Академиянаук СССР сибирское отделение icon

Академиянаук СССР сибирское отделение



НазваниеАкадемиянаук СССР сибирское отделение
страница1/15
Дата конвертации17.09.2012
Размер3.33 Mb.
ТипРеферат
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15

А К А Д Е М И Я Н А У К СССР

СИБИРСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ

ИНСТИТУТ ИСТОРИИ, ФИЛОЛОГИИ И ФИЛОСОФИИ

МИНИСТЕРСТВО ВЫСШЕГО И СРЕДНЕГО

СПЕЦИАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ РСФСР

НОВОСИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ


В. П. ФОФАНОВ


ЭКОНОМИЧЕСКИЕ

ОТНОШЕНИЯ И ЭКОНОМИЧЕСКОЕ

СОЗНАНИЕ


ИЗДАТЕЛЬСТВО “НАУКА”

СИБИРСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ

Новосибирск-1979

270 c.


В монографии обосновывается правомерность выделения экономической формы (вида) обществен­ного сознания, которая представляет собой относи­тельно обособленный элемент общественного созна­ния, непосредственно отражающий экономические от­ношения. Работа выполнена на основе “Капитала” К. Маркса, широко использованы другие произведе­ния К. Маркса, а также труды Ф. Энгельса и В. И. Ленина. Показано, что экономическое сознание опосредует определяющее воздействие объективных экономических отношений на экономическую деятель­ность субъектов — носителей этих отношений. При выяснении функции экономического сознания анали­зируется его взаимосвязь с политическим и правовым сознанием.

В связи с решением основной задачи рассмотрен ряд общих вопросов исторического материализма, в частности содержание понятий “общественное отно­шение”, “форма (вид) общественного сознания”.

Работа представляет интерес для специалистов в области философии, научного коммунизма, полити­ческой экономии и других общественных наук, пре­подавателей и студентов вузов, а также пропаганди­стов и слушателей системы экономического образо­вания трудящихся.


Ответственный редактор канд. филос. наук М. П. Ч е м о д а н о в

© Издательство “Наука”, 1979.


Пагинация в красных скобках


ВВЕДЕНИЕ


В марксистской философской литературе все чаще ставится вопрос о существовании особой экономиче­ской формы общественного сознания. При этом отме­чалось, что отсутствие анализа экономических взгля­дов как особой формы общественного сознания в значительной степени объясняется недооценкой роли экономических взглядов в жизни общества1 и, можно добавить, усугубляет эту недооценку.

Развернутая постановка вопроса об экономическом сознании как особой форме общественного сознания была дана А. К. Уледовым2. Ее разделяет А. Ф. Окулов в своей обзорной работе, посвященной актуальным проблемам советской философской науки3. Вопрос об экономической форме общественного сознания ставил­ся также на Межвузовской научной конференции по проблеме возрастания активности общественного со­знания в период строительства коммунизма (г. Курск, 1968) И. Б. Иткиным4. На тон же конференции группа ученых под руководством А. И.
Илиади обсуждала [3]

проблему становления так называемой “труд-экономи­ческой” формы общественного сознания5.

К выводу о существовании особой экономической формы общественного сознания приходят и другие авторы. Факт существования экономического созна­ния констатируют, не пытаясь, однако, дать разверну­той его характеристики, А. В. Дроздов6, В. А. Демичев7, М. Н. Мацюк8. В частности, А. В. Дроздов пишет по данному вопросу следующее: “... мне пред­ставляется, что такая разновидность материальных отношений, как отношения экономические (являющие­ся конечным объектом отражения в других формах общественного сознания), находит и должна находить свое непосредственное идеальное отражение в особой форме общественного сознания. Такой формой явля­ется политическая экономия, экономические взгляды и теории. Поэтому наряду с выделяемыми историче­ским материализмом формами общественного созна­ния (политическое, правовое и т. п.) необходимо рас­сматривать как самостоятельную форму общественно­го сознания и политическую экономию, экономические взгляды и теории”9.

О существовании экономической формы общественного сознания пишет и ряд ученых-экономистов. Так, А. И. Пашков во введении к работе “История рус­ской экономической мысли” указывает на необходи­мость “учитывать закономерности развития самой экономической мысли как определенной формы обще- [4]ственного сознания”10, имея в виду экономическую мысль различных общественно-экономических формаций.

Опираясь на исследование экономической жизни социалистического общества, об экономическом созна­нии пишут авторы учебника политической экономии для экономических факультетов и вузов; они отмеча­ют что это “особая форма общественного сознания, принадлежащая самой экономической жизни социали­стического общества и связанная с планированием и управлением общественным производством”11. Воп­рос об экономическом сознании привлекает внимание исследователей-марксистов и в братских социалисти­ческих странах12.

Само по себе существование экономических взгля­дов есть некоторый факт. Экономические высказыва­ния содержатся уже в древнейших памятниках человеческой мысли13. Позднее формируется полити­ческая экономия как особая наука. Кроме того, эконо­мические взгляды существуют и на массовом уровне. Каждый субъект, например, в буржуазном общество имеет некоторое понимание того, что представляют собой основные экономические отношения, в част­ности деньги, заработная плата, капитал и т. д. Так, К. Маркс отмечал: “Каждый знает—если он даже ничего более не знает,—что товары обладают общей им всем формой стоимости, резко контрастирующей с пестрыми натуральными формами их потребитель­ных стоимостей, а именно: обладают денежной формой стоимости”14. Это знание является массовым, оно воз­никает у каждого именно потому, что иначе субъект [5]не сможет существовать в данной системе экономиче­ских отношений. Иначе говоря, эти взгляды являются социально значимыми, объективно необходимыми. Точно так же и о категориях буржуазной политэконо­мии К. Маркс писал, что они представляют собой “об­щественно значимые, следовательно объективные мыслительные формы для производственных отноше­ний данного исторически определенного общественного способа производства”15.

Развитие социалистического общества невозможно без адекватного развития научной политической эко­номии. Экономическая теория выступает при социализ­ме как средство активного воздействия на развитие экономических отношений. “Отрицать возможность воздействия людей на экономические процессы при социализме значит отрицать факт, что свойственная капитализму анархия внутри общественного производ­ства сменяется при социализме плановой, сознатель­ной организацией, что объективные законы могут ис­пользоваться со знанием дела”16. Знание дела в данном случае — это, прежде всего, знание объектив­ных экономических законов, т. е. научное экономиче­ское знание. Сказанное не означает отрицания объек­тивного характера экономических отношений. “Изме­нение производительных сил и производственных отношений представляет собой объективный процесс. Общество не может произвольно изменять производ­ственные отношения независимо от состояния произ­водительных сил. Зависимость производственных, отношений от определенной ступени развития произ­водительных сил является общесоциологическим за­коном, имеющим силу и при переходе к коммунизму. Отставание отдельных сторон производственных отно­шений от роста производительных сил существует и при социализме. Но этому можно успешно противодей­ствовать, если вовремя подмечать новые объективные потребности экономического развития и непрестанно приспосабливать социалистические производственные отношения соответственно развившимся производи­тельным силам”17.[6]

На массовом уровне при социализме также имеет­ся то или иное понимание существующих экономиче­ских отношений—таких как деньги, заработная пла­та, премия и т. д.,—причем оно может быть научным и ненаучным. Между тем различное понимание эко­номических отношений,— например, премии,— влечет за собой различную экономическую деятельность. Приведем пример того, что обыденное понимание объ­ективных экономических отношений зависит, в част­ности, от недостатков в организации экономических стимулов и санкций и само оказывает воздействие на экономическую деятельность. В одной из статей “Правды”, посвященных необходимости совершенст­вовать хозяйственный механизм нашей страны, кон­статируется, что сегодня “подавляющая часть санкций за неудовлетворительные показатели работы и нару­шение государственной дисциплины грозит руководи­телям предприятий в крайнем случае уменьшением премиальной суммы. В результате “порой создается ненормальное положение, когда зарплата психологи­чески воспринимается ими как аванс за выход на ра­боту, а за саму работу—платите премию”18. Ясно, что такое понимание негативно сказывается на харак­тере экономической деятельности. Авторы показыва­ют, с какой резкой критикой обрушивался на подоб­ный подход к премированию В. И. Ленин. Фактиче­ски перед нами одна из общественно значимых экономических коллизий,— и ее существо не может быть понято без выяснения места и роли в ней эконо­мических взглядов участвующих субъектов.

Несмотря на то, что ненаучные экономические взгля­ды при социализме существуют, тенденция состоит во все более широком распространении экономической науки. Так, на современном этапе развития нашей страны социологические исследования говорят о воз­росшем интересе массы читателей к народнохозяйст­венной проблематике19. Данные экономической нау-[7]ки влияют как на экономическую политику, так и на практическую экономическую деятельность трудящихся20.

Словом, факт существования в различных общест­венно-экономических формациях экономических взгля­дов как обыденного, так и научного характера, как на уровне массового, так и на уровне специализирован­ного сознания достаточно очевиден и неоспорим. Но для того, чтобы ввести в исторический материализм категорию “экономическая форма общественного со­знания”, сам по себе факт существования экономиче­ских взглядов недостаточен, его необходимо интерпре­тировать с точки зрения категориальной системы исто­рического материализма. Задача эта далеко не проста, тем более, что ее решение потребует уточнения неко­торых, казалось бы, устоявшихся представлений. По­этому психологически вполне понятны возражения против выделения экономической формы сознания, иногда встречающиеся в литературе21. Так, Я. А. Кронрод обосновывает свое мнение тем, что экономическая жизнь как материальный процесс не может включать в себя сознание людей. Мы не можем согласиться с этим доводом, так как общественная—в том числе и экономическая—жизнь есть взаимная деятельность людей, а деятельность без сознания невозможна. Другое дело, что действительно нуждается в решении вопрос о том, какую роль играет экономическое со­знание в системе объективных экономических отноше­ний, складывающихся в процессе взаимодействия субъектов. (Более подробно аргументация Я. А. Кронрода рассмотрена в разд. 4 гл. I при общей характе­ристике экономической формы общественного сознания.)[8]

Следует, однако, признать, что вопрос о выделении экономической формы общественного сознания явля­ется дискуссионным. Например, в тех устных обсуж­дениях, в которых пришлось участвовать автору дан­ной работы, проблему подчас пытались решить тем, что политэкономию относили к науке как особой фор­ме общественного сознания и отсюда делали вывод о том, что выделять экономическую форму сознания нет необходимости. Но куда тогда отнести экономи­ческие взгляды, существующие на уровне массового сознания, особенно когда они являются ненаучными. Можно привести целый ряд других аргументов pro et contra, однако дискуссия, чтобы быть плодотворной, должна опираться прежде всего на позитивную разра­ботку проблемы, на теоретическое изучение экономи­ческих взглядов как наличного социального факта. Проанализировать их место и роль в составе социаль­ного организма с точки зрения определенных системно зафиксированных исходных позиции,— вот к чему сво­дится задача.

Несмотря на то, что в работах авторов, ставящих вопрос об экономической форме общественного соз­нания, отражены некоторые признаки экономического сознания как наличного факта социальной действи­тельности, в целом в изучении экономических взгля­дов как особой формы сознания в современной марк­систской литературе делаются лишь первые шаги. Вполне прав А. К. Уледов, который отмечает, что вы­деление экономической формы общественного созна­ния “нуждается еще в серьезном обосновании, опира­ющемся на специальные исследования экономического сознания со стороны экономистов и социологов”22.

Выше были упомянуты лишь основные работы конца 60-х – начала 70-х годов, где ставилась пробле­ма экономического сознания. В последующие годы ко­личество таких публикаций возросло. Не стремясь дать их обзор, вместе с тем отметим, что первые попытки теоретически осмыслить природу экономиче­ского сознания отнюдь не во всем заслуживают одоб­рения и признания. Необходимо коллективное обсуж-[9]дение, уточнение и дальнейшее развитие первоначаль­ных постановок. Важно, однако, чтобы анализ правильности или неправильности трактовки тех или иных аспектов проблемы тем или иным автором — в том числе и автором этой книги—не заслонил бы са­му проблему как таковую, ее теоретическую и практи­ческую значимость. Большую и серьезную работу по созданию теории экономического сознания необходи­мо проделать, ибо это направление исследований обладает чрезвычайно высокой актуальностью. На наш взгляд, появление попыток ввести категорию “эконо­мическая форма (вид) общественного сознания” на современном этапе развития социалистического об­щества отнюдь не случайно. Потребность в интенси­фикации дальнейшего экономического развития нашей страны и социалистической системы в целом ставит перед марксистской теорией ряд важных и сложных вопросов и среди них—вопрос о роли субъекта, его сознания и деятельности в объективных экономиче­ских процессах. Он ставится самой жизнью, развитием экономической практики и экономической теории, и философы-марксисты не вправе игнорировать требо­вание, ярко сформулированное, в частности, видным советским экономистом академиком В. С. Немчино­вым: “Такие диалектические категории, как субъект и объект, сознательное и стихийное, случайное и необхо­димое, имеют прямое отношение к вопросу о путях развития экономики страны. Поэтому экономисты вправе настаивать, чтобы философы вплотную заня­лись категориями диалектики, в первую очередь при­менительно к проблеме использования сознательного начала в деле управления общественным производст­вом”23.

XXIV съезд КПСС поставил задачу соединить до­стижения научно-технической революции с преиму­ществами социалистической системы хозяйства. Это предполагает, в частности, теоретическое выяснение того, каковы возможности, пути и средства сознатель­ного воздействия субъектов на развитие и функциони- [10]рование объективных экономических отношений, какова роль деятельности субъектов в реализации объективных экономических законов. Вопросы, возни­кающие при рассмотрении механизмов сознательного и планомерного развития социалистической экономики, на наш взгляд, не могут быть достаточно полно решены без использования категории “экономическое сознание”.

В соответствии с решениями XXIV съезда КПСС в стране была создана система экономического образо­вания. Практический опыт хозяйственной деятельности, в том числе реформы, начатой по решению сен­тябрьского (1965 г.) Пленума ЦК КПСС, привел к пониманию того, что дальнейшее развитие и совер­шенствование социалистических экономических от­ношений необходимо предполагает и требует дальней­шего развития массового сознания субъектов — носи­телей этих отношений, повышения их теоретической экономической подготовки.

Этот опыт обобщен в постановлении ЦК КПСС “Об улучшении экономического образования трудя­щихся”, где отмечается: “На современном этапе ком­мунистического строительства с его высокими темпа­ми научно-технического прогресса, качественными изменениями в экономике производства и характере труда неуклонно возрастают требования к экономиче­скому образованию кадров, широких масс трудящих­ся. Экономическая подготовка выступает в качестве важного условия повышения научного уровня хозяй­ствования, роста инициативы, активности трудящихся в управлении производством..”24 Недопустимо поло­жение, когда “некоторые руководящие работники министерств и ведомств, предприятий, совхозов и кол­хозов, особенно начальники цехов и отделов, мастера, бригадиры и звеньевые, недостаточно владеют навы­ками экономического анализа хозяйственной деятель­ности, не всегда могут обосновывать принимаемые ре­шения и оценивать результаты работы с позиций экономической эффективности производства”25. Социа- [11листическая система хозяйства требует, чтобы обы­денные, ненаучные способы принятия решений были заменены глубоко обоснованными рекомендациям” экономической науки. Экономическая теория должна найти широкое применение в самой экономической практике, в процессе экономической деятельности всех трудящихся, стать мощным средством, которые миллионы людей используют в повседневной жизни для совершенствования и развития социалистической экономики.

Важно “обеспечить сочетание экономического обу­чения с применением полученных знаний на практике, широким привлечением всех трудящихся к решению вопросов экономической жизни трудовых коллекти­вов”26. По существу, речь идет о замене в массовом сознании целой страны обыденных экономических представлений научными экономическими знаниями, о систематическом использовании этих знаний для ре­шения практических задач в целях совершенствования экономической жизни. Этот процесс исторически на­зрел. Поэтому, ставя и решая задачу экономического образования и воспитания трудящихся, КПСС следу­ет определенной объективной необходимости, обеспе­чивает реализацию одной из закономерностей разви­тия социалистической экономики.

Непреходящее значение работы по развитию и совершенствованию системы экономического воспи­тания и образования с новой силой подчеркнуто на XXV съезде КПСС, где особое внимание было обра­щено на непосредственную практическую направлен­ность всей этой деятельности: “Развивая дальше эко­номическое образование, мы должны позаботиться о том, чтобы оно в максимальной степени способствова­ло повсеместному распространению передового опыта организации труда, внедрению в производство достижений науки и техники”27.

В связи с организационно-практической и теоретико-методической работой, которая развернулась в хо­[12] де выполнения постановления ЦК КПСС “Об улучше­нии экономического образования трудящихся”, в литературе все чаще стали говорить об “экономиче­ском воспитании”, “экономическом мышлении”, “эко­номическом познании” и т. д. Это, однако, лишь от­дельные звенья того понятийного ряда, который должен быть выстроен на основе категории “экономи­ческое сознание”. Говоря об экономическом образова­нии и экономическом воспитании, об экономическом анализе и экономическом мышлении, фактически го­ворят о различных аспектах формирования и функ­ционирования одного и того же, а именно — сознания субъектов, непосредственно обслуживающего их эконо­мическую деятельность, т. е. экономического сознания.

Разработка теории экономического сознания, и частности изучение закономерностей внедрения эко­номической теории в массовое сознание, позволит связать соответствующие понятия в единую систему, уточнить их содержание и на этой основе в конечном счете сформулировать некоторые более эффективные принципы практической постановки экономического образования и воспитания. Отнюдь не случайно тер­мин и понятие “экономическое сознание” получают все более широкое распространение в исследованиях, посвященных развитию и совершенствованию системы экономического образования и воспитания28.

На XXV съезде КПСС отмечалось, что партия и государство нуждаются в исследованиях проблем, связанных прежде всего со всесторонним развитием производства и управления производством. Постанов­ку вопроса об экономическом сознании, тесно связан­ном с процессами материального производства, следу­ет, по нашему мнению, рассматривать как результат [13] все возрастающего стремления ученых-марксистов глубже и конкретнее решать задачи, которые ставит общественная практика.

В условиях острой идеологической борьбы боль­шое значение имеет исследование экономического соз­нания капиталистического общества. Знание механиз­ма формирования и функционирования фетишистских экономических иллюзий в массовом сознании рабоче­го класса и других трудящихся дает возможности для поиска наиболее эффективных путей преодоления этих иллюзий, распространения в массах подлинно научной социалистической идеологии. Очевидно так­же огромное значение анализа апологетической и хо­зяйственно-политической роли буржуазной политэко­номии как для идеологической борьбы, так и для практики экономического соревнования двух мировых систем.

Исследование экономического сознания является весьма важным и в собственно теоретическом отноше­нии. Определяя наиболее актуальные направления развития общественных наук, Постановление ЦК КПСС “О мерах по дальнейшему развитию общест­венных наук и повышению их роли в коммунистиче­ском строительстве” от 14 августа 1967 г. как одну из первоочередных задач научно-исследовательской ра­боты в области исторического материализма выдвига­ет изучение соотношения объективных и субъективных факторов общественного развития. На наш взгляд, разработка категории “экономическая форма общест­венного сознания” непосредственно связана с решени­ем этого вопроса применительно к сфере экономиче­ских отношений.

Разработка категории “экономическая форма об­щественного сознания” в принципе позволяет получить ряд существенных для теоретической социологии ре­зультатов и прежде всего следующие: дать категори­альное отображение обширной и важной области об­щественного сознания, которая до сих пор такого отображения не имела и по существу выпадала из поля зрения теоретико-социологического исследова­ния (речь идет не только об экономической теории, но и о массовых экономических взглядах как научно­го, так и обыденного характера); содействовать [14] раскрытию механизма функционирования живой эко­номической деятельности в системе объективных эко­номических отношений; конкретнее представить меха­низм обусловленности других форм общественного сознания (прежде всего политического и правового сознания) объективными экономическими отношения­ми; конкретизировать представления о механизме взаимосвязи между базисом и надстройкой в целом.

Следует подчеркнуть, что возможности исследова­ния экономического сознания как некоторого реально существующего социального явления отнюдь не исчер­пываются теоретико-социологическим подходом. На наш взгляд, проблема экономического сознания пред­ставляет собой почву для плодотворных контактов фи­лософов, экономистов, специалистов в области научно­го коммунизма, социальной психологии и т. д.

Разумеется, каждая наука изучает действитель­ность в рамках своего предмета. Однако экономи­ческое сознание — столь сложный и многогранный объект, что целый ряд общественных наук может вычленять в нем специфические аспекты исследования в соответствии со своим предметом. Так, социальная психология вычленит психологию экономической жиз­ни, т. е. те чувства, настроения, которые возникают у людей в процессе их экономической деятельности и оказывают обратное воздействие на нее. Историче­ский материализм, отвлекаясь от эмоционально-воле­вой сферы и других явлений общественной психики, которые фиксирует социальная психология, будет рас­сматривать экономическое сознание с точки зрения собственных представлений о месте, роли и структуре общественного сознания в составе общественно-эконо­мической формации как системы общественных отно­шений, находящихся на том или ином конкретном этапе развития. Теория научного коммунизма отобра­зит место и роль экономического сознания в процессах гибели капиталистического и формирования социали­стического и коммунистического общества и т. д.

Однако все это отнюдь не снимает задачи взаимо­действия разных наук в изучении экономического соз­нания. Как отмечалось на XXV съезде КПСС, “новые возможности для плодотворных исследований как об­щетеоретического, фундаментального, так и приклад- [15]ного характера открываются на стыке различных наук...”29.

Взаимодействие различных наук, делающих одно­сторонний срез в объекте, проявляется, в частности, в синтезе, конфигурации полученных разными нау­ками знаний для создания той комплексной картины объекта, которая может быть использована в практике. Эта работа включает в себя и ряд промежуточных этапов, каждый из которых еще не имеет непосредственных практических выходов,— но необходим для получения в конечном счете тех знании, которые, могут быть применены практически.

Таким образом, постановка вопроса об экономическом сознании, продиктованная требованиями практики и внутренней логикой развития марксистского обществознания, открывает широкий фронт исследовании как фундаментальных, так и прикладных, как в рамках отдельных научных дисциплин, так и межнаучных, комплексных. Исходным пунктом разработки этой проб­лемы, очевидно, является анализ ее на уровне исторического материализма, выполняющего функцию общей методологии социального познания. Это именно тот уровень исследования, который сам по себе не дает непосредственной практической отдачи, не предлагает рекомендаций, пригодных для использования на практике. Однако полученные здесь результаты являются необходимым средством решения более частных теоретических задач, на основе чего вырабатываются положения, служащие обоснованием практических решений.


___ ____ ___


В условиях, когда в разработке теории экономиче­ской формы общественного сознания наша литературы по существу не пошла дальше постановки вопроса, пред­ставляется особенно важным обратиться к наследию классиков марксизма, которые, по нашему мнению, за­ложили основы теоретического исследования экономи­ческого сознания.[16]

Подчеркнуть этот факт необходимо в связи с тем что классическое наследие сегодня используется при анализе проблем экономического сознания явно не достаточно. Правда, отдельные авторы, пишущие об экономическом сознании, обращаются к трудам клас­сиков. Так, А. Н. Илиади с соавторами отмечают, что вопросы экономического сознания К. Маркс рассмат­ривал в “Экономическо-философских рукописях 1844 г.”30. Однако К. Маркс исследовал экономиче­ское сознание не только в этом раннем произведении, но и в целом ряде других работ. Особенно важно, что эта проблема занимает видное место в “Критике по­литической экономии”, “Экономических рукописях 1857—1859 годов”, а также в “Капитале”.

Прежде чем перейти к характеристике вклада классиков в разработку данной проблемы, представ­ляется необходимым отметить следующее обстоятель­ство. Термин “экономическая форма общественного сознания” отсутствует в работах К. Маркса, Ф, Эн­гельса и В. И. Ленина. Это может породить известное недоумение: правомерно ли в таком случае говорить о разработке ими теории экономического сознания.

Однако известно, что теоретическое отображение действительности — сложный процесс, и выработка термина, адекватного формирующемуся понятию, от­нюдь не составляет начальный этап теоретического познания. Можно опереться на опыт В. И. Ленина, ко­торый показал, что К. Маркс и Ф. Энгельс развивают в “Манифесте Коммунистической партии” идею дик­татуры пролетариата, хотя соответствующего термина там еще нет, и введен он был значительно позже31. Ле­нинский метод изучения классического наследия пред­полагает содержательный анализ, направленный на выявление подлинного смысла тех или иных положе­ний, даже если этот смысл еще не нашел адекватного терминологического выражения.

На ленинскую традицию опирается, по нашему мнению, методологический принцип, сформулирован-[17]ный Г. А. Багатурия: “В истории марксизма, прослеживая развитие того или иного теоретического факта, необходимо различать: момент, когда по существу возникает данная мысль, и момент, когда она впервые высказывается; фактическое, но не явно выраженное и, быть может, еще не вполне осознанное изложение новой идеи и ее прямую формулировку; момент, когда новая мысль впервые объективируется на бумаге, и время, когда она впервые публикуется; первое изло­жение и классическую формулировку того или иного теоретического положения; наличие еще только пред­ставления или понятия и наличие уже вполне адекват­ного термина; степень осознания как открываемой закономерности, так и значения самого открытия и ряд других моментов”32.

При таком подходе можно констатировать, что хотя термин “экономическая форма общественного сознания” не был создан классиками, тем не менее теория экономического сознания занимает в их трудах значительное место.

Прежде всего следует отметить выдающийся вклад в разработку проблемы, сделанный К. Марксом. В этом отношении принципиальное значение имеет ис­следование сознания агентов товарного — простого и капиталистического — производства. (Исследование простого товарного производства, как известно, было для К. Маркса лишь моментом движения к основной цели: выявлению “экономического закона движения” капиталистического общества. То же самое можно ска­зать и о соотношении исследования экономического сознания простого и капиталистического производства. Первое рассматривается лишь как момент, в снятом виде присутствующий во втором.)

В анализе объективных экономических отношений К. Маркс исходит из их субъектности, т. е. из факта наличия субъектов—носителей этих отношений. При­чем, субъекты предстают как “олицетворение эконо­мических отношений”, как “характерные экономиче­ские маски”, т. е. лишь как исполнители определенной [18] экономической функции. Так, в акте обмена лица су­ществуют одно для другого “лишь как представители товаров, т. е. как товаровладельцы”33. Они выступают “в сущности лишь как сознательные носители процес­са обмена”34.

Раскрывая объективные закономерности развития и функционирования товарно-капиталистических эко­номических отношений, К. Маркс описывает особую совокупность представлений о наличных экономиче­ских отношениях, таких как деньги, капитал, заработ­ная плата и т. д., возникающих у субъектов—носите­лей этих отношений, указывает на обусловленность данных представлений объективными экономическими отношениями. Он анализирует также структуру и ос­новные закономерности развития буржуазной полити­ческой экономии, ее обусловленность наличными эко­номическими отношениями, взаимосвязь с массовым экономическим сознанием, влияние на государственно-правовую деятельность буржуазии и т. д.

На наш взгляд, это и было началом разработки теории экономической формы общественного сознания.

Сложность состоит в том, что высказывания К. Маркса о тех или иных содержаниях экономическо­го сознания, как правило, делались по различным по­водам, нередко вскользь, попутно, при анализе самих объективных отношений, отображением которых соот­ветствующее духовное образование является. Сущест­венное исключение в этом отношении составляет 4-й раздел I главы I тома “Капитала” (“Товарный фети­шизм и его тайна”), где дается обобщенная характе­ристика фетишистской природы массового сознания субъектов товарного производства и ее обусловлен­ность товарной формой продукта труда. Кроме того, предметом специального внимания была буржуазная политическая экономия, функционирующая в качестве экономической идеологии (IV т. “Капитала”). Однако анализ буржуазной политэкономии был подчинен ос­новной задаче—исследованию капиталистических экономических отношений как целого.[19]

Ряд важных аспектов проблемы экономического сознания был рассмотрен также Ф. Энгельсом и. В. И. Лениным.

Ф. Энгельс, в частности, касался вопроса о месте и роли экономического сознания в механизме действия объективного экономического закона стоимости. 0н показал, что действие этого закона неотделимо от про­цесса функционирования сознания субъектов товарно­го производства (Дополнение к III тому “Капитала” “Закон стоимости и норма прибыли”).

Кроме того, у Ф. Энгельса имеются яркие характе­ристики психологии экономической жизни различных классов капиталистического общества, например, в ра­боте “Положение рабочего класса в Англии”. Он так­же дал глубокий анализ роли пролетарской экономи­ческой идеологии, созданной К. Марксом, в формиро­вании пролетарской идеологии в целом, особенностей воздействия экономической пролетарской идеологии на революционную борьбу в капиталистическом об­ществе и т. д.

Большое внимание проблеме экономического со­знания уделял В. И. Ленин. На наш взгляд, в его теоретическом наследии в данной области можно вы­делить целый ряд важных вопросов, которые концен­трируются вокруг двух узловых проблем.

Первая из этих проблем—закономерности разви­тия и функционирования экономического сознания ка­питалистического общества. Здесь прежде всего необ­ходимо назвать исследование В. И. Лениным места и роли экономического сознания в становлении классо­вого сознания пролетариата. Кроме того, В. И. Ленин дал яркие характеристики экономической психологии различных классов. Это обстоятельство отмечалось в нашей литературе, хотя и без указаний на то, что речь идет об экономическом сознании. Так, А. Г. Ковалев писал: “В. И. Ленин дал блестящую социально-психо­логическую характеристику мелкого хозяйчика, рас­крыл сущность частнособственнической психологии этого типа”35.[20]

Вторая важная проблема в области экономическо­го сознания, в разработку которой В. И. Ленин внес огромный вклад, состоит в выяснении места и роли экономического сознания в процессе строительства со­циализма и коммунизма. С одной стороны, это защита и обоснование необходимости дальнейшего развития экономической идеологии рабочего класса, создания и разработки политической экономии социализма. С другой стороны, это анализ закономерностей форми­рования и функционирования экономического созна­ния масс, указания на необходимость учитывать его конкретно-историческое содержание, в частности, учи­тывать хозяйственную психологию крестьянства в хо­де коллективизации и т. д. Важно подчеркнуть, что все эти вопросы ставились и решались В. И. Лениным в неразрывной связи с практикой социалистического строительства. Указания В. И. Ленина не утратили значения и в современных условиях. И прежде всего, несомненно, следует глубоко проанализировать значе­ние и пути решения задачи “экономического воспита­ния масс населения”, которую В. И. Ленин сформули­ровал в ходе работы над статьей “Очередные задачи Советской власти”36.

Таким образом, наследие классиков марксизма-ленинизма по вопросу об экономическом сознании весьма многообразно. Можно утверждать, что поста­новка вопроса об экономической форме общественно­го сознания в современных условиях логически про­должает одно из важных направлений научных иссле­дований, которое было начато классиками марксизма-ленинизма.

Высказывания, существенные для характеристики экономического сознания капиталистического общест­ва и, в частности, места и роли экономического созна­ния в процессе формирования классового сознания пролетариата, имеются в произведениях видных дея­телей международного коммунистического движения, таких как А. Грамши, П. Тольятти, М. Торез. Многие важные аспекты развития и функционирования эконо­мического сознания при социализме отражены в рабо­тах Ф. Э. Дзержинского, С. М. Кирова, Г. К. Орджо-[21]никидзе и других руководителей КПСС и Советского государства.


* * *


Выше отмечено, какое значение, на наш взгляд, бу­дет иметь разработка теории экономической формы сознания для развития категориального аппарата ис­торического материализма. Разумеется, в данной ра­боте было бы нецелесообразно стремиться затронуть, даже частично, весь круг вопросов, связанных с эконо­мическим сознанием. Поэтому мы ставим перед собой гораздо более узкую задачу — выяснить основные закономерности формирования и функционирования экономического сознания, его место и роль в системе объективных экономических отношений. Выбор этого аспекта проблемы продиктован предположением об особой его важности. Это предположение, на наш взгляд, подтвердилось в ходе исследования, поскольку один из полученных результатов—это вывод о том, что закономерности взаимосвязи экономического соз­нания с объективными экономическими отношениями являются главными и определяющими для экономи­ческого сознания, ибо оно само есть не что иное, как один из элементов системы объективных экономиче­ских отношений. Все прочие взаимосвязи экономиче­ского сознания определяются тем, что оно формирует­ся и функционирует в системе объективных экономи­ческих отношений. Таким образом, теоретическая фиксация механизма взаимосвязи экономического сознания и экономических отношений как целого со­ставляет ядро теории экономической формы общест­венного сознания,

Экономическое сознание, несомненно, взаимодействует со всеми элементами общественно-экономической формации, в частности с другими формами общест­венного сознания. Одни связи экономического сознания носят непосредственный, другие — опосредованный характер. В плане исследования экономического сознания, безусловно, представляет интерес раскрытии механизма если не всех, то как можно большего количества этих связей. Однако на данном этапе представляется целесообразным ограничиться более узким [22] подходом—рассмотреть экономическое сознание в рамках той подсистемы социального организма, в ко­торую оно непосредственно включено.

Мысль о первостепенной важности изучения связи экономического сознания и системы экономических отношений высказывалась А. К. Уледовым, который отмечал, что содержание экономического сознания “следует рассматривать в связи с анализом производственных отношений. Выяснение многообразных сторон производственных отношений, их различных типов и видов прольет свет и на содержание экономического сознания, и на его место в общей структуре общест­венного сознания”37. Методологическое значение это­го положения состоит в том, что исследование эконо­мического сознания в рамках данной системы дает воз­можность вскрыть наиболее важные закономерности его формирования и функционирования, а также соз­дает предпосылки для выявления его взаимосвязей с другими подсистемами общественного организма.

Взаимосвязь экономического сознания с другими элементами общественно-экономической формации (например, с политическим сознанием) анализирова­лась нами лишь там и постольку, где и поскольку это было необходимо для раскрытия процесса функциони­рования экономического сознания в самом объектив­ном экономическом процессе.

Одним из важнейших требований марксистской ме­тодологии является принцип конкретности, который применим ко всякому, в том числе и к теоретико-соци­ологическому исследованию. В. И. Ленин подчеркивал, что, решая теоретические вопросы, надо анализиро­вать не общество вообще, а общество на определенном этапе его развития, т. е. определенную общественно-экономическую формацию. По оценке В. И. Ленина, посредством такого анализа было осуществлено прев­ращение материалистического понимания истории из гипотезы в научную теорию в ходе создания “Капи­тала”.

Исходя из методологического требования, мы реша­ем задачу данного исследования на конкретно-истори [23] ческом материале капиталистической общественно-экономической формации. При этом мы стремимся выявить не сам по себе специфический для данной фор­мации характер проявления тех или иных закономерно­стей, но то существенное в них, что является общим для экономического сознания различных формаций.

Выбор в качестве объекта исследования капита­листической общественно-экономической формации продиктован следующим. Во-первых, самая развитая в настоящее время марксистско-ленинская теория объ­ективных экономических отношений—это теория ка­питалистических отношений. Например, политэкономия социализма пока еще не получила столь систематиче­ской разработки, какую получила—назовем лишь “Капитал” — политэкономия капитализма. Между тем для хотя бы относительно системного представление экономического сознания необходимо иметь системное представление экономических отношений, отражением которых это сознание является. Во-вторых, экономиче­ское сознание капиталистической формации также ис­следовалось классиками марксизма-ленинизма, что дает возможность использовать при разработке проб­лемы полученные ими — и прежде всего К. Марк­сом — результаты.

Вряд ли вызовет возражение мысль о том, что марксистская теория экономического сознания должна формироваться как непосредственное продолжение и развитие соответствующих идей классиков марксиз­ма-ленинизма. А для этого прежде всего требуется выявить наследие классиков по данному вопросу, проанализировать и оценить его значение.

Задача всестороннего анализа наследия классиков марксизма-ленинизма в области теории экономического сознания может быть решена лишь коллективными усилиями ученых-марксистов. Необходимо отметить двоякую взаимосвязь этих исследований с дальнейшей разработкой теории экономической формы общественного сознания. С одной стороны, анализ наследия классиков в данной области является одним из средств построения теории экономической формы общественного сознания. С другой — разработка теории экономического сознания дает возможность более глубоко понять содержание и значение высказываний классиков, [24] посвященных этой проблеме. Таким образом, при сегодняшнем положении дел разработка теории экономического сознания и анализ наследия классиков по данному вопросу должны быть взаимодополняющими сторонами единого познавательного процесса.

Конечно, работы классиков — важная, но не един­ственная основа для разработки теории экономической формы общественного сознания. Всестороннее “развер­тывание” теории экономического сознания требует ос­воения весьма обширного фактического и теоретиче­ского материала. Однако в данном исследовании мы считали целесообразным сосредоточить внимание прежде всего на трудах К. Маркса, учитывая их выда­ющееся значение для разработки данной проблемы, Как отмечалось выше, К. Марксом разработана методология исследования экономического сознания, а также зафиксированы важнейшие его признаки. Поэтому мы стремились выявить и систематизировать высказывания К. Маркса по соответствующим вопросам, чтобы использовать их как основополагающие идеи при разработке теории экономической формы общественного сознания.

Используя наследие К. Маркса как важнейший ис­точник и средство построения теории экономической формы общественного сознания, мы одновременно стремились показать основное содержание и значение работы, проделанной К. Марксом в области изучения экономического сознания, в чем видели свою вторую, не менее важную задачу. При этом мы полностью от­влекались от специального анализа развития взглядов К. Маркса на экономическое сознание, что представля­ет; чрезвычайно сложную, важную, но относительно самостоятельную задачу. Мы использовали в основ­ном те положения, которые высказаны в зрелых про­изведениях К. Маркса. Что касается высказываний, содержащихся в ранних трудах, в частности, в “Экономическо-философских рукописях 1844 г.”, то в данной работе были использованы лишь те из них, которые не получили в дальнейшем сколько-нибудь серьезного пе­реосмысления. Оговорить это обстоятельство пред­ставляется необходимым, поскольку и в зрелых произ­ведениях имеет место по существу лишь становление концепции экономического сознания. [25]

Одной из трудностей, связанных с теоретическим выделением экономической формы общественного со­знания, является недостаточная разработанность неко­торых понятий исторического материализма и, в част­ности, понятия “форма общественного сознания”. Поэтому, прежде чем перейти непосредственно к рас­смотрению экономического сознания, необходимо вкратце рассмотреть некоторые общие проблемы, в том числе вопрос о критерии выделения форм (видов) общественного сознания. Таким путем вводятся поня­тия, с точки зрения которых затем ведется анализ эко­номического сознания.

В результате складывается следующая структура работы.

Рассмотрение ряда общих вопросов исторического материализма, дающих методологическую основу изу­чения экономической формы общественного сознания, составляет содержание главы I. Для работы в целом глава имеет вспомогательный характер, и соответству­ющие вопросы затрагиваются в ней лишь в той мере, в какой это необходимо для решения основной задачи данного исследования.

В главе II в соответствии с исходным представлени­ем о наличии у общественного сознания отображательной подфункции, экономическое сознание рассматрива­ется как отображательный процесс. Здесь осуществля­ется исходная фиксация анализируемого материала, а также рассматриваются главные закономерности формирования экономического сознания как отобра­жения объективно сложившихся в обществе экономи­ческих отношений.

В главе III рассматривается регуляция деятель­ности экономическим сознанием. В ходе анализа показано, что экономическое сознание является необ­ходимым моментом функционирования объективных экономических отношений как целого. При этом, по­скольку анализ выявляет определенное различие в способах функционирования массового экономиче­ского сознания и экономической идеологии, процессы функционирования соответствующих элементов эконо­мического сознания характеризуются раздельно. [27]

Разработка основ общей теории экономического сознания на материале капиталистической обществен­но-экономической формации позволит в дальнейшем на основе полученных результатов осуществить анализ закономерностей развития и функционирования эконо­мического сознания социалистического общества. С другой стороны, для характеристики экономическо­го сознания социалистического общества насущно не­обходимы комплексные эмпирические исследования, сочетающие философско-социологический, экономиче­ский социально-психологический подходы, необходи­ма разработка методологических предпосылок и мето­дических приемов таких исследований38.


  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15




Похожие:

Академиянаук СССР сибирское отделение iconАкадемия наук СССР сибирское отделение
Книга предназначена для философов, историков, социо­логов, специалистов в области других общественных наук, преподавателей вузов
Академиянаук СССР сибирское отделение iconРоссийская академия наук сибирское отделение институт философии и права со ран юнеско комиссия РФ по делам юнеско новосибирский государственный университет томский
Фашисты собираются наводить "русский порядок" колонизацией амеб-недороссов силами настоящего чисто русского народа. Монархи­сты всерьез...
Академиянаук СССР сибирское отделение iconXix совещание по подземным водам Сибири и Дальнего Востока. Тюмень: Тюменский дом печати, 2009. С
П. И. Мельникова, (5 – 8 августа 2008 г., г. Якутск. Россия) / Российская акад. Наук, Сибирское отделение,Ин-т мерзлотоведения им....
Академиянаук СССР сибирское отделение iconРоссийская академия наук сибирское отделение институт философии и права Попков Ю. В., Тюаашев Е. А., Савостьянов А. Н., Черкашина М. В. С позиций Крайнего Севера: в "тундрах" современного глобализма: Препринт. Новосибирск
Показана неоднозначность интерпретации концепции устойчивого развитая в научном сообществе, а также ограниченность идей еврогуманиэма...
Академиянаук СССР сибирское отделение iconРефлексивная экономика – сибирское направление в экономической науке
Тюгашев Е. А. Рефлексивная экономика – сибирское направление в экономической науке // Социальные взаимодействия в транзитивном обществе....
Академиянаук СССР сибирское отделение iconПостановление Съезда граждан СССР третьего созыва об имитациях "восстановления кпсс" /О коммунистической партийной организации, конституционно соответствующей Съезду граждан СССР движению граждан ссср/ Москва, 31 октября 2004 г
В развитие решений Съезда граждан СССР первого созыва, а также ряда документов и материалов, изданных за истекший период Исполкомом...
Академиянаук СССР сибирское отделение iconГосстрой СССР строительные нормы и правила снип ii-94-80 подземные горные выработки
Снип ii-94-80 «Подземные горные выработки» раз­работана институтами Центрогипрошахт, вними и внииомшс мину­глепрома СССР с участием...
Академиянаук СССР сибирское отделение iconПрограмма концерта возьми моё сердце-я люблю тебя! Первое отделение helene infinity (гитара) Второе отделение alexander kisselev

Академиянаук СССР сибирское отделение iconЕ. А. Тюгашев, А. А. Часовских институт экономики унц ан СССР (г. Свердловск)
Госплан cссp госкомтруд СССР цсу СССР еженедельник ЦК кпсс "Экономическая газета"
Академиянаук СССР сибирское отделение iconОбъяснительная записка начальника 3 управления мвд СССР с. А. Гоглидзе министру внутренних дел СССР л. П. Берии о расследовании в мгб СССР «дела врачей». 26 марта 1953 г

Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов