Методические указания Новосибирск icon

Методические указания Новосибирск



НазваниеМетодические указания Новосибирск
Дата конвертации17.09.2012
Размер392.62 Kb.
ТипМетодические указания







МИНИСТЕРСТВО ВЫСШЕГО И СРЕДНЕГО СПЕЦИАЛЬНОГО ОБРФЗОВАНИЯ РСФСР НОВОСИБИРСКИЙ ОРДЕНА ТРУДОВОГО КРАСНОГО ЗНАМЕНИ

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ им. ЛЕНИНСКОГО КОМСОМОЛА

Кафедра философии и научного коммунизма

КОММУНИСТИЧЕСКОЕ ВОСПИТАНИЕ ТРУДЯЩИХСЯ В УСЛОВИЯХ ПЕРЕСТРОЙКИ

Методические указания

Новосибирск

1988

В методических указаниях рассматриваются актуальные проб­лемы коммунистического воспитания трудящихся в условиях пе­рестройки, вопросы формирования практических механизмов и со­вершенствования теоретического обеспечения коммунистического воспитания.

Работа рассчитана на преподавателей и студентов, изучаю­щих курс теории научного коммунизма.

Составитель: Г.В.Голосов

Рецензент: канд. филос. наук доц. Э.Р.Барбашина

Отв. редактор: д-р филос. наук проф. В.П.Фофанов

Гс) Новосибирский государственный университет, 1988

ВВЕДЕНИЕ

Выступая на XXVII съезде КПСС, М.С.Горбачев подчеркнул: "В борьбе за ускорение социально-экономического развития соз­даются исключительно благоприятные условия для повышения эф­фективности идеологической работы. Но не следует рассчитывать на то, что идейно-политическое, трудовое и нравственное вос­питание тем самим упрощается. Надо постоянно иметь в виду, что обстановка сегодня, какой бы благоприятной она ни была, содер­жит свои противоречия и трудности. Никакой облегченности в оценках допускать нельзя" /30, с.86/. В условиях, революцион­ного обновления всех сфер общественной жизни перед коммунис­тическим воспитанием трудящихся встаю? новые, исключительно ответственные задачи. Как известно, успех радикальных преоб­разований решающим образом определяется степенью вовлеченности самых широких масс трудящихся в борьбу за новое. Необходимо пробудить массы, привлечь их к активному социальному творчес­тву. Однако простого повышения активности масс недостаточно для того, чтобы обеспечить социалистический характер процесса и осуществить его цель - "больше социализма.". Социальное тво­рчество масс должно приобретать все более сознательный харак­тер, основываться на прочном фундаменте революционной теории. Стало быть, идейно-воспитательная работа лвляется неотъемле­мой частью и одним из основк *х условий успеха процесса пре­образований в целом.

Переход на качественно новый уровень идейно-воспитательной работы требует критического переосмысления предшествующего опыта. Необходимо в полной мере осознать тот факт, что "за­медление социально-экономического развития явилось следстви­ем серьезных промахов не только в области хозяйственного ру­ководства, но и идеологической работы" /30, с.86-87/.
Всем памятно то время, которое теперь принято называть "периодом застоя", с его характерными приметами: постоянной беспредмет­ной пропагандистской шумихой, обилием "наглядной агитации", помпезными "мероприятиями", миллионами пропагандистов с лек­циями "для галочки"... Однако едва ли было бы целесообразно просто отвергнуть накопленный опыт, ведь безоговорочное отри-

3

цание есть лишь оборотная сторона такого же безоговорочного; приятия. К.Маркс писал: "Критик может... взять зa исходную

точку всякую форму теоретического и практического сознания из собственных форм существующей действительности развить тинную действительность как ее долженствование и конечную цель /I, с.380/. Критика не может быть самоцелью. Она всегда выступает как средство, - правда,. необходимое средство, - постро-ения конструктивной программы действий. И если мы стремимся на метить пути идейно-воспитательной работы, ведущие к достиже-нию качественно нового состояния советского общества, то необ­ходимо воспринять также все лучшее из накопленного п опыта идейно-воспитательной работы.

Прежде всего это относится к ленинскому наследию. Как из­вестно, В.И.Ленин уделял коммунистическому воспитанию трудя­щихся постоянное, никогда не ослабевавшее внимание. Такое этапное для становления ленинизма произведение, как "Что .де­лать?", без преувеличения может быть названо "книгой о воспи­тании трудящихся". Приведем суждение из указанного труда, имеющее, как представляется, принципиальное значение дли лиза идейно-воспитательной работы:""Идти во все классы насе­ления" мы должны и в качестве теоретиков, и в качестве про­пагандистов, и в качестве агитаторов, и в качестве организа­торов" /16, с. 135/. Идейно-воспитательная работа предстает в этом высказывании как исключительно сложный, многогранный процесс, ни один момент которого сам по себе не является до­статочным. И поэтому первое, на что необходимо указать при характеристике коммунистического воспитания трудящихся, - ото то, что оно должно быть комплексным. В условиях перестройки возрастает общественная потребность в создании системы ком­мунистического воспитания. Следовательно, необходимо прежде всего выяснить-соотношение элементов в ремках указанной сис­темы, предварить синтез анализом.

Прежде всего, выделим три крупных "блока" идейно-воспита­тельной работы, присутствующих в приведенном выше ленинском определении. Это, во-первых, теоретическая работа, во-вторых, агитационно-пропагандистская и, в-третьих, организационная. Разумеется, порядок следования здесь еще ничего не говорит о реальной субординации. Если мы принимаем в качестве исходного

4

методологического принципа видение реальности как "человечес­кой чувственной деятельности, практики" /3, с.1/, то системо­образующим мы должны счесть элемент в наибольшей степени прак­тический или связанный с практикой. Итак, попытаемся выяснить практические механизмы коммунистического воспитания трудящих­ся, связанные с их организацией и самоорганизацией, необходи­мой для решения задач революционной перестройки. Почему соци­алистическая организация масс выступает как условие и момент их коммунистического воспитания?

^ I. ПРАКТИЧЕСКИЕ МЕХАНИЗМЫ КОММУНИСТИЧЕСКОГО ВОСПИТАНИЯ ТРУДЯЩИХСЯ

Разумеется, революционная деятельность трудящихся, руково­димых политической партией рабочего класса, в целом не под­падает под характеристику "коммунистическое воспитание". На­против, последнее выступает как момент революционной практи­ки. Роль воспитания в практической политической деятельности исчерпывающим образом проанализирована В.И.Лениным в работе "О смешении политики с педагогикой" /1905г.7. Значение выво­дов из этого анализа для нашего дальнейшего изложения слишком велико, чтобы не привести их здесь в виде достаточно развер­нутой цитаты: "В политической деятельност социал-демократичес­кой партии всегда есть и будет известный элемент педагогики: надо воспитывать весь класс наемных рабочих к роли борцов за освобождение всего человечества от всякого угнетения, надо постоянно обучать новые и новые слои этого класса, надо уметь подойти к самым серым, неразвитым, наименее затронутым и на­шей наукой к наукой жизни представителям этого класса, чтобы суметь заговорить с ними, суметь сблизиться с ними, суметь вы­держанно, терпеливо поднять их до социал-демократического со­знания, не превращая наше учение в сухую догму, уча ему не одной книжкой, а и участием в повседневной жизненной борьбе этих самых серых и самых неразвитых слоев пролетариата. В этой повседневной деятельности есть, повторяем, известный элемент педагогики" /17, с.357/.

После победы Великого Октября В.И.Ленин неоднократно выс­казывал глубокое сомнение в возможности обучить коммунизму

5

"книжкой", просто агитационными и пропагандистскими средства­ми. Органическое единство коммунистического воспитания и рево­люционной практики может быть раскрыто как коренящееся в самой природе последней, и именно так, как мы увидим ниже, рассматри­валось оно основоположниками марксизма.

В "Тезисах о Фейербахе" К.Маркс писал: "Материалистическое учение о том, что люди суть продукты обстоятельств и воспита­ния, что, следовательно, изменившиеся люди суть продукты иных обстоятельств и измененного воспитания, - это учение забывает, что обстоятельства изменяются именно людьми и что воспитатель сам должен быть воспитан. Оно неизбежно поэтому приходит к то­му, что делит общество на две части, одна из которых возвыша­ется над, обществом... Совпадение изменения обстоятельств и че­ловеческой деятельности может рассматриваться я быть рациональ­но понято только как революционная практика" /3, с.2/.

В противоположность практической деятельности по воспроиз­водству существующих общественных отношений, революционная практика, достигая максимальной полноты проявления своего ка­чества материально-преобразующей деятельности /ибо посредством нее субъект тленно изменяет, преобразует материальную реаль­ность/, в то же время выступает как деятельность существенно сознательная. Общее соотношение практики и духовной деятель­ности при этом удерживается, однако сознательность как специ­фическая характеристика деятельности революционного рабочего класса, а также самого типа социального взаимодействия, возвы­шается на новый уровень. Революционная деятельность направлена на изменение системы общественных отношений в целом, обществен­но-экономической формации. Поэтому возможно системное представ­ление о революционной деятельности,, непосредственно соотнесен­ное с формационным подходом.

Революционная деятельность пролетариата в условиях капита­лизма выступает в основном как политическая деятельность» как борьба за овладение политической властью в масштабах всего об­щества. Но в отличие от буржуазии, которая использует полити­ческую власть как средство упрочения и дальнейшего воспроиз­водства уже сложившихся капиталистических отношений, пролета­риат сознательно не ограничивается преобразованием политичес­кой сферы общества. Отвечая на вопрос М.Бакунина: "Что значит -

6

пролетариат, возведенный в господствующее сословие?", К.Маркс писал: "Это значит, что пролетариат, вместо того, чтобы в каж­дом отдельном случае бороться против экономически привилеги-рованных классов, достиг достаточной мощи и организованности, чтобы в борьбе против них применять общие средства принужде­ния; однако он может применять лишь такие экономические сред­ства, которые упраздняют его собственный характер как наемно­го рабочего, следовательно как класса; поэтому с полной его победой кончается и его классовое господство, ибо кончается его классовый характер" /6, с.615/. Стало быть, революционная практика рабочего класса с необходимость» развертывается в сферу материального производства и, прежде всего, преобразо­ванию подвергаются экономические отношения /от революционного преобразования производительных сил, которое также имеет мес­то, мы здесь отвлекаемся/.

Следовательно, коммунистическое воспитание трудящихся про­текает , соответственно двум сферам практических общественных отношений, как экономическое и политическое воспитание. Оче­видно, что следует придавать' решающее значение.именно перво­му, поскольку политика вообще выступает как "концентрирован­ное выражение экономики".

Как известно, исходным пунктом социалистического преобра­зования общества является установление общественной собствен­ности на основные средства производства. В.И.Ленин подчерки­вал: "Когда практически репшли вопрос о собственности, этим было обеспечено господство класса" /24, с.251/. В рамках со­циалистической фазы коммунистической общественно-экономичес­кой формации общественная собственность выступает прежде все­го как государственная /а также как кооперативная/.

Установление государственной собственности на основные средства производства является необходимым условием превраще­ния каждого из трудящихся в сособственника, относящегося к производственному оборудованию и к продукту "как к своим". Вместе с тем нужно отчетливо понимать, что "индивидуальная собственность", пользуясь словами К.Маркса, "восстанавливает­ся "при этом на качественно новом уровне. Это именно со-собст-венность. К ней можно относиться как к своей, "с чувством хо­зяина", но возможно также и прямо противоположное отношение -

7

как к чужой, или, лучше сказать, к ничьей. Обе эти возможности, конечно, не могут быть поняты как реализующиеся в силу каких-то случайных обстоятельств. Проблема состоит в том, чтобы вы­явить условия, при которых проявляется то или иное отношение к общественной собственности.

Раскрывая условия, при которых трудящиеся могут относиться к общественной собственности как к своей, М.С.Горбачев указы­вает: "Было бы наивно представлять, будто чувство хозяина мо­жно воспитать словами. Отношение к собственности формируется прежде всего теми реальными условиями,' в которые поставлен человек, возможностями его влияния на организацию производ­ства, распределение и использование результатов труда. Пробле­ма, таким образом,'заключается в дальнейшем углублении социа­листического самоуправления в экономике" /30, с.39/. Попыта­емся выяснить органическую связь между экономическим воспита­нием трудящихся и самоуправлением на производстве, для этого необходимо в первую очередь определить место управления и са­моуправления в системе экономических отношений.

Известно, что К.Маркс установил необходимость управления как функции, возникающей в системе материального производства в рамках трудовых отношений и возникающей "из самой природы общественного процесса труда" /7, с.343/. С этой точки зрения уровень развития производительных сил, присущий той или иной общественно-экономической формации, решающим образом опреде­ляет соотношение управления и самоуправления в данном общест­венном организме. Генезис трудовых отношений капиталистическо­го типа К.Маркс связывал со становлением машинного производ­ства. Неотъемлемой характеристикой последнего является разви­тая кооперация и специализация труда, но при этом, как показал К.Маркс, "для'самого рабочего не существует комбинации дея-тельностей. Комбинация для него - это скорее комбинация тех односторонних функций, которым подчинен каждый рабочий или каждая группа рабочих. Функция рабочего является односторон­ней, представляет собой абстрактную часть целого... Капитали­стический способ производства... уже овладел трудом и изменил его в самой его сущности" /10, с.311/. В этих условиях функ­ция управления на производстве отчуждается от непосредствен­ных производителей и становится принадлежностью господствую-

8

щего класса, диалектика производительных сил и экономических отношений применительно к рассматриваемой проблеме такова, что "если но своему содержанию капиталистическое управление носит двойственный характер, соответственно двойственности самого подчиненного ему производственного процесса, который, с одной стороны, есть общественный процесс труда для изготовления про­дукта, с другой стороны - процесс возрастания капитала, то по форме своей капиталистическое управление деспотично" /7, с.343/.

Таким образом, функция управления в рамках трудовых отно­шений, адекватных капиталу, становится принадлежностью самого капитала и тем самым развертывается в сферу экономических от­ношений. Она выступает как обусловленная антагонизмом между субъектами капиталистического производства.- капиталистами и рабочими. Ранней деспотической форме капиталистического управ­ления, соответствует 'классическая" буржуазная теория организа­ции и управления - тейлоризм. Как отмечает Д.М.Гвишиани, "Тейлор видел в рабочем существо сугубо иррациональное, дви­жимое преимущественно инстинктами и способное целенаправлен­но действовать лишь под воздействием элементарных стимулов, в первую очередь, денег, поскольку его интересы исчерпываются якобы.на физиологическом уровне" /36, с.90-91/. Понятно, что о допущении рабочих к принятию управленческих решений в этих условиях не могло быть и речи.

Однако вопреки противодействию буржуазии, располагавшей всеми средствами государственного насилия, рабочие и на этом раннем этапе развития капитализма не были просто объектом ма­нипуляций капитала. Первоначально воздействие рабочих на про­цесс принятия решений выражалось в борьбе за осуществлениэ требований, касающихся условий их эксплуатации, т.е. зара­ботной платы, продолжительности рабочего дня и т.д. Понятно, что эта борьба, которую В.И.Ленин позднее охарактеризовал как "тред-юнионистскую", велась целиком в рамках капиталистических отношений и не могла выйти за их пределы. Однако необходимо обратить внимание и на другую сторону процесса. Именно тред-юнионистская борьба выступила как исходный момент классовой консолидации пролетариата, как исторически первый акт "изме­нения себя". К.Маркс писал: "Первые попытки рабочих к объ­единению всегда принимают форму коалиций" /4, с.183/. Осуж-

9

дая экономизм, В.И.Ленин вместе с тем прямо и недвусмысленно указывал на колоссальную воспитательную роль тред-юнионистской борьбы, которая и в стихийности'своей представляет собой "за­чаточную форму сознательности"' /16, с.29-30/.

В условиях капиталистического машинного производства рабо­чий, в конечном счете, всегда является не более чем придатком машины. Но сами машины в процессе поступательного развития про­изводительных сил усложняются настолько, что происходит суще­ственное нарастание интеллектуальной насыщенности труда. Дан­ный процесс выражается з возникновении слоя квалифицированных рабочих, пс отношению к которым власть капитала в рамках тру­довых отношений отходит от своей деспотической формы просто в силу производственной необходимости. Американский специалист по "теории менеджмента" отмечает: "Основным капитальным ресур­сом, главным объектом затрат развитой экономики является... рабочий, обладающий знаниями, который вкладывает/ в свой труд то, что он получил в ходе систематического образования, т.е. концепции, идеи и теории, а не человек, использующий в работе ремесленные навыки или физическую силу... В работе, связанной со знаниями, не может быть разрыва между планированием и соб­ственно работой. Напротив, рабочий, обладающий знаниями, дол­жен планировать сам" /39, с.284-285/.

В силу установленной выше двойственности управления в сфере материального производства, реализуемого в рамках как трудо­вых, так и экономических отношений, данный.процесс приводит к существенному расширению рамок тред-юнионистской борьбы. Если в условиях раннего капитализма коалиции рабочих выглядели как своего рода аутсайдеры системы, то теперь воздействие рабочих организаций на принятие' решений институциализируется в качестве ее элемента. Тем самым формируются элементы самоуправления на производстве в виде разного рода организаций "рабочего контро­ля". В возникновении последнего следует, как представляется, ус­матривать важное свидетельство зрелости социальных систем капи­талистического типа. Однако в силу этого же обстоятельства самоуправление на производстве при капитализме всегда носит частичный характер. Деспотическая власть капитала над трудом, основанная на частной собственности на средства производства, внеше может измениться, но сущности отношений ота перемена,



конечно, не затрагивает.

Сегодня в Западной Европе, особенно остро переживающей кри­зис представительной демократии буржуазного типа, активно об­суждаются теории "прямой демократии", с помощью которой можно выработать "общую волю" на локальном уровне, в том числе на уровне отдельных производственных единиц. Однако, как справед­ливо отмечает А.М.Миграняи, "такая система требует достижения единства целей и интересов воех участников политического про­цесса как в основании, так и на всех остальных уровнях пира­миды" /37, с.153/. Отсутствие указанного единства при капита­лизме коренится в отношениях собственности, что и придает те­ориям "демократии участия" явно утопический характер.

Только социалистическая революция, устраняя частную собствен­ность на средства производства, создает возможности для широ­кого и поступательного развития самоуправленческих начал на производстве. В России это первоначально выразилось в расшире­нии рамок рабочего контроля. В Апрельских тезисах В.И.Ленин прямо указывал: "Не "введение" социализма как наша непосред­ственная задача, а переход тотчас Оишь к контролю со стороны С.Р.Д. за общественным производством и распределением продук­тов" /18, с 116/. Объективно реализация данной установки озна­чала бы, наряду со становлением элементов социализма, усиление государственно-капиталистических начал, "Хранение частной собственности выступает при таком подходе как длительный про­цесс, обусловленный развитием производительных сия, и в поле­мике с "левыми коммунистами" З.И.Ленин подчеркивал: "В России преобладает сейчас как раз мелкобуржуазный капитализм, от ко­торого и к государственному крупному капитализму и к социа­лизму ведет одна и та же дорога, ведет путь через одну и ту же промежуточную станцию, называемую "общенародный учет и контроль за производством и распределением продуктов" /21, с.301/.

Представляется необходимым подчеркнуть воспитательную роль рабочего контроля на производстве в условиях переходного пе­риода. Сразу после прихода пролетариата к государственной власти не только сохраняется, но приобретает еще большее зна­чение его экономическая борьба против буржуазии, в которой ра­бочие учатся управлению производством. В.И.Ленин указывал, что

II

"пока рабочий контроль не стал фактом...- до тех пор от пер­вого шага /рабочего контроля/ нельзя сделать второго шага к социализму, то есть перейти к рабочему регулированию произ­водства" /20, с.185/.

Национализация средств производства, осуществленная в Рос­сии, как извеотно, в исторически весьма короткий срок, по-но­вому поставила вопросы экономического воспитания трудящихся. Прежде всего это связано с необходимостью выработать новую трудовую дисциплину. В.И.Ленин подчеркивал: "Старый источник дисциплины, старый источник объединения - исчез. Мы должны создать дисциплину иную, иной источник дисциплины и объедине­ния" /24, с.248/. Своеобразие исторической ситуации состояло как раз в том, что переход средств производства в руки госу­дарства был осуществлен в силу ряда обстоятельств стремитель­но; ему не предшествовало длительное функционирование рабоче­го контроля как школы самоуправления. По словам В.И.Ленина, "рабочий контроль введен у нас как ракон, но в жизнь и даже в сознание широких масс пролетариата он едва-едва начинает про­никать" /20, с.185/.

Диалектика экономической и политической сфер общественной жизни вообще такова, что субъект, располагающий политической властью, в то же время выступает как носитель социальной фун­кции принуждения к труду. Необходимость в подобной функции удерживается и при социализме, хотя она перестает быть функ­цией эксплуататорского класса. В.И.Ленин указывал: "Мы, во имя борьбы против лжи, стали на том, что мы трудовую повинность и объединение трудящихся осуществляем, не боясь принуждения, ибо нигде революция не производилась без принуждения, и про­летариат имеет право осуществлять принуждение, чтобы во что бы то .ни стало- удержать свое" /24, с.249/. Функция принуждения к труду становится излишней в социальной системе только в ус­ловиях высшей фазы коммунистической формации. В то же время рабочий класс при социализме является субъектом - носителем трудовой деятельности и выступает в рамках экономических от­ношений как субъект, на которого преимущественно направлено принуждение к труду. Его положение в системе общественных от­ношений является внутренне противоречивым уже постольку, по­скольку он выступает как носитель двух противоположных функции

12

Стало быть, процесс привлечения рабочих к труду может рассмат­риваться в единстве двух взаимно-противоречащих аспектов, ко­торые В.И.Ленин определял как "убеждение" и "принуждение".

Ленинский подход к проблеме воспитания новой трудовой дис­циплины нашел свое выражение в следующей формулировке: "Через убеждение к принуждению. Больше убеждения" /26, с.379/. 3 данной формулировке содержится установка на воспитание сознательной трудовой дисциплины, которая не отри­цает применения принуждения к труду, но в то же время содер­жит в себе тенденцию к его ограничению и, в конечном счете, полному устранению.

Необходимо отметить, что существовали и альтернативные под­хода к проблеме соотношения убеждения и принуждения. Так, Л.Д. Троцкий, выступая на IX съезде РКП/б/, иронизировал над "бу­ржуазный предрассудком", согласно которому принудительный труд непроизводителен /см.29, с. 97/. С точки' зрения Троцкого, именно принуждение к труду, осуществляемое в грубо-администра­тивной и милитаризованной форме, может обеспечить необходимую трудовую дисциплину. В частности, Троцкий утверждал: "Такой принцип организации нашего хозяйства по замыслу, если брать его как грубый черновой набросок, есть правильное социалистическое хозяйство, есть плановое хозяйство, оно организуется по основ­ным производствам, оно объединяет сверху донизу, но это пред­полагает, что центральный аппарат управления промышленности является идеальным аппаратом учета и распределения в соответ­ствии с соединением хозяйственных планов. Это предполагает, что... имеется идеальная клавиатура, так что, ударив по извест­ному клавишу, можно соответствующее количество угля, дров, ра­бочей силы перебросить туда, где требуется по замыслу" /29, с.104/. В подобной позиции нетрудно усмотреть апологию бю­рократических методов управления народным хозяйством.

Если бюрократизм отчуждает массы от участия в управлении на производстве, то воспитание сознательной трудовой дисциплины возможно только посредством самого широкого участия трудящих­ся в управлении. Это и понятно. Характеризуя новую дисциплину, В.И.Ленин подчеркивал: "..Со времени начала социалистической революции, дисциплина должна создаваться на совершенно новых началах, дисциплина доверия к организованности рабочих и бед-

13

нейших крестьян, дисциплина товарищеская,, дисциплина всячес­кого уважения, 'дисциплина самодеятельности и инициативы в борь бе" /22, с.500/, '

Самоуправление на производстве выступает при социализме как механизм, необходимый для нормального функционирования и раз­вития системы материального производства. Действительно, с од­ной стороны, самоуправление создает оптимальные возможности для воспроизводства каждого из хозяйственных обособлений, пред приятии. С другой стороны, оно выступает как "школа коммуниз­ма". Следует напомнить, что именно такое понимание самоуправле ния отстаивал В.И.Ленин во время известной дискуссии о профсо­юзах. Но не менее важно подчеркнуть, что во время дискуссии ле нинской позиции противостоял ряд других, и в их числе были как прямо отстаивавшие примат административных методов управления производством, так и по существу анархо-синдикалистские. Сам факт появления таких позиций внутри большевистской партии был, конечно, не случайным.

В.И.Ленин настоятельно подчеркивал: "Нет, товарищи, уменье управлять с неба не валится и святым духом не приходит, и от­того, что данный класс является передовым классом, он не де­лается сразу способным к управлению..." /24, с.252/. Развитию самоуправления на производстве препятствовал целый ряд специ­фических факторов, обусловленных более широким историческим контекстом Октябрьской революции - положением России, как "сла­бого звена" системы империализма. Сюда следует отнести: срав­нительно немногочисленный рабочий класс; преобладание кресть­янства и вообще мелкобуржуазных слоев в массе населения; не­обходимость решить целый комплекс задач буржуазно-демократичес кого характера; наследие империалистической войны. В совокуп­ности .эти и другие.- факторы обусловили недостаточную культур­ность широких масс трудящихся, и прежде всего рабочего класса.^ В статье "Лучше меньше да лучше" В.И.Ленин писал о рабочих, преданных борьбе за социализм: "Они. хотели бы дать нам лучший аппарат. Но они не знают, как это сделать. Они не могут этого сделать. Они не выработали в себе до сих пор такого развития, той культуры, которая необходима для этого. А для этого необ­ходима именно культура" /28, с.390-391/.

Было бы ошибкой не видеть глубоких исторических корней бю-

14

рократических извращений социализма. Но еще большей ошибкой было бы сводить все только к исходному пункту. Полагание в ос­нову обусловливает дальнейшее развитие, но само развитие всег­да поливариантно. Не имея возможности проанализировать здесь историческую логику развития социалистических производственных, отношений в нашей стране, следует отметить, что оформление в начале 30-х годов административно-командной системы управления экономикой имело серьезные негативные последствия. В частнос­ти, данная система по существу не предполагала активного учас­тия трудящихся в принятии управленческих решений. Непосредст­венным производителям отводилась при этом роль исполнителей решений, в качестве концентрированного выражения которых высту­пал план.

В известном смысле данная система управления народным хо­зяйством была простым отражением наличного уровня экономичес­кой культуры масс, С этой точки зрения едва ли могут вызвать удивление успехи, достигнутые в годы индустриализации, и не­дооценивать этих успехов ни в коем случае не следует г Энту­зиазм масс, вызванный великой реводюцией, мог быть мобилизован на выполнение директивного плана, и, например, блестящее под­тверждение тому дало стахановское движение. В то же время, да­же если рассматривать эту систему в весьма узком аспекте эко­номического воспитания, следует признать, что она по существу консервировала достигнутый уровень экономической культуры и не могла выступать как действенная организационная форма воспита­ния масс. Не случайно в 30-50-х годах речь, как правило, шла не об "экономическом образовании трудящихся", а об "экономичес­ком образовании кадров".

На протяжении всего периода существования административно-командной системы управления экономикой не было недостатка в пропагандистских кампаниях, призванных выработать сознательное отношение к труду. В связи с этим М.С.Горбачев отмечает: "Не­льзя сказать, что слов на эту тему было мало, и слов правиль­ных, на практике же целеустремленная воспитательная работа под­менялась надуманными кампаниями, уводящими пропагаднду от жиз­ни, что отрицательно сказывалось на общественной атмосфере" /30, с.87/. И это неудивительно: воспитательная работа вообще не может быть эффективной без самовоспитания трудящихся, а по~

15

следнее осуществляется в практике и, стало быть, требует прак­тических механизмов. Если таковые отсутствуют, то никакая про­паганда не способна уберечь общество от возрождения элементов мелкобуржуазной экономической культуры, а подчас и докапитали­стических представлений. Все это ярко выразилось в функциони­ровании так называемой "теневой экономики", процветавшей н го­да застоя. Сам термин "теневая экономика" представляется очень удачным. Это была именно тень существовавшего хозяйственного механизма.

Сегодня в нашей стране стоит на повестке дня радикальная экономическая реформа, призванная обеспечить реальное само­управление на производстве, реально привлечь трудящихся к при­нятию управленческих решений. Разработана научно обоснованная программа преобразования экономической сферы общественной жи­зни, осуществление которой уже началось и приносит свои пер­вые плоды.

В этих условиях экономическое воспитание трудящихся приоб­ретает новый, исключительно мощный стимул. И все же следует подчеркнуть: эффективность экономического воспитания при со­циализме непосредственно связана с эффективностью воспитания политического, которая также должна быть обеспечена практичес­кими механизмами. Вообще говоря, возможно самоуправление в рамках отдельных предприятий, соотносящихся между собой как товаропроизводители по законам рыночного хозяйства. Но такое самоуправление не является достаточным для воспитания сознатель­ной дисциплины труда. Основным побуждающим к труду мотивом здесь остается принуждение, осуществляемое посредством товар­но-денежного механизма. Как свидетельствует опыт некоторых социалистических стран,- подобное развитие не исключает усиле­ния бюрократических тенденций /см.38, с.179/.

В.И.Ленин неоднократно подчеркивал, что нельзя ограничивать­ся привлечением трудящихся к управлению отдельными предприяти­ями или даже отраслями промышленности. Не менее резко отвер­гал он и идею передачи управления экономикой "всероссийскому съезду производителей". В.И.Ленин указывал: "Коммунизм руко­водит массой беспартийных и привлекает ее /школа/ к управле­нию всем народным хозяйством" /2Г>, с. 394/. Постоянное расширение участия трудящихся масс в управлении

15

возможно только при том условии, что самоуправление не огра­ничивается каким-то микроэкономическим уровнем или даже рам­ками всей экономики, но развертывается в политическую сферу общества. Тем самым самоуправленческие тачала интегрируются в политическую систему общества путем полагания в ее основу» Механизм такой интеграции неразрывно связан с качественной спецификой Советского государства как государства нового типа Раскрывая содержание этого механизма, В.И.Ленин писал: "Более непосредственное воздействие трудящихся масс на устройство и управление государства, т.е. более высекая форма демократиз­ма, достигается при советском типе государства... тем, что первичной избирательной единицей и основной ячейкой государ­ственного строительства является, при Созетской власти, не территориальный округ, а экономическая, производственная еди-ница /завод, фабрика/" /23, с.92/. В современных условиях воз­растает роль Советов в экономическом строительстве. В то же время следует обратить внимание на растущую роль Советов тру­довых коллективов, которые согласно Конституции СССР и Зако­ну о трудовых коллективах облечены политическими полномочиями.

Таким образом, практические механизмы экономического и по­литического воспитания трудящихся взаимодополнительны. Только в единстве они могут составлять основу эффективной системы ко­ммунистического воспитания. Глубоко закономерным представля­ется тот факт, что по мере развертывания революционной пере­стройки все более актуальными становятся проблемы перестройки политической системы,• которые стали предметом обсуждения на XIX Всесоюзной партийной конференции /см.31/.

Как известно, процесс развития политических отношений при социализме рассматривался классиками марксизма-лениаиэма как процесс отмирания государства /см.19, с.95-102/. В.И.Ленин непосредственно связывал данный процесс со становлением нового отношения к труду, диалектика самоуправления, положенного в основу механизма экономической политики, такова, что оно пред­ставляет собой адекватную социализму форму, в которой может протекать как воспитание сознательной дисциплины труда, так и воспитание всех трудящихся к новой жизни, евободаой от системы организованного насилия.

В конечном счете, создание практических механизмов комму-

17

нистического воспитания трудящихся всегда оказывается связан­ным с предоставлением им реальных возможностей принимать ре­шения. Однако принимать решения свободно значит, по Ф.Энгель­су, принимать их "со знанием дела". Поэтому сами по себе пра­ктические механизмы, при всей их важности, не являются доста­точными. Подлинное "знание дела" может быть обеспечено только наукой. При этом, например, естествознание не может стать средством поступательного развития социальных систем социали-стического типа. /Разумеется, теоретическое естество- и тех-никознание отнюдь не утрачивают своего прогрессивного значе­ния, они лишь уходят в основание социальной системы/. Для этого необходим тип знаний, соответствующий революционной пра­ктике, - научные социальные знания. Следовательно, при анали­зе коммунистического воспитания трудящихся в условиях перест­ройки нельзя обойти вниманием вопрос о его теоретическом обе­спечении.

^ 2. ТЕОРЕТИЧЕСКОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ КОММУНИСТИЧЕСКОГО ВОСПИТАНИЯ В УСЛОВИЯХ ПЕРЕСТРОЙКИ

Как известно, идеология является средством реализации клас­совых интересов.' Наиболее существенно на характер идеологичес­кого отражения влияет отношение класса к общественному прог­рессу. Именно в зависимости от того, как класс относится к прогрессу, его идеология может быть научна или не научна. Ра­скрывая на примере капиталистического общества различие меж­ду обыденным и научно-теоретическим сознанием, К.Маркс писал: "Здесь обнаруживается, на чем основывается характер представ­лений филистера и вульгарного экономиста, а именно на том, что в их мозгу всегда отражается лишь непосредственная форма проявления отношений, а не их внутренняя связь. Если бы, впрочем, имело место последнее, то зачем вообще нужна была бы тогда наука?" /8, с.266/. Почему же буржуазное сознание, даже в его теоретизированной форме /ведь речь идет не только о "филистере", но и о "вульгарном экономисте"/, не является спо­собным быявить внутреннюю связь общественных отношений? К.Маркс дает прямой и однозначный ответ на этот вопрос: "Раз понята внутренняя связь вещей, рушится вся теоретическая вера в по-

18

стоянную необходимость этих порядков, рушится еще до того, как они разрушатся на практике" /9, с.461/, Весьма сильным допущением является представление о том, что теоретическое познание всегда направлено на наиболее полное выявление исти­ны. В действительности классу, который объективно заинтересо­ван не в развитии, но только в воспроизводстве наличных общес­твенных отношений, необходимо и достаточно знание лишь внеш-них, функциональных связей данной социальной системы. Знание' же закономерностей ее развития с точки зрения таких классовых интересов является излишним и даже вредным.

Возникающая в результате система теоретизированных знаний фиксирует функциональные связи, которые являются лишь внеш­ним проявлением различных по своей природе внутренних связей. Поэтому такая теория дает, в конечном счете, иллюзорную кар- -тину действительности. Но именно в силу этого она эффективна с точки зрения интересов консервативного класса. В частности, она дает возможность в известных пределах влиять на социаль­ную систему, обеспечивая ее относительно устойчивое воспроиз­водство. 3 современных условиях именно такова идеология бур­жуазии. Вообще, идеология господствующего класса в классово-антагонистических формациях всегда является апологетической.

Ф.Энгельс указывал: "Коммунизм, поскольку он является тео­рией, есть теоретическое выражение позиции пролетариата в... борьбе и теоретическое обобщение условий освобождения проле­тариата" /14, с.282/. Идеология рабочего класса, неразрывно связанная с проектированием и практическим осуществлением вы­сшего в современных условиях этапа общественного прогресса, является высшей формой идеологического развития и поэтому об­ладает определенными специфическими чертами, отличающими ее от всех предшествующих идеологий.

К.Маркс и Ф.Энгельс подчеркивали, что ."...всякий новый класс, который ставлт себя на место класса, господствовавшего до него, уже для достижения своей цели вынужден представить свой интерес как общий интерес всех членов общества, т.е., выражаясь абстрактно, придать своим мыслям форму всеобщности, изобразить их как единственно разумные, общезначимые" /12, с. 47/. Но в антагонистических формациях возможна лишь "иллюзор­ная форма общности", которая "маскирует" особенные интересы

19

класса, стремящегося удержать свое господство /т.е. воспроиз­вести себя в прежнем качестве/. В противоположность этому, "Коммунистический Манифест" провозглашает, что "если пролета­риат в борьбе против буржуазии непременно объединяется в класс, если путем революции он превращает себя в господствующий класс и в качестве господствующего класса силой упраздняет старые производственные отношения, то вместе с этими производственны­ми отношениями он уничтожает условия условия существования классовой противоположности, уничтожает классы вообще, а тем самым и свое собственное господство как класса" /13, с.447/. Как видим, революционная практика пролетариата, поднявшегося до положения господствующего класса, есть, в частности, прак­тика его последовательного самоотрицания. Это обстоятельство имеет решающее значение для характеристики социалистической идеологии.

Из сказанного выше следует, что в условиях социализма оста­ется в силе положение, согласно которому от рабочего класса "исходит сознание неизбежности коренной революции, коммунис­тическое сознание, которое' может, конечноi -.' благодаря понима­нию положения этого класса, - образоваться и среди других классов" /12, с.69/. Будучи теоретическим обобщением позиции практически отрицающего себя господствующего класса, данная идеология, в отличие от буржуазной апологетической теории, критична. Научность коммунистической идеологии и ее критичес­кий характер оказываются теснейшим образом взаимосвязанными. К.Маркс усматривал задачу коммуниста-идеолога в том, "чтобы источником науки сделать критическое познание движения, ко­торое само создает материальные условия освобождения" /5, с. 27/.

Отсюда следует, что эффективность коммунистического воспи­тания трудящихся прямо определяется тем, насколько идеология отвечает предъявляемым к ней требованиям - быть научной и, следовательно, критической. Часто цитируют тезис К.Маркса: "Оружие критики не может, конечно, заменить критики оружием, материальная сила должна быть опрокинута материальной же си­лой; но и теория становится материальной силой, как только она овладевает массами" /2, с.422/. Следует, однако, напом­нить, что далее К.Маркс подчеркивает: "Теория способна овла­деть массами, когда она доказывает ой hominem , а доказывает

20

она ad hominem , когда становится радикальной" /2, с.422/. Стало быть, там, где теория утрачивает свой радикально-крити­ческий характер, она отчуждается от масс.

Содержание механизма торможения общественного развития представляется возможным в наиболее общем виде связывать с тем, что ориентация на воспроизводство социальной системы возоб­ладала над ориентацией на развитие. Одним из негативных пос- ^ ледствий данного процесса было серьезное извращение идеологии, которая из средства революционного преобразования общества все более превращалась в средство оправдания существующих от­ношений, приобретала апологетический характер. Это намло свое выражение в том, что по существу игнорировались противоречия как источник движения социалистического общества. Зачастую противоречия идентифицировались с недостатками. Тем самым О выхолащивалось революционное, критическое содержание коммуни­стической идеологии. Как известно, марксистская диалектика "в позитивное понимание существующего... включает в то же время понимание его отрицания, его необходимой гибели, каждую осуществленную форму... рассматривает в движении, следовате­льно также и с ее преходящей стороны.., ни перед чем не пре­клоняется и по самому существу своему критична и революцион­на" /7, с.22/. Но именно поэтому диалектика совершенно непри­годна для оправдания любого наличного порядка. Само позитив­ное понимание в рамках диалектического метода пролагает себе дорогу через критику.

В той мере, в какой теория утрачивает критический' характер, происходит "размывание" механизма ее воздействия на массовое сознание. При этом теория замыкается в себе и, потеряв необ­ходимую связь с жизнью, становится догматической и схоласти­ческой. Однако это только одна сторона процесса. С другой стороны, теория, односторонне ориентированная на некритичес­кий подход к действительности, легко становится добычей пол­зучего эмпиризма. Собственно говоря, догма всегда может быть непосредственно отнесена к реальности, и в этом состоит ее отличие от подлинно богатой абстракции. Таким образом, схола­стика и эмпиризм представляют собой грани одного явления: так или иначе, теория при этом отчуждается от масс.

Относительная обособленность от практики является необхо-

21

димым условием функционирования и развития системы научных социальных знаний. Как и любая другая специализированная ду­ховная деятельность, ока имеет относительно независимое от практики внутреннее строение и собственную цель, состоящую в получении знаний.

В то же время следует подчеркнуть, что в зрелом состоянии наука с необходимостью полагает себя в практику. Коммунисти­ческая идеология непрерывно проверяется объективным критерием - практикой революционной классовой борьбы, практикой постро­ения и развития социалистического общества. На основе ее поз­навательной подсистемы непрерывно разрабатываются методы пра-ктически-преобразующей деятельности. С этой точки зрения гго-лагание в практику и функционирование в последней есть необ­ходимый момент собственного становления науки, свидетельст­вующий о ее зрелости. Известно, что идея коммунизма первона­чально была выражением критики незрелого капиталистического общества, осуществлявшейся в рамках утопических социалистиче­ских учений. Однако в полной мере научными эти учения не были,' в частности, потому, что они не видели способа своей практи­ческой реализации. К.Маркс писал о социалистах-утопистах: "До тех пор, пока они находятся лишь в начале борьбы, они ви­дят в нищете только нищету, не замечая ее революционной, раз­рушительной стороны, которая и ниспровергнет старое общество. Но раз замечена эта сторона, наука, порожденная историческим движением и принимающая в нем участие с полным знанием дела, перестает быть доктринерской и делается революционной" /4, с.146/. Действительно научным коммунизм становится тогда, ко­гда создается механизм его привнесения в массовое сознание рабочего класса и, следовательно, реализации в революционной практике. Важнейшую роль в этом механизме играет коммунисти­ческое воспитание масс.

Если, например, естественно-научные теории могут в опреде­ленных ситуациях более или менее долго не достигать той сте­пени зрелости, когда появляется возможность выхода в практи­ку, то идеологические концепции связаны с практикой гораздо более непосредственно. Это проявляется, в частности, в том, что они внедряются в практику - а следовательно, и проверя­ются ею - в гораздо более короткие сроки. Разумеется, речь

22

идет лишь о сравнительной характеристике и об исторически кратких сроках, что вместе с тем может составлять достаточ­но большие отрезки времени в жизни человеческих поколений.

Таким образом, критический характер социальной теории, обе­спечивающий ее научность, оказывается теснейшим образом свя­занным с ее способностью оказывать эффективное воспитательное воздействие на массы трудящихся. В условиях перестройки про-исходит коренная ломка сложившихся в общественном сознании стереотипов и догм, меняется сам подход к теоретическому осво­ению социальной реальности. Партия ориентирует обществоведов на то, чтобы выявлять глубинные противоречия общественного ра­звития. При этом следует иметь в виду, что научная критика связана с позитивным пониманием действительности и путей ее совершенствования. Поэтому она не имеет ничего общего с ниги-листическиы критицизмом, отрицанием всего пройденного пути. Не­трудно видеть, что такое видение действительности является просто оборотной стороной апологетики: в силу своей негатив-

ной природы оно тоже не может быть включено в практическую де­ятельность.

:но подчеркнуть то, что речь идет именно о революционно-преобразующей практике. В исторически ограниченной практике консервативных и реакционных классов, состоящей в воспроиз­водстве наличных общественных отношений, эффективными оказыва­ются л ненаучные, иллюзорные взгляды, подменяющие теорию объ­екта анализом некоторых закономерностей его функционирования, знание которых достаточно для того, чтобы обеспечить функци­онирование социальной системы. В результате возникает еще одна иллюзия, например, буржуазной идеологии - иллюзия ее собстве­нной истинности, которая, казалось бы, подтверждается даже объективным критерием практики, а именно - эффективностью со­ответствующих концепций в рамках практической деятельности буржуазии. Так, буржуазия весьма небезуспешно использует мно­гие положения теоретического уровня экономической формы об­щественного сознания - буржуазной экономической идеологии -для регулирования капиталистической экономики. Может возник­нуть вопрос:возможно, буржуазная политическая экономия пере­стала быть вульгарной, а, наоборот, стала научной теорией? Отнюдь, ибо сама практика, которая якобы подтверждает ее истин*

23

ность, исторически ограниченна и поэтому является ограничен­ным, недостоверным критерием истины.

Здесь мы подходим к выявлению еще одного аспекта взаимо­связи между научностью социальной теории и ее полаганием в практику посредством коммунистического воспитания трудящихся. Мы видели, что полагание в практику есть условие научности, и этот момент процесса можно определить как исходящий от самой науки. Но есть также и момент, исходящий от практики. Важней­шей характеристикой революционной практики является ее созна­тельность, качественно превосходящая сознательность всех дру­гих исторических форм практической деятельности. Это качест­венное превосходство обеспечивается как раз тем, что револю­ционная деятельность осуществляется при использовании науч­ных знаний.

В.И.Ленин указывая, что "...с точки зрения основных идей марксизма, интересы общественного развития выше интересов пролетариата, - интересы всего рабочего движения в его целом выше интересов отдельного слоя рабочих или отдельных моментов* движения" /15, с.220/. Отсюда непосредственно следует, что интересы общественного развития не всегда совпадают с инте­ресами рабочего класса или, во всяком случае, не со всеми ин­тересами рабочих. Данное обстоятельство нуждается в специаль­ном выяснении.

В зрелых социальных системах капиталистического типа рабо­чий класс выступает как субъект, не только отрицающий, но и полагающий буржуазию в ее собственном качестве„ К.Маркс ука­зывал: "В качестве результата процесса производства и процесса увеличения стоимости прежде всего выступает, воспроизводство в постоянно расширяющемся масштабе самого отношения между ка­питалом и трудом, между капиталистом и рабочим... ото про­изводственное отношение... фактически выступает как более важный результат процесса, чем его материальные результаты. Каждый воспроизводит самого себя тем, что он воспроизводит другую свою сторону, свое отрицание. Капиталист производит труд как чужой труд; труд производит продукт как чужой про­дукт. Капиталист производит рабочего, а рабочий - капиталис­та" /II, с.156-157/. Капиталистические общественные отноше­ния воспроизводятся именно как отношения между рабочими и ка-

24

питалистами, и понятно, что рабочий класс как субъект включен в исторически ограниченную практику их функционирования. Этот факт находит отражение в особом типе сознания, который опреде­лялся В.К.Лениным как "тред-юнионистское сознание".

Тред-юнионистское сознание не фиксирует основных противо­речий капиталистического способа производства. Оно не способ­но выработать направленность на развитие социальной системы. Уже после установления Советской власти В.И.Ленин, характери­зуя "профессионалистские предрассудки рабочих", писал, что они проявляются, "...когда рабочий класс смотрит на себя как на одну часть из равноправного капиталистического общестза и не сознает того, что он продолжает стоять на той же капитали­стической базе..." /27, с.307-308/, Для характеристики тред-юнионистского сознания важно отметить, что оно является пре-имущественно обыденным. Действительно, научные знания избыточ­ны для простого воспроизводства социальной системы.

Таким образом, в известных социальных условиях деятельность различных слоев рабочего класса или дажо всей его массы может быть направлена на воспроизводство существующих общественных отношений в рамках того или иного исторически ограниченного уровня. При этом она объективно совпадает с деятельностью по существу консервативных социальных сил. К числу таких социаль­ных сил в нашем обществе может быть отнесена, например, бюро­кратия.- Общеизвестна непомерная численность разросшегося ап­парата управления. Однако сила бюрократизма состоит все-таки не в количестве управленцев, а в том, что у бюрократизма есть многочисленные союзники. Это, например, расхитители обществен­ного достояния. Недаром усиление бюрократизма в период застоя сопровождалось и усилением коррупции. Но ведь расхитителями общественного достояния являются не только высокопоставленные взяточники, но и миллионы "несунов". Разница здесь только в масштабах хищения. Но так как суть их политики одна, рано или поздно они объединяются.

Не менее важно отметить, что бюрократизм создает возмож­ность работать далеко не в полную силу и, стало быть, аолучать не по труду. Многие рабочие пользуются этой возможностью, и ото тоже одна из форм союза с бюрократией. Рабочий, который не работает или мало работает, но получает стабильную высокую

25

зарплату; колхозник, существующий на государственную дотацию; интеллигент, более или менее автоматически двигающийся по служебной лестнице, - вот не менее важные слагаемые бюрокра­тизма, чем сама бюрократия.

Бюрократизм может быть преодолен лишь одним способом - ши­рочайшим участием трудящихся в управлении, а для этого им нуж­на достаточная общая и в особенности экономическая и политико-правовая культура, нужен запас научных социальных знаний и умение применять их на деле, которое только в деле и выраба­тывается. О практических механизмах коммунистического воспи­тания трудящихся выше уже было сказано. Но необходимо под­черкнуть , что само по себе повышение активности трудящихся не является достаточным для усвоения научных знаний. Сегодня нет недостатка в примерах того, что люди социально активные, же­лающие перемен, руководствуются в своих действиях обыденными представлениями. Особенно отчетливо это проявляется в деятель­ности некоторых самодеятельных объединений. Происходит ожив­ление националистических и шовинистических настроений. Как показали, трагические события в Алма-Ате и'Сумгаите, эти про­цессы могут иметь далеко не.безобидные последствия. Поэтому в ' условиях перестройки резко возрастает потребность общества в создании механизмов, которые обеспечили бы соединение возра­стающей активности масс с научными социальными знаниями.

Особенно возрастает в условиях перестройки роль средств массовой информации. Понятно, что роль средств информации в идеологическом'воздействии на массовое сознание вообще нель­зя недооценивать. Достаточно вспомнить, какое значение прида­вал В.И.Ленин газете в деле мобилизации масс на политическую борьбу. В конце XX века техническая мощь и оснащенность средств массовой информации настолько возросли*, что потенци­альные возможности их воздействия на массы можно признать практически безграничными. В период застоя эти возможности использовались лишь в малой степени. Парадность на страницах газет и на экранах телевизоров сочеталась с серостью, безли­костью, отсутствием глубокого идейно-политического содержа­ния. И это неудивительно: некритический подход к действитель­ности, затушевывавший ее острые грани и противоречия, не мог не быть поверхностным. Поэтому он не затрагивал ни ума, ни

26

сердца аудитории.

В последние года произошли существенные позитивные измене­ния в деятельности средств массовой информации. Заметно воз­росла критическая направленность их выступлений. Очереди у газетных киосков лучше всего свидетельствуют о возрастании действенности советской печати. Сегодня, в условиях нового этапа революционной перестройки, важно обратить критический потенциал средств массовой информации в русло решения конкрет­ных, практических задач. Как известно, В.И.Ленин ставил за­дачу создания такой прессы, которая "именно вопросы повседнев­ной экономики несла на суд массы, помогала серьезно изучать их /20, с,191/. Именно при условии постоянного внимания к про­блемам развития социализма, взятым во всей их реальной слож­ности, средства массовой информации способны стать действенным ' орудием воспитания научного мировоззрения. Как отмечает М.С.Го­рбачев, "работа средств массовой информации тем плодотворнее, чем больше в ней вдумчивости, оперативности и меньше погони за случайным, сенсационным" /30, с.89/.

Значительную роль в коммунистическом воспитании трудящихся играет индивидуальная работа. Средства массовой информации не способны заменить живого общения пропагандиста с аудиторией. Важнейшим требованием, предьявляемым к индивидуальной работе в условиях перестройки, является требование конкретности. Про­пагандист или политинформатор должен не только и не столько призывать к поддержке перестройки "вообще", сколько оказывать трудящими, их коллективам конкретную поддержку в их борьбе за перестройку не каждом предприятии, в организации, на рабочем месте. Только таким способом сможет он донести до трудящихоя свои знания.

Коммунистическое воспитание трудящихся должно сочетаться с непримиримой борьбой против буржуазной и, мелкобуржуазной идеологии. Необходимо отчетливо понимать, что государственные границы не являются сегодны препятствием для распространения идей. Следовательно, никакие запреты не могут быть эффективны­ми, и необходимо прежде всего идейное противостояние. Западные средства массовой информации пытаются представить перестройку как историческую капитуляцию социализма, как возврат к рыноч­ной экономике капиталистического типа. Задачей идейно-воспита-

27

тельной работы в этих условиях является разъяснение трудящим­ся подлинного смысла перестройки, выраженного в словах: "Боль­ше социализма, больше демократии".

В заключение следует обратить внимание на следующее обсто­ятельство. Развитие идеологии как классового самосознания не сводится тЬлько к разработке идей на специализированном уров­не, но предполагает и повышение классового самосознания массы лиц, составляющих данный класс. Более того, повышение классо­вого самосознания на массовом уровне является важнейшей пред­посылкой развития идеологии. Массовое сознание для идеологии -это и стимул активности, формируемой настоятельными, объектив­но данными через практику противоречиями действительности, и основа и источник опыта, необходимого для все более глубокого научного постижения действительности. В частности, оно дает материал для постановки проблем как первичного способа осоз­нания объективных противоречий.

В условиях перестройки создаются новые возможности для по­стоянного взаимовлияния,'взаимообогащения идеологии и массового сознания. Важнейшую роль в этом процессе играет коммунистичес­кое воспитание трудящихся, мобилизующее их на активную борьбу за реализацию программы ускорения социально-экономического развития нашей страны.

28

литература

1. Маркс К. Письма из ''Deutscb-Pransoeieche Jahrbuchar"

К., Энгельс Ф. Соч. Т. L .

2. Маркс К. К критике гегелевской философии права. Введение
//Маркс К., Энгельс Ф. Соч. T.I.

3. Маркс К. Тезисы о Фейербахе //Маркс К., Энгельс. Ф. Соч.

4. Маркс К. Нищета философии //Маркс К., Энеельс Ф. Соч. Т.4. 5. Маркс К. О Прудоне //Маркс К.» Энгельс Ф. Соч. Т. 16.

  1. Маркс К. Конспект книги Бакунина "Государственность и ана­рхия" //марке К., Энгельс Ф. Соч. Т.18,

  2. Маркс К. Капитал. T.I //Маркс К., Энгельс Ф, Соч. Т.23.

  3. Маркс К. Письмо Ф.Энгельсу. 2? июня 1867 г. //Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т.31.

  4. Маркс К. Письмо Л.Кугельману. II июля 1868 г. //Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т.32.

Марке К. Экономическая рукопись 186I-I863 гг. //Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т.47. П. Маркс К. Экономическая рукопись I86I-I8S3 гг. /окончание/ // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Г.48.

  1. Маркс К., Энгельс Ф. Немецкая идеология //Соч. Т.З.

  2. Маркс К., Энгельс Ф. Манифест Коммутзтической партии // Соч. Т.4.

  3. Энгельс Ф. Коммунисты и Карл Гвйнцон //Маркс К., Энгельс £. Соч. Т.4.

•15. Ленин В.И. Проект программы нашей партии //Поли. собр. соч. Т.4.

  1. Ленин В.И. Что делать? //Поли.собр,соч. Т.о.

  2. Ленин В.И. О смешении политики с педагогикой //Поли. собр. сон. Т.10.

  3. Ленин В.И. О задачах пролетариата в данной революции // Поли. собр. соч. Т.31.

  4. Ленин В.И.Государство и революция //Поли.собр.соч.Т.ЗЗ.

  5. Ленин В.И. Очередные задачи Советской власти //Поли.собр. соч. Т.ЗЗ.

  6. Ленин В.И. 0 "левом" ребячестье и мелкобуржуазности //

29

Поли.собр.соч. Т.Зб.

  1. Ленин В.И. Доклад Совета Народных Комиссаров 5 июля /У Всероссийский съезд Советов, 4-10 июля 1918 г./ //Поли. собр.соч. Т.Зб.

  2. Ленин В.И. Проект программы РКП/б/ //Поли.собр.соч. Т.38.

  3. Ленин В.И. Дэклад Центрального Комитета 29 марта /IX съезд РКП/б/, 29 марта - 5 апреля 1920 г./ //Поли.собр.соч. Т. 40.

  4. .Тзнин В.И. План доклада на УШ Всероссийском съезде Сове­тов //Поли.собр.соч. Т.42.

  5. Ленин В.И. Набросок заключительной части статьи "Кризис партии" //Поли.собр.соч. Т.42.

  6. Ленин В.И. Доклад о продовольственном налоге 26 мая /X Всероссийская конференция РКП/б/, 23-28 мая 1921 г./ // Поли.собр.соч. Т.43.

  7. Ленин В.И. Лучше меньше да лучше //Поли.собр.соч. Т.44.

  8. IX съезд РКП/б/. Март-апрель 1920 г. Протоколы. М.,1960.

  9. Материалы ХХУП съезда Коммунистической партии Советского Союза. М.,1986.

  10. Материалы XIX Всесоюзной партийной конференции КПСС. М., 1988.

  11. Горбачев М.С. О перестройке и кадровой политике партии: Доклад на Пленуме ЦК КПСС 27 января 1987 г. //Правда. -1987. - 28 янв.

  12. Горбачев М.С. О задачах партии по коренной перестройке управления 'экономикой: Доклад на Пленуме ЦК КПСС 25 июня 1987 г. //Правда. - 1987. - 26 июня.

  13. Горбачев М.С. Октябрь и перестройка: революция продолжа­ется. М., 1987.

  14. Горбачев М.С. Революционной перестройке - идеологию обнов­ления: Речь на Пленуме ЦК КПСС 18 февраля 1988 г. //Прав­да. - 1988. - 19 февр.

  15. Гвишиани Д.М. Организация и управление.Социологический анализ буржуазных теорий. М., 1970.

  16. Мигранян A.M. Политическое участие в буржуазных теориях демократии //Рабочий класс и современный мир. 1988. №1.

  17. Михайлович К. Экономическая действительность Югославии. М., 1986.

30

39, Современные тенденции в управлении в,капиталистических
странах. М., 1972.

40* Фофанов В.П. Социальная деятельность и теоретическое отра­жение. Новосибирск, 1986..

41. 'Фофанов В.П. Великий Октябрь и современная перестройка //Сибирские огни. - 1987. - № II.

31

ОГЛАШЕНИЕ

Введение 3

  1. Практические механизмы коммунистического воспитания трудящихся 5

  2. Теоретическое обеспечение коммунистического воспитания в условиях перестройки [8

Литература 29

зг

КСММУНИСТИЧЕСКОЕ ВОСПИТАНИЕ ТРУДЯЩИХСЯ В УСЛОВИЯХ ПЕРЕСТРОЙКИ

Методические указания

Составитель: Г.В.Голосов

Рецензент: канд. филос. наук доц. Э.Р.Барбашина

Отв. редактор: д-р филос. наук проф. В.П.Фофанов

Подписано в печать 25.10.88 Фермат 60x84 I/I6 ■ Печать офсетная. Уч.-изд. л.2 Усл.-печ. л. 2 Заказе 1205 Бесплатно. Тираж 3G 0 экз.

Редакционно-издательский отдел Новосибирского университета; участок оперативной полиграфии НГУ; 630090, Новосибирск-90, ул. Пирогова, 2.




Похожие:

Методические указания Новосибирск iconМетодические указания к выполнению курсовой работы для студентов специальности 100110. 65 «Домоведение»
Экономика домашнего хозяйства и окружающего социума: методические указания к выполнению курсовой работы / сост.: к филос н., доцент...
Методические указания Новосибирск iconМетодические указания к практическим занятиям и самостоятель­ной работе утверждены и рекомендованы к изданию кафедрой психо­логии и социального управления, протокол от 5 мая 2003 г. №6
Семьеведение: Методические указания к практическим занятиям и самостоятельной работе / Сост канд филос наук, доцент Т. В. Поп­кова,...
Методические указания Новосибирск iconМетодические указания по бухгалтерскому учету мпз методические указания по бухгалтерскому учету материально-производственных запасов (утв. Приказом Минфина России от 28 декабря 2001 г. N 119н)
Эти Методические указания для налоговых целей не применяются, торговые организации вправе использовать их для целей бухгалтерского...
Методические указания Новосибирск iconМетодические указания по подготовке курсовых работ Москва 2002 утверждено
Методические указания подготовлены для студентов, обучающихся по специальности 350 800 "Документоведение и документационное обеспечение...
Методические указания Новосибирск iconМетодические указания и контрольные задания по курсу «Бухгалтерская финансовая отчетность» для студентов специальности 080109 «Бухгалтерский учет, анализ и аудит»
Методические указания предназначены для студентов дневной и вечерней форм обучения
Методические указания Новосибирск iconС. В. Молчанов В. К. Волкова Н. А. Молчанова Методические указания
Методические указания предназначены для студентов всех форм обучения, изучающих курсы «Химия» («Общая химия»), «Органическая химия»...
Методические указания Новосибирск iconМетодические указания по подготовке, выполнению, оформлению и защите дипломной работы, по ее рецензи­рованию
Методические указания по выполнению дипломных работ для студен­тов специальности "Мировая экономика" / Сост. Л. В. Левченко. Самара:...
Методические указания Новосибирск iconЮжно-Российский государственный технический университет (Новочеркасский политехнический институт) Шахтинский институт (филиал)
Методические указания предназначены для студентов специальности 071900 «Информационные системы в технике и технологии». Методические...
Методические указания Новосибирск iconМетодические указания для студентов специальности Э. 01. 03. 00 «Экономика и управление на предприятии»
Вычислительная техника и программирование. Методические указания для студентов-заочников специальности А. 29. 10. 00 «Строительство...
Методические указания Новосибирск iconМетодические указания к практическим занятиям по дисциплине «бухгалтерский учет» для студентов специальности
Методические указания к практическим занятиям по дисциплине «Бухгалтерский учет» / Сост.: Н. А. Адамов, Г. А. Амучиева; гуу. – М.,...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов