Глобальное видение права icon

Глобальное видение права



НазваниеГлобальное видение права
Дата конвертации17.09.2012
Размер80.97 Kb.
ТипДокументы

С. 4

В.С. Курчеев, Е.А. Тюгашев

ГЛОБАЛЬНОЕ ВИДЕНИЕ ПРАВА


Опубликовано в: Вестник НГУ. Серия: Право. Т. 1. Вып. 1. / Новосиб. гос. ун-т. Новосибирск, 2005. С. 4–6.


Сегодня в России наблюдается массовый и неподдельный интерес к праву, правовым знаниям, профессии юриста, что вызвано как потребностями приобретающего индустриальные масштабы правотворчества во всех областях общественной жизни. Юриспруденция для значительной части населения становится, если не профессией, то призванием. Поэтому переживаемое нами время иногда называют “золотым веком” права.

Эта оценка, как нам кажется, не совсем применима к правовым реалиям современности. Правовому буму сопутствует не правовая, а “криминальная” революция. Да и сегодня слишком много “идущих путями зла”, чтобы считать это время временем счастья, отсутствия раздоров и злодеяний. “Золотым веком” российского права скорее можно считать эпоху великих реформ второй половины XIX века, начавшихся с отмены телесных наказаний детей в учебных заведения и завершившихся народническим террором, быстро и неуклонно воплощаемой справедливостью (ибо “Pereat mundus, fiat iustitia”1).

Злободневность права для нашего времени определяется, по-видимому, не столько его ощутимой эффективностью в наведении элементарного общественного порядка, сколько осознанием тех дополнительных возможностей, которые оно предоставляет для решения личных проблем. Традиционная для российской истории недооценка права, восприятие его как антиценности, сменяется его положительной оценкой как ресурса, постепенно и не всегда рационально вовлекаемого в деловой оборот.

Примечательно, что позитивные эффекты права как ресурса повседенвной жизнедеятельности обусловлены процессами глобализации, растущей правовой интеграцией России в мировое сообщество, что неизбежно влечет за собой внешне обусловленную перестройку правопорядка в нашей стране и соотвествующие статусные трансформации. Право в этом отношении выступает для российского населения не столько автохтонным, локальным ресурсом, сколько глобальным ресурсом, аккумуляция и утилизация которого обеспечивает еа родине жизненный успех. Поэтому далеко не случайны частые аппеляции к международному праву, правовому опыту западных государств. Триумф правозащитного движения в России наглядно подтвердил прагматическую целесообразность в жизненной борьбе если не искания Правды на Западе, то обретения там права своего.

Подтверждения своих прав за рубежом в нашей стране ищут и находят представители самых разнообразных социальных движений, категорий и групп — монархи и олигархи, космополиты и националисты, диссиденты и агенты, феминистки и только начинающие поднимать голову маскулинисты, лесбиянки и гомосексуалисты, религиозные и национальные меньшинства, коренные малочисленные народы, инвалиды и “зеленые”, заключенные и многие и многие другие.
Как и прежде в девятнадцатом веке каждый идет со своей “Правдой”, творя анархию правопорядков в рамках действующей Конституции Российской Федерации.

Недаром на самом высоком уровне было признано наличие сформировавшейся системы теневой юстиции и теневого права, масштабы которой соотносимы с масштабами теневой экономики (и государственности). Многообразие конкурирующих источников и форм права, интегрируемых в том числе из мирового сообщества, концептуализирует и легитимизирует доктрина правового плюрализма. Активно восстанавливающиеся частная юстиция и частное правосудие формируют высокоэффективные и быстродействующие механизмы правового

С. 4

С. 5

регулирования, компенсирующие ограниченные возможности институтов и учреждений публичного права.

Наблюдающийся правовой бум, своеобразное перепроизводство (а на Западе — и перепотребление) права локально проявляется в отмечаемых специалистами отраслевых кризисах “сверхкриминализации”, “сверхпенализации”” и т. п. Едва ли не свершившейся реальностью на рубеже XX–XXI веков становится первый общемировой кризис права, который воспринимается как кризис прежде всего западной традиции права. И это кризис не только самого права, но и правосознания и юридической науки, формировавшей последнее тысячелетие это право.

Подробно кризисную ситуацию в современном праве охарактеризовал Дж.Г. Берман. “Право в ХХ в., как в теории, так и на практике все меньше воспринимается как связное целое, свод, организм, corpus juris и все больше ка мешанина, каша из сиюминутных решений и противоречащих друг другу норм, соединенных только общими “приемами”, “техникой”. Старое метаправо разрушилось, и его сменил своего рода цинизм”2, — пишет Дж.Г. Берман. В результате, как пишет он, право становится более фрагментированным, субъективным, больше настроенным на удобство, чем на мораль, оно больше заботится о сиюминутных последствиях, чем о последовательности и преемственности. Дж.Г. Берман констатирует всеобщее восстание против центрального элемента юридической аргументации – юридического формализма, подчеркивающего необходимость единообразного применения общих правил. Это ведет, на его взгляд, к презрению к закону и цинизму в отношении него со стороны всех классов населения: “Города становятся все менее безопасны. Сиситьема обеспечения неимущих почти сломалась под тяжестью правил, которые невозможно исполнить. И богатые, и бедные, и “средние” массово нарушают налоговое законодательство. Едва ли есть хоть одна профессия, которая не обходит тот или иной правительственный закон. А само правительство сверху донизу опутано незаконными действиями”3. И нет сомнений, что в авангарде научного обеспечения этих прогрессирующих процессов идут профессиональные юристы.

Выход из кризиса правовой традиции Запада Дж.Г. Берман видит в изучении жизнеспособности автономных систем права различных сообществ, судьбы права в периоды революционных перемен, систем и традиций права, не принадлежащих Западу, в изучении того, каким образом встречаются западное и незападное права и как вырабатывается общий правовой язык человечества. Традиционные школы юриспруденции — юридический позитивизм, доктрина естественного права и историческая школа — должны быть, по его убеждению, интегрированы на основе социальной теории права, рассматривающей право как основной механизм социальной самоорганизации.

В дискуссиях о кризисе оснований юридических наук и специфике современного понимания права точка зрения о необходимости интеграции двух основных направлений правовой мысли — доктрины естественного права и юридического позитивизма — является превалирующей. Любопытно, что методологическая ситуация в юридической науке сходна с тем положением, которое сложилось в целом в гуманитарных науках. Языком неокантианства это положение квалифицируют как “идеографически-номотетический кондоминимум”, сочетающий описательно-событийную историографию и абстрактно-универсализирующую теорию. В юридической науке описательно-событийную историографию (а точнее — узкоутилитарный эмпиризм) представляет юридический позитивизм, а абстрактно-универсализирующую теорию (а точнее, — абстрактно-морализирующий рационализм) представляет теория естественного права в ее различных модификациях.

Поскольку крайности, как известно, сходятся, то в реальном дискурсе юридической литературы наблюдается смешение (и крайне редко — сознательное размежевание), симбиотическое единство ценностно нагруженных описаний эмпирических сущего и изложения нормативных представлений о должном. Хитрость чистого разума такова, что в сущем усматривается должное как действительно сущее и не-должное как недействительное, не-сущее. Не-должное абстрактно отрицается в категорическом императиве реализации должного, а не-сущее отрицается конкретно в своей несущественности. Аналогично поступает и практический разум, вследствие чего юридический позитивизм и

С. 5

С. 6

философия естественного права по сути сливаются и поэтому на протяжении не одного столетия сосуществуют и прекрасно взаимодополняют друг друга в теории и на практике. Это наглядно продемонстрировали вполне правомерные с точки зрения и юридического позитивизма и естественного права военные действия на мировой арене как III Рейха, так и США.

Проблема, следовательно, заключается не в интеграции альтернативных подходов, а в смене основания развития юридической науки. Основополагающая для современной юриспруденции оппозиция естественно-правового и позитивистского направления правовой мысли формационно-типологически относится к эпохе Просвещения. Правда, в ее общепринятых хронологических рамках наибольшее развитие получило естественно-правовое направление, тогда как расцвет утилитарного эмпиризма пришелся на более позднее время. Типологическая относимость современной юриспруденции на ее теоретическом и эмпирическом уровнях к эпохе Просвещения объясняет тот удивительный факт, отмеченный министром юстиции США Р. Кларком, что Дж. Локк до сих пор остается авторитетом для юристов, в то время как для нынешних физиков его современник И. Ньютон – древняя история4.

Это удачное сравнение, на наш взгляд, за редким исключением относимо и ко многим гуманитарным наукам. Зафиксированный Ф. Фукуямой эффект “конца истории”, то есть отсутствия исторической альтернативности капиталистическому обществу, создал социально-практические условия, блокировавшие наметившийся еще в XIX веке революционный переворот в обществознании и его выход за горизонты миропонимания классической науки Нового времени. Возникшие тогда неклассические формы гуманитаристики продолжают сохраняться на периферии массового научного познания, и только актуализация глобальных проблем современности, неразрешимых (и даже не-сущих) с позиций классической науки, открывает перед ними перспективу выживания и развития.

Оценивая перспективы юридических наук, можно прежде всего прогнозировать коренные изменения в самом фундаменте юридических знаний. Глобализация права объективно ведет к его унификации в сочетании с мультилокальностью. В преддверии грядущего столкновения цивилизаций возникает вопрос о научно-практическом приоритете локальных традиций права. Так, определившееся на текущий момент времени главенство США и англоязычной культуры в мировом сообществе проблематизирует будущее романо-германской правовой семьи.

Возможные организационные перестройки структуры профессионального юридического знания определяются как потребностями правовой практики, рефлексией которой это знание является, так и внутренними закономерностями самоорганизации научной деятельности. Развитая, зрелая наука представляет собой сложно организованное мультидисциплинарное научное сообщество. В этом отношении, по сравнению, скажем, с экономическими науками, юриспруденция представляет собой в меньшей степени дифференцированное образование, слабо специализированное по отраслям деятельности на уровне высшей профессионального образования. Отсутствует также деление на фундаментальную (“чистую”) и прикладную науку, характерное для математики, деление на теоретиков и экспериментаторов, присущее физикам и т. п. Таким образом, юридическое сообщество располагает значительными возможностями по реинтеграции и самоорганизации в относительно самодостаточную и независимую от социально-политической конъктуры структуру, следующую эталонным моделям научной деятельности.

В соответствии с общими закономерностями развития науки можно утверждать что магистральным направлением развития юридических наук станет математизация теоретического и эмпирического познания, прикладных и конструкторско-технологических юридических разработок. Исследования в этом направлении могут активизироваться благодаря появлению новых областей математики, посвященных вопросам нелинейной динамики хаоса и порядка в структурах самоорганизующихся систем. Это зона ближайшего развития, если можно так выразиться, “высокоточной” юриспруденции, взвешивающей уже не на весах Фемиды судьбы общества и людей. Это будет “серебряный век” отечественного права.

С. 6


1 “Пусть восторжествует справедливость, даже если для этого погибнет мир”.

2 Берман Дж.Г. Западная традиция права: у истоков формирования. — М., 1998. — С. 52.

3 Там же. — С. 54.

4 Кларк Р. Преступность в США. — М., 1975. — С. 36




Похожие:

Глобальное видение права iconУрок «Понятие права. Норма права»
Сформировать у учащихся представление о праве, целостности системы права и её элементах – отраслях права, институтах права, нормах...
Глобальное видение права iconТемы рефератов и докладов для студентов. Глобальное изменение климата. Роль антропогенного фактора. Ефремовская Е., Ярда Ю, Артюшенкова н углеродный цикл и изменение климата Акулова
Глобальное изменение климата. Роль антропогенного фактора. Ефремовская Е., Ярда Ю, Артюшенкова Н
Глобальное видение права iconПримерный перечень вопросов к экзамену по дисциплине «Транспортное право» специальность «Юриспруденция»
Система (структура) транспортного права. Соотношение транспортного права с отраслями права
Глобальное видение права iconДокументы
1. /Глобальное потепление.doc
Глобальное видение права iconДокументы
1. /Глобальное изменение климата.doc
Глобальное видение права iconЕдиное стратегическое видение

Глобальное видение права iconКлассный час на тему: "Наши права и обязанности" Тема: «Наши права и обязанности» из серии классных часов на тему «Учимся думать о себе и о других». Цель
Развести понятия «права» и «обязанности», показать единство прав и обязанностей
Глобальное видение права iconДокументы
1. /Видение Фингена.doc
Глобальное видение права iconПрава детей по возрастным категориям
Гражданская правоспособность способность иметь гражданские права и обязанности (гражданство)
Глобальное видение права iconДокументы
1. /Видение особенностей предмета.doc
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов