Современные интерпретации социокультурных процессов icon

Современные интерпретации социокультурных процессов



НазваниеСовременные интерпретации социокультурных процессов
Дата конвертации17.09.2012
Размер322.7 Kb.
ТипИсследование

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КОМИТЕТ ПО ВЫСШЕЙ ШКОЛЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПРОБЛЕМНЫЙ СОВЕТ ПО СОЦИАЛЬНОЙ ФИЛОСОФИИ

ПРОБЛЕМНАЯ ГРУППА ПО ИССЛЕДОВАНИЮ СОЦИОКУЛЬТУРНЫХ ПРОЦЕССОВ

КОМИТЕТ ПО КУЛЬТУРЕ И ТУРИЗМУ АДМИНИСТРАЦИИ КЕМЕРОВСКОЙ ОБЛАСТИ

КЕМЕРОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ КУЛЬТУРЫ


СОВРЕМЕННЫЕ ИНТЕРПРЕТАЦИИ СОЦИОКУЛЬТУРНЫХ ПРОЦЕССОВ


Сборник научных трудов

Кемерово - 1994

3

МЕТОДОЛОГИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ СОЦИОКУЛЬТУРНОГО ПОДХОДА В РАЗРАБОТКЕ НОВОЙ КОНЦЕПЦИИ СОВЕТСКОГО ОБЩЕСТВА

В.П.Фофанов (НГУ)


Изучение советского общества по-прежнему остается актуаль­ной задачей не только историков: оно существует и сегодня, про­ходя стадию сложной трансформации. Термин "советское" связан от­нюдь не только с названием тех государственных органов, которые существовали в нашей стране после Октябрьской революции. По су­ществу, это определенное самоназвание страны, причины появления которого, как впрочем, и степень адекватности существу дела, нуж­даются в специальном анализе. Сразу стоит отметить, что органы власти, называвшиеся Советами, отнюдь не были Советами в собст­венном смысле слова, то есть в том теоретическом понимании Сове­тов, какое сложилось в марксистской литературе и прежде всего в трудах В.И.Ленина на основе обобщения опыта развития Советов "'как продукта и органа революционной деятельности трудящихся России, органа установления диктатуры пролетариата. И это лишь одно из проявлений того, насколько сложным социальным объектом было и остается "советское общество", только один из множества возможных примеров наличия в нем так называемых превращенных общественных форм.

Исследование советского общества сегодня остается акту­альной задачей и с прогностической точки зрения: только поняв общую логику развития этой специфической социальной системы, можно понять и возможные варианты ее трансформации. Думается, спектр этих трансформаций весьма и весьма широк: от возрождения и превращения страны в лидера мирового прогресса до окончатель­ного ее распада, - что станет, несомненно, лишь преддверием об­щемировой катастрофы.

С учетом актуальности темы в данной статье делается по­пытка предложить новую концепцию социально-исторической природы советского общества, построенную на принципе социокультурного подхода. Разумеется, такая задача не может быть в полном объеме решена в рамках одной, относительно небольшой по объему работы, поэтому ниже следует очень краткое, по существу, тезисное изло­жение некоторых узловых пунктов названной темы.


Попытка расширить круг возможных подходов к объяснению

4

природы советского общества тем более важна, что теперь боль­шинству сколько-нибудь непредвзятых специалистов становится яс­но, что широко распространенные еще недавно клише типа "админи­стративно-командная система", которые, казалось бы, все объяс­няли, на самом деле являются квазитеоретическими, ибо хотя и фиксируют определенные моменты системы, однако фиксируют их имен­но в превращенном, иллюзорном виде.

^ СОЦИОКУЛЬТУРНЫЙ ПОДХОД КАК ДВИЖЕНИЕ ОТ АБСТРАКТНОГО К КОНКРЕТНОМУ

Социокультурный подход понимается мной как определенная стадия исследования, когда познание непосредственно нацелено на фиксацию не только общих закономерностей развития и функци­онирования социальных систем, но и специфических особенностей реализации этих закономерностей в том или ином историческом про­цессе, в жизни той или иной отдельной социальной системы или того или иного отдельного социального организма. На протяжении длительного времени в отечественной литературе господствовал так называемый формационный подход, в котором виделась сущность материалистического понимания истории, высшее и самое богатое проявление марксистского социально-философского мышления. Дей­ствительно, понятие общественно-экономической формации является одним из самых значимых достижений марксизма, ибо позволяет за историческим разнообразием вскрыть внутреннюю логику социально­го развития. Однако, во-первых, само это понятие так никогда и не было системно разработано в рамках марксизма,- ни его осново­положниками, ни их последователями. Во-вторых, классики не толь­ко не отвергали, но и предполагали исследование общественных процесоов как на уровне их внутренней логики,' так и на уровне их реальной конкретики, эмпирической специфики. В-третьих , та­кой подход, однако, не выделялся как особый уровень методоло­гии, а соответствующая проблематика попадала скорее "в ведение" исторической науки. В результате концептуализация .на уровне "особенного" не прорабатывалась с той степенью полноты, которой она в принципе заслуживает. "Чистая", то есть довольно абстракт­ная логика философско- социологических схем непосредственно "накладывалась" на реальные исторические процессы, что и созда­вало возможность упрощенных, неадекватных реальной сложности объекта описаний.

5

Именно так, на мой езгляд, разрабатывалась концепция со­ветского общества как общества "социалистического типа", об­щества "победившего социализма" и т.п. Безусловно, здесь обоз­начен лишь один из механизмов, обеспечивавших формирование той квазинаучной, по существу апологетической концепции советского общества, которая рухнула в конце 80-х - начале 90-х годов,-как, впрочем, рухнули в это же время и построения западных "со­ветологов". Большую роль играл и ряд других факторов, е част­ности, состояние разработки других базовых для существовавшей объяснительной схемы понятий (типа "социализм", "социалисти­ческая демократия", "коммунистическая партия" и т.д.). Здесь, однако, уместно коснуться лишь одного аспекта: иерархически построенных средств, которые обеспечивали бы поэтапный пере­ход от уровня самых абстрактных понятий к уровню эмпирической конкретики в советском обшествознании просто не существовало,-что и создавало предпосылки для разного рода спекуляций, вопло­тившихся в официально принятой доктрине.

Осознание этого в период "перестройки" и "постперестрой­ки" привело, в частности, к призывам заменить, так называемый " "формационный" подход на "цивилизованный". Думается, однако, что за этим скрывается все та же схоластическая игра в слова,-если, разумееется, этот призыв не сопровождается систематичес­кой разработкой методологии использования "цивилизованного" под­хода,- хотя бы, прежде всего, путем фиксации ключевых понятий, которые позволяли бы эту методологию представить систематически в конечном счете.

Отнюдь не отвергая эвристического значения понятия "циви­лизация" и настаивая лишь на необходимости его использования не как некой очередной "всеобщей" панацеи, охарактеризую Екрат-це тот подход, который, на мой взгляд, позволяет обеспечить движение от абстрактного представления социальных систем (без чего, безусловно, не может быть достигнуто научное их описание) к уровню , если не эмпирически-конкретному, то, позволяющему, тем не менее, специфицировать общие теоретические конструкции применительно к логике реальных исторических "линий" развития. Таким подходом, как я отмечал ранее, является социокультурный подход, в основе которого лежит различение формации как опреде­ленного идеального типа социального организма и реального от­дельного социального организма, в своем конкретно-историческом

6

сушествовании включающего в себя общественные отношения разной формационной принадлежности или уклады. Важным посредствую­щим звеном в процессе конкретизации знаний применительно к опи­санию реальных исторических процессов в этом случае является понятие "отдельный социальный организм вообще", то есть тоже некоторая идеализированная конструкция, фиксирующая сам факт отдельности существования исторически данных обществ, выступаю­щих в социально-историческом процессе.как правило, в виде от­дельных стран.

Следующее важное понятие в рамках социокультурного подхо­да - это понятие культуры , которое я трактую как тот или иной конкретный, качественно специфический вариант существования формационных отношений того или иного типа. Безусловно, это лишь одна из возможных трактовок категории "культура" (системное обо­снование дано мной ранее), однако она имеет определенные пре­имущества в рамках использования метода "восхождения от абст­рактного к конкретному" в социальном познании.

Соответствующие теоретико-методологические предпосылки при их целостном применении позволяют представить такой объект как "советское общество" на разных этапах его истории, от воз­никновения до начала разрушения, как сложное единотво качествен­но единых, сложно взаимодействующих, но при этом принципиально различных типов культур. Такой подход был использован В.И.Лениным в его попытках решить возникшие после революции трудности в разработке методов социалистического строительства. И хотя эта попытка не была в полной мере отрефлексирована ни самим Лениным, ни более поздними его комментаторами, тем не менее она, по существу, и представляла собой некоторый шаг в направ­лении разработки социокультурного подхода, необходимость чего выявилась сразу, как только дело перешло к решению конкретных практических задач.

Опираясь на зафиксированные выше теоретико-методологичес­кие предпосылки,перейдем к рассмотрению самого предмета.

^ ОКТЯБРЬСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ И КУЛЬТУРНАЯ СПЕЦИФИКА РОССИИ.

Охватывая вое исторические последствия Октябрьской рево­люции, можно утверждать, что пройденный нашим обществом в XX

7

веке путь не был "историческим тупиком", а,наоборот, гигантским прорывом человечества к становлению более человечных отношений. Однако, осуществился этот прорыв, как и следовало ожидать, в чрезвычайно противоречивой форме. В результате возникла систе­ма, имеющая двойственный характер, когда антагонистически про­тиворечивые подсистемы отношений слились в одно неразрывное целое. И именно совмещенность казалось бы несовместимого опреде-ляда и определяет качественную специфику советского общества.

Наша страна - общество многоукладное, где ведущую роль иг­рают два противоположных типа обобществления или, иначе говоря, социализма. Социализм трудовой, или обобществление в интересах трудящихся. И социализм мещанский, или обобществлёние в интере­сах иждивенчества, паразитирования, в интересах эксплуатации труда . Эти реально противоположные экономические отношения существуют в рамках внешне тоже "единой" юридической формы -"общенародной собственности".

Такая многоукладность и была объективной основой для су­ществования е послереволюционном советском обществе культур разного типа - крестьянской, пролетарской, мелкобуржуазной, по­мещичьей, мещанской, купеческой и т.д. При этом каждая такая культура довольно сложно дифференцировалась в себе, каждая ис­пытывала на себе воздействие других социально-групповых культур и несла в себе многие их черты.

Есть основания утверждать, что в силу "отсталости" разви­тия капитализма в России, Октябрь оказался дважды социалисти­ческой революцией: обобществление произошло в интересах не толь­ко рабочих и других трудящихся , - как это осознавалось, но и

в интересах паразитических, эксплуататорских групп . Взрыв на­зревал более столетия, а в какую сторону осуществился "выброс", определил баланс объективной логики социально-экономических от­ношений и активности политических субъектов.

Большевики, как, впрочем, и все другие, неадекватно соз­навали сущность происходящего. Не случайно вскоре волна событий просто смела, вслед за Лениным, их всех как особую политическую генерацию, как тип революционеров. То, что теперь называют "большевизмом" вовсе не специфично для большевиков. Это полити­ческий радикализм, который был порожден в России застойным ти­пом развития, и был присущ многим, самым разнообразным полити­ческим течениям.

8

Да, большевики в своем стремлении к высшей справедливос­ти внесли свой немалый вклад во всеобщее ожесточение. Но я не стану их винить и критиковать: задним умом мы все крепки. Хотя, впрочем, многие сегодня, прикрываясь критикой "большевизма" сами ведут себя еще более радикально. Куда важнее понять реаль­ные итоги деятельности большевизма в России. Увы, социальный прогресс имеет нелинейный характер, и попадания "не туда" есть типичный способ движения "к цели".

Так ведь было и в эпоху европейских буржуазных революций, которые звали к "свободе, равенству и братству", а привели к углублению неравенства и к новой форме несвободы. Движение впе­ред всегда вершилось "через переход в противоположность",-и история показывает, сколь она богата на выдумку в таких куль­битах. Не удивлюсь, если события I9I7-I922 гг. вообще были уни­кальным шансом прорыва вперед, - в том числе и в трансформации самого капитализма в XX веке, - а это один из важнейших итогов Октябрьской революции.

Нередко политик оказывается как бы снесен потоком событий далеко в сторону от точки на том берегу, которую он хотел до­стичь, безоглядно кидаясь в реку или "ввязываясь в бой". Имен­но так произошло я с Ленивым. Его целью был пролетарский соци­ализм. Но вера в себя и в свою партию как носителей идеи и практики пролетарского социализма, а также возникшее после Октября понимание того, что условия для его строительства еще не созрели, вынудили его предпринимать ряд не вытекающих из доктрины мер, направленных на то, чтобы удержаться у власти. Поскольку то же самое, хотя еще неосознанно, происходило в пе­риод борьбы за власть, объективно . оказалось, что Ленин прово­дил отнюдь не во всем пролетарскую линию социалистической ре­волюции .

А главное - сносил сам "ход событий". В результате, когда первая горячка схлынула, оказалось, что вместо Советов как ор­ганов, избираемых трудящимися и находящихся под их полным, по­вседневным и действенным ..контролем, действенным уже в силу права отзыва депутатов, - возникли псевдосоветы, которые в чем-то и выражали волю трудящихся, но по своему устройству были • глубоко недемократичны и потому, чем дальше, тем больше стано­вились органами не пролетарской, а антипролетарекой диктатуры. То же самое произошло и с Коммунистической партией. Со

9

времени возникновения однопартийной системы она все больше ста­новилась организационно-политической формой выражения всех и всяческих социально-экономических и политических интересов, ко­торые существовали в нашей стране. В неявной, превращенной форме эта "партия" стала организацией по сути многопартийнрй. И вскоре внутри организации, называемой РКП(б), "рабочая пар­тия" выступала уже, например, .как "рабочая оппозиция", причем выступала во многом и против самого Ленина. И хотя лидеры "ра­бочей оппозиции" действительно кое в чем ошибались, сам Ленин ошибался в том, что в созданной под его руководством полити­ческой системе в принципе обеспечивается полнота выражения и проведения липли пролетарских интересов, поскольку он сам яв­ляется их проводником и гарантом.

Уже само решение строить пролетарски;1, социализм для про­летариата, то есть строить его не силами пролетариата, а сила­ми его "наиболее сознательного авангарда", осуществлять дикта­туру в интересах пролетариата, и в этом смысле для пролетариа-та, но силами опять-таки лишь авангарда. силами не класса, но только партии - уже это решение в корне противоречило марксист­ской доктрине субъекта-революционера, субъекта-творца: собстг' венными руками создающего новое общество и в этом процессе, преобразующего все, в том числе и самого себя. Надо сказать, и в теории марксизма акцент делался на революционное преобра­зование пролетариатом всего остального общества, а идея прео­доления собственного отчуждения пролетариата выступала преж­де всего как идея преодоления его отчуждения от условий челове­ческого бытия - средств материального производства. Идея пре­образования пролетариатом самого себя, идея очищения себя, а именно - от всего, в чем и сам пролетариат является носителем старых, отчужденных отношений и, соответственно, носителем их воспроизводства, - эта идея самоочищения возникла в философии, но не доминировала в центре марксистской доктрины, в учении о диктатуре пролетариата.

Было, однако, и не доктриальное, а чисто внешнее, кон­кретно-историческое, специфически российское обстоятельство, которое мощно подталкивало в сторону акцента на потенциал не всего пролетариата, а на его авангард, на его, то есть на ком­мунистическую,как считал тогда В.И.Ленин; партию. Таким обсто­ятельством оказалось состояние российского рабочего класса, та

10

его конкретно-историческая качественная специфика, которая луч­ше всего и описывается понятием "культура".

Так, коренному улучшению работы государственного аппара­та могло бы содействовать привлечение рабочих, - что и вытек­ло из логики доктрины диктатуры пролетариата. Однако, обобщая опыт послереволюционного развития В.И.Ленин вынужден написать о рабочих: "Они хотели бы дать нам лучший аппарат. Но они не знают,как это сделать. Они не могут этого сделать. Они не выра­ботали в себе до сих пор такого развития, той культуры, кото­рая необходима для этого. А для этого необходима именно куль­тура" .

Недостаток культурных сил (немногие рабочие умели управ­лять) приводил к тому, что политическая деятельность трудящих­ся не отвечала тем возможностям, которые открывал советский го­сударственный строй. "...Советы,- писал В.И.Ленин, - будучи по своей программе органами управления через трудящихся, на самом деле являются органами управления для трудящихся, через передо­вой слой пролетариата, но не через трудящиеся массы" . Словом,, проблема культурная была проблемой политической, ибо "социализ­ма не может ввести меньшинство - партия. Его могут ввести де­сятки миллионов, когда они научатся это делать сами" . Трудя­щимися массам поэтому нужно было "практически учиться управлять страной, учиться тому, что составляло раньше монополию буржуа-зии"10.

Ленин подчеркивал, применительно к тем конкретным услови­ям, в частности, необходимость сосредоточения в Рабкрине чело­веческого как он выражался, материала "действительно современ­ного качества, т.е. не отстающего от лучших западноевропейских образцов", причем сопровождал это оговоркой: "Конечно, для со­циалистической республики это условие слишком скромно. Но ... нам бы для начала достаточно настоящей буржуазной культуры"11. На перспективу же ставилась задача добиться "улучшения ... го­сударственного аппарата, подъема его - не в смысле отдельных лиц, а в полном-его объеме - на высшие ступени культуры" . "Учиться работать - эту задачу Советская власть должна поста­вить перед народом во всем ее объеме. Последнее слово капита­лизма в этом отношении, система Тейлора ... соединяет в себе утонченное зверство буржуазной эксплуатации и ряд богатейших научных завоеваний в деле анализа' механических движений при

11

труде, изгнания лишних и неловких движений, выработки правиль-нейших приемов работы, введения наилучших систем учета и кон­троля и т.д... Однако социалистическая культура производст­ва может и должна быть выше, ибо "социализм требует созна­тельного и маосового движения вперед, к высшей производи­тельности труда,по сравнению с капитализмом и на базе достиг­нутого капитализмом. Социализм должен по-СЕоему, своими при­емами - скажем конкретнее, советскими приемами - осуществить это движение вперед"

Намеченные Лениным процессы,безусловно,шли в нашей стра­не на протяжении десятилетий. Однако, реальное культурное дви­жение оказалось гораздо сложнее, что в советском обшествозна-нии не осознавалось.

^ ДИКТАТУРА МЕЩАНСТВА ВМЕСТО ДИКТАТУРЫ ПРОЛЕТАРИАТА.

Сам поворот к диктатуре партии, а потом еще и к дикта­туре тонкого слоя вождей, означал появление б политике партии принципа иждивенчества даже в том, что делалось Лениным, и делалось, конечно же, не эгоистически, не корысти ради, а ради интересов трудящихся и прежде всего пролетариата. Видя, что пролетариат сам не может решить задач социалистического пере­устройства общества, ему по сути дела стремились помочь это сделать, а точнее, в этом стремлении помочь, начали делать для него, за него и вместо него.

Но' такая подмена неизбежно должна была поставить к власти кого-то иного вместо пролетариата. И к Еласти пришел класс, ин­тересам которого принцип иждивенчества в тех конкретных исто­рических условиях соответствовал в наибольшей степени -мещанство. Ленин пошел на широкий союз с политическими выра­зителями интересов мещанства, и,прежде всего, с Троцким, еще в период борьбы за власть во имя создания наиболее широкого блока ради ее захЕата. Апологетическое освещение деятельности Ленина в советской истории КПСС мешает соознать тот факт, что к определенному этапу он во многом уже не контролировал общую линию партийного руководства. По ряду ключевых вопросов Ленин оказывался в меньшинстве, а изменить ситуацию ему не удалось не только из-за состояния здоровья. Ему, а точнее, другим про-

12

водникам пролетарской линии, может быть кое в чем и более по­следовательным, чем он сам, - прежде всего , в проведении ли­нии на пролетарскую демократию, - не удалось перехватить ини­циативу именно потому, что эта демократия на предыдущих этапах активно свертывалась. Свертывалась при участии, а зачастую и по инициативе самого Ленина. Тут были и запрещающая фракции роко­вая резолюция X съезда "О единстве партии", которую он букваль­но "продавил" , пользуясь всей силой своего авторитета, и свер­тывание рабочего контроля, и ряд других мер.

Да, его общим принципом было разворачивание "живого твор­чества масс" - эти слова так "украшали" начало горбачевской пе- ] рестройки. Но ведь Горбачев и горбачевцы, а на том этапе в их числе были и Лигачев, и Яковлев, хотя каждый, разумеется, по-своему, - все они действовали вполне по-ленински. Ленин увидал, что темные, подверженные всем худшим инстинктам прошлого, озлоб­ленные мучениями последних лет, массы неспособны в нужной мере к конструктивному творчеству. И хотя он писал и говорил, что основной резерв революции - это творческий потенциал масс, тем не менее в реальной политике сделал ставку на мудрость высшего руководства, которое обеспечит правильный курс в интересах масс,- кое в чем и вопреки темноте и ограниченности самих этих масс.

А большинство в высшем руководстве партии к тому времени выра­жало уже интересы масс не трудящихся, но мещанских, занявших в тех условиях позицию иждивенческую, паразитическую, что вполне соответствовало одной из граней, сторон их социальной природы. Мещане буквально "обесели" и "пропитали" собой все партийные я государственные учреждения, везде и всюду они навязывали свой стиль, свою систему ценностей.

Вообще говоря, факт победы мещанства был описан в советс­кой дореволюционной литературе, только не теоретической, а ху­дожественной. Маяковский и Булгаков, многие другие прозаики, поэты и критики говорили об этом во весь голос, Еысмеивая все более широко распространявшуюся мещанскую культуру. Пьер Скрип-кин и Главначнупс, Швондер и Шариков - это типичные герои того времени, носители мещанских ценностей и мещанской культуры. Пи­сали об этом Горький и Шаляпин, указывая на мещанскую суть та­ких "пролетарских вождей" как Зиновьев, Каменев и им подобные. Писали о мещанской природе "большевистских вождей" и самой

13

послереволюционной жизни России многие эмигранты.

Маяковский буквально разрывался надвое от сознания про­тиворечивого, двойственного характера Октябрьской революции, которую он одновременно хотел и госпевать и хулить, - но также разрывался чем дальше, тем больше уже и от невозможности полно выразить свою позицию. В этом же, на мой взгляд, причина траге­дии Есенина. Однако "пролетарская маска" была нужна мещанским победителям, и все сомнения в чисто пролетарской природе Октяб­ря были вытравлены из памяти потомков.

^ ЕДИНСТВО И БОРШ АНТИПОДОВ

Это, однако, не значит, что трудовой социализм потерпел поражение и исчез. Соответствующая культура с годами росла, на­бирала силу, все громче заявляла о себе и во многом определяла специфику советского образа жизни. Но в том-то и дело, что со­циально-экономическая система, существовавшая в нашей стране, была двойственна в силу переплетения и, далеко не мирного, сосуществования под формой единого юридического обобществления двух разных социально-экономических укладоЕ. Для одного харак­терна производственная демократия, е том числе в виде самоуп­равления трудовых коллективов и принцип распределения пропорци­онально вкладу в общественно необходимый труд. Для другого ха­рактерны методы внеэкономического принуждения и построенная на этой основе система уравнительного распределения, за которой скрывается эксплуатация трудовых групп общества со стороны групп паразитических. Большую роль в реализации этой системы сыграла также социальная демагогия, когда пропаганда "чувства хозяина" и "растущей социальной однородности советского общест­ва", скрывала принципиально разное отношение к "общественному котлу", когда одни имели право преимущественно вносить туда, а другие - преимущественно брать оттуда. А в этом и коренилась нараставшая, особенно в семидесятые и восьмидесятые годы, иму­щественная дифференциация разных групп. Точно также аппарат КПСС и Советского государства выражал интересы разных групп, и он был дифференцирован в себе, что сегодня и определяет разные "траектории" людей, из которых он состоял вчера. Чтобы опреде­лить какой был реальный удельный вес каждой из этих систем на разных этапах, нужны специальные, в том числе статистические исследования. Однако важно понять прежде всего: обе эти системы

14

существовали и обе, совместно с другими укладами, определяли специфику нашего общества.

Сторонники мещанского социализма вели острую борьбу между собой за власть, но это не мешало им общими усилиями вытеснять пролетарских лидеров - от Фрунзе до Кирова. А потом, в заключи­тельной схватке, победила одна из их фракций ео главе со Стали­ным.

Трудовой социализм, выражающий интересы рабочих, крестьян, интеллигенции и реализуемый их усилиями, всегда выражал себя по­литически. У его идеологов и политиков хватало мужества высту­пать против извращения политики трудового социализма и против тех, кто это делал, - вольно или невольно, полностью или отчасти, Так, Мясников выступал против Ленина, Рютин - против Сталина, а протие Хрущева и Брежнева выступала коммунистическая часть дис­сидентского движения. Другое дело, что никто из них не имел дос­таточно высокой политической культуры соответствующего типа, не понимал с.ути происходящего и потому так и не смог предложить убедительной альтернативы. D руководстве ВКП(б) - КПСС всегда были лидеры, действительно выражавшие интересы людей труда. Сре­ди них на разных этапах разные фигуры, как, например, Кузнецов, Жуков, Машеров. Однако, они, внося свой, иногда решающий, вклад в преодоление накопившихся трудностей, никогда не достигали воз­можности определять политику и е конечном счете так или иначе отстранялись от власти. Все это было выражением острой подспуд­ной борьбы разных групп, которая постоянно шла, несмотря на ви­димое "монолитное единство партии и ее ленинского руководств;'!".

Подлинная трагедия рабочего класса страны состоит в том, что он в силу собственной незрелости и незрелости своих не мни­мых, а подлинных лидеров, нарушил принцип союза с трудоиым крестьянством.

Разрыв между уровнем производства в городе и в селе поро­дил в послереволюционный период так называемые "ножницы цен", суть которых состояла в неспособности города предложить промыш­ленные товары в обмен на хлеб. Вопрос стоял так: либо наладить производство, либо принудить крестьян отдать хлеб даром. Под при­крытием лозунгов "пролетарской диктатуры" мещанство города навя­зало трудящимся города второй вариант. По своей социально-эко­номической природе рабочий может реализовать свои интересы тру­дом и только трудом, а всякое отступление от этой позиции дорого

15

ему обходится. Дорого оно обошлось рабочему классу и на этот раз. Пойдя на союз с мещанством, предал и свою трудовую суть. Включившись, совместно с мещанством, е систему эксплуатации де­ревни со стороны города, рабочий класс углубил собственное от­чуждение и укрепил основы диктатуры мещанства, сложившейся под ВИДОМ так называемой "пролетарской социалистической демократии". Распространение мещанской культуры и ее ядра - соответствующей системы ценностей е классах рабочих и крестьян - повлекло дале­ко идущие последствия.

^ РАЗВИТОЙ МЕЩАНСКИЙ СОЦИАЛИЗМ И КУЛЬТУРА ПРОИЗВОДСТВА

Сталинская псевдоколлективизация, политические репрессии и их социально-экономически;: И нравственный концентрат - ГУЛАГ,-все это результаты диктатуры мещанства, которая господствовала в нашей стране на протяжении нескольких десятков лет, но так и осталась "неузнанной". Ни попытки демократизации в рамках поли­тики ХХ-ХХП съездов КПСС, ни попытки экономического реформиро­вания I965-68 годов не увенчались успехом. Мещанский социализм крепнул и развивался, распространялась и соответствующая культу­ра производства.

Принцип распределения по труду ограничивался все больше, паразитизм части населения на труде другой части торжествовал все шире. Перераспределение в пользу паразитов за счет трудящих­ся тысячью способов происходило,на уровне цехов и лабораторий, заводов и институтов, министерств и ведомств, - и государства в целом.

Исторически сформированный мещанством в его собственных интересах хозяйственный механизм стимулировал не труд, а имита­цию труда, не производство продукции, а "выполнение плана". Бюрократически извращенный "план" превратился в фетиш, который вполне соответствовал сути господствующих фетишистских отноше­ний. Но расцвет мещанского социализма, идеологически обоснован­ный, в частности, во второй Программе КПСС, одновременно означал подавление и упадок начал трудового социализма. Хозяйственники, которые пытались развивать новые формы организации обобществлен­ного производства в виде ли производственной демократии, в виде ли последовательно проведенной оплаты по труду, - лреследова-

16

лись вплоть, подчас, до заключения е тюрьму. Зато лодыри и рас­хитители процветали.

Юридические собственники, трудящиеся, так и не сумев пре­вратиться в реальных хозяев, использовались как ширма,- напри­мер, "номенклатурные рабочие" в президиумах. Плодами мещанско­го перерождения рабочего класса стали и дяди- Васи сантехники, и "коренные" рабочие-станочники, которые рванув похмельной ру­кой рубаху, кричали мастеру:"рабочий класс зажимаешь? Сейчас же закрой наряд, так-пере-так!" И тот "закрывал наряд" за прогул, потому что на стороне такого "работяги" была сама социально-экономическая система.

Мотивация к труду падала и за счет отсутствия экономичес­
ких стимулов, и за счет стихийного протеста: почему я должен
работать, если рядом бездельник получает столько же или больше.
Оплата за выход на работу, о которой как о реальной проблеме
писал еще Ленин, стала правилом, а не исключением. Страна нача­
ла больше проедать, чем производить. Страна отстала с очередным
циклом технического перевооружения. И тем не менее экономика,
хоть и в замедляющемся темпе, но двигалась вперед - за счет са­
моотверженного труда миллионов, которые просто не могли изме­
нить своей привычке трудиться. Но почему и во имя чего труд
должен был быть "самоотверженным"?. Во время войны - ради побе­
ды, но в мирное время? Формула "первенства общественных инте­
ресов над личными" стала оправданием необходимости для многих от­
вергать себя, свои интересы ради мифических "интересов общест­
ва", а точнее ради того "общего котла", из которого черпали
преимущественно паразиты, разного рода прилипалы. Такой "кор­
мушкой" стали и партийная работа, и служба в госаппарате, и
"школа коммунизма" - профсоюзы. И хотя е этих органах как и
всюду, присутствовали и утверждали свои ценности и свой образ
жизни разные социальные силы, преобладали все-таки носители
мещанского социализма. .

Эпоха брежневского "развитого социализма" была в сущнос­ти эпохой развитого мещанского социализма. А сам Леонид Ильич стал достойным олицетворением этого строя. Мещанин во дворян­стве не был так напыщен и наивно чванлив, откровенно глуп и добродушно примитивен, проникновенно хитер и затаенно мстителен как этот мещанин в пролетарстве. Паразитирование мещанства име­ло тотальный характер. Эксплуатировался не только труд рабочих,

17

но и идеология пролетариата, которая, превратившись в "совет­ский марксизм-ленинизм" стала обоснованием и оправданием ан­типролетарской политики.

^ ДУХОВНАЯ КУЛЬТУРА ЖЩСКОГО СОЦИАЛИЗМА

Принципиальный сдвиг в духовной культуре и в господству­
ющей системе ценностей произошел в 70-е годы. Спекуляция была
всегда, но спекулировать было стыдно. Теперь спекуляцией стали
кичиться как "умением жить". Так называемый блат вышел из
"нравственного подполья" и стал бытом, повседневностью. Лоды­
ри были всегда, но всегда - в истории нашего общества достоин­
ство состояло в честном труде. Теперь стали гордиться баклуш-
ничеством, ничегонеделанием. Крылатые слова "где бы не рабо­
тать, лишь бы не работать", стали произноситься с гордостью и
самодовольством. Трудовая мораль уступила морали паразитизма
и потребительства.

Важная черта мещанства - антиинтеллектуальность, что негативно отразилось на судьбах трудовой интеллигенции. Эксп­луатация ее и отчуждение от власти (в частности, через ограни­чение вступления в правящую партию), относительно низкий эко­номический и социальный статус научного труда и соответствую­щее отношение к научно-техническому прогрессу , - все это не случайные, а имманентные, сущностные черты мещанского социа­лизма. Вдобавок мещанство создало за прошедшие десятилетия свою интеллигенцию, - и мы видим сегодня ее достойных предста­вителей и в науке, и в системе образования, и в политике - не­профессиональных и некомпетентных, вульгарных и поверхностных, предпочитающих труду слова и красивые разговоры, имитирующих все - интеллект, честь и совесть. Именно имитация - ключевое понятие во всей деятельности мещанства как носителя мещанского социализма. Псевдопроизводство и псевдопотребление везде и всюду: "громадье планов" Еместо реального созидания новых от­ношений, водка вместо пищи, псевдонаука вместо "научной идеоло­гии", "псевдоискусство вместо реализма и других подлинно ху­дожественных направлений. Поэтому вульгаризация и деградация - вот логика развития мещанской культуры эпохи победившего ме­щанского социализма. Даже культ личности как духовная основа этой системы вульгаризовался с течением времени. Сравните,

18

скажем, культ Ленина, а затем Сталина, и культ Брежнева, Горба­чена, Ельцина, - где все меньше культа и все больше пародии на культ. Кстати, эстетика мещанского социализма - это особая те­ма, здесь надо писать и писать!

Трагична оказалсь в этих условиях судьба марксизма, а также слов, дела и тела Ленина. Все это оказалось использовано классовым противником, все это било опошлено и вульгаризирокано соответственно ценностям мещанского социализма, - и послужило его развитию. А ныне, в эпоху его разложения, все,на чем он па­разитировал, разрушается окончательно. Исторические возможности пролетарского социализма и пролетарской культуры, на мой взгляд, вообще гораздо более ограничены, чем они представлялись класси­кам марксизма-ленинизма. Но они были и остаются реальным фак­тором социального прогресса. И если во всемирно-историческом масштабе сегодня они себя исчерпали, то в условиях нашей страны, находящейся на стадии, в основном, машинного производства, со­циализм рабочего класса как одна из Еажнейших разновидностей трудового социализма еще, без сомнений, скажет свое слово. Но важнейшая предпосылка этого - очищение его идеологии и вообще культуры от мещанского перерождения.

^ ГЕОПОЛИТИЧЕСКИЙ! АСПЕКТ РАЗВИТИЯ МЕЩАНСКОЙ КУЛЬТУРЫ

Странам, где так или иначе, в той или иной мере побеждал мещанский социализм, утверждалась в качестве господствующе;: ме­щанская культура, приходится очень серьезно расплачиваться за эту "победу". Назову три важнейшие страны, где, на мой взгляд, в XX веке мещанский социализм существенно повлиял на обществен-ное развитие. Кроме Советского Союза- это Германия - где мещан­ство победило в союзе с крупной национальной буржуазией под флагом национал-социализма. Отсюда определенное сходство систем немецкого фашизма и "советского социализма", - что поверхностно­му, либо заинтересованному подходу дает "основания" для их отождествления. Да, определенное сходство есть, как бы ни зву­чало это кощунственно для апологетов нашего прошлого. Но качест­венное различие системы укладов, образовывавших эти два общест­ва отнюдь не случайно сделало их главными противниками в мировом противостоянии середины века. И сама победа СССР над немецким

19

фашизмом стала мощным источником демократизации нашей страны, активизации начал трудового социализма, развития трудовой куль­туры. Именно созданные великой победой над фашизмом перемены породили позднее XX съезд КПСС, обеспечили трудовой и нравствен­ны;; подъем 60-х годов, а в конечном счете и демократические стороны перестройки.

Наконец, мещанский социализм в самое последнее время ока­зал существенное влияние на США, где он господствовал в виде так называемой рейганомики. Здесь мещанство утвердилось у власти в союзе с транснациональным капиталом. Паразитическая составля­ющая американской экономики привела к резкому возрастанию госу­дарственного долга, - и Америке еще предстоит расплата за пери­од беззаботного "жирования". Особенно, если учесть, что за это время выросли и начали дышать в затылок конкуренты, прежде всего, в Японии и Германии. Конечно, у них сегодня хватает проблем. Но очередной цикл мирового развития завершился, новый баланс сил возник ,- и начат новый передел мира. В этих условиях амери­канские проблемы могут аукнуться крахом всей мировой финансовой системы, - но это уже предмет особого разговора.

Здесь важно подчеркнуть другое: американский стандарт и образ жизни, ценности американской буржуазной культуры стали для нашей отечественной мешанской интеллигенции предметов вожде­ления именно потому, что за ним кроется глубокое "родство душ", глубокое совпадение систем жизненных ценностей.

Однако действительная трагедия советского мещанства сос­тоит в том, что оно является носителем тупиковой линии капитали­зации и, следовательно, не имеет заложенных в его собственной природе возможностей достижения своего культурного идеала. Ко­нечно, упрощенный линейный" подход к логике мировой истории иг­норирует или недооценивает подобные "тупиковые" варианты разви­тия. Однако они и ранее имели место в истории. Важно подчерк­нуть, например, что из всех начинавшихся еще с античности процес­сов капитализации привел к возникновению капиталистической сис­темы в собственном смысле лишь тот, который опирался на труд, на эксплуатацию сначала домашинного, а затем и машинного труда. И для того, чтобы это стало возможно, тогдашний формирующийся капиталист должен был организовать соответствующее производство.

Класс капиталистов формировался тогда, как известно, из разных социальных групп. В контексте данной работы важно отме-

20

тить лишь одно обстоятельство. Те слои мещанства, которые участ­вовали в этом процессев в Европе в ХУ - ХУП веках, обладали уровнем трудовой и организационной культуры, который позволил им в целом успешно решить возникшие исторические задачи Однако советское мещанство формировалось в совершенно иных с циокультурных условиях. Почвой, на которой оно взросло к совре­менному своему состоянию, было паразитирование на трудовом циалиэме, что обеспечивалось возникновением после Октября ук­лада мещанского социализма. Поэтому оно не обладает навыками, необходимыми для "строительства" капитализма, хотя и провозгла-сило устами своих идеологов такую задачу как всеобщую цель для России на историческую перспективу. Идея "возврата на путь ми-ровой цивилизации", и прежде всего через капитализацию в кач ве основной линии дальнейшего развития мещанского социализма как особой экономической системы, является поэтому глубоко уто­пичной. Даже если мещанство силой или демагогией навяжет трудо­вым классам готовность следовать курсу капитализации под руко­водством мещанства, оно тем не менее не сможет возглавить и ор­ганизовать этот процесс и приведет реально лишь к разрушению и упадку производительных сил, окончательной деградации трудового социализма. Ряд доказательств этого тезиса уже дает наша дейст­вительность.

Нынешняя "капитализация" не есть результат "предательс или "заговора", как твердят нынешние "красные". Она объективно вызрела, и в этом смысле была неизбежна. Причем ее главные со­циальные резервы начали формироваться еще тогда, в эпоху так на­зываемого "застоя". Но в недрах тогдашней системы будущие силы капитализации могли научиться только трем основным видам дея­тельности: воровать, спекулировать и попрошайничать. Почему, на­пример, Горбачев возвел попрошайничество в виде "займов" в ранг государственной политики? Да потому, что попрошайничество - во­обще одна из сущностных черт мещанского социализма. Только те­перь она была перенесена на международную арену. Как ездили "вы­бивать фодны" из Ставрополья, Томска, Свердловска в Москву, так стали ездить из Москвы "выбивать займы" в Вашингтон, Бонн, То­кио и так далее.

И не надо винить наших капитализаторов в том, что они за­говорщики и предатели. (У "патриотов", например, недавно явилась такая версия: "демократы", мол, вообще не хотят построить капи-

21

талазм, они просто предатели, которые стремятся погубить стра­ну). Нет, наши капитализаторы искренне хотят построить капи­тализм. Они очень стараются. Они очень торопятся. Но они делают только то, что умеют делать. А прошлая жизнь, повторяю, научила их трем основным видам деятельности: воровать, спекулировать и попрошайничать. И ведь они: по-свооему правы: все эти почтенные виды деятельности занимают достойное место в рамках капиталис­тического строя. Вот только - не главное место: держится-то ка­питализм, естественно, на труде, на производстве. Но увы, у на­ших капитализаторов как раз с этим-то и слабо. Печально, но так: в логике перерастания мещанского социализма в капитализм на первом месте всегда будет спекуляция, а не производство.

Не имея возможности капитализировать страну по принципу "опоры на собственные силы", мещанский социализм в лице его идеологов с самого начала более или менее осознанно ориентиру­ется на "западную помощь". В этой идее надо различать два вза­имосвязанных аспекта. Один - прямое проявление мещанского пара­зитизма, наивное ожидание и на Западе встретить ту же самую сис­тему иждивенчества, которую тунеядцу, будь он слесарь, клерк или министр, обеспечивало "родное советское государство". Эти сентиментальные надежды сейчас уже во многом развеялись. Второй же аспект состоит в возможности сразу получить "готовый капитализм", опять-таки без лишних трудов и усилий за счет его экспансии с Запада. Это устремление Есе больше выражается в компрадорской линии, сначала в сфере идеологии, а затем и в сфере экономики. И это по-своему глубоко логичный ход.

Капитализация несет усиление конкуренции. Уравниловка и раньше была формой скрытого неравенства, механизмом перераспре­деления в пользу одних групп за счет других, и не только за счет трудовых, но и паразитических. Жизненный уровень наиболее массовых слоев никак нельзя приравнять к уровню жизни мещанской элитарной интеллигенции, получавшей относительно высокий стан­дарт, например, за свои квазихудожестеенные и квазинаучные "произведения". Поэтому интеллектуальная мещанская элита и се­годня менее всего озабочена "нуждами народными". Она и сегодня готова переметнуться на сторону нового хозяина, вместо вчераш­него "ленинского Политбюро", которому она будет нужна как про­водник его, хозяйских, интересов и который обеспечит ей уровень жизни, подобный стандарту соответствующих групп на Западе, -

22

что оказывается недостижимо в случае дальнейшего развития на­шей страны, даже и в сторону капитализации, но на собственной основе.

Это позволяет данной социальной группе решить ее проблемы, однако создает огромные проблемы для общества в целом. Современ­ная геополитическая ситуация такова, что наиболее выгодный спо­соб интеграции нашей страны в систему капиталистических мирохо­зяйственных связей в качестве элемента именно этой системы, со­стоит в дезинтеграции ее как самостоятельного экономического комплекса. Тем более, что это соответствует общим принципам кон­куренции как основы взаимоотношений буржуазного типа. Самый вы­годный вариант - зависимость партнера от своих собственных инте­ресов и отсюда возможность навязывать ему свой вариант решения в ситуациях, когда "Боливар не выдержит двоих".

Даже если отвлечься от факторов тактического порядка и коснуться одной стратегической перспективы, то все равно следу­ет подчеркнуть, на сколько невыгоден для России такой Еариант развития событий. Речь идет по существу о том, чтобы наша стра­на заплатила утратой национально-культурной самобытности и соб­ственной государственности ради предоставления развитым странам Запада ресурсов - и не только в виде природного сырья, но и де-шевой квалифицированной рабочей силы, а также ради предоставле­ния передовых технологий, например, космических, - что уже проис­ходит, - с одной единственной целью: дать возможность странам-лидерам попытаться найти выход из того исторического тупика, в котором они оказались.

Суть дела состоит в следующем. Сегодня богатые страны имеют 82,7% мирового дохода, тогда как их население составляет только 20% человечества. Такая ассиметрия и создает положение, которое позволило Конференции ООН по окружающей среде и разви­тию констатировать: "Человечество пережинает решающий момент своей истории. Мир столкнулся с проблемами усугубляющейся ни­щеты, голода, болезней, неграмотности и продолжающейся деграда­ции экологических систем, от которых зависит наше благосостоя­ние"16.

Превращение нашей страны только в средство решения проб­лем, порожденных логикой капиталистического развития, использо­вание ее только как объекта деятельности развитых капиталисти­ческих стран, лишь усугубит аосиметрию, уже имеющуюся в мире.

23

Причем усугубит настолько резко, что даже нынешнее неустойчи­вое равновесие, вызывающее тем не менее обоснованную тревогу у наиболее благоразумных деятелей того же Запада, будет нарушено-окончательно и бесповоротно.

Весь вопрос, в сущности, и сводится к тому, сможет Россия выступить в качестве самостоятельного субъекта исторического развития и внести самостоятельный вклад в решение проблем соб­ственного и общемирового развития, - или же она окончательно превратится в объект мировой истории. Надо прямо сказать, что существование пассивное, с ориентацией на использование чьей-то чужой активности для решения собственных проблем, соответству-_ет логике мещанского социализма, который в настоящее время эко­номически, политически и идеологически преобладает в нашей стра­не. Поэтому вероятность такого развития достаточно высока, и к ней надо относиться серьезно.

Существуют ли, однако, другие варианты развития событий? Для того, чтобы ответ был дан не на уровне субъективных пред- почтении и чьих-то индивидуальных пожеланий, необходимо найти уклад, достаточно сильный для того, чтобы он мог повернуть ход событий в ином направлении, - и по экономическому потенциалу, и по субъектам - носителям этого уклада, способным организо­ваться и переломить ход событий.

Некоторые уклады, существующие в стране, на подобное яв­но неспособны. Так, уклад натурального производства, явно рас­ширяющийся за последний период, поскольку позволяет значитель­ной части населения обеспечить основы "выживания" в кризисном обществе,' - хотя бы за счет картофеля, овощей и т.п. продукции, - этот уклад способен сыграть свою немаловажную роль в сложной иерархии отношений, но лидировать, да еще в процессе обновления страны, он явно не сможет.

И тем не менее уклад, способный обеспечить коренное изме­нение хода событий, в нашей стране существует. Это трудовой со­циализм. Как отмечал в свое время Ленин, уровень культуры тру­дящихся после Октября оказался явно недостаточен для того, что­бы этот уклад развернулся в полной мере и стал лидирующим, -хотя именно в этом видел самую реальную перспективу вождь и вдохновитель Октября. Однако реальность оказалась сложнее, раз­витие пошло гораздо более противоречивым путем, - о чем говори­лось выше. И тем не менее сегодня можно констатировать, что ос-

24

новной исторический итог нашего более чем семидесятилетнего пути состоит в решении задачи роста культуры носителей уклада трудового социализма.

Новый рабочий класс, трудовая интеллигенция, трудовое крестьянство располагают сегодня всем необходимым культурным потенциалом, чтобы,наконец, стать хозяевами производства не только юридически, что было обеспечено завоеваниями их отцов и дедов, но и реально-экономически, то есть организовать самоуп­равляемое производство. Да, они в значительной мере заражены психологией и идеологией мещанства, и предыдущий этап характе­ризовался тем, что они не выдвинули своих собственных лидеров, не заняли своей собственной позиции, но, наоборот, пошли на по­воду у лидеров мещанства, содействовали, вопреки собственным интересам, проведению мещанской политики. Этим и объясняются те лишения, которые теперь определяют их экономическое положение. И речь идет даже не о частичном снижении жизненного уровня, но об утрате многих политических и экономических прав, прежде Есе-го о начавшемся процессе утраты прав собственников.

Однако зреет и отрезвление. В массовом сознании этих групп начинает возникать хотя бы "ощущение" проблемности сло­жившейся ситуации. И если их интересы удастся в ближайщее время идеологически сформулировать и выразить, а также донести до их сознания, то они, безусловно, воспримут соответствующие идеи и смогут осуществить поворот, который обеспечит их собственное процветание, спасение нашей страны, а также сделает совершенно реальными шансы на разрешение накопившихся общемировых проблем, - и решающий момент в истории человечества не завершится все­общей катастрофой, а, наоборот, откроет путь к новым перспекти­вам.

ЛИТЕРАТУРА:

  1. Фофанов В.П. Социальная деятельность как система.-Новоси­бирск, 1981.-С.254-275.

  2. Фофанов В.П. Категория "отдельное" и статус гуманитарных наук.// Проблемы гуманитарного познания.-Новосибирск, 1986.

  3. О многоаспектности проблемы культуры см.:БогомолоВ Е.В. Культура и общество (Вопросы истории и теории).-М.,1978; Межуев В.М. Культура и история.-М.,1977; 0 России и русской

2 5

философской культуре.- М., I990.

  1. Фофанов В.П. Социальная деятельность как система. -Новоси­бирск, I98I.-С.275-207.

  2. Фофанов В.П. Исторический выбор России и его общемировое значение.-Новосибирск, 1992.-С.6-8.

  3. Фофанов В.П. Дважды социалистическая революция. К новой кон­цепции Октября.// Наука е Сибири.-№40-41.-Ноябрь, 1992.

  4. Ленин В.И. Полн. собр. соч. .-Т.45.-С. 3, 90-391.

  5. Ленин В.И. Поли. собр. соч.- Т.33.-С.170.

  6. Ленин В.И. Поли. собр. соч.- Т.36.- С.53.




  1. Ленин В.И. Поли. собр. соч.- Т.35.-С.114.

  2. Ленин В.И. . Поли. собр. соч.- Т.45,- С.339.

  3. Там же.- С.251.

  4. Ленин В.И. Поли. собр. соч.- Т.36.- С.139-190.

  5. Там же.-С.178.

  6. Бродель Ф. Материальная цивилизация, экономика и капитализм ХУ-ХУШ вв.-М.,1986.-Т.I.

  7. Программа действий (Повестка дня на XXI век и другие доку­менты Конференции с Рио-де-Жанейро).-Женева,1993.-С.I.




Похожие:

Современные интерпретации социокультурных процессов iconСовременные интерпретации социокультурных процессов
Следовательно, и сама деятельность, и все, что ее как-то направляет, в том числе и сознание, становится лишь "деятельностью для ",...
Современные интерпретации социокультурных процессов iconСовременные интерпретации социокультурных процессов
И действительно, общесоциаль­ный кризис привел нашу медицину в очень глубокое расстройство. Но в том и дело, что он лишь выявил и...
Современные интерпретации социокультурных процессов iconПравославная реформация в россии: социокультурный подход
Е. А. Тюгашев. Православная реформация в России: социокультурный подход // Современные интерпретации социокультурных процессов. Кемерово,...
Современные интерпретации социокультурных процессов iconОснова марксистской интерпретации
Английская революция 1640-1660 гг была одним из важнейших событий европейской истории, споры о характере которой никогда не прекращались...
Современные интерпретации социокультурных процессов iconМоисеев В. И. Философия биологии и медицины
...
Современные интерпретации социокультурных процессов iconЭлективный курс 10 класс Цель курса Получение необходимых языковых и социокультурных знаний в области коммуникативной компетенции будущего специалиста
Получение необходимых языковых и социокультурных знаний в области коммуникативной компетенции будущего специалиста
Современные интерпретации социокультурных процессов iconВейник А. И. Термодинамика реальных процессов
Удк 536. 7 +"7"+ (201) +53+57 +577. 4+211 в е й н и к А. И. Термодинамика реальных процессов. Мн.: "Навука I тэхнiка", 1991. 576...
Современные интерпретации социокультурных процессов iconЗначение окислительных процессов для очистки атмосферы
Симбиоз химических процессов в тропосфере с загрязняющими веществами различного происхождения, может изменять состав воздуха и влиять...
Современные интерпретации социокультурных процессов iconСравнительная таблица социокультурных реабилитационных мероприятий ксрц соо вос ( 2010-2011 г г. )

Современные интерпретации социокультурных процессов iconДокументы
1. /Цыганков А.П. Современные политические режимы структура типология динамика учебное...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов