Е. А. Тюгашев Дао безопасности icon

Е. А. Тюгашев Дао безопасности



НазваниеЕ. А. Тюгашев Дао безопасности
Дата конвертации17.09.2012
Размер183.19 Kb.
ТипДокументы


Е.А. Тюгашев

Дао безопасности


Вся история Китая представляет собой историю политических интриг и кровопролитных войн, историю распада одних и возникновения других правящих династий и царств. В связи с этим историческим контекстом особый интерес вызывают представления о безопасности, сложившиеся в китайской цивилизации.

В западной традиции обеспечение безопасности связывалось с соблюдением меры. Как указывает Е.Н. Камельчук, «мудрецы говорили о мере как о необходимой компоненте человеческого поведения, о некоей норме, нарушение которой опасно…»1. В процессе обобщения закона меры последняя истолковывалась как объективный закон миропорядка.

Такие объекты как бог, бытие, мышление, необходимость, форма и другие начала европейской картины мира интерпретировались как частные, абстрактные, специальные меры. В учении о мере Гегель дифференцировал специфицирующую и реальную меры. Специфицирующая мера есть некоторое правило, масштаб деятельности. Реальная мера определяется как отношение мер, составляющее конкретный ряд, или систему, мер. Полагание системы мер осуществлялось в законе.

Именно интересами безопасности В. Виндельбанд объясняет переход философов к законодательной деятельности: «Подобно тому, как рассуждения гномических поэтов и сентенции так называемых семи мудрецов рекомендуют, главным образом, соблюдение меры, так и пессимистические сетования, которые мы встречаем у поэтов, философ и моралистов V в., имеют по большей части своим объектом безнравственность людей, недостаток воспитания и уважения к порядку. Серьезные умы поняли опасность, которой грозило страстное возбуждение общественной жизни, а политический опыт, свидетельствовавший о том, что борьба партий дает благодетельные результаты только тогда, когда законный порядок остается незатронутым, придавал подчинению законам характер высшей обязанности. Гераклит и пифагорейцы высказали эту мораль с полной ясностью и сумели связать ее с основными понятиями своей метафизической теории»1.

Значимой особенностью цивилизационного опыта Китая, претерпевшего катастрофу легизма, является сдержанное отношение к закону («фа»). Мыслители даосской ориентации (превалирующей в настоящее время в Тайване) утверждали: «Управлять государством, пользуясь строгими законами, все равно, что поручать зимой или осенью выращивать хлеб. Поэтому тот, кто действует законами и приказами, управляет с помощью орудий зла»2. Закон «фа» предназначался для низких людей, простого народа, тогда как благородные мужи руководствовались моральными нормами «ли». Император был носителем высшей силы «дэ» и не испытывал никаких ограничений.


Некоторые особенности традиционных китайских представлений об опасности и безопасности можно раскрыть на материале «Книги Перемен» («Ицзин»), которой находится у истоков двух наиболее распространённых морально-этических учений – конфуцианства и даосизма. Данный канонический труд представляет собой свод описаний 64 особых графических знаков – гексаграмм, каждая из которых символизирует ту или иную жизненную ситуацию во времени с точки зрения ее постепенного развития.

Основным понятием «Ицзин» является понятие Хаоса. Под ним понимается первоначало любого процесса, не содержащее в себе осмысленных движущих сил и действий, находящихся в непредсказуемом взаимодействии друг с другом. В самом общем виде Хаос есть вообще отсутствие деятельности как взаимосвязанного, структурированного процесса. В процессе любой деятельности возникают ситуации, создающие угрозу для благополучного её продолжения. Опасность подразумевает собой возможность возвращения начатого процесса в первозданный Хаос, если в ходе её осуществления были допущены ошибки, или своевременно не были приняты меры к устранению опасной ситуации. Безопасность в таком случае есть внутреннее состояние, обеспечивающее непрерывность деятельности, непрерывность развития.

Такое динамическое (или, может быть, кинематическое) восприятие безопасности отлично от западной традиции, в которой изменчивость ассоциируется с опасностью. На это восприятие косвенным образом указывает К. Поппер, комментирующий намерения Платона: «В жизни, где все течет, нет никакой уверенности, никакой безопасности. Я, говорит Платон, готов помочь им»1.

Кошмар вечно изменчивого гераклитовского мира ограничивал его восприятие. Сократ признавался: «Я думал со страхом, как бы мне совершенно не ослепнуть душою, рассматривая вещи глазами и пытаясь коснуться их при помощи того или иного из чувств. Я решил, что надо прибегнуть к отвлеченным понятиям и в них рассматривать истину бытия»2. Оказавшись причастным к миру покоящегося, себетождественного бытия, Сократ с гордостью говорит: «Да, я надежно укрылся от опасностей, сказавши себе и другим, что прекрасное становится прекрасным благодаря прекрасному»3.

В «Тимее» же, неизменность понятий, логическое тождество фиксируется как закон безопасной деятельности: «Если, стало быть, ни одно вещество не предстает всякий раз одним и тем же, отважимся ли мы, не испытывая стыда перед самими собой, настойчиво утверждать, что какое-либо из них — именно то, а не иное? Конечно, нет, и куда безопаснее будет выражаться так: когда мы видим, как нечто — хотя бы огонь — постоянно являет себя то одним, то другим, надо говорить не об «этом», но о «таком» огне и также воду именовать не «этой», но «такой», да и вообще не надо приписывать всем подобным вещам устойчивости, выражаемой словами «то» и «это», посредством которых мы обозначаем нечто определенное»1.

В «Ицзин» опасность рассматривается как неотъемлемая составляющая любого действия. Не может быть такого положения вещей, когда некий процесс может быть полностью ограждён от опасности быть разрушенным. Это может случиться на каждой его стадии из-за неправильных действий, не соответствующих характеру ситуации, либо вступающих в конфликт с общим процессом развития.

Опасность возникает, когда в процессе развития «разрешение, достигнутое на предыдущей ступени, приводит к некоторой свободе. Но эта свобода, если она не сдержана надлежащими импульсами, может привести лишь к произволу, т. е. хаосу. Для того, чтобы избежать этого, совершенно необходимо внести известные ограничения»1.

Еще один момент, на который хотелось бы обратить внимание, это вред поспешных действий. Всякое действие по «Книге Перемен» изначально начинается с внутренней мотивации, накопления сил, а уже затем реализуется вовне. Именно в точке перехода от внутреннего к внешнему существует опасность разрушения процесса от поспешных действий, когда внутренний потенциал ещё не накоплен.

В «Книге Перемен» существует несколько знаков, описывающих сам процесс деятельности, различные его стадии. Спектр, описываемых ситуаций широк: от статики до самых динамичных стадий. Так самой динамичной является ситуация, представленная в образе Молнии. Она относится также к начальному периоду деятельности и выражает первоначальное накопление сил с их последующим воплощением вовне. «Момент перехода от внутренней жизни к внешней является тогда, когда человек может потерять уверенность в своих действиях. В особенности в такой ситуации, как данная, эта растерянность может проявиться с особенной силой, чтобы не оказаться застигнутым врасплох, надо и здесь не изменить принципу неуклонного действия и стремиться вперёд…»1. Но при накоплении первоначальных ресурсов призыв к необходимости проведения тщательной подготовки, выраженный в предыдущей ситуации, не должен заменить собой общее стремление к достижению результата. Это подтверждается и толкованиями к другим гексаграммам.

Для описания начального состояния процесса деятельности создатели «Ицзина» использовали аллегорический образ войска. «С величайшей бдительностью, с полноценным жизненным опытом мужа следует решать спор при помощи войска. Здесь одинаково пагубным может оказаться как юношеский задор, так и старческая косность»2. Древние китайцы, таким образом, пытались донести важность любого начинания, сравнивая его с вводом войска в бой. В данном случае от полководца зависит успех сражения, от того насколько правильно он выберет время для начала действий.

Наиболее чётко понятие опасности отражено в ситуациях, содержащих взаимоисключающие друг друга элементы. В этом случае проводимая деятельность находится в состоянии кризиса, и её результат зависит от того, какой из конфликтующих элементов окажется сильнее. В данном случае существует риск ошибки, недооценки отдельных факторов при принятии решения, как следствие, опасность “разрушения” в терминологии «Книги Перемен».

Выше уже говорилось, что помимо динамичных стадий в «Ицзине» представлены и ситуации статичности. В процессе осуществления любой деятельности может возникать необходимость такого рода состояний. Покой (расслабление) возникает как благо, в данный момент оно соответствует общей гармонии. Но «Книга Перемен» предупреждает об опасности их переразвития, то есть сохранения состояния статичности в тот момент, когда ситуация уже требует действий. Процесс осуществления деятельности должен быть непрерывным. Бездействие есть главная опасность для него.

На первый взгляд некоторые положения противоречат друг другу. Так, например, с одной стороны, наступательность, а с другой — необходимость задержки активных действий для более тщательной подготовки, с одной стороны призыв к остановке, а с другой — критика бездействия. Дело в том, что теория деятельности, представленная в «Книге Перемен», отводит для каждого состояния определённый временной промежуток, который диктуется общими законами гармонии. Поэтому любое состояние само по себе не несёт опасность. Она появляется лишь тогда, когда происходит выход данного состояния за отведённые ему временные рамки.

Понимание безопасности как состояния, сохраняющегося только в результате развития, чередования ситуаций, т. е. собственно перемен позволяет говорить о том, что определенный путь (или последовательность перемен) и обеспечивает безопасность. Именно с этой точки зрения представляется возможным говорить о Дао безопасности.

Наиболее репрезентативным для даосских представлений о безопасности, является на наш взгляд следующее рассуждение Ли Дао-Чунь, которое мы приведем полностью: «Есть время для движения изменений. Опасность и безопасность находятся в тебе самом. Несчастье и счастье, обретение и потеря всегда начинаются из самого себя. Если проник в изменения, тогда следуешь времени, а коль следуешь времени, тогда и в опасности будешь безопасен. Если проник в изменения, тогда и среди хаоса будешь в порядке. Если не теряешь то, за что нужно держаться, тогда и из трудности будет проникновение в успех. Если неосторожен в своих действиях, тогда и от изобилия тебе не будет пользы. Если затемняешь свою ясность, то значит пребываешь в ситуации «Рассеяние ясности», в которой не будет недуга. Если держишься за то, что имеешь, то пребываешь в ситуации «Большое имение», то обязательно будет вред. Если нечто предельно далеко, но способно резонировать, значит ваши волеустремления едины. Если же нечто очень близко, а контакта нет, значит ваши волеустремления противоречат. Если предельно слаб, а способен побеждать, значит обретаешь поддержку. Если предельно тверд и не совершаешь ошибок, значит обладаешь своим Путем. Когда в ситуации знака-гуа «Прибыль-и» говорится, что следует применять неудачные ситуации, это значит помощь в беде. Когда в ситуации знака-гуа «Разлад-куй» говорится, что увидишь злого человека, то имеется в виду, что тем самым избавишься от обиды. Если нет постоянства в твоей Потенции, значит некуда вмещать. Если не владеешь своим телом, значит неоткуда быть пользе. Если стоишь сам по себе, держась за себя, то это означает отсутствие заслуг. Если испугавшись, критикуешь и исправляешь сам себя, тогда добьешься благополучия. Если приносишь прибыль людям, то и от людей тебе будет прибыль. Если приносишь пользу людям, то и от людей тебе будет польза. Если веришь в людей, то и от людей тебе будет вера. Если милостив к людям, то и от людей тебе будет милость. Если боишься неудачи, то не будет неудачи. Если боишься промахов, то не будет промахов. Если боишься беды, тогда должно прийти счастье. Если же небрежно относишься к счастью, значит придет беда. Так разве могут быть еще сомнения в том, что опасность и безопасность находятся в тебе самом, как я сказал выше?»1

Процессуальное понимание безопасности развивалось в конфуцианстве и даосизме в различных направлениях. Конфуций особое значение придавал ритуалу, определявшему ситуационные правила поведения. Ситуативная конкретность этикетных норм поведения определяла тактический масштаб задач по обеспечению безопасности. Стратегический ее уровень обеспечивался только абстрактно-обобщенным принципом человеколюбия, который должен был адаптироваться к эмпирически конкретной ситуации.

Даосизм, как полагает А. Кузьмин, излагающий свою точку в главе пятой «Обеспечение безопасности» своей работы «Дао-Дэ-Цзин — Стратегия жизни»1, дает развитую систему обеспечения безопасности, основанную на психотехнике. На его взгляд, видение мира через категорию Дэ исключает возможность конфронтации с окружающим миром, поскольку все люди воспринимаются как собственные дети, нуждающиеся в заботе и покровительстве. Этот стиль мышления на подсознательном уровне устраняет саму возможность конфликта. Человек оказывается над ситуацией в целом, ставит себя в положение «родителя», и вынужден так выстраивать свое поведение, чтобы постоянно быть полезным и необходимым для всех. В результате, чем больше у человека Дэ, тем большую заботу и покровительство осуществляет жизнь по отношению к этому человеку, обеспечивая его безопасность.

Действительно, Лао цзы говорит: «Поднебесная имеет начало, которое является матерью Поднебесной. Когда достигнута мать, — познаешь и ее детей. Когда познаны дети, — вновь возвращаешься для сбережения матери. И тогда до конца дней своих не встретишь опасности» (чжан 52)2. Говоря современным языком, Лао-цзы формулирует холистский подход к обеспечению безопасности, т. е. исходя из системной целостности мира. Конфуций придерживается в этом отношении «элементаристского» подхода, нацеленного на обеспечение безопасности в каждой отдельной ситуации, а следовательно, как предполагается, и в совокупности ситуаций.

Образ матери Поднебесной и ее детей представляет также интерес в связи древнекитайской дипломатической практикой заключения с варварами договоров «о мире, основанном на родстве». Как пишет Ю. Л. Кроль, заключая союз-породнение, цари договаривались «быть старшим и младшим братьями», клянясь в верности договору (соглашению) и помазав углы рта кровью жертвенного животного (например, белой лошади), а также направляя в «братское» государство дочерей царского дома или такого заложника как наследник престола. Породнившиеся правители становились союзниками и представляли собой грозную военно-политическую силу. Коалиции «старших и младших братьев» диктовали свою волю другим, добивались от них территориальных уступок, ходили в совместные подходы или оказывали «братскому» государству военную помощь, если оно подвергалось нападению. Породнение было не только путем сближения в мирных, но могло также предшествовать или сопутствовать договору в военных целях, как наступательных, так и оборонительных1.

Так, например в 299 г. до н.э. циньский царь Чжао написал чускому царю Хуаю (отцу Цин-сяна) письмо: «Вначале я, “сирота” (или: одинокий), договорился с вами, царь, быть старшим и младшим братьями; мы заключили клятвенное соглашение в Хуанцзи, помазав углы рта жертвенной кровью, [чуский] наследник престола стал [у меня] заложником; это была [наша] высшая радость. [Но ваш] наследник престола, оскорбив, убил моего самого влиятельного сановника и бежал, не извинившись. Я, “сирота” (одинокий), действительно не [смог] совладать со своим гневом и послал войска вторгнуться в ваши, царь-государь, границы. Теперь я услыхал, что вы, царь-государь, приказали своему наследнику престола находиться в качестве заложника в Ци, чтобы просить [там] мира. Мои “сироты” (одинокого) границы примыкают к вашим [царь Чу], поэтому [оба дома и] являются породнившимися через брак, — происхождение [нашей] взаимной близости давнее. А ныне, [поскольку государи] Цинь и Чу не радуются [взаимному согласию и близости], то у них нет возможностей отдавать приказы [другим] удельным правителям. Мне, “сироте” (одинокому), желательно встретиться с вами, царь-государь, у заставы У, договориться с вами лицом к лицу и, заключив клятвенное соглашение и помазав углы рта жертвенной кровью, удалиться…»1

Обратим внимание на типично даосский дискурс письма. Одинокий в мире, согласно учению даосизма, мудрец достигает безопасности посредством породнения с миром. С мудрецом, как с «тождеством глубочайшего» нельзя сродниться, но ему сродны все. Соответственно, следующий Дао государь воспринимает себя как одинокого в мире, как «сироту», который, тем не менее, надеется искупить свои нарушения принципа «недеяния» путем обретения собратьев. Следуя Дао и накапливая Дэ, правильно обращаясь с миром, государь рассчитывает на содействие мира в обеспечении безопасности.

Так, в тексте «Цзо чжуан» под 520 г. до н.э. приведена речь Сюя, начальника Шэнь, в которой, в частности, сказано: «В древности, когда Сын Неба [обладал истинным путем], защита его лежала на варварах четырех [стран света]; когда [духовная сила] Сына Неба приходила в упадок, защита его лежала на удельных правителях; когда удельный правитель [обладал истинным путем], защита его лежала на соседних владениях с четырех [сторон]; когда [духовная сила] удельного правителя приходила в упадок, защита его лежала на его четырех границах»2.

Дао безопасности не исключает реализации «элементаристского» подхода. Так, в частности, Лао-цзы, как и все древние мудрецы, указывал на значение меры: «Знай меру — и не придется испытать стыд. Умей остановиться — и не столкнешься с опасностями» (чжан 44)3.

Мера характеризуется определенностью, т. е. наличием пределов. Поэтому, естественно, Лао-цзы указывает на значение предела. В чжане 44 фраза «Умей остановиться — и не столкнешься с опасностями»4 также переводится «Кто знает предел, у того не будет опасности». Аналогично в чжане 32 говорится «Знание предела дает возможность избавиться от опасности»1.

Образ предела связывает Дао с Великим пределом — всеобъемлющим началом мира2. Дао как путь мира и есть сам мир, который, как бы он не изменялся, сам не подвергается опасности: «Вот вещь, в хаосе возникающая, прежде Неба и Земли родившаяся! О, спокойная! О, пустотная! Одиноко стоит она и не изменяется. Повсюду действует и не подвергается опасности (уничтожения). Ее можно считать Матерью Поднебесной. Я не знаю ее имени. Обозначая знаком, назову ее Дао, произвольно давая ей имя, назову Великой. Великая — назову ее преходящей. Преходящая — назову ее Далекой. Далекая — назову ее Возвращающейся. Вот почему велико Дао, велика Земля, велик также и государь» (чжан 25)3.

Обращенность к Дао, таким образом, релятивизирует ценность конкретных отдельных пределов. Важны не пребывание в границах отдельной меры и сохранение формы как таковой. Важны трансформации и соразмерность процессу в целом. Так, в чжане 16 говорится: «Тот, кто следует Дао, вечен и до конца жизни не будет подвергаться опасности»4.

Представления даосских мудрецов о безопасности, несомненно, оказали влияние практику обеспечения национальной безопасности в Китае, хотя далеко не всегда это влияние было явным. В Древнем Китае в общественно-политическом дискурсе оппонировали друг другу преимущественно сторонники неоконфуцианства и легизма. Считалось, что тяготеющие к конфуцианству гражданские чиновники, опирались на «человеколюбие и справедливость», реализуя начало Ян. Воины и «жестокие чиновники, люди по природе смелые и твердые, реализовывали начало Инь и придерживались легизма1. Перемены во внешней политике Китая соотносились, таким образом, с циклическим круговоротом Ян и Инь.

Даосизм же не отдает предпочтения какому-либо одному из этих начал: «Одно Инь, одно Ян — это и есть Путь». В средние века лидеры даосской школы «цюань чжэнь» предприняли небезуспешную попытку преодолеть влияние противостоявших друг другу неоконфуцианства и легизма и сделать даосизм официальной идеологией империи Чингис-хана2. Даосская традиция, господствующая на Тайване, сохраняет сегодня немалое влияние и в КНР. Сбалансированная позиция по отношению к происходящим в мире переменам отличает внешнюю политику Китая в настоящее время.


Наиболее известны в этом отношении стратагемы, т. е. хитрости, уловки, обеспечивающие успех в противоборстве с противником3. Наибольшую известность получили афористично сформулированные китайские стратагемы.

Суть стратагемы № 1 «Обмануть императора, чтобы он переплыл море» состоит в открытом проведении действий, маскирующих действительную цель. Противнику навязывается шаблон восприятия либо используется существующий шаблон. Противник становится зависимым от шаблона, теряет бдительность и адекватное восприятие ситуации.

Это наиболее простая и элементарная стратагема, которая основывается на использовании стереотипов в стандартной модели коммуникации. Спецслужба кодирует и передает определенное сообщение, рассчитывая на конкретное и однозначное восприятие информации при его декодировании получателем. Разумеется, один и тот же текст в зависимости от канала коммуникации или аудитории может кодироваться по-разному. Соответственно, информационное прикрытие имеет строго адресный характер и ставит своей целью скрытие подрыва только от противника. Но для других субъектов, опирающихся на иные шаблоны восприятия, совершаемые действия уже не будут составлять какой-либо тайны: очевидное для одного, не очевидно для другого. Поэтому информационные прикрытия всегда относительны.

Тот же принцип используется в стратагеме № 8 «Для вида чинить деревянные мостки, втайне выступить в Чэньцан», согласно которой необычные действия должны прикрываться действиями, которые были бы обычными. Именно в логике данной стратагемы гласная деятельность используется для прикрытия негласной.

Для этого, в частности, согласно стратагеме № 29 «Украсить сухие деревья искусственными цветами» можно воспользоваться чужим лицом, именем, авторитетом, возможностями, торговым знаком, документами.

Совершение этих действий является предпосылкой последующего подрыва. Так стратагема № 10 «Скрывать за улыбкой кинжал» иногда иллюстрируется на примере натурализации иммигранта, который в действительности является нелегалом спецслужбы.

Шаблон восприятия может быть рассчитан не только на доверчивость, но и на недоверчивость реципиента, ждущего подвоха. По стратагеме «Открытых городских ворот» (№ 32) можно попробовать представить ложное настоящим, а настоящее ложным. В результате противник может увидеть ловушку там, где ее в действительности нет. Данная стратагема используется в слабой позиции1.

При отсутствии достаточных ресурсов стратагема № 7 требует «Извлечь нечто из ничего».

В данном случае реализуется эффект усиления коммуникации.

При наличии некоторых ресурсов прикрытие может выглядеть более серьезно. По стратагеме № 17 «Бросить кирпич, чтобы получить яшму» можно выдать поддельное за подлинное, придав ему тот же вид и возбудив желание обладать этим. Данная стратагема относима к практике целенаправленного продвижения спецслужбами искаженной научно-технической информации с целью истощения экономики противника.

Эффект нелинейности коммуникации в информационном пространстве используется в стратагеме № 13 «Бить по траве, чтобы вспугнуть змею». Проведение демонстративных действий провоцирует включение смежных, системно связанных процессов, которые могут проявить истинные намерения, сорвать маску, заставить выдать тайные планы.

Использование стратагемы № 21 «Цикада сбрасывает свою золотую кожицу» указывает на возможность подрыва на враждебное общество путем морального давления на его вождей, компрометации святынь и символов, сплачивающих его.

На избирательное, селективное восприятие информации рассчитана стратагема № 6 «На Востоке поднимать шум, на Западе нападать». Эта стратагема предписывает тщательно скрывать момент нападения на противника, всячески его маскировать.

В этой дезинформационной кампании использовалась и стратагема № 27. Если основной набор стратагем основан на использовании стереотипов, шаблонов восприятия, т. е. на коммуникацию в хорошо структурированном упорядоченном информационном пространстве, то стратагема № 27 «Делать безумные жесты, не теряя равновесия» создает ситуацию информационного шума, впечатление беспорядочных, хаотических действий. Такая тактика дестабилизирует восприятие, дезориентирует и вызывает сомнения в достаточно надежном прогнозировании деятельности.

Согласно стратагеме № 24 «Объявить, что только собираешься пройти через государство Го, и захватить его» нужно получить согласие на полномочия в отношении одних действий, но воспользоваться ими для совершения других, выгодных только тебе действий. По стратагеме № 30 «Превратить роль гостя в роль хозяина» следует воспользоваться удобным случаем и возможно временным расположением к тебе противника для нанесения ему ущерба скрытыми действиями.


По отношению к противнику более слабому в ряде случае целесообразно использование стратагемы № 16. «Если хочешь что-нибудь поймать, сначала отпусти». Во имя стратегической цели временно идут на уступки, проявляют заботу, показывают мнимую несостоятельность, отсутствие интереса, нейтральность.

Классическими для деятельности спецслужб представляются стратагемы № 3 «Убить чужим ножом» и № 26 «Скрыть акацию и указать на тутовое дерево». В первом случае ущерб наносят косвенным путем, не афишируя себя, а используя другие силы, например, криминальные организации как средство. Маскируемый результат подрыва выглядит как процесс, вызванный объективными обстоятельствами или третьей силой. Стратагема № 26 также рекомендует скрыть истинных виновников, истинные причины событий, указав на подставных или вымышленных лиц.

1 Камельчук Е.Н. Ценностные аспекты генезиса проблемы теодицеи в мировоззрении античности (от Гомера и Аристотеля). Дис. … к. филос. н. Новосибирск, 1999. С. 124.

1 Виндельбанд В. История философии. Киев, 1997. С. 66.

2 Цит. по: Кычанов Е.И. Основы средневекового китайского права. М., 1986. С. 250.

1 Поппер К.Р. Открытое общество и его враги. М., 1992. Т. I. Чары Платона. С. 245.

2 Платон. Федон // Платон. Федон, Пир, Федр, Парменид. М., 1999. 99е.

3 Платон. Федон. 100е.

1 Платон. Тимей // Платон. Филеб, Государство, Тимей, Критий. М., 1999. 49d. См. также: Платон. Парменид // Платон. Федон, Пир, Федр, Парменид. М., 1999. 130d, 135c.

1 Шуцкий Ю.К. Классическая книга перемен. Ицзин. М., 1993. С. 276.

1 Шуцкий Ю.К. Классическая книга перемен. Ицзин. С. 322

2 Шуцкий Ю.К. Классическая книга перемен. Ицзин. С. 128.

1 Ли Дао-Чунь. Свод сочинений о срединности и гармонии. Сущность таинственных врат. Тайное значение за чертами перемен // Антология даосской философии. Фрагм. 15. Преодоление нерешительности / http://ki-moscow.narod.ru/litra/zen/dao/dao_12.htm.

1 Кузьмин А. Дао-Дэ-Цзин — Стратегия жизни / http://daofunshu.narod.ru.

2 Цит. по тексту «Дао дэ цзин», включенному в работу: Маслов А.А. Встретить дракона: толкование изначального смысла «Лао-цзы». М., 2003. С. 262

1 Кроль Ю.Л. Отношение империи и сюнну глазами Бань Гу // Страны и народы Востока. М., 2005. Вып. XXXII: Дальний Восток. Кн. 4. Проблемы географии и внешней политики в «Истории Хань» Бань Гу: Исследования и переводы. С. 152–153.

1 Цит. по: Кроль Ю.Л. Отношение империи и сюнну глазами Бань Гу. С. 148–149.

2 Цит. по: Кроль Ю.Л. Отношение империи и сюнну глазами Бань Гу. С. 338. Прим. 5

3 Цит. по тексту «Дао дэ цзин»... С. 254

4 Цит. по пер. Ян Хин-шуна, который приводится в: Кузьмин А. Дао-Дэ-Цзин — Стратегия жизни.

1 Цит. по пер. Ян Хин-шуна…

2 Юркевич А.Г. Тай цзи (Великий предел) // Словарь философских терминов. М., 2004.

3 Цит. по пер. Ян Хин-шуна…

4 Цит. по пер. Ян Хин-шуна...

1 Кроль Ю.Л. Конфуцианская и легистская интерпретации категории единства в трактате «Янь те лунь» I в. до н. э. // Зарубежный восток: религиозные традиции и современность. М., 1983. С. 226.

2 Торчинов Е.А. Даосизм: опыт историко-религиозного описания. СПб., 1998. С. 379.

3 Фронтин С.Ю. Военные хитрости (Стратегемы). — СПб., 1996.

1 «Если есть подозрение, что противник систематически прибегает к обманным трюкам, тогда почти все, что исходит от него, невольно вызывает недоверие — это дезинформация. Эффект обманной акции, пусть даже она имела частичный успех, состоит и в том, что в дальнейшем противник уже не может правильно разобраться в очередной полученной информации. Он становится подозрителен и недоверчив» (Даллес А. ЦРУ против КГБ... — С. 249.)





Похожие:

Е. А. Тюгашев Дао безопасности iconЕ. А. Тюгашев актуальные вопросы разработки целевых программ обеспечения общественной безопасности
В зависимости от характера научного обеспечения используемого дисциплинарного теоретического основания выделяют экологические, социологические,...
Е. А. Тюгашев Дао безопасности iconСоцис. № Е. А. Тюгашев социокультурный подход в преподавании социологии: жанр этюда
Тюгашев евгений Александрович кандидат философских наук, доцент Новосибирского государст­венного университета
Е. А. Тюгашев Дао безопасности iconТеоретические основы компьютерной безопасности (вопросы к экзамену)
Основы государственной политики обеспечения информационной безопасности, содержащиеся в Концепции национальной безопасности Российской...
Е. А. Тюгашев Дао безопасности iconВиды инструктажа по технике безопасности в соответствии с гостом 12 0004-90 «Организация обучения безопасности труда»
Перед практической работой – правила техники безопасности при работе в кабинете химии, и с каждым вновь прибывшим учеником
Е. А. Тюгашев Дао безопасности iconЕ. А. Тюгашев Объективно-ориентированный подход в разработке целевых программ обеспечения общественной безопасности населения
Я 2004 г. (к публикации научного доклада д с н., чл корр. Ран, директора Института социальных и политических исследований ран в....
Е. А. Тюгашев Дао безопасности iconЦель: качество проведенных мероприятий Составил
На формирование сознательного ответственного отношения к личной безопасности и безопасности окружающих, приобретение ими способности...
Е. А. Тюгашев Дао безопасности iconТюгашев В. А., Тюгашев Е. А. Концепт «честность» в ментальности тюрок центральной азии
Вместе с тем в результате культурного обмена устанавливается общность представлений, социокультурная эквивалентность (или) когерентность...
Е. А. Тюгашев Дао безопасности iconИнструкция по пожарной безопасности для обучающихся моу «Средняя общеобразовательная школа №32»
При проведении занятий и в свободное время обучающиеся должны знать и соблюдать требования пожарной безопасности, установленные «Правилами...
Е. А. Тюгашев Дао безопасности iconПорядок регистрации декларации пожарной безопасности
Декларация пожарной безопасности разрабатывается в соответствии со статьей 64 Федерального закона от 22 июля 2008 г. №123-фз «Технический...
Е. А. Тюгашев Дао безопасности iconДокументы
1. /Дао-Дэ-цзин (пер. Кувшинова).doc
2. /Дао-Дэ-цзин...

Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов