Ф. Бэкон о терроре icon

Ф. Бэкон о терроре



НазваниеФ. Бэкон о терроре
Дата конвертации17.09.2012
Размер50.57 Kb.
ТипДокументы

Е.А. Тюгашев, (Новосибирск)

Ф. Бэкон о терроре


Философско-методологической предпосылкой фундаментального исследования феномена терроризма является анализ представлений о терроре, сформулированных в истории философской мысли. Как известно, онтогенез воспроизводит филогенез. Поэтому когда-то введенные в философский дискурс представления о терроре не утрачивают актуальности, так как регулярно генерируются и регенерируются в недрах массового общественного сознания, направляя функционирование и развитие общественной террористической и антитеррористической практики. Поэтому историко-философский аспект анализа феномена терроризма представляет непосредственный практический интерес.

В корпусе философских взглядов на террор в первую очередь внимание привлекают воззрения теоретиков террора эпох нового и новейшего времени. Будучи рефлексией практики якобинского, народовольческого и анархистского террора, эти воззрения, сформулированные, главным образом, в концептуальном поле народничества (П.Н. Ткачев) и экзистенциализма (А. Камю), вызывали злободневный политический интерес и рассматривались как непосредственное идейное обоснование возможной террористической практики. Поскольку в силу сложившегося формата восприятия беспристрастный и объективный анализ этих взглядов представляется затруднительным, особый интерес представляют философские наблюдения далекие «от злобы дня».

К данной категории философских текстов можно отнести миниатюру Ф. Бэкона «Киклопы, или Подручные террора» из его работы «О мудрости древних». Эта миниатюра, небольшая по объему (всего одна страница), является третьей по порядку, что в определенной степени свидетельствует о значении проблемы террора для социально-практической философской мысли.

Проблему террора Ф. Бэкон рассматривает, толкуя миф о циклопах. Он убежден, что многим мифам присущ тайный аллегорический смысл, который с самого начала заложен в мифе и старательно завуалирован его создателями. Комментируя этот миф, Ф. Бэкон в свирепых и чудовищных Киклопах видит подручных Юпитера, который манипулирует ими по совету Земли и в своих текущих интересах. Затем он устраняет их при помощи Аполлона.

Ф. Бэкону кажется, что этот миф говорит о делах государей. По его наблюдениям, они сначала отстраняют от дел и наказывают своих жестоких служителей, а затем «по совету Земли» снова призывают их на службу. «Подручные террора» проявляют еще большее рвение в жестоких казнях, или безжалостных поборах, но, в конце концов, несут свою кару с согласия государей.

В попутных замечаниях Ф. Бэкон раскрывает динамику террора, складывающуюся во взаимодействии множества социально-политических субъектов.

Так, ведущим субъектом террора оказываются государи, а «подручные террора» — это непосредственные исполнители террористических актов.
Государи, таким образом, выступают своего рода топ-менеджерами (или политическими заказчиками) террористических акций, тогда как конкретные террористы — всего лишь орудия этой террористической деятельности. Ф. Бэкон не указывает на каких-либо других субъектов террора. Таким образом, в рамках политического горизонта его времени государи представляются исключительными субъектами террора.

Совокупный субъект террора оказывается сложным по своему составу. Он включает топ-менеджеров террора и рядовых террористов. Кроме того, в состав данного субъекта может быть включена категория лиц, персонифицируемая мифологической фигурой Земли, подающей низкие и бесчестные советы по использованию «подручных террора».

Можно заметить, что описываемая Ф. Бэконом практика государственного террора демонстрирует его легальный (т. е. законный) и легитимный характер. Впрочем, легитимность террора во времени ограничена, вследствие чего пробуждается недовольство и народное негодование.

Учитывая этот эффект, государи направляют террор посредством «тайных намеков и двусмысленных указаний». Государи поэтому остаются в тени, а террористический процесс воспринимается в качестве теневого политического процесса.

Так, в рассказываемом Ф. Бэконом мифе, когда Эскулап, сына Аполлона, своим лечением воскресил умершего, то разгневанный Юпитер, желая скрыть свой гнев (не вполне справедливый), тайно воз­будил против него Киклопов, которые тотчас же пора­зили его молниями. Юпитер вынужден скрывать свои действия, но нельзя не отметить, что его права были попраны.

Действия Киклопов, в свою очередь, представляются спонтанными, напоминающими неконтролируемые природные стихийные бедствия. Террористический процесс приобретает, таким образом, видимость объективного, самопроизвольного процесса. Для внешнего наблюдателя остается загадкой, каким образом Киклопы вышли из заключения и смогли выковать молнии. Подготовка террористических акций, как оказывается, идет в тени, под мощным политическим прикрытием.

Обращает внимание цикличность террористического процесса. К использованию одних и тех же террористов-исполнителей, согласно Ф. Бэкону, государь прибегает дважды. После первой волны террора его подручные отстраняются от дел, но через некоторое время они вновь призываются, поднимая вторую волну террора. Но так как иногда они по неосторожности совершают дела, навлекающие ненависть, то государи оставляют их и отдают жаждущим мщения.

Любопытно, что по замечанию Ф. Бэкона, государи отлично знают, что «у них никогда не будет недостатка в подобного рода орудиях». Таким образом, у терроризма существует массовая база. Можно говорить о наличии потенциального субъекта террористической деятельности, из состава которого рекрутируются террористы-исполнители, актуализирующие в своих деяниях свои пристрастия.

«Подручных террора» Ф. Бэкон характеризует как корыстолюбивых, пребывающих в торопливой погоне за монаршими милостями. Прибегая к террору, государи также следуют соображениям выгоды, особенно когда появляется необходимость в безжалостных поборах. Террор, таким образом, имеет экономическую мотивацию.

Государи то уступают соображениям выгоды, то «преступают» их, особенно после решения экономических задач террористическими методами. По завершении террористических акций государи меняют тактику политического обеспечения экономической деятельности, получая в обмен аплодисменты и здравицы в его честь. Террор сам по себе, таким образом, не воспринимается в общественном мнении, как почетная, престижная деятельность.

Отмеченная цикличность террористического процесса реализуется в обусловленности экономической конъюнктурой. Можно выделять, соответственно, политико-экономический цикл террора, реализующий указанную взаимосвязь. Динамика политико-экономического цикла террора осуществляется в границах меры, установленной действующим правом, в том числе и обычным, основанным на законах родовой кровной мести. В терроре вершится правосудие посредством жестоких казней. Пострадавшие жаждут мести. Исполнители несут впоследствии запоздавшую кару. Террористический процесс движется, как мы видим, в правовых формах, а точнее — в системе различных форм (источников) права.

Подвижный, неустойчивый баланс форм права, регулирующих террористический процесс, совершается в границах меры. Не случайно, в рассказываемом Ф. Бэконом мифе, Апполон — бог меры и гармонии — поражает Киклопов молниями. Выход за границы меры — т. е. переход от умеренного террора к неумеренному — ведет к перестройке ресурсно-правового баланса. В результате восстановления справедливости субъекты правосудия обращаются в его жертв. К таким жертвам террора относятся не только жертвы «подручных террора», но и сами «подручные».

Государям, по-видимому, удается соблюсти здесь меру, дистанцироваться от террористических акций и возложить всю ответственность на исполнителей. Более того, когда заслуженное возмездие настигает террористов-исполнителей, топ-менеджеры террора получают дополнительные политические дивиденды.




Похожие:

Ф. Бэкон о терроре iconФренсис Бэкон (1561-1626)

Ф. Бэкон о терроре iconДокументы
1. /Субботин А.Л. Фрэнсис Бэкон и принципы его философии.txt
Ф. Бэкон о терроре iconТема 10 Бэкон Обоснование эмпиризма
Стремление уподоблять природу человеку (как проявление общей установки объяснять неизвестное по аналогии с известным)
Ф. Бэкон о терроре iconТест по философии: нулевой уровень идею разделения властей выдвинул
Идею разделения властей выдвинул: 1 Ф. Бэкон, 2 Т. Гоббс, 3 Д. Локк, 4 Ш. Л. Монтескье, 5 Ж. Ж. Руссо
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов