Министерство высшего и среднего специального образования рсфср icon

Министерство высшего и среднего специального образования рсфср



НазваниеМинистерство высшего и среднего специального образования рсфср
Дата конвертации17.09.2012
Размер228.88 Kb.
ТипДокументы

МИНИСТЕРСТВО ВЫСШЕГО И СРЕДНЕГО СПЕЦИАЛЬНОГО

ОБРАЗОВАНИЯ РСФСР

УРАЛЬСКИЙ ОРДЕНА ТРУДОВОГО КРАСНОГО ЗНАМЕНИ

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ им. А. М. ГОРЬКОГО

ПРОТИВОРЕЧИЯ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОГО

ОБЩЕСТВА

КАК ИСТОЧНИК

ЕГО РАЗВИТИЯ

Сборник научных трудов


СВЕРДЛОВСК . 1988

А 882.3 Печатается по постановлению редакционно-изда-
П 834 тельского совета Уральского ордена Трудового

Красного Знамени государственного университе­та им. А. М. Горького

Противоречия социалистического общества как источник его развития: Сб. науч. тр. Свердловск: УрГУ, 1988. 111с.

В межвузовском сборнике «Противоречия социалистиче­ского общества как источник его развития» рассматриваются объективные противоречия на современном этапе развития и совершенствования социалистического общества. Дается ана­лиз проблем понимания противоречий как источников разви­тия и практических мер по их разрешению в различных сфе­рах общественной жизни. В свете решений XXVII съезда КПСС особое место отводится исследованию экономических и социальных отношений в процессе перестройки народного хозяйства, культуры и духовной жизни. Большое внимание уделяется проблеме человеческого фактора, разрешению про­тиворечий в сфере управления, руководства, политического, правового и нравственного воспитания личности.

Редакционная коллегия: профессора А. В. Гайда (Уральский универси­тет), И. Я. Левяш (Белорусский политехнический институт), доценты Г. И. Бондарев — отв. ред. (Ураль­ский университет), Н. А. Трофимов (Свердловский юридический инсти­тут)

(g) Уральский государственный университет, 1988

СОДЕРЖАНИЕ

От редколлегии ...........

Бондарев Г. И. К вопросу о понимании противоречий социалистического общества как источников его развития .......

Левяш И. Я. Противоречия как источник совершенствования социализма и человеческий фактор их разрешения .......

Пермяков Г. В. Методологические проблемы анализа экономических противоречий при социализме ........

Кленов Л. А. Материальная культура социализма и ее внутренние про­тиворечия как источник прогрессивного развития .....

^ Андреев Ю. П., Рыков В. Н. Совершенствование материальных общест­венных отношений социалистического общества: теория и практика

Трофимов Н. А. Диалектическое единство права и морали — важный источник их развития ..........

Эйнгорн Н. К. Противоречия социалистической морали ....

Грибакин А. В. Судьба и жизненный путь индивида: единство и проти­воречия ............

Рогулев А. И.
Диалектика развития потребности социалистической лич­ности в свободе .....


^ От редколлегии

Исследование противоречий социалистического общества со второй половины пятидесятых годов носило довольно интенсивный характер. Прошло несколько дискуссий и широких обсуждений, появились монографии, большое количество статей. Однако в пар­тийных документах указано на необходимость дальнейшей серь­езной разработки проблемы противоречий социализма. В новой редакции Программы КПСС записано: «Научный анализ объек­тивных противоречий социалистического общества, выработка обоснованных рекомендаций по их разрешению, надежных эконо­мических и социальных прогнозов — неотложная задача общест­венных наук на современном этапе развития»1. В качестве одной из первоочередных проблем Философии и научного коммунизма в Постановлении ЦК КПСС «О журнале „Коммунист"» также ука­зывается вопрос о противоречиях социализма2.

В самом деле, исследование противоречий до сих пор не было достаточно обоснованным. Рассматривались вопросы о характере противоречий, их классификации. Дискутировался вопрос об ос­новном противоречии. В тени оставалась проблема системы про­тиворечий социалистического общества. Недостаточно глубоко рассматривался вопрос о понимании противоречий социализма в качестве источника его развития. Настоящий сборник посвящен последнему из этих важнейших вопросов.

Сборник начинается со статей, в которых рассматривается ме­ханизм действия противоречий в качестве источника развития, вы­являются причины того, что в прошлом противоречия при социа­лизме трактовались как препятствия и трудности. В этих статьях показано, что при социализме осуществляется сознательное сое­динение противоположностей, т. е. научное регулирование проти­воречий. Разрешение и регулирование их осуществляется не толь­ко партией, советским государством, но и все более возрастающей массой самих трудящихся. В статьях сборника раскрыто, каким образом противоречия социализма выступают в качестве источ­ника развития его экономики, общественных отношений, различ­ных сфер духовной жизни. Следует отметить, что имеет место определенное несовпадение в трактовке противоречий как источ­ника развития, но это несовпадение представляется допустимым.

Полагаем, что данный сборник не дает исчерпывающего реше­ния рассматриваемой проблемы. Ее дальнейший анализ будет продолжен как нами, так и другими исследователями.

1 Материалы XXVII съезда Коммунистической партии Советского Союза.
М., 1986, С. 168.

2 См.: Полит, самообразование. 1986. № 9. С. 5.

3

Г. в ПЕРМЯКОВ Уральское отделение АН СССР

Методологические проблемы анализа экономических противоречий при социализме

Как известно, проблема экономических противоречий социа­лизма долгое время игнорировалась нашей политэкономией, по­скольку всякие противоречия, пусть даже имманентные той пли иной экономической системе, отождествлялись с ее недостатками, признаками ее кризиса, социальной несправедливостью и т. п. По­степенно эта точка зрения в политэкономии была преодолена, и в экономической литературе сложился целый ряд соответствующих концепций. Однако до самого последнего времени экономические противоречия при социализме формулируются по преимуществу в «безобидных», внешне обезличенных и часто абстрактно-всеобщих формах — например, как противоречие между растущими потреб­ностями и ограниченными возможностями их удовлетворения, между прогрессивным и консервативным, между старым и новым и т. д. Такой поверхностный подход не способствует решению тео­ретических проблем, уже порядком накопившихся в политической экономии социализма. Законы диалектики, которые, по-видимому, применяются в данных случаях, выступают лишь набором внеш­них определений, абстрактных принципов, не конкретизируемых применительно к предмету исследования.

Примечательно, что в разворачиваемых время от времени дис­куссиях чаще всего речь идет не о содержательной стороне дела, но прежде всего о той дозе «противоречивости», которая может быть приемлема в рамках теоретической реконструкции социалис­тического производства. Кроме того, почему-то считается, что ког­да речь заходит об экономических противоречиях, имманентных социализму (а тем более об основном противоречии), все теорети­ческие построения непременно должны базироваться на общих экономических основаниях коммунистической формации, по отно­шению к которой социализм — лишь первая фаза. Однако ком-

31 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 13. С. 7.

37

мунистического производства как «развитого тела» мы еще пе имеем, содержательная теоретическая реконструкция его как раз­витой экономической формы вряд ли возможна, а поэтому, если уж до конца придерживаться упомянутой методологической уста­новки, мы еще долго не будем иметь, по зыражению Маркса, «ключа к анатомии»' реально существующего социалистического производства.

Это теоретическое затруднение может быть преодолено лишь в том случае, если мы допустим, что в действительности любая си­стема хозяйственных связей, если она представляет собой органи­ческое целое, независимо от уровня своей «зрелости» и «само­тождественности» должна подвергаться «расшифровке» и теоре-тической реконструкции методом восхождения от абстрактного к конкретному. Более того, вывод о «завершенности» или «незавер­шенности» экономической системы, наличном этапе ее развития и будущих состояниях мы можем сделать лишь на основе ее закон­ченной «расшифровки», при адекватном воспроизведении ее в по­нятиях и категориях экономической науки. Можно, конечно, воз­ражать против этой далеко не общепринятой методологической установки, но какие-то содержательные логически обоснованные доводы выдвинуть против нее невозможно, поскольку речь в дан­ном случае идет об исходной познавательной установке исследо­вателя. Согласно первой установке, упомянутой нами, экономиче­ская система познаваема лишь в отдельные моменты ее существо­вания, характеризуемые как ее «зрелость». Согласно второй — по­знание определенной совокупности хозяйственных связей может быть отнесено к любому моменту ее существования. Одна уста­новка вполне однозначно очеркивает границы, далее которых не может идти научное познание, вторая эти ограничения снимает. Естественно, что последняя и положена в основу данной работы.

Если мы начнем с анализа самых общих мест, т. е. наиболее характерных и типичных для нашей экономической литературы взглядов на проблему экономических противоречий при социа­лизме, то в итоге.получим примерно такое «среднее» представле­ние: мол, экономические противоречия в социалистическом обще­стве, конечно, существуют, но они, как правило, «противодейству­ют» действию системы экономических законов социализма в це­лом. Экономические противоречия — это непредвиденный сбой, случайная неполадка, нарушающая нормальное в целом функцио­нирование отлаженного до последнего винтика хозяйственного механизма социалистического производства. Даже среди ученых, причисляющих себя к крупным теоретикам политической эконо­мии социализма, встречается примерно такое понимание пробле­мы: поскольку в условиях планового ведения хозяйства предус­мотренные и предопределенные экономические связи и производ­ственные отношения устойчивы и контролируются социалистиче-

1 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 12. С. 731. 3&

сКпм обществом, это позволяет ему по мере необходимости регу­лировать реальные экономические отношения, не допускать сти­хийных явлений и антагонизмов в экономике, исключать безрабо­тицу и разорение общественных предприятий. Утверждается, что при социализме в ходе реализации производственных отношений может я не быть противоречий... Нет-нет, конечно, в практике иногда действительно могут иметь место непредвиденные обстоя­тельства, ошибки, просчеты, вследствие чего равновесие какой-ни­будь экономической подсистемы (например, групп заводов, мини­стерств и т. п.) нарушается, что и приводит к возникновению про­тиворечий. Но в условиях общественной собственности на средст­ва производства плановые и отраслевые руководящие органы, разумеется, найдут согласованное разрешение противоречивых от­ношений сторон, в результате чего в подсистеме вновь наступит состояние равновесия. А этот переходный период от одного устой­чивого состояния к другому, мол, представляет собой не что иное, как имеющее место в хозяйственной практике отклонение от со­держания экономических законов и сложившихся производствен­ных отношений.

Это рассуждение о механизме преодоления противоречий в со­циалистическом производстве очень напоминает жизненную уста­новку Траляля и Труляля из известной сказки Льюиса Кэрролла: «Подеремся часов до шести, а потом пообедаем...» Иначе говоря: вот устраним установленным образом очередное экономическое противоречие, выясним в плановом порядке отношения сторон и снова, как ни в чем не бывало, будем работать по нормальному графику, выполнять планы, повышать производительность труда.

Неудобно, конечно, напоминать подобного рода теоретикам элементарные положения материалистической диалектики, но по логике их рассуждений получается, что законы отрицания отрица­ния, единства и борьбы противоположностей и т. п., характери­зующие наиболее общие формы бытия и мышления, имманентны для любого явления объективной реальности, за исключением од-ного-единственного — социалистического процесса производства. Получается, что борьба противоположностей, которая не может протекать в обществе иначе как в форме взаимодействия противо­речивых интересов людей, не является законом общественных от­ношений при социализме. Противоречия для социализма «случай­ны», а в «целом» он может существовать как «непротиворечивая» система...

Разумеется, дело совсем не в том, чтобы растолковать массе подобных теоретиков азбучные истины диалектического материа­лизма. Важно понять другое, а именно: почему в социалистиче­ском обществе люди, имеющие высшее образование, сдавшие кандидатский минимум и даже сами преподающие философию, вдруг с таким упорством фактически начинают опровергать эти истины именно в тот момент, когда речь заходит о противоречиях социализма? Если разобраться по существу, то главная проблема,

39

по поводу которой разворачиваются споры и дискуссии теоретш ков «экономических противоречий социализма», заключается в том, что же считать эмпирическим материалом для теоретической реконструкции этих противоречий. Именно здесь находится исход! ный пункт исследования, откуда можно пойти и по пути наимень-' шего сопротивления, т. е. оперативного «вскрытия» и «устранения» «недостатков», и по пути действительно научного анализа пробле­мы, раскрытия реальных и живых противоположностей. Между! тем до последнего времени было наиболее распространено таком мнение: «Акцентирование внимания на противоречиях может иметь и негативные последствия. К числу последних относится стремление к выдумыванию противоречий, их искусственному на­гнетанию, к чисто логической игре в диалектику дефиниций, рав­носильной схоластическому теоретизированию, оторванному от жизни. Словесное нагнетание противоречий может использоваться и для оправдания имеющихся недостатков, ошибок, замедления общественного развития»2.

Такая позиция, вообще говоря, не способствует преодолению научной традиции прошлого, ориентированной на замазывание, сокрытие реальных противоречий. Действительно, если в каждом акте хозяйственной жизни почему-то упрямо, систематически об­наруживаются одни и те же «ошибки», «недостатки» и замедление темпов развития, то естественно возникает вопрос: быть может, это и есть результат развертывания действительных противоречий социализма? Ьсли на любом участке производства обнаруживают­ся такие реалии хозяйственной жизни, как «командные методы ру­ководства», «затратный механизм», «планирование от достигнуто­го», «ведомственность» и проч., то просто так отметать все эти яв­ления как случайные, досадные недоразумения или «недостатки», которые «вот-вот» будут устранены, никак нельзя. Все эти систе­матически обнаруживаемые «массовидные» факты экономической жизни, пусть даже и воспринимаемые нами как «недостатки», и есть та эмпирия, с которой должен работать теоретик, изучающий экономические-противоречия социализма.

Формулировка В. В. Куликова, приведенная нами выше, по существу отбрасывает дискуссию о противоречиях к самому ее на­чалу, когда впорос о них вообще запрещалось ставить, поскольку всякие противоречия отождествлялись с «недостатками». Сейчас «вообще» о противоречиях социализма в теории говорить можно, но В. В. Куликов не разрешает идентифицировать их с реальны­ми, жизненными коллизиями и конфликтными ситуациями, прояв-i ляющимися в каждом акте хозяйственной жизни, пробивающими себе дорогу в любой экономической ситуации и выступающими, по всей видимости, закономерностью реального социализма. Вопрос! фактически ставится так: изучение причин «имеющихся недостат-

2 Куликов В. В. Противоречия экономической системы социализма как ис-J точиик ее развития//Вопр. экономики. 1986. № 1. С. 121.

40

ков», раскрытие реальных экономических противоречий, которые с необходимостью вызывают к жизни эти «недостатки», выступает их оправданием. Другими словами, если я вскрываю социальные корни «ведомственности», то я тем самым становлюсь апологетом «ведомственного подхода». Если я пытаюсь выяснить, в чем при­чины наблюдаемого ныне «замедления общественного развития», То я, выходит, оправдываю его, вообще выступаю против всякого общественного прогресса.

В тезисе, направленном против «оправдания недостатков», скрыт еще один методологически неверный прием, по сути дела отрицающий действительно научный подход к проблеме, а имен­но: еще до начала процесса познания, в котором, собственно, и раскрываются наиболее существенные причинно-следственные свя­зи изучаемого способа производства, те или иные связи априорно уже полагаются «несущественными», «случайными», отождествля­ются с «ошибками» и «недостатками» и в конечном счете объяс­няются чисто субъективными извращениями хозяйственной прак­тики, не характерными в целом для данного социально-экономи­ческого строя. Но Маркс, как известно, замечал в свое время, что «...если бы захотели сразу «объяснить» все явления, кажущиеся противоречащими закону, то пришлось бы дать науку раньше нау­ки»3.

На самом деле в начале процесса познания для теоретика весь эмпирический материал качественно однороден и не различается на «правильный» и «неправильный», «характерный» и «нехарак­терный», «случайный» и «закономерный». Он сможет провести это различение лишь в том случае, если найдет в эмпирии дейст­вительный исходный пункт исследования, стержень теоретической системы, на который в ее развитии можно будет постепенно «на­низывать» закономерные факты и отсеивать случайные. Если же те или иные эмпирические факты он до начала исследования от­бросил как случайные и нехарактерные только потому, что они воспринимаются как «недостатки» и «ошибки», то научное иссле­дование на этом может вообще закончиться; как раз в этом слу­чае теоретик рискует запутаться в искусственных, надуманных противоречиях, скатиться к «схоластическому теоретизированию, оторванному от жизни».

Разумеется, формулировка В. В. Куликова несколько более «научна», нежели приведенные ранее традиционные концепции экономистов, согласно которым нормальная работа экономическо­го механизма несовместима с какими-либо «противоречиями». Од­нако между этими двумя методологическими установками нет принципиальной разницы, поскольку и та и другая отрицает факт проявления имманентных социализму противоречий в систе­матически наблюдаемых нами конфликтных ситуациях, миллионы раз повторяющихся «негативных явлениях» в экономике, реаль-

з Маркс К.. Энгельс Ф. Соч. Т, 32. С. 461.

41

но обнаруживаемых противоречиях интересов «заинтересованни I сторон».

В конечном счете теоретик, занимающий и ту и другую позицию, в качестве решающего аргумента «выкладывает» вопро! примерно такого содержания: можем ли мы считать характерна ми и нормальными для социализма такие явления, как воровстнИ| коррупцию, спекуляцию я т. п.? Можем ли мы считать социализм реально осуществимым в современных условиях идеалом обще^И венного устройства, если предполагаем закономерным для него сохранение и даже постоянное воспроизведение таких реалий об­щественной жизни, как ведомственность, протекционизм, «кома^И ные методы» руководства экономикой или, наконец, омертвление гигантских материальных ценностей в результате господства «за­тратного метода» хозяйствования?

Все это, конечно, так: ни один нормальный человек не считает перечисленные отрицательные явления атрибутами социалистиче­ского идеала. Подавляющее большинство «ассоциированных про­изводителей» вполне однозначно расценивает эти явления как не­гативные, мешающие «нормальному» ходу производственного про­цесса. Однако идеал общественного устройства — это, между прЛ чим, нравственная и политическая категория, а моральные нор^И и политические воззрения людей, как известно, вырастают на ОН нове вполне определенных экономических отношений, повседнеи ной хозяйственной практики, и поэтому вторичны по отношению I ним.

Неудивительно, что различные атрибуты хозяйственной жнЯ ни, вполне закономерные и исторически обусловленные для той или иной экономической системы, получают совершенно разлиИ ную, очень часто негативную, оценку в категориях морали и прав ва, в суждениях политических деятелей, наконец, в формах мыия ления, характерных для так называемого «здравого смысла». I id при всем этом экономические отношения сами по себе не могщ быть «плохими» или «хорошими», эти отношения — объективная реальность, существующая независимо от воли и сознания людей. Поэтому судить о «законности» или «незаконности», «характерна сти» или «нехарактерности» тех или иных атрибутов экономичЯ ской жизни лишь с точки зрения идеала общественного устройся ва, возникающего в каналах массового сознания.— совершенно непростительная ошибка для всякого теоретика. Раскрытие зако4 номерностей экономической жизни с точки зрения морали и праИ ва — это, вообще говоря, прерогатива вульгарной политэкономии! характерная черта ее.

Действительно научный анализ экономических отношений моВ жет идти только по пути изучения материального производстве взятого вне вторичных и производных форм общественного сознав ния, в т. ч. и такой его формы, как представления об идеале социаЯ лизма, свободного от «недостатков» и «негативных» явлений. Каи ни прискорбно, но в рамках действительно научного анализа, про!

42

водимого с позиций исторического материализма, всякого рода «ошибки», «недостатки», имеющий место «произвол», хищения, приписки и проч., если они повторяются систематически, мы вы­нуждены будем признать своего рода «нормой» для данного спо­соба производства на данном исторически обусловленном этапе еГо развития.

В конце концов, в нашем сознании не возникало бы устойчи­вой негативной реакции по отношению к разного рода «недостат­кам» и «извращениям» хозяйственной практики, не сформирова­лось бы определенной этической нормы <и просто какого-нибудь законченного суждения на уровне «здравого смысла», если бы осуждаемые явления (хищения, корректировка планов, приписки и т. п.) не повторялись многократно, изо дня в день, закрепляясь со всеми своими отрицательными последствиями в памяти в ка­честве устойчивого мыслительного стереотипа, другими словами, не были бы своеобразной «нормой» хозяйственной жизни. В про­тивном случае, т. е. если бы все эти явления были «случайны», столь же случайны, неоднозначны и непредсказуемы были бы и наши оценки. В массовом сознании все эти явления скорее всего оформились бы в качестве некоего курьеза, не требующего специ­ального анализа с точки зрения этических норм. Ну, подумаешь, человек сел не в свой автомобиль... Смотри-ка ты, одному заводу в Бурятской АССР скорректировали план...

К сожалению, многие авторы, даже признавая объективную закономерность экономических противоречий социализма (в т. ч. я таких, которые привносят «негативные» моменты в общую схему соплалистического производства), тем не менее не могут мыслить их иначе как «препятствиями» на пути социально-экономического развития.

Например, А. С. Ципко совершенно справедливо полагает, «что теория социализма вообще и теория развитого социа­лизма в особенности должны трактоваться прежде всего как нау­ка о системе объективных противоречий данного этапа развития коммунистической формации». Однако немного выше мы читаем следующее: «Теоретически все признают, что изучать проблемно социализм — значит исследовать те противоречия, с которыми он сталкивается при достижении своих социальных целей, обосновы­вать необходимость соответствующих средств, механизмов, с по­мощью которых противоречия разрешаются»4.

Итак, предполагается следующая теоретическая схема: с од­ной стороны, есть социализм, который стремится к достижению «социальных целей», с другой стороны — налицо «система объек­тивных противоречий», с которыми он «сталкивается» на данном этапе развития. Внешне, конечно, такая методологическая уста­новка выглядит гораздо более привлекательно, нежели рассмот-

'1 Ципко А. С Некоторые философские аспекты теории социализма. М., 1983. С. 13.

43

ренные нами ранее. Но фактически эта установка сводится к пре­дыдущим: экономические противоречия, даже возникающие зако­номерно, вместе с тем остаются набором внешних факторов, име­ющих к имманентным целям социалистического производства лишь то отношение, что «мешают» и создают «трудности» на пути их достижения, а потому и последовательно преодолеваются со­циалистическим обществом. А между тем всякое общество, в том числе и социалистическое, само по себе есть совокупность вполне определенных экономических отношений, через которую, кстати, оно совершенно однозначно определяется и идентифицируется. А всякое отношение, как известно, имеет две стороны, которые относятся друг к другу, вступают друг с другом в противоречивое взаимодействие5. Другими словами, социализм как систему эко­номических отношений невозможно отделить от социализма как системы экономических противоречий, поскольку социалистиче­ское производство, как и всякое другое, с точки зрения общест­венной формы есть не что иное, как особый способ соединения, пе­реплетения и гротиводействия материальных интересов людей. Никакого социалистического производства вне «преодолеваемых» им противоречий не существует; оно само по себе есть историче­ски определенный способ разрешения порождаемых им же самим противоречий.

Наконец, что такое вообще объективная цель развития, если не закономерный результат раскрытия и разрешения имманент­ных данному способу производства экономических противоречий? Если в нашем представлении экономические противоречия высту­пают «препятствием», которое мы «преодолеваем» в нашем дви­жении к «поставленным нами» целям, то, вообще говоря, непонят­но, откуда мы взяли эти цели, если они не представляют собой закономерного итога разрешения противоречий, образующих объ­ективный процесс общественного развития. В данном случае либо цель производства сформулирована невнятно, не выражена адек­ватно в понятиях и категориях политической экономии, либо про­тиворечия взяты несущественные, случайные, не оформленные должным образом на теоретическом уровне и воспринимаемые скорее как неровный обломок обыденного представления о тех или иных «недостатках» нашей экономической жизни. Либо, что чаще всего бывает, и то и другое вместе. Разумеется, выстроить все выявляемые на теоретическом уровне общественные противоре­чия так. чтобы они объясняли процесс общественного развития и научно обосновывали необходимость достижения тех или иных со­циальных целей—задача неимоверно трудная, но если политэконом не в состоянии решить ее, это его личная беда, свидетельство его научной несостоятельности.

Характерно, что в большинстве публикаций по экономическим

5 См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 13. С. 497—498.

44

противоречиям социализма (независимо от их теоретического уровня) проглядывает стремление как можно быстрее изложить тему на прикладном уровне, в форме «готовых к применению» рекомендаций, чуть ли не инструкций, регламентирующих поря­док «сознательного» разрешения этих противоречий. Считается, что в этих рекомендациях философ реализуется как социально активная личность, выполняет функцию, объективно обусловлен­ную его общественным положением, короче говоря, выполняет «социальный заказ», в соответствии с которым философская наука обязана своевременно анализировать назревающие противоречия и теоретически обосновывать способы их разрешения. Конечно, все это хорошо, но когда начинаешь знакомиться с конкретным мате­риалом, «наработанным» философской наукой, почему-то стано­вится не по себе. Рекомендации и соображения по разрешению возникающих в нашем обществе противоречий чаще всего форму­лируются в безличной, безадресной форме, а точнее, адресова­ны всем «нам»,всему обществу, всему народу. «Нам» надо разви­вать научно-технический прогресс. «Нам» надо повышать соци­ально-политическую активность, улучшать качественные показа­тели, перекрывать нормы выработки, совершенствовать структуру управления промышленностью и т. п. Все это—средства преодо­ления существующих в пашем обществе экономических противо­речий.

Может быть, это и так. Все эти действия, если их совершать последовательно, согласованно и довести до логического конца, несомненно, приведут к разрешению существующих ныне эконо­мических противоречий. Однако в рамках политической эконо­мии, вообще говоря, вопрос стоит не о том, какие действия надо совершать, а о том, кто их будет совершать, какие социальные группы, реализуя свои материальные интересы, станут совершать эти действия. А поэтому одни и те же рекомендации по «созна­тельному» разрешению противоречий, если они изложены в форме руководства к конкретному действию, не могут удовлетворить всех «нас». Ведь если рекомендация, которую дает философ, соответ­ствует моему материальному интересу и воспринимается мной как руководство к действию, то она противоречит материальному ин­тересу того экономического субъекта, с которым я в данный мо­мент взаимодействую в рамках экономического отношения. Или наоборот.

Если «мы» все как один восприняли инструкции философа по «разрешению» экономических противоречий и бросились их выполнять, раелизуя одну и ту же программу действий, то между нами уже нет никаких противоречий, поскольку всякое экономи­ческое противоречие существует лишь в форме противодействия интересов людей. В противном случае придется предположить, что помимо «обычной» экономической деятельности существует какая-то особая, специфическая экономическая деятельность, в рамках которой нет никаких противоречий и назначение которой—

45

«сознательное» устранение противоречий «обычной» экономиче­ской деятельности.

В ппинципе не так уж трудно обнаружить мотивы ориентации философа па «предметно-практическое» знание, выражаемое чаще всего в безадресных формулировках. Когда общественное проти­воречие «выдано» им в виде уравнения с двумя неизвестными, представлено лишь как предмет «преодоления», личный интерес философа не пересекается с интересами ни одной из противопо­ложных сторон; другими словами, философ избавлен от необхо­димости доказательства представителям материальных интересов какой-либо из противоположных сторон «имманентной необходи­мости» и «закономерности» материальных интересов другой сто­роны.

Можно назвать еще одну причину «прикладной» ориентации пашей общественной науки — это распространенная методологи­ческая установка, в соответствии с которой те или шиле «отрица­тельные» явления в обществе и в экономической жизни прямо свя­зываются с недостаточной проработкой ряда проблем в рамках общественной науки. Здесь мало будет указать лишь на тот неос­поримый для марксиста факт, что общественная и в частности экономическая наука сама вырастает на почве реальной экономи­ческой жизни, а поэтому застой в политэкономии действительно можно объяснить уровнем развития экономических отношений, но только не наоборот. Дело в том, что сам факт подобного «соци­ального заказа» свидетельствует о явном нежелании многих «за­интересованных сторон» менять существующие экономические от­ношения, которые вызывают к жизни вполне определенные эконо­мические противоречия, а соответственно и познавать их, т. е. адекватно воспроизводить эти отношения и противоречия в поня­тиях и категориях политической экономии. А потому и рождается версия о том, что виновата сама наука, и различного рода извра­щения хозяйственной практики «в значительной степени» связаны именно с тем, что экономическая наука теоретически не обосно­вала наиболее приемлемые формы хозрасчета, не придумала эф­фективных стимулов и т. п. Короче говоря, наши экономические отношения несправедливы только потому, что мы «не знаем», как их изменить, какие придумать формы материальной заинтересо­ванности и т. д. Продолжение можно читать у Сен-Симона. Фурье и прочих социалистов-утопистов, которых критиковали в XIX4в. классики марксизма. Ведь экономические отношения, как извест­но, существуют не сами по себе, они поддерживаются материаль­ным интересом вполне определенных экономических субъектов, которым эти отношения выгодны. Не могут господствовать в об­ществе экономические отношения, которые абсолютно никого не устраивают. Поэтому, если философу или экономисту не нравятся существующие в данный момент экономические отношения, он не может ограничиваться общими фразами, но должен вполне опре­деленно указать экономических субъектов, чьи материальные ин-

4G

тёрёсы, противоположные его собственным, ежеминутно вызыва­ют к жизни эти отношения.

Действительно, если я стою на позициях диалектического ма­териализма, если я применяю его принципы к (изучению социали­стического общества, то я с необходимостью должен признать, что законы диалектики реализуются в этом обществе не иначе как в форме взаимодействия противоположных интересов различных людей или, проще говоря, противодействия эых интересов. Нам не поможет избежать анализа противодействия конкретных инте­ресов конкретных людей и проводимое ныне старательное обезли­чивание экономических противоречий социализма, раскрытия их лишь в форме борьбы неких тенденций, законов, методов хозяйст­вования и т. п., поскольку всякая общественная тенденция не существует сама по себе, она опять-таки складывается из дей­ствий конкретных людей, преследующих свои материальные интересы.

Возражая широко распространенному мнению, что противо­речивые экономические интересы людей при социализме сохраня­ются лишь в «известной мере», лишь потому, что пока «еще» не преодолена некоторая «рассогласованность» их материальных ин­тересов, О. Ю. Мамедов справедливо замечает: «Разумеется, по сравнению с капитализмом — это действительно «еще» и «в из­вестной мере», но ведь именно эта «известность» противоречия экономических интересов «людей» только и порождает необходи­мость еще в такой науке, как политическая экономия социализма. Без анализа разнонаправленное™ экономических интересов субъектов рассматриваемого производственного отношения не­возможно выйти к соответствующему экономическому проти­воречию» 6.

А «разнонаправленные» экономические интересы могут быть реализованы лишь в массе конкретных конфликтных ситуаций, тех самых, которых до сих пор не переваривает наша «учебнико-вая.ч> политэкономия социализма. Иначе говоря, развертывание дискуссии об экономических противоречиях социализма сегодня закономерна подходит к се решающему этапу, без которого невоз­можно дальнейшее развитие экономической теории, т. е. возника­ет настоятельная необходимость объяснить все возникающие си­стематически «недостатки» социалистической экономики, реаль­ные конфликтные ситуации именно как результат развертывания имманентных для социализма экономических противоречий. Если признания этого очевидного факта не произойдет, мы снова ста­нем свидетелями появления очередных концепций «противоречий социализма», в той или иной форме опровергающих азбучные ис­тины исторического и диалектического материализма.

6 Мамедов О. 10. Социалистическое производственное отношение. Ростов, 1983. С. 107.

47

^ ПРОТИВОРЕЧИЯ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОГО ОБЩЕСТВА КАК ИСТОЧНИК ЕГО РАЗВИТИЯ

Редактор М. А. Овечкина Технический редактор Э. А. Максимова

Корректор В. В. Шанина Темплан 1987, поз. 26.

Сдано в набор 14.10.87 Подписано в печать 25.02.88 НС 11019. Формат 60x90 1/16. Бумага типографская № 2. Печать высокая. Гарнитура литературная. Объем уч.-изд. л. 7,0. Усл. печ. л. 7,0. Тираж 500 экз. Заказ 820. Цена 40 коп.

Уральский ордена Трудового Красного Знамени государственный универ­ситет им. А. М. Горького. Свердловск, пр. Ленина, 51.

Свердловск, Типолаборатория УрГУ. пр. Ленина, 51.




Похожие:

Министерство высшего и среднего специального образования рсфср iconМетодические указания Новосибирск
Министерство высшего и среднего специального обрфзования рсфср новосибирский ордена трудового красного знамени
Министерство высшего и среднего специального образования рсфср iconМинистерство высшего и среднего специального образования рсфср куйбышевский государственный университет методологические проблемы развития науки и культуры
Выясняются также особенности соци­ального знания и культуры в их взаимосвязи с другими сторо­нами общественной жизни. Вскрывается...
Министерство высшего и среднего специального образования рсфср iconУправлениям образования облисполкомов Комитету по образованию Мингорисполкома
Учреждениям образования, обеспечивающим получение высшего и среднего специального образования
Министерство высшего и среднего специального образования рсфср iconС. Б. Чистякова охрана окружающей среды допущено Министерством высшего и среднего специального образования СССР в качестве учебник
Ч-68 Охрана окружающей среды: Учеб для вузов. Спец. «Архитектура». М.: Стройиздат, 1988. 272 с.: ил
Министерство высшего и среднего специального образования рсфср iconМинистерство просвещения рсфср
Письмо Минпроса рсфср от 08. 07. 1980 n 281-М, Минздрава рсфср от 28. 07. 1980 n 17-13-186 «О перечне заболеваний, по поводу которых...
Министерство высшего и среднего специального образования рсфср iconМинобрнауки России
Об утверждении перечня вступительных испытаний в 2009 году в образовательные учреждения среднего и высшего профессионального образования,...
Министерство высшего и среднего специального образования рсфср iconМинистерство образования и науки РФ федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования российский государственный социальный университет

Министерство высшего и среднего специального образования рсфср iconПеречень вступительных испытаний
Перечень вступительных испытаний в образовательные учреждения среднего профессионального образования и высшего профессионального...
Министерство высшего и среднего специального образования рсфср iconМинистерство образования и науки РФ федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования российский государтсвенный социальный университет
Тема
Министерство высшего и среднего специального образования рсфср iconМинистерство образования и науки россиийской федерации федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Ученого Совета ргпу им. А. И. Герцена, протокол № от 2011 г
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов