Е. А. Тюгашев icon

Е. А. Тюгашев



НазваниеЕ. А. Тюгашев
Дата конвертации17.09.2012
Размер63.1 Kb.
ТипДокументы

Е.А. Тюгашев


СУБЪЕКТ ЭКСТРЕМИЗМА: СИСТЕМНЫЙ АСПЕКТ

Каждая форма деятельности возникает и развивается на определенном носителе, материале, движение которого определяет границы, характер и интенсивность этой деятельности. В той мере, в какой движение материала определяет содержание формы деятельности, этот материал выступает в виде носителя, субъекта этой деятельности. Без данного носителя деятельность и не существует, вследствие чего выделение субъекта деятельности становится основополагающим при ее характеристике.

Экстремистская деятельность также осуществляется на конкретном носителе, т. е. субъектом, определенность которого не всегда ясна. После принятия федерального закона “О противодействии экстремистской деятельности” в СМИ активно стали писать о “смутности” субъекта экстремизма. Данное замечание не лишено оснований, поскольку в федеральном законе содержится ст. 4 “Субъекты противодействия экстремистской деятельности”, но отчетливо сформулированного определения субъектов самой экстремистской деятельности не имеется.

Впрочем, и субъекты противодействия противодействия экстремистской деятельности выделены не вполне отчетливо. Так, в ст. 4 к субъектам противодействия экстремистской деятельности отнесены федеральные органы государственной власти, органы государственной власти субъектов Российской Федерации, органы местного самоуправления в пределах их компетенции. Обратим внимание, что перечисленные субъекты противодействия представляют собой определенное единство – это множество всех органов государственной власти и органов местного самоуправления. В ст. 2 “Основные принципы противодействия экстремистской деятельности” это множество субъектов противодействия предстает как единый макросубъект – государство, сотрудничающее с общественными и религиозными объединениями, иными организациями, гражданами в противодействии экстремистской деятельности.

Из указания на сотрудничество государства с его партнерами в противодействии экстремистской деятельности следует, что иные субъекты также противодействуют экстремизму и являются субъектами этой деятельности. В проекте федерального закона “О противодействии политическому экстремизму” расширение коллективного субъекта противодействия было более явным. Так, в ст. 10 данного проекта “Содействие органам, осуществляющим противодействие политическому экстремизму” говорилось, что общественные объединения, организации независимо от организационно-правовых форм и форм собственности, их руководители, члены и работники, а также граждане Российской Федерации вправе оказывать содействие органам государственной власти, осуществляющим противодействие политическому экстремизму на началах, установленных федеральным законодательством. Таким образом, в качестве субъекта противодействия экстремизму рассматривается не только государство, но и все гражданское общество в лице отдельных граждан и их организаций.


В процессе общественного обсуждения проекта многие правозащитные организации предлагали усилить положения этой статьи, предоставить общественным объединениям, иным организациям и гражданам право обращаться в суд с исками о признании тех или иных организаций экстремистскими. Но законодатель ведущую роль в противодействии экстремистской деятельности все-таки отвел государству, а гражданское общество рассматривает как субъект, который вправе сотрудничать с государством в этой сфере.

Таким образом, субъектом противодействия экстремистской деятельности оказалось общество в целом при ведущей роли государства. Очевидно, что противодействие экстремизму не является специализированной функцией, выполняемой обществом или государством в целом. Проектом федерального закона “О противодействии политическому экстремизму” предусматривалось выделение федеральных органов исполнительной власти, специально уполномоченных осуществлять противодействие политическому экстремизму. В окончательный текст закона это положение не вошло. Специально уполномоченные органы не были выделены, вследствие чего головной субъект, организующий и координирующий всеобщее противодействие политическому экстремизму не был образован. Борьба с экстремизмом осуществляется неспециализированно, как говорится, “всем миром”.

Общеизвестно, что эффективность неспециализированной деятельности невысока и заведомо ниже, чем эффективность специализированной деятельности. Экстремистская деятельность, как признает рассматриваемый федеральный закон, зачастую осуществляется специализированными экстремистскими организациями. Так, ст. 9 запрещает создание и деятельность общественных и религиозных объединений, иных организаций, цели или действия которых направлены на осуществление экстремистской деятельности. Эти организации, как говорит ст. 1, целенаправленно планируют, организуют, готовят и совершают экстремистские действия, используя финансовые средства недвижимость, учебную, полиграфическую и материально-техническую базу, телефонную, факсимильную и иные виды связи, информационные услуги, иные материально-технические средства.

Органы государственной власти и местного самоуправления, противодействующие экстремистской деятельности, выступают в роли контрсубъекта, реагирующего на экстремиcтские действия. Объективная логика становления контрсубъекта такова, что в первичной своей форме в силу неспециализированности он по уровню развития отстает от ведущего субъекта (в данном случае – субъекта экстремизма). Принятый федеральный закон как фактом своего принятия, так и содержанием неявно констатировал опасность экстремизма и сориентировал государство и общество на борьбу с ним. Но задача организации всех сил общества и государства для противодействия экстремистской деятельности как раз требует образования субъекта, специализирующегося на данном противодействии.

Эффективное противодействие экстремизму должно опираться на познание закономерностей становления и развития субъекта экстремистской деятельности, прогнозирование интенсивности и перспектив экстремистских действий. Генезис субъекта экстремизма идет автономно, подчиняясь объективной логике эволюции социального явления. Данная логика включает как момент возникновения, так и момент исчезновения социального субъекта, исчерпавшего свои социальные функции. В этом отношении является существенным анализ самого субъекта экстремистской деятельности, противостоящего субъектам противодействия.

В федеральном законе представлен следующий образ субъекта экстремистской деятельности. экстремистская деятельность (экстремизм). В ст. 1 говорится об общественных и религиозных объединениях, либо иных организациях, либо средствах массовой информации, либо физических лицах, осуществляющих экстремистскую деятельность. Закон в статьях 14 и 15 предусматривает ответственность должностных лиц, государственных и муниципальных служащих, в целом граждан Российской Федерации, иностранных граждан и лиц без гражданства за осуществление экстремистской деятельности.

Примечательно, что указанный перечень не исключает ответственности юридических лиц в качестве иных организаций за осуществление экстремистской деятельности. Субъектами ответственности могут быть и должностные лица, в частности, исполнявшие свои должностные обязанности. Нельзя, следовательно, исключать и того, что субъектами экстремистских действий могут быть органы государственной власти и муниципального управления, или государство в целом.

В научной литературе является общепризнанным факт существования официального государственного экстремизма и терроризма. Экстремистская и террористическая деятельность государств может быть легитимна и нелегитимна. Ряд экстремистских и террористических государств понесли ответственность за свои действия. С другой стороны, как отмечали многие исследователи, логика противодействия государства экстремизму и терроризму приводит к тому, что оно в свою очередь добровольно принимает методы тех, против кого оно борется. Государство и его спецслужбы отвечают террором на террор, вследствие чего террор и контртеррор становятся функционально идентичными, взаимно поддерживающими формами политической борьбы.

Таким образом, деятельность экстремистских организаций может стимулироваться не только собственными, внутренними мотивами субъекта экстремизма, но и внешним экстремистским воздействием со стороны субъекта противодействия, в том числе и со стороны государства. Наглядным примером в этом отношении является противоборство правого и левого экстремизма.

Государственный экстремизм как фактор, детерминирующий экстремистскую деятельность иных субъектов, – явление менее изученное, чем государственный терроризм. Впрочем, еще советские обществоведы, объясняя истоки экстремистской деятельности в социалистическом обществе, указывали на деформации в работе органов государственной власти (ошибки, просчеты, промедления, недостатки, сбои) как «питательную среду» экстремизма. При этом имелось в виду, что не только чрезмерные, но недостаточные действия следует рассматривать как «крайности».

Несомненно, что современный массовый российский экстремизм во многом обусловлен экстремистскими действиями органов государственной власти, местного самоуправления, отдельных лиц и общественных объединений. С той точки зрения особое значение имеет предусмотренное ст. 3 федерального закона принятие профилактических мер, направленных на предупреждение экстремистской деятельности, в том числе на выявление и последующее устранение причин и условий, способствующих осуществлению экстремистской деятельности. Выявлению, предупреждению и пресечению подлежит экстремистская деятельность не только общественных и религиозных объединений, иных организаций и физических лиц, но и органов государственной власти и местного самоуправления.




Похожие:

Е. А. Тюгашев iconСоцис. № Е. А. Тюгашев социокультурный подход в преподавании социологии: жанр этюда
Тюгашев евгений Александрович кандидат философских наук, доцент Новосибирского государст­венного университета
Е. А. Тюгашев iconТюгашев В. А., Тюгашев Е. А. Концепт «честность» в ментальности тюрок центральной азии
Вместе с тем в результате культурного обмена устанавливается общность представлений, социокультурная эквивалентность (или) когерентность...
Е. А. Тюгашев iconЕ. А. Тюгашев террористическая деятельность в транзитивном обществе: интерактивная интерпретация актуальность сибирской террологии
Тюгашев Е. А. Террористическая деятельность в транзи­ти­вном обществе: интерактивная интерпретация // Социальные взаимодействия в...
Е. А. Тюгашев iconЕ. А. Тюгашев. Социологические этюды. Методическая разработка. Новосибирск: нгу, 1995. 16 с. Оглавление
Е. А. Тюгашев. Социологические этюды. Методическая разработка. Новосибирск: нгу, 1995. 16 с
Е. А. Тюгашев iconБахтин с. И., Тюгашев е. А
Экстремистской деятельности органами государственной власти и местного самоуправления
Е. А. Тюгашев iconДокументы
1. /Тюгашев Война Севера.doc
Е. А. Тюгашев iconТюгашев Е. А
Сибири: Тематический сборник / Под ред. Ю. В. Попкова. Новосибирск: Сибирское научное издательство, 2007. Вып С. 7–13
Е. А. Тюгашев iconТезисы докладов том I
Экономические предпосылки необходимости создания министерства охраны природы е. А. Тюгашев Институт экономики унц ан СССР
Е. А. Тюгашев iconЕ. А. Тюгашев концепт империи в горизонте семиотики права
Вестник нгу. Серия: Право. Т. Вып. / Новосиб гос ун-т. Новосибирск, 2007. С. 8–12
Е. А. Тюгашев iconЕ. А. Тюгашев национальный вопрос в эпоху глобальных проблем: дискурс современности
Этносоциальные процессы в Сибири: Тематический сборник. Новосибирск: цэрис, 1997
Е. А. Тюгашев iconЕ. А. Тюгашев философия в транзитивных обществах: гендерная ретроспектива
Социальные взаимодействия в транзитивном обществе: Сборник научных трудов. Новосибирск: нгаэиУ, 2000. С. 5 – 14
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов