Методологическое значение понятия личности для юридической науки icon

Методологическое значение понятия личности для юридической науки



НазваниеМетодологическое значение понятия личности для юридической науки
Дата конвертации17.09.2012
Размер270.83 Kb.
ТипДокументы




Е. А. Тюгашев

к. филос. наук, доцент


МЕТОДОЛОГИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ ПОНЯТИЯ ЛИЧНОСТИ

ДЛЯ ЮРИДИЧЕСКОЙ НАУКИ


В юридической науке понятие личности занимает не последнее место. Представление о личности обычно вводится в связи с характеристикой прав, свобод и обязанностей человека и гражданина, и личность понимается как индивидуально определенная совокупность социально значимых свойств человека, проявляющихся в отношениях между людьми1. Личность рассматривается как принадлежность человека, и потому в нормативно-правовых актах понятия “человек” и “личность” используются как синонимы.

На этом основании термин личность может вообще не употребляться при характеристике прав и свобод. Так, конституционные акты США и Великобритании оперируют термином “лицо”. Конституции Италии, ФРГ и Испании права и свободы равным образом относят к личности, человеку, гражданину. В ряде актов личность и человек неявно дифференцированы. В Всеобщей декларации прав человека, Конституциях Греции и Испании говорится о “человеческой личности”. Согласно ст. 13 Конституции Японии, все люди должны уважаться как личности. Тем самым предполагается несовпадение человека и его личности.

Такое несовпадение является известным фактом права. ^ Servis non habet personam – раб не имеет личности. Но раб безусловно остается человеком, имеющим индивидуально определенную совокупность социально значимых свойств человека, проявляющуюся в отношениях между людьми. Следовательно, раб имеет личность? Как мы видим, в теоретической конструкции возникает антиномия – понятие личности противоречие исторически известному закону. По закону раб не имеет личности; в то же время он ее имеет.

Указанное доктринальное противоречие требует разрешения. Оно возможно несколькими путями. Во-первых, признанием положения servis non habet personam незаконным, т. е. не фактом , а артефактом. Во-вторых, уточнением понятия личности, согласованием его содержания с фактами права. В-третьих, исключением понятия личности из теории права.

Оценивая выделенные варианты решения зафиксированной антиномии в понимании личности как категории права, следует прежде всего разрешить вопрос о необходимости этой категории. Не исключено, что в юридической науке личности как теоретического конструкта, строго говоря, не должно существовать, и все рассуждения о ней (впрочем, как и о человеке) следует признать некатегориальными. Употребляемое в юридической науке понятие личности заимствуется, как правило, из философии, психологии, социологии. Поскольку понятие личности определяется в указанных системах знания, то оно не имеет специфического юридического содержания и не может использоваться как методологическое средство для дефиниции категорий права.
В противном случае должно быть предложено юридическое понимание личности (и человека) и поочередно разграничены права личности, человека, гражданина.

На наш взгляд, история права и традиция юридической науки однозначно решают эту проблему в пользу признания понятия личности одной из основополагающих категорий права. Определяющей в этом отношении является практика гражданского права. Характеризуя значение гражданского права для обоснования понятие личности, известный русский цивилист И.А. Покровский писал: “Гражданское право исконно и по самой своей структуре было правом отдельной человеческой личности, сферой ее свободы и самоопределения. Здесь впервые зародилось представление о человеке как субъекте прав, т. е. представление о личности как о чем то юридически самостоятельном и независимом даже по отношению к государству и его властям. Раз за человеком признано то или другое субъективное право, он уже занимает определенную позицию по отношению к этим последним, он уже чего-то может требовать от них, он уже известная волевая единица, а не безгласная особь кем-то пасомого стада”1.

Действительно, для гражданского права основополагающим является учение о лицах – физических и юридических. Правами и обязанностями располагают только лица, и никто другой. Поэтому право изначально имеет личный характер. Об этом удачно сказал М. Мосс, сравнивавший древнее право с современным: “С самого начала мы оказываемся перед теми же системами фактов, что и предшествующие, но уже в новой форме: “личность” (personne) больше, чем факт организации, больше чем имя или право на персонаж и ритуальную маску, она фундаментальный факт права. В праве, говорят юристы, существуют только personae, res и actiones; этот принцип управляет разделением наших кодексов”1.

О личности как одном из трех китов права писал и Е.В. Спекторский: “Система частного права строится на трех китах: на личности как изолированном эгоистическом существе, для которого легальное своекорыстие считается уже добродетелью, юридической, Ульпиановой добродетелью; на собственности как неограниченной власти лица над вещью безотносительно к государству и обществу; наконец, на договоре как добровольном свободном соглашении отдельных лиц, которым никто не помогает, но также и не мешает взаимно обязываться о чем угодно. Система публичного права строится на трех других основаниях: на государстве как особой надличной и надобщественной вещи или личности; на власти как возможности приказывать, запрещать и разрешать населению; и, наконец, на политических правах граждан как предоставлении, патенте, терпимости со стороны государственной власти”2. Подчеркнем, что государство – тоже особая личность.

И.А. Покровский был убежден в том, что в системе любого правопорядка не обойтись без признания человека юридической личностью, субъектом прав. Он полагал, что, не будучи юридической личностью, т.е. субъектом прав, и не обладая субъективными правами, личность физическая, т.е. индивид, никогда не мог бы явиться господином своих сил и способностей, никогда не мог бы стать субъектом прогресса1.

Направление в юриспруденции, принимающее личность в качестве фундаментальной ценности права, И.А. Покровский обозначает как персонализм. Содержание же трансперсонализма, пишет И.А. Покровский, составляет мысль о том, что “право и государство получают свою ценность не от человеческой личности, а от некоторой надиндивидуальной инстанции, что самая человеческая личность, есть не цель, а только служебное средство для достижения таких или иных высших интересов целого”2.

Персоналистическая ориентация в праве выражается двояко. Прежде всего личность признается важнейшей, но внешней для права ценностью. Так, например, Н.С. Малеин декларирует: “Закон существует для личности, но не она для закона”. И поясняет: “Уважение к личности выражается в признании ее единственной ценностью первичного порядка, относительно которой определяются все иные вторичные ценности, включая право”3. Е.А. Лукашева пишет о личностной ценности права – его гуманистической ориентации, способности обеспечивать интересы и цели личности, ее творческое развитие и социальную активность4.

Следует заметить, что такого рода “личностную ценность” может при данном подходе иметь не только право, но и экономика, политика и т. п. Признание личности исключительно внешней ценностью для права, ценностью более важной, нежели Бог, общество или государство существенно не меняет внутренней структуры правы, его объективной конструкции, которой путем простой подстановки Бог замещается на государство, человека, общество и т. п. Поэтому персонализм такого рода остается внешним, формальным, несущественным для содержания права и для самого понимания личности.

Наряду с внешним, формальным персонализмом представляется возможным выделить внутренний, содержательный персонализм как особую аксиологическую ориентацию в юридической науке. В этом случае многие правовые явления становится возможным расматривать как отдельные аспекты или стороны жизнедеятельности личности.

Точка зрения внутреннего, имманентного персонализма формулировалась Л.А. Тихомировым. Он, в частности, писал: “Все, что называется в политике правом и свободой – свобода и права гражданские и политические – все это вытекает из психологического факта самостоятельности личности, ее прирожденной свободы”1. Развитие права и личности он рассматривал как взаимообусловленные процессы: “Но если выработка личности составляет необходимое условие, без которого ничего не значат и рассыпаются, как карточный домик, все юридические условия, то и эти последние, в свою очередь, необходимы для выработки личности”2.

В советской литературе о существенной взаимосвязи права и личности писал Л.С. Явич: “Поскольку нас интересует проблема связи личности и права, то уместно подчеркнуть не только роль права по отношению к становлению и совершенствованию личности, но также и то, что само право тесно связано с процессом развития личности. Если личность нельзя себе представить все социального общения и обособления, если одним из ее социальных свойств является стремление к творческой самодеятельности, к свободе решения и действия при упорядоченных отношениях, то нельзя на определенном уровне и в соответствующем социальном срезе рассматривать личность в качестве совокупности правовых отношений?”1.

Последовательно проведенная персоналистическая ориентация в юридической науке позволяет не только охарактеризовать ценность личности для права, но и признать личность правовой ценностью, т. е. явлением по сути своим правовым. Если на определенном уровне и в соответствующем социальном разрезе представляется возможным рассматривать личность в качестве совокупности правовых отношений, то и сущность личности следует определять через совокупность правовых отношений. Личность тогда не есть категория психологии, социологии философии. Личность есть базисная категория права, воспринятая из права и функционирующая в качестве инструментального понятия в других формах общественного сознания. Суть юридического персонализма состоит не только в личностном понимании права, но и в юридическом понимании личности.

Существуют ли для это достаточные эмпирические основания? Допускает ли общий смысл понятия “личность”, позволяет семантическое поле этого термина признать юридическую интерпретацию в качестве исходной и определяющей? Ответ на этот вопрос мы находим в исследовании академика Ю.С. Степанова.

Он приходит к однозначному выводу о том, что понятие “личность-персона” всегда связано с правовым, юридическим оформлением. В ядро концепта “личность” входят следующие представления: 1) свободный человек; 2) обладающий максимумом юридических прав; 3) мужчина; 4) не дитя и не старик1. В представление о личности, подчеркивает Ю.С. Степанов, входит еще компонент “степенной личности”, т. е. представление о том, что человек может быть быть личностью в большей или меньшей степени, то служит основой юридического оформления прав личности. Такое правовое, юридическое положение дает форму понятию “личность”: последняя стала осмысляться как нечто “переменное”, способное представать различными своими сторонами, как бы различными “обликами” в зависимости от отношения, в котором она берется в обществе, как нечто отчуждаемое от самого физического человека, как “лицо, которое может меняться”, как “личина” или “маска”.

Согласно данным индоевропейского языкознания, понятие личности возникло в правовом обороте. Поэтому это понятие исконно юридическое. Количественная определенность личность является важным свойством, позволяющим интерпретировать личность как субстанцию права, меру правовых отношений.

Абстрактное понимание личности как субстанции, т. е. самостоятельно сущего, присутствует в философии права. Е.В. Спекторский определяет личность как “свободное и волевое существо”1. Б.Н. Чичерин видел в личности (лице) разумное существо, обладающее свободной волей и на этом основании правами2. А.П. Куницын трактовал личность как свободное существо, носителя прав и обязанностей3.

Обратим внимание, что личность не конкретизируется исключительно в качестве человека. Речь идет только о существе свободном, разумном, волевом. Только этими предикатами ограничиваются наиболее общие и наиболее простые определение личности. Одно из первоначальных определений личности, данное Кассиодором, звучало так: persona – substantia rationalis individua, – т. е. личность есть неразделимая, индивидуальная рациональная субстанция4. По Боэцию, лицо есть разумная природа, или разумная субстанция. Поэтому предварительное определение персоны (личности) – индивидуальная субстанция или субсистенция разумности природы (человек, Бог, ангел)5.

В философию права толкование личности как субстанции вошло после Никейского собора, разрешившего спор о Троице в догмате единства личности: Unitas in tres personas, una persona in duas naturas. Единый Бог и рассматривался в христианском богословии как личность в собственном смысле слова. Понятие личности философы заимствовали из христианского богословия. Тертуллиан, один из отцов церкви, перенес термин persona (маска, персона, лицо, личность) из права в философию.

Данный экскурс позволяет в полной мере оценить скептическое отношение М. Мосса к понятию личности как к психологическому и моральному понятию. На его взгляд, пришло время “заменить этот наивный взгляд на историю этого понятия и теперешнюю его ценность взглядом более точным”1. Точная история феномена личности показывает несостоятельность его морально-психологической редукции и приводит к его юридическим первоисточникам.

Отправным пунктом в разработке понятия личности является латинское понятие persona. Вот как оценивает эту ситуацию Л.П. Карсавин: “Но большое несчастие для западного метафизика, что ему приходится строить учение о личности, исходя из понятия “хари””2. Л.П. Карсавин с негодованием поясняет, что он имеет в виду “личину, извне налегающее обличье, закрывающую лицо неподвижную и мертвую, безобразную харю или маску”3. Более спокойно о первофеномене личности пишет М. Мосс: “Известно, до какой степени укоренилось и стало классическим латинское понятие persona: маска, трагическая маска, ритуальная маска и маска предка”1.

История персоны – это история маски. В этой связи аксиоматическим является тезис о том, что личность человека не есть человек (или его часть). Личность человека – это нечеловек.

Persona (личность) первоначально есть посмертное изображение, маска покойного. Маску человек надевал на лицо, чтобы не быть узнанным. Она преображала человека в первопредка, от лица которого он мог легитимно действовать. Маски носят на лбу, на голове, на пальцах, держат в зубах; встречаются маски-костюмы, маски парные, в демонстрации которых участвуют два человека, и маски коллективные, каждую из которых представляют от трех до ста человек и более2. Маски составляют костюм, многослойную личность. “Но между раскраской лица, а зачастую и тела и одеждой или маской существует лишь различие в степени и нет различия в функции. И в одном, и в другом случае все ведет к экстатическому представлению предка”, – указывал М. Мосс3.

Маска – символ предка. Духи предков персонифицированы участниками мистерий, ряжеными в соответствующие маски. Центральный персонаж мистерии – самые ужасные маски главного судьи над душами умерших. Поэтому маской пользовались при розыске воров и колдунов, при осуждении преступника, при уплате вором компенсации, при благословении полей, выражении благодарности за урожай, при обращении к предкам с просьбой спасти народ во время войны, а также для того, что высмеять мелких преступников.

Ни один человек не имееет права судить других. Законодателями являются предки, вся власть осуществляется от имени предков, и всякий приговор выносится от их лица. Правовые акты вершились от лица предков, которые действовали в лице представлявших их в масках существ. Поэтому судьи одевают маски, парики и мантии1.

Поскольку маска изготовлена, то естестественным является следующее заключение М. Мосса: “значение искусственности – наиболее сокровенное в понятии личности”2. Поэтому личность есть собственно искусственная личность, представляющая другого.

В юридической науке искусственными личностями принято называть юридических лиц. Вот каким образом вводил представление об искусственной личности Т. Гоббс: “О личности. Личностью является тот, чьи слова или действия рассматриваются или как его собственные, или как представляющие слова или действия другого человека или какого-нибудь другого предмета, которым эти слова или действия приписываются поистине или посредством фикции. Личность естественная и искусственная. Если слова или действия человека рассматриваются как его собственные, тогда он называется естественной личностью. Если же они рассматриваются как представляющие слова или действия другого, тогда первый называется вымышленной, или искусственной личностью1.

Эталонной формой искусственной личности является государство, которое Т. Гоббс рассматривает как единую личность, состоящую из многих естественных личностей. Как образуется искусственная личность? “Множество людей становится одним лицом, когда оно представлено одним человеком или одной личностью, если на это представительство имеется согласие каждого из представляемых в отдельности”2. О государстве Т. Гоббс пишет: “...Многие естественные лица, заботясь о самосохранении, объединяются под влиянием взаимного страха в одно гражданское лицо, которое мы называем государством3. Государство есть одно лицо, обладающее собственными правами и имуществом4.

Важным элементом учения об искусственной личности является факт того, что юридическим лицом, как указывает Т. Гоббс, может быть неодушевленная вещь, владеющая собственностью и обладающая правами. “Таким юридическим лицом может быть, например, храм, мост или какая-нибудь другая вещь, для сохранения которой требуются средства...”5


Так, например, индивиды выделялись как органы – “ноги и руки” – государя, которые были призваны не для выполнения собственных функций, а для помощи личным способностям монарха1. Развитие личности было взаимобусловлено с развитием государственного аппарата, а титул (звание, чин) становились большей и основной частью человеческой личности2.

В архаическом обществе коллектив как целое тождественен облику старшего. Человек осознавал себя “руками”, “ногами” и т. д. облика старшего. Но младший не имел своего облика как целого: он мыслился частью облика старшего на правах органов его тела (рук, ног, глаз)3. В современном обществе институты главы государства и государственных органов демонстрируют антропоморфный облик государственного тела.

По отношению к внешнему миру архаический коллектив выступал как целое, как “облик”. Враждебные действия по отношению кколлективной личности (или по отношению к старшему, олицетворявшему целое) понимались как покушение на отторжение части тела у живого человека (=облик старшего) и осознавались в соотносившихся с обликом категориях увечья, боли. Невозможно было нормальное существование облика без “руки” и “глаза”, как невозможно существование “руки” отдельно от обликакак целого4.

В архаческом сознании преступления против государства интерпретировались как преступления против личности. Вторжение врага, от которого реально прежде всего страдал младший – погибал воин, попадал в плен землепашец, – воспринималось как угроза облику старшего. Покушение на жизнь младшего понималось как отторжение части тела у живого человека-старшего, как нарушение целостности его облика. Отсюда ликвидация агрессии понималась как уничтожение облика врага во имя сохранения облика старшего1.

“Система облика” является наиболее архаическим механизмом конституирования личности. Личность зарождается в недрах погребального ритуала. Сам факт погребения есть проявление особого отношения к одному из членов социума, считает М. В. Тендрякова. Выделение из социума отдельного индивида, выделение другого, отличного от всех остальных, является для первобытного человека важной предпосылкой осознания своего собственного “Я”2. “Истинный” облик есть посмертное изображение, маска покойного. В религиозном представлении архаический коллектив участвовал в изготовлении и разбивании облика, отождествляя себя с покойным. Но в меру конкретного соучастия каждый человек репрезентировал отдельный орган коллективной личности и тем самым приобретал особенное лицо3. Имена отражали какую-нибудь черту, которая наличествовала у члена коллективной личности и тем самым обеспечивала выделение особи. А собственное личное имя есть минимум индивидуальности, необходимый для выделения личности1.

Мексика. Пуэбло. “Итак, с одной стороны, клан воспринимается как состоящий из определенного множества личностей, в действительности персонажей; с другой стороны, роль всех этих персонажей состоит в том, чтобы каждому в своей части представлять целостность клана, служить ее прообразом”2.

“мы видим уже у пуэбло в общем и целом понятие личности, индивида, единого со своим кланом, но уже оторванного от него в церемониале маской, своим званием, рангом, ролью, своей собственностью, своим выживанием и возрождением на земле в одном из своих потомков, наделенном тем же местом в иерархии, именем, званием, правами и функциями” 3

Член тотема – правая передняя или задняя нога животного – первая по чести в клане; левая передняя или задняя нога – вторая по чести; , голова, хвост, сердце, пупок

У квакиютлей каждый момент жизни обозначается, персонифицируется новым именем, новым титулом: сезонное имя, для праздника, для возраста, для церемониала. Множество имен. Имена также получают выдающиеся предметы. 4

“Порядок рождений, ранг и игра социальных классов фиксируют имена, форму жизни индивида или, как говорят, его “лицо”... Его индивидуальность – это его мин, его имя. Китай сохранил архаические понятия. Но в то же время он отобрал у индивидуальности все признаки постоянства и неразложимости. Имя, мин – это коллектив, это нечто, доставшееся от других: это имя носил соответствующий предок, и оно также перейдет к к потомку нынешнего носителя” 1


“Если в древние времена возможно было распоряжение самой юридической личностью, возможны были самопродажа и самозаклад человека, то в настоящее время такие распоряжения невозможны: юридическое качество субъекта прав неотделимо от физического бытия человеческой личности” (с. 120)2

В юридической науке от римского права вплоть до нашего времени понятие “persona” (личность, лицо) рассматривается в учениях о субъектах права – физических и юридических лицах. За редким исключением, термины “лицо” и “личность” употреблялись как синонимы. Так, например, С. Н. Братусь, наиболее авторитетный отечественный специалист в этой области, широко использовал термин “юридическая личность”, и, в частности, писал: “Признание государства и местных Советов юридическими лицами не исключает юридической личности министерств и других центральных ведомств, отделов местных Советов, социально-культурных учреждений и иных, состоящих на государственном или местном бюджете организаций, именуемых госбюджетными учреждениями”1. Из юристов, пожалуй, только Н. С. Суворов разграничивал понятия “личность” и “лицо”, определяя личность как свойство существа быть лицом2.

По Гоббсу, юридическим лицом может быть как неодушевленная вещь, так и человек3. Отдельный человек одновременно есть и физическое (естественное), и юридическое (гражданское, политическое) лицо4. Государство, или гражданское общество, есть одно гражданское лицо, отличное от отдельных частных лиц5.

Основным признаком личности в юриспруденции считается свобода. Данное понимание личности содержалось в § 16 Австрийского Уложения, которое гласило: “Всякий человек имеет прирожденные, уже самим разумом диктуемые права и вследствие этого должен почитаться как личность”6.

Из абстрактно-общего понятия личности как свободного существа, способного вследствие этого быть носителем прав и обязанностей, вытекает, что не всякая личность – человек, и не всякий человек – личность, хотя в юридической литературе превалирует тенденция отождествления человека и личности.

Тотальность личности, содержащей как человеческий, так и вещный аспекты, позволяло видеть в ней исходную категорию права, субстанцию правовой деятельности и системы правовых отношений1.Данный подход формулировался Гегелем: “Личность содержит вообще правоспособность и составляет понятие и саму абстрактную основу абстрактного и потому формального права. Отсюда веление права гласит: будь лицом и уважай других в качестве лиц2.


с. 191 – 197.

О питании государства и о произведении им потомства


“Публичному праву предстоит оставить взгляд на государство как на какую-то самодовлеющую личность с особой императивной и правообразующей волей, распорядителями которой являются фактические носители власти в данное время. После некоторых кризисов такое понимание, по-видимому, уступит место взгляду на государство как на систему правоотношений, участниками которых являются учреждения, союзы и лица, объединенные общественной между зависимостью” (с. 354).3

“В монархе идеальная воля юридического лица становится реальною волею физического лица...”4 (с. 250).

^ Малеин Н.С. Гражданский закон и права личности в СССР. М.: Юридическая литература, 1981. 216 с.

“Казалось бы, субъектом права может быть (кроме государства, учреждений и организаций) гражданин, обладающий качеством личности: что личность как субъект общественных отношений одновременно является и субъектом правоввых отношений, как части отношений общественных; что филсоофско-социологическое понятие субъекта общественных отношений – личности и юридическое понятие субъекта права – ак участника общественных отношений, урегулированных правом, соотносятся как целое и часть; и что иного соотношения между названным понятиями не может быть.

В исследованиях по общей теории права и отдельным правовым дисциплинам учение о субъекте права не всегда согласуется с философско-социологическим понятием личности как субъекта всех общественных отношений или соотношению этих категорий не придается существенного значения.

Можно признать в целом адекватными философско-социологическое понятие личности и понятие субъекта преступления в науке уголовного права.(с. 82).

с. 136 личность как субъект права

^ Халфина Р.О. Общее учение о правоотношении. М.: Юрид. лит-р, 1974. 351 с.

“учение о субъекте права не получило достаточно четкой разработки как в отраслевых правовых науках, так и в общей теории права с. 83.

Петражицкий Л. И. Тоерия права и государства в связи с теорией нравственности . Спб.: Изд-во “Лань”, 2000. - 608 с.

Как бы то ни было, существующее учение о физических лицах является сочетанием противорчеивых и друг друга ниспровергающих положений. С. 324.

возведение в личность

“по господствующему мнению, власть в государстве всегда одна и едина и принадлежит всегда самому государству как особой личности” (с. 179)

лицо=личность

юридическое лицо– собирательная личность

“Собственные интересы, собственная жизнедеятельность, собственная воля – все это признаки существа как личность. Такая личность, правда, создается из индивидуальных лиц и работает исключительно их силами; но из постоянного на твердой организации покоящегося, взаимодействия отдельных воль в видах достижения общей цели возникает новая воля, общая воля, как из многих ручейков образуется река” (с. 134)

“всякая цивилистическая теория юридической личности должна быть проверяема ее пригодностью для области публичного права” (с. 141)

с. 38 публично-правовая личность с. 55 союзы публичного характера имеют личность, производную от государствас. 68 личность – свойство существа быть лицом

Эрнст Цительман: Взгляд, будто человек только может быть юридическим субъектом, есть недоказанная посылка, не выткающая из понятия права. (с. 91)

Леонгард: “субъективные права, связываемые гражданским правом с личностью человека, равно как ис амо понятие личности, созданное для человека, аналогически переносятся на такие субъекты, которые не суть отдельные люди” (с. 96)

Гирке: Вообще способность быть субъектом прав и обязанностей или личностью может быть признана со стороны объективного права только за носителем свободной воли, и именно исключительно за человеком, хотя на ранних ступенях культуры олицетворялись и существа высшие, и существва низшие, чем человек (Бог, святые, животные и даже безжизненные вещи). Человек есть лицо, даже если в нем имееется только зачаток или задаток разумного хотения в области внешней свободы, и остается лицом, хотя бы этот зачаток никогда не развился, или хотя бы развившись, разумная воля опять исчезла бы раньше телесной смерти. Люди затем имеют личность или как индивиды, или как союзы. (с. 97)

“Личность вообще, в ее неделимом и непрерывающемся духовном единстве недоступная чувственному восприятию, вторгается в мир лишь через посредство телесных органов, и в юридической жизни, равно как во всяком другом жизненом отношении, только при помощи абстракции постигается как истинный субъект хотения и действования” (с. 98–99).

“Личность государства как союзного лица развивается в трояком направлении. Оно выступает как: 1) как личность международного права в отношении к другим государствам, 2) как личность государственного права в отношении ко всем индивидам и союзным лицам, принадлежащим к нему, и 3) как частноправовое лицо наряду с остальными субъектами частного права (с. 101)


^ Коркунов Н. М. Лекции по общей теории права // Хропанюк Н.В. Теория государства и права: Хрестоматия. М.: Изд-во “Интерстиль”, 1998. 944с.

Несравненно проще определить отношение к акционерной компании или государству, как к особой личности. Понятие юридического лица играет как бы роль скобок... однородные интересы известной группы лиц мы заключаем в понятие юридического лица и затем определяем отношение этой коллективной личности к другим с. 770

Шершеневич Г. Ф. “Способность стать или быть субъектом прав называется правоспособностью или правовою личностью с. 872

^ Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. М.: Статут, 1998. 353 с.

“Если в древние времена возможно было распоряжение самой юридической личностью, возможны были самопродажа и самозаклад человека, то в настоящее время такие распоряжения невозможны: юридическое качество субъекта прав неотделимо от физического бытия человеческой личности” (с. 120)

^ Карсавин Л. П. О личности // Карсавин Л. П. Религиозно-философские сочинения. М.: “Ренессанс”, 1992. С. 3 – 234.

с. 19 личность – телесно-духовное существо, определенное, неповториммо своеобразное и многовидное. Как дух свободна, безгранична и едина, как тело – необходима, ограничена и множественна

с. 21 Личность должна сразу быть и покоем и движением. она самодвижна, Л. свободна и необходима

с. 23 Личность многолика


^ Руссо Ж.Ж. Об Общественном договоре.

Первоначальное соглашение не только не уничтожает естественное неравенство людей, а, напротив, заменяет равенством как личностей и перед зкаоном все то неравенство, которое внесла природа в их физические естество; и хотя люди могут быть неравны по силе или способностям, они становятся все арвными в оезультате соглашения и по праву. (с. 215)

с. 220–221 государство, общество – условная личность, лицо юридическое

с. 256 Правительство, суверен – условные личности

с. 258 государь – условное собирательное лицо


“Если бы Гегель исходил из действительных субъектов в качестве базисов государства, то для него не было бы никакой надобности в том, чтобы заставить государство превратиться мистическим образом в субъект. “Но субъективность”, – говорит Гегель, – в своей истине имеет бытие лишь в качестве субъекта, личность имеет бытие лишь в качестве лица”. Это также является мистификацией. Субъективность есть определение субъекта, личность – определение лица”. И вот, вместо того чтобы брать их как предикаты субъектов, Гегель делает из предикатов нечто самостоятельное и затем заставляет их мистическим образом превращаться в субъекты этих предикатов”1.

“Государство, как суверенное, должно быть чем-то единым, одним индивидом, должно обладать индивидуальностью” 2

“Затем, здесь нет никакого движения вперед. Абстрактная личность была субъектом абстрактного права, она не изменилась; она оказывается теперь личностью государства опять-таки в качестве абстрактной личности2

Монарх как личность государства “Само собой разумеется, что так как личность или субъективность являются только предикатами лица и субъекта, то они существуют только как лицо и субъект, а лицо есть нечто единичное. Но Гегель должен былбы добавить, что единичное является истиной непременно только как многие единицы. Предикат, сущность, никогда не исчерпывает сфер своего существования одной единицей, а исчерпывает их многими единицами 3.

“...личность государства действительна только как одно лицо. Замечательное умозаключение” 4

Личность без лица есть, конечно, абстракция, но лицо есть действительная идея личности только в своем родовом бытии, в качестве лиц5

“Если же государь суверенен постольку, поскольку в нем представлено единство народа, то он сам только представитель суверенности народа, ее символ” 1.

“Государство есть нечто абстрактное. Только народ есть нечто конкретное” 2.


учение о государстве как особой личности (или юридическом лице), обладающей суверенной властью “следует рассматривать государство и личность в качестве относительно равноправных субъектов”3

юридическое лицо публичного права4

Левиафан. “каждый человек или собрание, обладающее верховной властью, представляют два лица или, как чаще выражаются, имеют два качества: одно – естественное, а другое – политическое..” (с. 186).


1 Общая теория государства и права. академический курс в 2-х томах. Отв. ред. проф. М. Н. Марченко. Том 1. Теория государства. М.: Издательство “Зерцало”, 1998. С. 260.

1 Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. М.: Статут, 1998. С. 309.

1 Мосс М. Об одной категории человеческого духа: понятие личности, понятие “Я” // Мосс М. Общества. Обмен. Личность: Труды по социальной антропологии. М., 1996. С. 280.

2 Спекторский Е.В. Христианство и правовая культура // Русская философия права: философия веры и нравственности. Антология. Спб., 1997. С. 335.

1 Покровский И. А. Указ. соч. С. 112.

2 Покровский И. А. Указ. соч. С.78.

3 Малеин Н.С. Гражданский закон и права личности в СССР. М.: Юридическая литература, 1981. С. 4.

4 Лукашева Е.А. Социалистическое право и личность. М.: Наука, 1987. С. 45.

1 Тихомиров Л. А. Монархическая государственность. М.: ГУП “Облиздат”, ТОО “Алир”, 1998. С. 567.

2 Там же. С. 579.

1 Явич Л. С. Сущность права: Социально-философское понимание генезиса, развития и функционирования юридической формы общественных отношений. Л.: Изд-во Ленинградск. ун-та, 1985. 57.

1 Степанов Ю.С. Константы: Словарь русской культуры. М.: Академический проект, 2001. С. 712..

1 Спекторский Е.В. Христианство и правовая культура // Русская философия права: философия веры и нравственности. Антология. Спб., 1997. С. 356.

2 Чичерин Б.Н. Философия права. Спб.: Наука, 1998. 58 с.

3 Куницын А. П. О человеке и праве // Русская философия права: философия веры и нравственности. Антология. Спб., 1997. С. 21– 59.

4 Мосс М. Об одной категории человеческого духа: понятие личности, понятие “Я” //Мосс М. Общества. Обмен. Личность: Труды по социальной антропологии. М., 1996. С. 288.

5 Боэций. Против Евтихия и Нестория // Боэций. “Утешение философией” и другие трактаты. М.: Наука, 1990,с. 171-173.

1 Мосс М. Об одной категории человеческого духа: понятие личности, понятие “Я” //Мосс М. Общества. Обмен. Личность: Труды по социальной антропологии. М., 1996. С. 264.

2 Карсавин Л. П. О личности // Карсавин Л. П. Религиозно-философские сочинения. М.: “Ренессанс”, 1992. С. 25

3 Там же. С. 24.

1 Мосс М. Об одной категории человеческого духа: понятие личности, понятие “Я” //Мосс М. Общества. Обмен. Личность: Труды по социальной антропологии. М., 1996. С. 278.

2 Дэвлет М. А. Загадка грозной мистерии / / Атеистические чтения. М., 1990. Вып. 19. С. 33.

3 Мосс М. Об одной категории человеческого духа: понятие личности, понятие “Я” // Мосс М. Общества. Обмен. Личность: Труды по социальной антропологии. М., 1996. С. 276–277.

1 Тернбул К.М. Указ. соч. С. 193.

2 Мосс М. Об одной категории человеческого духа: понятие личности, понятие “Я” //Мосс М. Общества. Обмен. Личность: Труды по социальной антропологии. М., 1996. С. 285.

1 Гоббс Т. Левиафан, или материя, форма и власть государства церковного и гражданского // Гоббс Т. Сочинения в двух томах. Т. 2. М.: Мысль, 1991. С. 124.

2 Там же. С. 127.

3 С. 345.

4 С. 345.

5 с. 276

1 Никитина М. И. Древняя корейская поэзия в связи с ритуалом и мифом. М., 1982. С. 65.

2 Стеблин-Каменский М. И. Мир саги. Становление литературы. Л., 1984. С. 59.

3 Никитина М. И. Указ. соч. С. 12.

4 Там же. С. 292.

1 Там же. С. 13.

2 Тендрякова М. В. О социально-исторической прародине личности / / Одиссей. Человек в истории. 1995. М., 1995. С. 128

3 Никитина М. И. Указ. соч. С. 131.

1 Стеблин-Каменский М. И. Миф. С. 66.

2 Мосс М. Об одной категории человеческого духа: понятие личности, понятие “Я” //Мосс М. Общества. Обмен. Личность: Труды по социальной антропологии. М., 1996. С. 269.

3 Мосс М. Об одной категории человеческого духа: понятие личности, понятие “Я” //Мосс М. Общества. Обмен. Личность: Труды по социальной антропологии. М., 1996. С. 270.

4 Мосс М. Об одной категории человеческого духа: понятие личности, понятие “Я” //Мосс М. Общества. Обмен. Личность: Труды по социальной антропологии. М., 1996. С. 274.

1 Мосс М. Об одной категории человеческого духа: понятие личности, понятие “Я” //Мосс М. Общества. Обмен. Личность: Труды по социальной антропологии. М., 1996. С. 279.

2 Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. М.: Статут, 1998. 353 с.

1 Братусь С. Н. Субъекты гражданского права. М.: Государственное издательство юридической литературы, 1950. С. 246.

2 Суворов Н. С. Об юридических лицах по римскому праву. М.: “Статут”, 2000. С. 68.

3 Гоббс Т. Основы философии // Гоббс Т. Избранные произведения в двух томах. Т. 1. М.: Мысль, 1965. С. 276.

4 Гоббс Т. Левиафан... С. 216

5 Гоббс Т. Основы философии с. 345.

6 Цит. по: Покровский И. А. Указ. соч. С. 20.

1 Об этом фактически пишет Л. С. Явич. См.: Явич Л. С. Сущность права: Социально-философское понимание генезиса, развития и функционирования юридической формы общественных отношений. Л.: Изд-во Ленинградск. ун-та, 1985. С. 56 – 57.

2 Гегель Г. В. Ф. Философия права. М.: Мысль, 1990. С. 98.

3 Спекторский Е.В. Христианство и правовая культура // Русская философия права: философия веры и нравственности. Антология. Спб., 1997. С. 337 – 359.

4 Чичерин Б.Н. Философия права. Спб.: Наука, 1998. 656 с.

1 Маркс К. К критике гегелевской философии права // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 1. С. 244.

2 Маркс К. К критике гегелевской философии права // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 1. С. 246.

2 Маркс К. К критике гегелевской философии права // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 1. С. 247.

3 Маркс К. К критике гегелевской философии права // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 1. С. 248.

4 Маркс К. К критике гегелевской философии права // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 1. С. 248.

5 Маркс К. К критике гегелевской философии права // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 1. С. 249.

1 Маркс К. К критике гегелевской философии права // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 1. С. 250.

2 Маркс К. К критике гегелевской философии права // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 1. С. 250.

3 Лупарев Е.Б. Понятие и признаки административно-правового спора // Журнал российского права. 2002. № 2. С. 47.

4 Кирилова Н.А. Государство как юридическое лицо: за и против // Образование и право. Новосибирск, 2000.С. 112–118.




Похожие:

Методологическое значение понятия личности для юридической науки iconИз цикла “Философские беседы”
Развитие концепции соответствий, ее категориально-логическое и методологическое значение
Методологическое значение понятия личности для юридической науки iconСовременные интерпретации социокультурных процессов
Методологическое значение социокультурного подхода в разработке новой концепции советского общества
Методологическое значение понятия личности для юридической науки iconСоответствия и антисоответствия между категориями категориальный строй мышления
Развитие концепции соответствий, ее категориально-логическое и методологическое значение
Методологическое значение понятия личности для юридической науки iconАктуальность юридической интернатуры Опубликовано
России актуально создание института юридической интернатуры. Указанное предопределяется, в том числе, и количественно сближающимися...
Методологическое значение понятия личности для юридической науки iconЗакон устанавливает право граждан на получение бесплатной квалифицированной юридической помощи и организационно-правовые основы формирования государственной и негосударственной систем бесплатной юридической помощи
Федеральный закон «О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации» от 21 ноября 2011 года №324-фз
Методологическое значение понятия личности для юридической науки iconПространство и время принадлежат к числу категорий, разработка которых имеет большое значение не только для развития марксистской философии, но и для развития науки, искусства, практики, человеческой культуры в целом

Методологическое значение понятия личности для юридической науки iconПостановления Конституционного Суда РФ и их значение для правильного применения уголовно-процессуального закон
...
Методологическое значение понятия личности для юридической науки iconПояснительная записка
Учитывая запросы информационного общества к формированию личности, а также увеличивающейся сложности в постижении окружающего мира,...
Методологическое значение понятия личности для юридической науки iconВстреча с воинами- афганцами видеофильм «Мы уходим»
Афганистана. И не только родственники, друзья тех, кто пал на этой войне. Эта дата священна для всех, кто дорожит миром, для кого...
Методологическое значение понятия личности для юридической науки iconПорядоквхаос е, или Новый диалог человека с Богом
Каждый великий период в истории науки приводил к какой-то новой модели природы. Для классической науки это были часы, для науки XIX...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов