волости до тех пор, пока волостная община не выдавала виновников смуты. Таким способом Рюриковичи остановили маховик межплеменной кровной мести. Уже сыновья Ярослава Мудрого предписали выкупаться за преступлением деньгами. Так, например, за убийство князю платилась вира, родственникам потерпевшего – головничество. Материальное возмещение за понесенный ущерб было существенной статьей княжеского дохода. Несомненным успехом Рюриковичей в наведении русского порядка стала активизация торговли по Оке и Дону с Хазарией: в 60-е гг. IX в. усилился приток арабского серебра в Восточную Европу и Скандинавию.

Закрепленный в “Русской Правде” правопорядок совершенствовался и развивался, изменялся порой до неузнаваемости. Но внимательный наблюдатель, перелистывая страницы истории государства и права в России, всегда отметит незыблемость основ. М. Волошин в поэме “Россия” писал:

“Грядущее – извечный сон корней:

Во время революций водоверти

Со дна времен взмывает древний ил

И новизны рыгают стариною.

Мы не вольны в наследии отцов,

И вопреки бичам идеологий

Колеса вязнут в старой колее...”

“Призвание варягов” стало идиомой, обозначающей специфический для России механизм обновления руководящих кадров. Во время Петра I проблему своевременного сбора подушной подати решали размещением солдат на постой. От съезда к съезду мерилась не только история Страны Советов, но и история Древнерусского государства, в котором важнейшие вопросы решались на княжеских съездах. На дворянские съезды в Москву и губернские города съезжались городовые дворяне, дети боярские и т. п. “Дворянство было первым РКП”, – писал М. Волошин.

Даже А. Чубайс говорит о древнерусской природе современной семибоярщины: “Нет, то, что складывается сегодня в России, никак не укладывается в примитивное понятие “бандитский капитализм”. Если пользоваться западной терминологией, это скорее так называемый дружеский капитализм” (10, с. 325). В российской терминологии дружина – это правовой союз бояр, мужей и отроков, связанных личным договором службы, верности и дружбы. По данным социологических опросов 90-х годов, верность – главный критерий, которым руководствуются российские бизнесмены при найме персонала.

Российский правопорядок на протяжении тысячелетней истории России характеризуется определенной стабильностью и преемственностью. Отмечается также накопление новых правопорядков, обусловленное введением христианства, кризисом родовой организации государственности, становлением и ликвидацией самодержавия. Новые правопорядки формируются “опричь” прежних, привычных для земли Русской. Поэтому можно говорить о феномене опричного права.


^ Опричное право


Характеризуя правовую жизнь России второй половины XIX века, В. В. Портнов пишет следующее: “Издается большое количество различных законодательных и ведомственных актов, в которых обнаруживается стремление их составителей регламентировать все до мельчайших подробностей – характерная черта полицейского государства. Ни в одной стране не было такого обилия законов, как в царской России, но вместе с тем законности в России в то время не было. Несмотря на множество законов, они не всегда могли в условиях самодержавия соблюдаться и исполняться в соответствии с их точным смыслом” (7, с. 281).

Особыми указами Петра I предписывалось: из какого материала строить дома и печи, из какого дерева изготовлять гробы для покойников, какими орудиями возделывать землю, из каких материалов изготовлять обувь, каково покроя должно быть платье, на скольки лошадях ездить какому чину и др. В Московском государстве XVII века по указному праву – “государь указал, и бояре приговорили”, – определялись, в частности, указные цены на хлеб и фураж для продажи ратным людям, указное время работы приказных людей и др. За нарушение трудового законодательства предусматривалась уголовная ответственность. Так, например, князь Г.В. Оболенский, стольник царя Алексея Михайловича, сел в тюрьму за то, что “у него июня в 6-м числе, в воскресение недели всех святых, на дворе его люди и крестьяне работали черную работу, да он же, князь Григорий, говорил скверные слова”.

Указы – наиболее обильная и важная форма законодательной деятельности по частным вопросам в России. Затруднения с реализацией указов на практике объясняются, как это ни странно, европеизацией страны, нарастающей дистанцией между законодателем и народным правосознанием. Законы часто переводились с польского, немецкого и шведского языков и были малопонятны народу. Обычно указы прочитывались в церквях и на ярмарках в торговые дни. При слушании некоторых указов полагалось переписывать бывших в церкви. Особо важные указы читались в церквях каждый праздник. Поэтому не ходящих в церковь было велено ловить как воров и разбойников (указ 30 октября 1718 г.).

Характеризуя законодательную деятельность Петра I, М. Волошин в поэме “Россия” писал:

“Великий Петр был первый большевик,

Замысливший Россию перебросить

Склонениям и нравам вопреки

За сотни лет к ее грядущим далям.

Он, как и мы, не знал иных путей,

Опричь указа, казни и застенка,

К осуществленью правды на земле”.

Действовали ли Иван Грозный, Петр Великий и И. В. Сталин в правовом поле? Наиболее авторитетный российский правовед С. С. Алексеев, давая правовую оценку ужасам сталинизма, пишет о революционном естественном праве – “прямом, неконтролируемом, беспредельном и массовом насилии” (1, с. 483). Это право включает: “право на вооруженный захват власти, право на прямое революционное насилие во всех его многообразных формах, право на беспощадные репрессии в отношении врагов революции, классово чуждых слоев населения, право на красный террор, право на революционные войны, на инициирование и поддержку “мирового пожара”, экспорта революции, всемогущества коммунистического интернационала” (1, с. 481).

Это право С. С. Алексеев характеризует как теневое, невидимое, подпольное, подковровое право, существующее наряду официальным правом. Также и Гегель, в “Феноменологии духа” различал “закон дневного света и право теней”. Право теней – это право мертвых, которое находит выражение в обязанности живых отдать последний долг; в преследовании убийцы государством, в котором мертвый приобретает орудие мести; в развертываемых правительствами войнах, дающих почувствовать всеобщего господина – смерть. Гегель писал: “Ни семья, ни общественность не есть, однако, в себе и для себя; человеческий закон в своем живом движении исходит из божественного закона, закон действующий на земле, – из подземного, сознательный – из бессознательного, опосредствование – из непосредственности, – и точно так же возвращается туда, откуда исходил. Подземная сила, напротив, имееет свою действительность на земле; благодаря сознанию она становится наличным бытием и деятельностью” (5, с. 244).

Песьи головы у седел опричников-кромешников, как и образ пса в поэме А. Блока “Двенадцать”, символизируют наступление Страшного Суда мертвых (или вечно живых) над мертвыми. В стихотворении “Русская революция” о действительности борьбы теней говорил М. Волошин:

“России душу омрачая,

Враждуют призраки, но кровь

Из ран ее течет живая”.

С его точки зрения, в России не было ни настоящих пролетариев, ни настоящих буржуа. “Вся наша революция была комком религиозной истерии...”, – думал М. Волошин.

О религиозном характере русской революции начали писать в связи с анализом народнического движения. “Изменился объект, но не изменилась структура религиозного чувства. Место Бога занял народ”, – резюмирует содержание этих исследований О. В. Будницкий (2, с. 205). “Люди, борющиеся за царство справедливости, прибегают к убийствам, причем зачастую лично ни в чем неповинных, а то и просто случайных людей, – продолжает О. В. Будницкий. – Оправданием этому может служить лишь то, что они являются искупительной жертвой. Так как в жертву приносит, как правило, свою жизнь и сам террорист” (2, с. 205). В индивидуальном терроре наказание совпадает с преступлением.

М. Робеспьер определял террор как быстро и неуклонно воплощаемую справедливость, т.е. как феномен права. Такое правопонимание вытекает из формулы “Pereat mundus, fiat iustitia”: “Пусть восторжествует справедливость, даже если для этого погибнет мир”. Понятное и близкое европейцу, это изречение и в России не осталось холодной книжной максимой. В прокламации “Молодая Россия” (1862 г.) студент Московского университета П. Зайчневский призывал: “Помни, что тогда, кто будет не с нами, тот будет против, кто против, тот наш враг, а врагов следует истреблять всеми способами”. И это справедливо, как писал М. Волошин в стихотворении “Гражданская война”:

И там и здесь между рядами

Звучит один и тот же глас:

“Кто не за нас – тот против нас.

Нет безразличных: правда с нами.

Старый правопорядок, следовательно, мультиплицируется. Вместо одной Правды Ярослава к концу XIX века уже каждый идет со своей “Правдой”, подчеркивал тогдашний властитель дум, народник-публицист Н. К. Михайловский. Анархия правопорядков вынуждает кем-то и чем-то жертвовать.




^

Экономика жертвы



Об упомянутой выше прокламации П. Зайчневского А.И. Герцен отзывался снисходительно: “Кто знаком с возрастом мыслей и выражений, тот в кровавых словах “Юной России” узнает лета произносящих. Террор революций с своей грозной обстановкой и эшафотами нравится юношам, так, как террор сказок с своими чародеями и чудовищами нравится детям” (6, с. 221). Когда мальчики стали в бомбы играть как в мячики, то юношеский характер террора стал очевиден. “Почти все в ранней юности восторженно преклонялись перед героями террора”, – вспоминал В.И. Ленин в работе “Что делать?”(8, с. 180).

Навеки шестнадцатилетние, герои-жертвы террора в себе воплощали правду России. В глазах Европы Россия выглядела как цивилизация подростков, своего рода недорослей, которым развиться в личность не позволяло давление общины и государства. “Реально совершеннолетними в Московском государстве считались разве что царь да патриарх”, – пишут А. А. Бушков и А. М. Буровский (3, с. 370). Этих “единственных взрослых” и называли “отцами родными” все подданые, которые всю жизнь оставались “духовно младыми” и именовали себя холопами, т. е. хлопцами. Будучи большими детьми, они легко идут на смерть сами и легко посылают на смерть других.

Напомним, что по отношению к России, начиная с Ивана Калиты, можно говорить об эффекте акселерации, ускоренного роста. В подростковом и юношеском возрасте быстрый рост и изменения собственного тела порождают синдромы отчуждения – деперсонализации и дереализации (см.: 11, с. 293 – 295). При деперсонализации наблюдается измененное восприятие самого себя. Подростки жалуются на то, что их никто не понимает, что они одиноки, не нашли своего места в жизни, не заслуживают уважения, не имеют собственного Я и т. д. Сомневаясь в реальности собственной личности, подростки вырабатывают ритуалы верификации (оправдания) собственного существования. При дереализации наблюдается измененное восприятие окружения: форма и размеры предметов воспринимаются искаженными, люди – неживыми.

Маргинальный подросток боится, чувствует себя слабым, не готовым противостоять давлению взрослых. Не видя возможности стать сильным, он стремится уйти от общества на безопасное расстояние, вооружается символически и за счет этого преодолевает чувство страха (панк-стиль “оскалившегося волчонка”). Осознанное противостояние нормам, задаваемых взрослыми, выражается в виде негативизма, непослушания, конфликтности, агрессивности, вандализма, вспышек ярости, в стремлении тиранить и раздражать других, в чрезвычайно широком распространении делинквентных (юридически наказуемых) поступков. В неформальных группах и подростковых бандах отсутствующую Я-концепцию подросток заменяет Мы-сознанием.

Юношеские притязания на равноправное участие во взрослой жизни еще не могут быть полностью реализованы. “Юношеский кризис – это кризис возможностей. Юноша ощущает, что его мечты о высоком статусе в обществе не могут сбыться сию минуту, – пишет М. В. Розин. – Путь реального преодоления такого кризиса ясен: учеба, работа, профессиональный рост, повышение социальной активности. Но это так долго... Отсюда стремление “броском” компенсировать свою неуверенность, трудность на равных со взрослыми участвовать в жизни общества” (12, с. 143).

Поскольку не каждый юноша собой громаду лет прорвет и явится (как металлист) весомо, грубо, зримо, то специально культивируется чувство неустроенности, тяжести, тягот жизни. Тяготы оказываются своеобразным залогом осмысленности жизни. Освобождение от тягот и трудностей вызывает невроз выходного дня, а проще, русскую хандру. “Мальчики в розовых штанишках” пробуют иначе чем взрослые, неформально решать житейские проблемы, но, поскольку это оказывается еще тяжелее, то жизнь осмысляется как путь отречения, путь страдания. В драмах отвергнутых реформаторов, – замечает М. В. Розин, – главный герой выступает в роли жертвы, но не злодеяния, а косности окружающих, “неправильного устройства мира”. Правды нет на земле и выше, следовательно, мир неправ и преступен. Эта роль жертвы более экономична, так как роль победителя требует громадных усилий по завоеванию и удержанию позиций.

Психология подросткового и юношеского возраста позволяет раскрыть многие тайны русской души. “Зачем же я учился, зачем наукой во мне возбуждена любознательность, если я не имею права сказать моего личного мнения или не согласиться с таким мнением, которое само по себе авторитетно?” – показывал на следствии по делу петрашевцев Ф. М. Достоевский, будущий автор “Бесов”. Единоборство революционной интеллигенции с самодержавием и с той и с другой стороны выглядело как драма “образованцев”. По убеждению О. В. Будницкого, революционеры выражали “интересы образованных или чаще полуобразованных людей, стремящихся к самореализации, и, для начала – к устранению внешних для этого препятствий” (2, с. 205).

Проблема относительного перенаселения, т.е. лишних людей, обладавших избыточным образованием (“Горе от ума”) либо избыточных в каком-либо другом отношении, всегда вставала в России во время ее геополитического сжатия – после Ливонской войны, после Крымской войны и т.п. Избыточное население вытеснялось в различных исторических формах, например, путем колонизации территории в северо-восточном направлении, что отчасти стимулировало становление крепостного права. Пылающая Русь – в самосожжениях раскольников, самопожертвовании террористов, в “горении” на работе, в бою и быту – символический способ торжества справедливости, наиболее действенный и доступный для подросткового возраста. Порядок жертвоприношенияопределялся законами избыточной ценности. Чин жертвы переносился на приносящего жертву. При наведении нового, опричного порядка повышение нормы и массы избыточной ценности достигалось эскалацией будничного героизма.

Террор был не только эффектен – он был эффективен: это Страшный Суд избранных над страшной действительностью, в наикратчайшие сроки спасавший души всех. П.Н. Дурново подчеркивал, что терроризм “это очень ядовитая идея, очень страшная, которая создала силу из бессилия” (Цит. по: 2, с. 206). В 1759 году Иван Грозный завещал потомкам: “А что есьми учинил опришнину, и то на воле детей моих, Ивана и Федора, как им прибыльнее, и чинят; а образец им учинен готов”.

Неуверенность в своей правоте, по заключению А. Л. Юрганова (см. 13, с. 71), отражала духовный кризис царя, который в последние годы жизни, по-видимому, понял, что прельстился. С отменой опричнины Иван Грозный стремился наказывать уже взвешенно и осторожно. Так, и народники, разочаровавшись в терроре, вскоре стали осваивать тактику “малых дел”. Чинность и степенность в ведении дел стали признаками правового взросления российского общества.


Литература:

  1. Алексеев С. С. Право: азбука – теория – философия: Опыт комплексного исследования. М., 1999.

  2. Будницкий О. В. “Кровь по совести”: терроризм в России (вторая половина XIX – начало XX в.) // Отечественная история. 1994. № 6.

  3. Бушков А. А., Буровский А. М. Россия, которой не было-2. Русская Атлантида: Историческое расследование. – Красноярск, 2000.

  4. Владимирский-Буданов М. Ф. Обзор истории русского права. Ростов-на-Дону, 1995.

  5. Гегель Г. В. Ф. Система наук. Ч. 1. Феноменология духа. СПб., 1999.

  6. Герцен А. И. Журналисты и террористы // Герцен А.И. Собр. соч.: в 30 т. М., 1959. Т. XVI.

  7. История отечественного государства и права. Ч. 1.: Учебник. М., 1992.

  8. Ленин В. И. Что делать? // Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 6.

  9. Ойкен В. Основы национальной экономии. М., 1996.

  10. Приватизация по-российски. М., 1999.

  11. Ремшмидт Х. Подростковый и юношеский возраст: Проблемы становления личности. М., 1994.

  12. Розин М. В. Увлечение или потребность? // По неписанным законам улицы... – М., 1991.

  13. Юрганов А. Л. Опричнина и Страшный Суд // Отечественная история. 1997. № 3.




Похожие:

Российский правопорядок iconИнформационная культура личности или информационная грамотность: российский и международный форматы обсуждения проблемы (результаты исследований научно-исследовательского
Российский и международный форматы обсуждения проблемы (результаты исследований научно-исследовательского института информационных...
Российский правопорядок iconРазвитие познавательной, коммуникативной, нравственной, физической, эстетической культуры детей, их творческих способностей, организация детского досуга, расширение их кругозора
В течение этого промежутка времени дети получают возможность развития по следующим направлениям: наука, образование, культура, досуг,...
Российский правопорядок iconОсновы духовно-нравственной культуры народов России
Российской Федерации. Законопослушность, правопорядок, доверие, развитие экономики и социальной сферы, качество труда и общественных...
Российский правопорядок iconЗначение жирных кислот в развитии возрастзависимых патологий Е. В. Терешина лаборатория липидного обмена Российский нии геронтологии, Москва
Е. В. Терешина лаборатория липидного обмена Российский нии геронтологии, Москва Гормоны, регулирующие баланс жирных кислот
Российский правопорядок iconШкольники Ростовской области выступили в защиту водных ресурсов 5 февраля 2011 года состоялась итоговая конференция регионального этапа Ростовской области «Российский национальный конкурс водных проектов старшеклассников 2011»
Ростовской области «Российский национальный конкурс водных проектов старшеклассников 2011»
Российский правопорядок iconРоссийский государственный социальный университет

Российский правопорядок iconРоссийский государственный социальный университет

Российский правопорядок iconРоссийский государственный педагогический университет им. А. И. Герцена
Состав комиссии
Российский правопорядок iconАдреса сайтов, предлагающие размещение бесплатных почтовых ящиков. Российский сегмент Интернета

Российский правопорядок iconРоссийский открытый заочный интеллектуально-творческий конкурс «Познание и творчество» желаем успехов!!! Малофееву Е

Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов