Е. А. Тюгашев актуальные вопросы разработки целевых программ обеспечения общественной безопасности icon

Е. А. Тюгашев актуальные вопросы разработки целевых программ обеспечения общественной безопасности



НазваниеЕ. А. Тюгашев актуальные вопросы разработки целевых программ обеспечения общественной безопасности
Дата конвертации17.09.2012
Размер182.9 Kb.
ТипДокументы

Е.А. Тюгашев

АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ РАЗРАБОТКИ ЦЕЛЕВЫХ ПРОГРАММ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ОБЩЕСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ



В сфере обеспечения общественной безопасности и правопорядка разрабатываются и реализуются различные программы. По направлениям деятельности дифференцируются программы обеспечения общественной безопасности, правопорядка, предупреждения преступности, борьбы с преступностью, а также программы исправления и примирения, компенсационные и реабилитационные программы. В зависимости от типа заинтересованного социального субъекта и объекта преобразования это могут быть государственные, региональные, корпоративные, общинно-территориальные, церковные, тюремные, семейные и другие программы. В зависимости от характера научного обеспечения используемого дисциплинарного теоретического основания выделяют экологические, социологические, биопсихологические, социально-психологические программы [1].

В Российской Федерации в последние десятилетие была реализована серия целевых комплексных программ обеспечения общественной безопасности, профилактики правонарушений и борьбы с преступностью разного уровня: федерального, регионального, муниципального и пр. В трагических тонах о низкой эффективности реализованных программ пишет В.Н. Лопатин: «При определенном уточнении целей и задач борьбы с преступностью за это десятилетие ни одна из них не была достигнута, хотя при принятии очередной программы, как правило, говорилось о выполнении в основном предыдущей. Одной из основных причин такого положения, на наш взгляд, является то, что все программы были нацелены на усиление борьбы, где главными показателями являлись число новых законов и иных нормативных правовых актов, рост количества и численности силовых структур, число проведенных проверок, операций и т. п., когда борьба в конечном итоге превращается в самоцель: борьбы ради борьбы» [2].

Борьба, разумеется, ведется не ради борьбы, а ради победы в виде контроля над преступностью. Но по неумолимым законам рыночной экономики контроль над ценами, рынком, корпорацией и т. п. означает включенность в контролируемый процесс. Вследствие этого благополучие субъекта контроля зависит от масштаба контролируемого процесса. Столь парадоксальный результат «усиления борьбы» является серьезным доводом против разработки антикриминогенных программ, о чем пишет, в частности, наиболее авторитетный в России криминолог В.В. Лунеев [3].

Несмотря на сомнительную результативность, программы обеспечения общественной безопасности регулярно принимаются и реализуются. Поэтому практический интерес представляют методологические аспекты дальнейшего совершенствования программно-целевой деятельности в этой сфере.


Конкретными примерами наиболее объемных и аналитически наиболее проработанных городских программ являются «Комплексная программа по профилактике правонарушений и усилению борьбы с преступностью в городе Сургуте на 2003–2004 годы» (далее — Программа-I) [4] и «Комплексная программа по профилактике правонарушений и преступности в городе Сургуте на 2006–2010 годы» (далее — Программа-II) [5].

Как следует из названий программ, в программно-целевой деятельности произошел определенный программный сдвиг. Как подчеркнул заместитель главы г. Сургут Я. Черняк, программе на 2006-2010 гг. является среднесрочной, и рассчитана не на «борьбу» с преступностью, а на «пресечение ее в зародыше» путем соответствующего воспитания [6]. Действительно, объекта Программы-II ограничен профилактикой правонарушений и преступности, хотя отдельные ее мероприятия все же направлены и на борьбу с преступностью.

Программа-I включила более 100 мероприятий, сгруппированных в разделы: 1. Борьба с терроризмом, организованной преступностью, преступностью в сфере экономики. 2. Охрана общественного порядка и общественной безопасности, совершенствование профилактической деятельности, борьба с детской преступностью и безнадзорностью. 3. Укрепление кадрового ядра правоохранительных органов, повышение социальной защищенности их сотрудников, улучшение материально-технической базы. 4. Мероприятия уголовно-исполнительной системы.

Мероприятия Программы-I ориентированы на достижение определенной цели и решение ряда задач, что, как предполагается, должно найти выражение в конкретных ожидаемых результатах (нумерация согласно паспорту программы, см. табл. 1):

^ Таблица 1

Сравнение задач и ожидаемых результатов реализации

«Комплексной программы по профилактике правонарушений и усилению борьбы с преступностью в городе Сургуте на 2003–2004 годы»


^ Цели и задачи

Ожидаемые результаты

(1) Контроль над криминальной ситуацией

[Результат не формулируется]

(2) Укрепление доверия населения города к работе правоохранительных и контролирующих органов, формирование позитивного общественного мнения о правоохранительной деятельности и результатах борьбы с преступностью

(1) Повысится доверие и уважение населения к органам власти и управления, правоохранительным ведомствам, а также их сотрудникам, максимально будут обеспечены права и законные интересы граждан

(3) Укрепление учетно-регистрационной, служебной дисциплины и законности в правоохранительных органах, улучшение межведомственного взаимодействия, снижение темпов прироста и доли тяжких преступлений, повышение их раскрываемости

(2) Укрепится межведомственное сотрудничество правоохранительных органов в борьбе с преступностью

(3) Наметится тенденция к снижению общего числа зарегистрированных на территории города преступлений и темпов прироста тяжких и особо тяжких преступлений, повысится уровень их раскрываемости

(4) Мобилизация всех сил и средств правоохранительных органов, дислоцированных на территории города, других ведомств в борьбе с преступностью и коррупцией, обеспечение экономической безопасности города путем противодействия различным формам посягательств на собственность, независимо от ее формы, усиление контроля в финансово-кредитной и банковской сферах, за производством и реализацией продукции, сбором налогов и других обязательных платежей

(5) Снизится уровень криминализации экономики, возрастет сбор налоговых и иных платежей в бюджеты всех уровней.

(5) Повышение эффективности борьбы с организованной преступностью, терроризмом и экстремизмом, незаконным оборотом оружия

(4) Будут существенно ослаблены позиции организованной преступности, усилится борьба с коррупцией

(6) Обеспечение общественной и личной безопасности, создание обстановки спокойствия в общественных местах

(6) Произойдет оздоровление обстановки в общественных местах, обеспечение оптимального реагирования на состояние общественной безопасности

(7) Поэтапное формирование действенной системы профилактики правонарушений, контроля за миграционными процессами

[Результат не формулируется]

(8) Повышение ответственности органов власти за организацию и результаты борьбы с преступностью, охрану правопорядка, более полное использование имеющихся ресурсов и возможностей

[Результат не формулируется]

(9) Сохранение и закрепление профессионального кадрового ядра правоохранительных органов, обеспечение правовых, социальных, материальных и морально-психологических условий и необходимых гарантий для службы и быта сотрудников и членов их семей, повышение социального статуса сотрудников и престижности работы в правоохранительных органах

(7) Укрепится профессиональное ядро правоохранительных органов, их материально-техническая оснащенность будет доведена до установленных норм положенности.

(10) Оснащение правоохранительных органов необходимым вооружением, средствами защиты, спецсредствами, оперативной, специальной и криминалистической техникой, системами и средствами связи, компьютерной и иной оргтехникой, транспортом, обмундированием и снаряжением, оборудованием и размещение в зданиях и сооружениях в соответствии с нормативами


Программа-II включает разделы: 1. Нормативное правовое обеспечение профилактики правонарушений. 2. Профилактика правонарушений. Воссоздание института социальной профилактики и вовлечение общественности в предупреждение правонарушений. 3. Профилактика правонарушений несовершеннолетних и молодежи. 4. Профилактика правонарушений в общественных местах и на улицах. Предотвращение террористических актов. 5. Профилактика правонарушений на административных участках. 6. Профилактика нарушений законодательства о гражданстве, предупреждение и пресечение нелегальной миграции. 7. Совершенствование материально-технической базы правоохранительных органов. 8. Информационно-методическое обеспечение профилактики правонарушений. 9. Кадровое обеспечение реализации мероприятий программы. 10. Мониторинг эффективности результатов программы.

Как можно заметить, Программа-II по сравнению с Программой-I методически является более проработанной.

Мероприятия Программы-II также ориентированы на достижение определенной целей и решение ряда задач, что, как предполагается, должно найти выражение в конкретных ожидаемых результатах (нумерация согласно паспорту программы, см. табл. 2):

Таблица 2

^ Сравнение задач и ожидаемых результатов

«Комплексной программы по профилактике правонарушений и преступности в городе Сургуте на 2006–2010 годы»


^ Цели и задачи

Ожидаемые результаты

Цель мобилизация резервов правоохранительных органов и органов исполнительной власти, а также предприятий, учреждений, организаций, населения города и стимулирование эффективной системы действий, направленной на снижение уровня правонарушений и преступности в городе

(1) снижение уровня преступности и правонарушений, общего числа зарегистрированных на территории города преступлений;


Задачи:




(1) консолидация образовательных, воспитательных, культурных, информационных ресурсов местного сообщества в систему профилактических мер, направленных на обеспечение безопасности личности, охрану прав детей и подростков и повышение уровня правосознания населения;

(5) повышение правосознания населения города;

(2) контроль над криминальной ситуацией, повышение эффективности борьбы с организованной преступностью, терроризмом и экстремизмом, незаконным оборотом оружия, наркотиков, поэтапное формирование действенной системы профилактики правонарушений, контроля за миграционными процессами;

[Результат не формулируется]

(3) более полное использование имеющихся ресурсов и возможностей, сохранение и закрепление профессионального кадрового ядра правоохранительных органов, обеспечение правовых, социальных, материальных, морально-психологических условий и необходимых гарантий для службы и быта сотрудников и членов их семей, повышение социального статуса сотрудников и престижности работы в правоохранительных органах в рамках законодательно установленных полномочий;

[Результат не формулируется]

(4) совершенствование материально-технической базы правоохранительных органов;

[Результат не формулируется]

(5) обеспечение экономической безопасности города путем противодействия различным формам посягательств на собственность, независимо от ее формы, усиление контроля в финансово-кредитной и банковской сферах, за производством и реализацией продукции;

[Результат не формулируется]

(6) улучшение межведомственного взаимодействия, снижение темпов прироста и доли тяжких преступлений, повышение их раскрываемости, мобилизация всех сил и средств правоохранительных органов, других ведомств, дислоцированных на территории города, в борьбе с преступностью;

[Результат не формулируется]

(7) создание системы социальной адаптации групп риска, склонных к совершению правонарушений или выступающих объектами преступных действий;

(3) снижение численности групп риска;


(8) сокращение количества несовершеннолетних и молодежи, необучающихся и неработающих, за счет развития системы занятости, в том числе трудовой и досуговой деятельности;

[Результат не формулируется]

(9) обеспечение общественной и личной безопасности, повышение ответственности органов власти за организацию и результаты борьбы с преступностью, охраны правопорядка, борьба с детской преступностью и безнадзорностью;

(2) повышение степени безопасности населения, уровня правосознания горожан, оздоровление обстановки в общественных местах и на улицах;

(10) повышение доверия населения города к работе правоохранительных и контролирующих органов, формирование позитивного общественного мнения о правоохранительной деятельности и результатах борьбы с преступностью, укрепление учетно-регистрационной, служебной дисциплины и законности в правоохранительных органах;

[Результат не формулируется]

(11) создание единой системы подготовки кадров для работы с молодежью, а также социальных молодежных работников, волонтеров для осуществления воспитательного сопровождения, патронажа и контроля за поведением несовершеннолетних и молодежи, склонных к совершению  правонарушений;

[Результат не формулируется]

(12) совершенствование системы летнего организованного досуга и отдыха для несовершеннолетних и молодежи, склонных к совершению правонарушений;

[Результат не формулируется]

(13) создание системы информационно-рекламного сопровождения борьбы с правонарушениями и преступностью

(4) качественные изменения в понимании различными слоями общественности города факторов, угрожающих социальной и индивидуальной безопасности


Сопоставление представленных в сводных таблицах целей и задач программ, с одной стороны, и ожидаемых результатов, с другой, позволяет обратить внимание на недостаточную методическую проработку программ в части, касающейся описания ожидаемых результатов. Для ряда задач не зафиксировано содержание ожидаемых результатов. Задачи, как правило, более детализированы, нежели описания ожидаемых результатов. Кроме того, формулировка многих результатов не предполагает операционализации в виде конкретных индикаторов, которые позволяли бы измерить и проконтролировать результативность деятельности по реализации программ. С точки зрения требований программно-целевого подхода взаимосвязь между целью программы, ее подцелями и задачами, а также основными направлениями ее реализации представляется недостаточно прозрачной.

Эти недостатки объясняются серьезными затруднениями, нерешенными при формировании теоретических оснований программы. Ведь, если целью Программы-I является контроль над криминальной ситуацией, то на основании научного понятия данного контроля дальше последовательно, пошагово должны быть дифференцированы все опосредствующие его формы организации деятельности.

Аналогичные процедуры должны быть совершены при выборе в качестве цели в Программе-II снижения уровни правонарушений и преступности. Но в этом случае следует подчеркнуть, что целеуказание снижение уровня преступности неэффективно. Во-первых, уголовная статистика достаточно условна. Во-вторых, уровень преступности определяется во многом спонтанными криминогенными процессами, которые правоохранительные органы лишь отражают, регулируют и в какой-то мере контролируют.

Неизбежно возникающая «процентомания» ведет к тому, как справедливо указывал Ю.Е. Аврутин, что «деятельность органов внутренних дел становится все более эфемерной, мнимой, не обеспечивающей правовой порядок» [7]. Неизбежным следствием такого подхода является дезориентирующее прогнозирование целевого уровня преступности.

Так, Программа-I предусматривала в качестве одного из ожидаемых результатов своей реализации следующий результат: «тенденция к снижению общего числа зарегистрированных на территории города преступлений и темпов прироста тяжких и особо тяжких преступлений, повысится уровень их раскрываемости». В аналитическом разделе Программы-II, к сожалению, не содержится оценка степени решения поставленных предшествующей программой задач и достижения ожидавшихся результатов. Но из приведенных материалов можно сделать вывод, что искомая тенденция не наметилась.

Так, указывается, что с 2001 по 2004 год:

  • прирост уровня преступности составил 54,9%;

  • уровень преступности на 10 тысяч населения вырос с 285,5 до 428,9 преступлений;

  • доля тяжких преступлений в общей структуре преступности увеличилась и составила 84,3%.

В аналитическом разделе Программы-I указывалось, что с 1997 по 2001 год:

  • прирост уровня преступности за этот же период составил 32,5 %;

  • уровень преступности на 10 тысяч населения вырос с 281 до 286 преступлений;

  • доля тяжких преступлений в общей структуре преступности снижалась с 1997 года по 2000 с 84 до 82,9 %, к концу 2001 года увеличилась и составила 84,3 %.

Возможно, после криминального взрыва середины 1990-х гг. и преодоления последствий дефолта 1998 г. криминальная обстановка внушала определенный оптимизм. Но предположение о возможном снижении уровня преступности все же было предельно наивным.

Как известно, общемировой тенденцией является ускорение роста преступности. В 1970–1975 годы преступность в мире росла с ежегодными темпами прироста в среднем на 2%. В 1986–1990 годы ежегодный прирост преступности составлял около 5% [8]. Периоды некоторой стабилизации и даже временного снижения уровня преступности, как правило, компенсируются ее более быстрым ростом в последующие периоды. Так, в Сургуте в 1997–2001 гг. ежегодный прирост уровня преступности составлял примерно 5,5%, а в 2001–2004 гг. (т. е. в период реализации Программы-I) — примерно 11,5%.

Согласно приведенным В.В. Лунеевым данным ООН, собранным при подготовке четырех обзоров тенденций противоправного поведения в 1975 г. уровень преступности в мире составлял 160 преступлений на 10 тыс. населения, в 1980 г. — 320, в 1985 г. — 410, 1990 г. — 550 преступлений на 10 тыс. населения. О потенциальном уровне преступности в крупных городах можно судить по тому факту, что в 2001 г. в мегаполисах США уровень преступности составлял 460 зарегистрированных преступлений на 10 тыс. человек. В этом же году в российских городах уровень преступности составлял: в Пермь — 355 зарегистрированных преступлений на 10 тыс. человек, в Екатеринбурге — 330, в Новосибирске — 283 [9], а в Сургуте — 286 зарегистрированных преступлений на 10 тыс. человек. Очевидно, что уровень преступности в Сургуте имеет перспективу дальнейшего роста и рассчитывать всерьез на его снижение не приходится. Можно лишь готовиться к его эволюционному или скачкообразному росту и предпринимать превентивные меры, исходящие из этой пессимистической перспективы.

Относительно решения задачи снижения доли тяжких преступлений заметим, что для динамики преступности характерно приблизительное постоянство ежегодного числа тяжких преступлений и постоянный рост менее тяжких [10]. Количество тяжких преступлений во многом определяется конкретными «естественными» параметрами локального сообщества и в слабой степени зависит от его усилий.

Таким образом, проблема прогнозирования ожидаемого результата даже по статистически фиксируемым показателям является чрезвычайно сложной, но с определенной степенью точности разрешимой при достаточном криминологическом обосновании. К сожалению, в аналитических разделах рассматриваемых программ при, пожалуй, избыточно подробной характеристике криминогенной обстановки практически отсутствует прогнозное обоснование ожидаемых результатов. Авторы Программы-II этот недостаток, по-видимому, осознают, поскольку программным мероприятием 10.3 предусмотрена разработка в 2006 г. прогноза преступности в городе Сургуте на период до 2010 года. Как говорится, лучше позже, чем никогда.

Трудности прогнозирования объясняются тем обстоятельством, что практически все ожидаемые результаты не конкретизированы измеримыми индикаторами, по значениям которых можно было бы контролировать результативность реализации программы. В рамках мероприятий Программы-II планируется серия мониторингов по оценке ее эффективности. Действительно проведение мониторингов общественного мнения, массовых криминологических опросов должно быть первым звеном в реализации программы и неотъемлемой составляющей контроля эффективности ее выполнения. При отсутствии мониторинга становится невозможным определение ее результативности.

При реализации мониторинга наиболее важным вопросом является определение целевых показателей. Как видно из вышеизложенного, статистические показатели состояния преступности едва ли могут выполнять эту функцию, так как их динамика определяется не столько влиянием программных мероприятий, сколько более глубокими причинами. На наш взгляд, в мониторинге результативности программ обеспечения общественной безопасности приоритетным должен быть показатель гражданского доверия, в частности показатель доверия населения к правоохранительным органам.

На актуальность гражданского доверия обратил внимание в своем Послании Федеральному собранию от 10 мая 2006 г. президент Российской Федерации В.В. Путин: «…Планируя дальнейшее развитие нашей государственной и политической системы, мы, конечно, должны учитывать современное состояние нашего общества. И в этой связи отмечу одну из существенных черт нашей внутриполитической жизни, а именно: низкий уровень доверия граждан к отдельным институтам государственной власти и к крупному бизнесу».

Единственным надежным способом измерения гражданского доверия являются массовые опросы населения, которые довольно регулярно проводятся на федеральном уровне, но далеко не всегда на региональном. Такие регулярные опросы проводит аналитического центр Юрия Левады. По данным «Левада-Центр», например, в декабре 2005 года о своем недоверии милиции, суду и прокуратуре сказали 72% опрошенных россиян [11]. В сентябре же 2005 г. уверенно говорили о своем доверии к правоохранительным органам лишь 4% россиян [12].

Доверие в социальной психологии понимается как форма веры, возникающая в результате оценки актуально значимого объекта как безопасного. Доверие в отличие от доверчивости основывается на чувстве ответственности, уверенности и способности прогнозировать ситуацию. Если доверие не оправдывается, то это становится стимулом для корректировки механизма восприятия, порождающего устойчивую, систематическую ошибку в оценке приемлемого риска. Отношение базисного доверия к миру формирует так называемое чувство онтологической безопасности, которое подкрепляется сбором и проверкой дополнительной информации.

Повышение доверия населения к правоохранительным органам может быть обусловлено, в частности, большей удовлетворенностью их деятельностью по обеспечению общественной безопасности. Поэтому общественное мнение населения, в т. ч. его удовлетворенность правоохранительной деятельностью предлагается рассматривать как единственный показатель оценки работы, в частности, милиции [13]. Думается, что, несмотря на весь его субъективизм, этот показатель является едва ли менее надежным, чем иные криминологические показатели, как-то число арестов, доля тяжких преступлений, их раскрываемость и т. п.

Уровень доверия как индикатор состояния общественной безопасности учитывается Программах I и II, где в качестве одной из первоочередных задач указывается на повышение доверия граждан органам власти. В аналитическом разделе Программы-I к числу социально-психологических факторов, негативно влияющих на состояние правопорядка в городе отнесены: недоверие к органам милиции со стороны части населения, неудовлетворенность деятельностью правоохранительных органов, наличие в сознании граждан положительного образа преступника как удачливого, предприимчивого человека в совокупности с безнаказанностью, неверие населения в способность и желание правоохранительной системы навести должный порядок. Думается, указанный перечень факторов вполне можно использовать для разработки индикаторов состояния общественной безопасности.

Исходя из сложившейся практики разработки программ, можно считать, что рост доверия населения к правоохранительным органам является одним из конечных ожидаемых результатов, на достижение которых должна ориентироваться программа. Структура программы, ориентированной на показатель доверия, должна разрабатываться путем научно-обоснованного последовательного дезагрегирования этой конечной цели на подцели и задачи. Соответственно, значимость любого комплекса мероприятий и объемов его финансирования следует определять исходя из объективного измеряемого вклада данного комплекса мероприятий в общий прирост доверия.


Примечания


1. Дашков, Г.В. Возможности использования зарубежного опыта в разработке и реализации национальных программ борьбы с преступностью в странах СНГ / Г.В. Дашков // Прокурорская и следственная практика. — 1997. — № 3.

2. Лопатин, В.Н. Критерии эффективности борьбы с преступностью в России / В.Н. Лопатин // Проблемы эффективности борьбы с преступностью в России. Материалы научно-практической конференции (окончание) // Государство и право. — 2003. — № 11. — С. 99.

3. Лунеев, В.В. Эффективность борьбы с преступностью и ее отдельными видами в России / В.В. Лунеев. // Государство и право. — 2003. — № 7. — С. 109.

4. Решение Сургутской городской Думы от 3 декабря 2002 г. N 194-IIIГД «О комплексной программе по профилактике правонарушений и усилению борьбы с преступностью в городе Сургуте на 2003-2004 годы» [Электронный ресурс]. Доступен на: http://www.admsurgut.ru/duma/2001/11/duma?ttop=120107&id=203905

5. Решение Сургутской городской Думы № 509-III ГД ОТ 26.10.2005 «О комплексной программе по профилактике правонарушений и преступности в городе Сургуте на 2006–2010 годы». [Электронный ресурс]. Доступен на: http://www.admsurgut.ru/tmp/download/509Р.

6. Быкова, Н. Раз милиции дают, с неё и спрашивать будут / Н. Быкова // Сургутская трибуна. — 2006. — 27 января.

7. Аврутин, Ю.Е. Эффективность деятельности органов внутренних дел: опыт системного исследования / Ю.Е. Аврутин. — СПб., 1998. — С. 297.

8. Лунеев, В.В. Преступность ХХ века. Мировые, региональные и российские тенденции / В.В. Лунеев. — М., 1997. — С. 17.

9. [Электронный ресурс]. Доступен на: http://www.mvdinform.ru/stats.

10. Иншаков, С.М. Зарубежная криминология: Учеб. пособие для вузов. 2-е изд. / С.М. Иншаков. — М., 2003. — С. 65.

11. В 2005 году доверие к правоохранительным органам в России снизилось. [Электронный ресурс]. Доступен на: http://www.upmonitor.ru/index.php?pg=sm&newsid=173...

12. Уверенно говорят о своем доверии к правоохранительным органам лишь 4% россиян. [Электронный ресурс]. Доступен на: http://www.rockefeller.ru/sosial/2005/10/03/">.

13. Соловей, Ю.П. Правовое регулирование деятельности милиции в Российской Федерации / Ю.П. Соловей. — Омск, 1993. — С. 234.




Похожие:

Е. А. Тюгашев актуальные вопросы разработки целевых программ обеспечения общественной безопасности iconЕ. А. Тюгашев Объективно-ориентированный подход в разработке целевых программ обеспечения общественной безопасности населения
Я 2004 г. (к публикации научного доклада д с н., чл корр. Ран, директора Института социальных и политических исследований ран в....
Е. А. Тюгашев актуальные вопросы разработки целевых программ обеспечения общественной безопасности iconТеоретические основы компьютерной безопасности (вопросы к экзамену)
Основы государственной политики обеспечения информационной безопасности, содержащиеся в Концепции национальной безопасности Российской...
Е. А. Тюгашев актуальные вопросы разработки целевых программ обеспечения общественной безопасности iconНекоторые актуальные аспекты обеспечения экологической безопасности территорий алексеева О. Т
Опасность – совокупность факторов (условий и действий), грозящая существованию объекта как такового
Е. А. Тюгашев актуальные вопросы разработки целевых программ обеспечения общественной безопасности iconПостановление От 25 июня 2010 г. N 429-п об областной целевой программе "противодействие коррупции в ярославской области" на 2010 2011 годы
Закона Ярославской области от 9 июля 2009 г n 40-з "О мерах по противодействию коррупции в Ярославской области" и в соответствии...
Е. А. Тюгашев актуальные вопросы разработки целевых программ обеспечения общественной безопасности iconПравила разработки программ комплексного развития систем теплоснабжения муниципального образования
Предложения и замечания просим направлять по адресу kovalchuk@rosteplo ru или формулировать в форуме на сайте www rosteplo ru в разделе...
Е. А. Тюгашев актуальные вопросы разработки целевых программ обеспечения общественной безопасности iconЗакон о полиции Глава Общие положения Статья 1 Полиция и ее назначение
Российской Федерации, иностранных граждан, лиц без гражданства (далее граждане; лица), для противодействия преступности, охраны общественного...
Е. А. Тюгашев актуальные вопросы разработки целевых программ обеспечения общественной безопасности iconПоложение об организации пропускного режима в маоу сош №4
Абинский район в целях обеспечения общественной безопасности, предупреждения возможных террористических, экстремистских акций и других...
Е. А. Тюгашев актуальные вопросы разработки целевых программ обеспечения общественной безопасности iconПостановление 28 марта 2006 г. N 219-пп 0 Целевой среднесрочной эколо­гической программе города Мос­квы на 2006-2008 годы
Москвы от 11 января 2005 г. N 3-пп "О со­вершенствовании практики разработки и реализации городских целевых программ в городе Москве",...
Е. А. Тюгашев актуальные вопросы разработки целевых программ обеспечения общественной безопасности iconПрограмма по восстановлению малых рек и водоемов города Москвы на период до 2010 года; мероприятия по восстановлению естественных растительных сообществ; методика оцен­
Москвы от 11 января 2005 г. N 3-пп "О со­вершенствовании практики разработки и реализации городских целевых программ в городе Москве",...
Е. А. Тюгашев актуальные вопросы разработки целевых программ обеспечения общественной безопасности iconМетодика разработки рабочей учебной программы по профильным предметам
Основания для разработки учебных рабочих программ базисный учебный план общеобразовательных учреждений Российской Федерации, утвержденный...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов