Тайные общества и организованная преступность: вопросы системогенеза icon

Тайные общества и организованная преступность: вопросы системогенеза



НазваниеТайные общества и организованная преступность: вопросы системогенеза
Дата конвертации17.09.2012
Размер104.7 Kb.
ТипДокументы

к. филос. наук, доцент Тюгашев Е.А.

ТАЙНЫЕ ОБЩЕСТВА И ОРГАНИЗОВАННАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ:

ВОПРОСЫ СИСТЕМОГЕНЕЗА


Современные оценки перспектив борьбы с организованными преступными сообществами пессимистичны. Исследователи указывают, что организованная преступность является основной силой, определяющей развитие России после развала СССР. Отмечается криминализация государственного механизма и развитие теневой юстиции. Организованная преступность стала серьезным фактором социальной жизни, “работодателем”, “воспитателем” подрастающего поколения. Она стала основным потребителем дорогостоящих услуг, инициатором широкомасштабных проектов в сферах строительства, реконструкции, искусства, моды в интересующих ее областях и аспектах. Организованная преступность стала вооруженной силой, имеющей собственные вооруженные формирования и провоцирующей использование государственных. Она ныне реальный провокатор и участник вооруженных конфликтов, акций терроризма.

Населением организованная преступность стала рассматриваться как “обычное явление”. С ее существованием не просто смирились: зачастую организованные преступные сообщества являются единственными гарантами безопасности. Эти сообщества нередко берут на себя роль правоохранительных органов, стремясь обеспечить безопасность и спокойствие тех, кто приносит им доходы. Преступные сообщества берут в большом объеме на себя выполнение арбитражных функций по разрешению гражданско-правовых споров. Представляемая ими защита заставила уйти под “крыши” криминальных структур множество коммерческих предприятий.

Выполняя определенные правоохранительные функции, организованные преступные сообщества частично оказываются в правовом поле. В своей деятельности они не только используют пробелы в законодательстве и недостатки функционирования механизма правового регулирования. Организованные преступные сообщества активно занимаются правотворчеством в сфере теневого права. Криминальная нормативно-правовая база имеет корпоративный характер и состоит из неписаных норм и правил, обычаев, традиций и ритуалов, криминальных уставов, неформальных воровских “законов”, внутригрупповых санкций и поощре­ний; регламенты съездов и сходов, судов над виновными.

Противодействие организованным преступным сообществам осложняется тем, что их организацию характеризует высокий уровень конспирации. Преступными сообщества создают собственные “службы безопасности”, часто возглавляемые бывшими сотрудниками правоохранительных органов. Они устанавливают жесткий контрразведывательный режим, ведут агентурную работу, ищут доступ к оперативным учетам органов внутренних дел и контрразведки, проверяют лиц, подозреваемых в связях с правоохранительными органами, выведывают планы органов, ведущих борьбу с преступностью, целенаправленно разрабатывают системы мер противодействия.


Как подчеркивают многие наблюдатели, подавляющее большинство криминальных сообществ организуются по строго национальному признаку. Ее участникам свойственна преданность на семейной и этнической основах. Общий язык членов сообщества, родственные и иные связи между членами сообщества, своебразие обычаев и правил поведения препятствуют внедрению агентов правоохранительных органов и спецслужб и проведению оперативной разработки. Преступники больше доверяют тем, кого хорошо знают, что снижает шансы для правоохранительных органов внедрить своего человека в такую этническую организацию.

Примечательно также то обстоятельство, что объектами преступных посягательств в первую очередь становятся лица той же национальности, что и основная масса членов сообщества.

Оценивая эффективность работы правоохранительных органов за рубежом и в нашей стране по борьбе с организованной преступности, эксперты приходят к выводу, что практика противодействия ей традиционными уголовно-правовыми способами заведомо обречена на неудачу. Отмечается, что при всем существующем размахе деятельности организованных преступных группировок и легализации преступных доходов применение ст. ст. 174 и 210 УК РФ в деятельности правоохранительных органов практически не наблюдается.

Ставка сегодня делается на вытеснение организованных преступных сообществ из правовой жизни общества путем дальнейшего развития законодательства и правоохранительной системы, формирования единого международного правового пространства, повышения квалификации сотрудников правоохранительных органов. Реалистичной считается возможность сдерживания организованной преступности, снижение масштабов ее развития до социально приемлемого уровня, контроль над ней.

В этом отношении уместно провести определенную аналогию между борьбой с организованной преступностью и борьбой с разведывательно-подрывной деятельностью иностранных спецслужб и организаций. В условиях сложившегося в современном мире геополитического баланса деятельность спецслужб иностранных государств рассматривается как относительно легимная и морально приемлемая, особенно если она совершается легально. Задачи полного искоренения соотвествующих оргструктур, как правило, не ставится. Речь обычно идет о процессе рефлексивного управления разведывательно-подрывной деятельностью противника. Деятельность же организованных преступных сообществ признается морально неприемлемой, ставится задача нейтрализации и полного пресечения (не исключая уничтожения) их деятельности. Между тем существуют, на наш взгляд, серьезные основания мир организованной преступной преступности в качестве серьезного противника, спектр взаимодействий с которым должен выстраиваться во многом подобно отношениям, возникающим в борьбе спецслужб.

Во-первых, деятельность организованных преступных сообществ является разновидностью конспиративной деятельности.

Во-вторых, преступные сообщества могут вести разведывательную и контрразведывательную работу как в собственных интересах, так и в интересах иностранных спецслужб и организаций.

В-третьих, преступная и подрывная деятельность может осуществляться в одних и тех же формах.

В-четвертых, отдельные спецслужбы не только сотрудничают с организованными преступными сообществами, но и сами активно содействовали развитию наркобизнеса и других отраслей организованной преступности.

В-пятых, этнический признак являлся основополагающим при формировании кадров многих спецслужб, особенно тех, которые возникали в процессе национально-освободительных движений и образования национальных государств.

В-шестых, примечательно также, что объектом контрразведывательной и разведывательной деятельности спецслужб в первую очередь становились лица той же национальности (так называемая “контрреволюционная эмиграция”).

В-седьмых, деятельность различных традиционных тайных обществ, революционных и контрреволюционных, экстремистских и террористических организаций часто рассматривается как преступная, особенно, если она осуществляется в формах, типичных для уголовной преступности.

В-восьмых, в случае прихода к власти указанных организаций сформированные ими политические режимы международным сообществом первоначально воспринимаются как преступные.

В-девятых, организованная преступность имеет собственные вооруженные формирования и частично выполняет общественно значимые правоохранительные функции.

В-десятых, некоторые территориально обособленные организованные преступные сообщества создают государственноподобные образования (например, “пиратские государства” Вест-Индии).

Таким образом, организованные преступные сообщества имеют амбивалентный, двойственный характер. В настоящее время абсолютно преобладает их преступная сущность. Вместе с тем, такое преобладание дает основание предполагать, что в историческом прошлом соотношение различных сторон деятельности организованных преступных сообществ было иным. Не исключено, что для неких организованных сообществ преступная деятельность первоначально была не основной, а факультативной.

Кроме того, можно также заметить, что организованные преступные сообщества и спецслужбы исторически находятся в сложном рефлексивном отношении. Двойственному характеру преступных организаций соответствует не совсем однозначный характер деятельности спецслужб. Это указывает на отдаленное генетическое родство данных субъектов правовой жизни, имеющих, по-видимому, общее первоначало.

В связи с этим следует обратить внимание на субстанциональное тождество спецслужб и организованных преступных сообществ, внешне проявляющееся в конспиративном, тайном характере их деятельности. И разведывательное сообщество, и преступное сообщество – разновидности тайных сообществ. Поэтому тайные общества можно рассматривать как абстрактного правосубъекта, генетически первичного по отношению как к спецслужбам, так и к преступным организациям.

Достаточно хорошо известна роль традиционных тайных обществ в ведении преступной и оперативной деятельности. Царская контрразведка постоянно отмечала, что все владельцы публичных домов в Приморье поддерживают тесную связь с сотрудниками японского генерального консульства во Владивостоке, а также с руководителями тайных японских обществ, действующими на российском Дальнем Востоке. По материалам разведывательного отделения штаба Приамурского военного округа, китайские тайные общества занимались производством и продажей опиума среди местного населения, контрабандой его в Китай, а также экономическим шпионажем в пользу китайского правительства. На вырученные от продажи опиума деньги, общества скупали в Приморье золото и серебро, затем переправляя их в распоряжение правительственных органов Китая. Происходило сращивание китайских тайных организованных структур с царской полицией.

Современные триады ведут свою историю от тайных крестьянских обществ, созданных в Китае с целью свергнуть династию Минг. Через структуры “Триады” МГБ КНР “курирует” основную долю производимых в регионе Юго-Восточной Азии наркотиков, осуществляет незаконную торговлю оружием, контролирует сферы игорного бизнеса, проституции, шоу-бизнеса, порноиндустрии.

Факты эпизодического и систематического сотрудничества тайных обществ, спецслужб, организованных преступных сообществ дают основания поставить вопрос о существовании такого феномена как конспиративное сообщество, отдельные составляющие которого находятся в системной, т. е. генетической и структурно-функциональной взаимосвязи. В современном обществе конспиративное сообщество является, как правило, эфемерным образованием, объединяемым в целостность когерентными, т. е. достаточно слабыми взаимодействиями. В ряде стран третьего мира, особенно в Западной Африке, отмечается функционирование целой системы традиционных тайных обществ, находящихся в отношении противоборства со спецслужбами, представляющих интересы господствующих этносов.

Тайные общества (союзы) являются общественной организацией эпохи разложения общинно-родового строя. Генетически тайные общества восходят к системе возрастных инициаций эпохи первобытной общины. Это одна из зародышевых форм примитивной государственной власти. Вся деятельность тайных обществ окутана атмосферой тайны, запрета. Свою историческую роль они выполняют путем применения террористических средств, запугивая население и подавляя силой всякие попытки протеста. На территории одной этнической общности, действовали, как правило, несколько систем тайных обществ, различающихся половозрастной принадлежностью и профилем деятельности.

В простейшем случае тайное общество представляет собой молодежную группу, проходившую в течение некоторого времени – от нескольких дней до нескольких лет – инициацию в тайном лагере. Жизнь иницируемых тщательно конспирировалась от соплеменников. Быт иницируемой группы включал военно-спортивные упражнения, изучение обычаев и мифов народа. Фактически это была школа молодых воинов.

Молодежные военизированные формирования также выполняли оборонительные и судебно-полицейские функции, преимущественно в террористической форме. Тайные общества были последней инстанцией, к которой обращались в поисках справедливости. Члены общества мстили за нанесенные обиды, наказывали нарушителей правопорядка. Эти акции входили в серию испытаний.

Добывая средства для устройства пирушек, военные отряды групп сверстников грабили сады, угоняли скот, похищали богатых односельчан и требование за них выкупа, навязывали охрану, устраивали на дороге дозоры, имевшие право штрафовать путников, воровали домашнеее имущества, вымогали подарки и угощение, собирали дань (“полюдье”). Высшая форма удальства считалась кража у родственников и односельчан. Грабительские набеги систематически готовились и были хорошо организованы. Они проводились не столько ради добычи, сколько для славы и авторитета. Правда, авторитетов соперники часто убивали.

Молодежные группировки, таким образом, в своем быту совмещали базовую для них практику социализации с факультативной для них правоохранительной и преступной деятельностью. Вместе с тем в условиях архаического общества возрастные объединения сверстников были единственными организациями, осуществлявшими правоохранительную и преступную деятельность не спонтанно, а на систематической (и конспиративной) основе. Поэтому тайные союзы общинно-родового строя, на наш взгляд, могут рассматриваться как прародительские формы организованных преступных сообществ, с одной стороны, и служб безопасности, с другой стороны.

Одной из линий эволюции традиционных тайных обществ было обособление дружины молодых холостых воинов, объединявшихся вокруг удачливого предводителя. Дружина специализировалась на военном грабеже на иноплеменной территории Дикого поля. Поскольку часть молодежи фактически выдавливалась из домашнего пространства общины старшими поколениями, удерживавшими собственность и женщин, то после возвращения из грабительского набега статус Дикого поля могла приобретать и территория общины.

Захватывая добычу, юноши обретали независимость от своих старших родственников, могли уплатить брачный выкуп и доказать тем самым свой мужской статус. Наиболее охотно в дружины шли дети малообеспеченных родителей. Дружина становилась для них “семьей” – воинской, грабительской, воровской. В рамках родственного коллектива институт дружины в известной мере снимал напряженность между молодежью и старшими поколениями, возникавшую вследствие относительного перенаселения.

Многие исследователи указывали на характерные черты организованных преступных сообществ, напоминающие архаические институты военной демократии. С чем связано возрождение элементов военной демократии в современном гражданском обществе?

Во-первых, с распространением культуры демократии, которая в своем становлении и развитии закономерно проходит ступень военной демократии, а затем гражданской демократии.

Во-вторых, со сложными и неоднозначными процессами сексуальной революции, усиливающими женское влияние в сфере социализации, что неизбежно влечет в качестве обратной реакции избрание альтернативных путей мужского самоутверждения в социуме в традиционной, т. е. примитивной, архаической форме.

В-третьих, с демографическим взрывом и высокой долей в населении молодых, пассионарных возрастов, вытесняемых старшими поколениями из социума.

В-четвертых, с интенсивной миграцией, вследствие которой иммигранты воспринимают территорию прибытия как своего рода Дикое поле, где не действуют нормы права.

В-пятых, с “концом истории”, т. е. с исчерпанием планетарных ресурсов и отсутствием реальных перспектив экспансии социума, связываемых ранее с освоением Арктики и Антарктики, Мирового океана, Ближнего и Дальнего космоса и т. п.

Проблема организованной преступности является глобальной проблемой, возникшей в результате целого ряда тенденций общемирового развития. В настоящее время формируются контртенденции, которых создают объективные предпосылки снижения уровня и масштабов организованной преступности. Так, в масштабах планеты наблюдается завершение демографического перехода и снижение темпов роста населения. Постепенно развертываются процессы сексуальной контрреволюции, открывающие определенные возможности коррекции механизмов социализации. При условии усиления действия указанных тенденций перспективы извечной борьбы правоохранительных органов и спецслужб с организованными преступными сообществами могут оцениваться оптимистично.




Похожие:

Тайные общества и организованная преступность: вопросы системогенеза iconДокументы
1. /Организованная преступность. Уголовно-правовые и криминологические проблемы. Сборник...
Тайные общества и организованная преступность: вопросы системогенеза iconДокументы
1. /Info.txt
2. /Организованная преступность...

Тайные общества и организованная преступность: вопросы системогенеза iconДокументы
1. /Info.txt
2. /Организованная преступность...

Тайные общества и организованная преступность: вопросы системогенеза iconСтатьи из энциклопедии «кругосвет» символ / Эл энциклопедия «Кругосвет»
Когда возникли христианство и многие тайные религиозные общества (ереси), символами стали называть знаки-пароли, по которым единомышленники...
Тайные общества и организованная преступность: вопросы системогенеза iconКраеведческо-экологическое общество «Бутово» Положение о I бутовских историко-краеведческих чтениях
Бутовские историко-краеведческие чтения, далее Чтения, открытая научная конференция, посвящённая вопросам изучения и сохранения историко-культурного...
Тайные общества и организованная преступность: вопросы системогенеза iconУтверждено общим собранием акционеров открытого акционерного общества
Исполнительные органы открытого акционерного общества " Комета", именуемого в дальнейшем "Общество", осуществляют руководство текущей...
Тайные общества и организованная преступность: вопросы системогенеза iconКонтрольная работа по дисциплине «Философия»
Философские вопросы – это вопросы не об объектах, будто природных или созданных людьми, а вопросы об отношении к ним человека. Философские...
Тайные общества и организованная преступность: вопросы системогенеза iconПостановление Iv съезда всероссийского общества инвалидов «О задачах Всероссийского общества инвалидов в 2007 2011 годах»
Всероссийского общества инвалидов Г. В. Букина, проанализировав информацию о деятельности Организации в период 2002 2006 гг. (изложенную...
Тайные общества и организованная преступность: вопросы системогенеза iconВопросы для подготовки к повторному экзамену по обществознанию
Общество как форма жизнедеятельности людей; взаимодействие общества и природы; основные сферы общественной жизни, их взаимосвязь
Тайные общества и организованная преступность: вопросы системогенеза iconУтверждено общим собранием акционеров открытого акционерного общества
Ревизионная комиссия открытого акционерного общества "Комета", именуемого в дальнейшем "Общество", является органом, осуществляющим...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов