Философские проблемы социально-гуманитарного познания icon

Философские проблемы социально-гуманитарного познания



НазваниеФилософские проблемы социально-гуманитарного познания
Дата конвертации22.09.2012
Размер161.49 Kb.
ТипДокументы

Философские проблемы социально-гуманитарного познания


  1. Какие два уровня существования социально-гуманитарного знания могут быть выделены?

  2. Что такое практическое знание о социальной действительности, и каковы его формы?

  3. Когда формируется теоретическое знание об обществе и человеке? Почему в начале своего формирования социально-гуманитарные науки ориентируются на идеалы и нормы естественнонаучного знания?



Знание о социально-гуманитарной действительности существует в двух формах – как знание практического разума и как знание теоретического разума.


На уровне практического разума социальный мир дается каждому человеку как фактор его жизни, он слит с его деятельностью. В этом случае действующий субъект живет в этом мире, не нуждаясь в осознании ни самого процесса осмысления этого мира, ни того, что есть мир сам по себе. Мир открывает ему свою истину в ценностях и представлениях культуры, в интуициях повседневности, которые постигаются через овладение действующим человеком культурой, опытом жизни. В результате практического познания происходит изменение состояния сознания действующего человека. В его сознании формируются те знания, навыки, нормы, оценки и т.п., которые необходимы для реального практического действия (практическое сознание). Именно применительно к практическому разуму можно в полной мере отнести слова Ф.Бэкона «Знание – сила», ибо практический разум и есть тот Атлант, который держит человеческий мир своими усилиями.


На уровне теоретического разума социальный мир становится объектом научного познания. Теоретическое социально-гуманитарное знание, которое высказывается о человеке и о формах его жизнедеятельности в понятиях, зарождается тогда, когда возникает само понятийное познания, но социальные и гуманитарные науки в строгом смысле этого слова появляются гораздо позже. В самостоятельную отрасль наук они оформляются в XVIII – XIX веках, что было связано с двумя моментами. Во-первых, с тем, что на область знаний о человеке и обществе переносятся правила и нормативы рационального мышления, сформировавшегося в сфере естествознания. Во-вторых, с тем, что знание начинает рассматриваться как необходимое условие управления социальными феноменами и преобразования их, на чем настаивает техногенная цивилизация, утверждающаяся в это время.

Отношение между практическим социально-гуманитарным знанием и теоретическим вариантом, с одной стороны, и отношение между естествознанием и обществознанием, с другой стороны, определяли развитие и характер социального и гуманитарного познания в истории европейской науки.

На первых шагах развития теоретического знания знание о природе и знание о человеке и обществе не противопоставлялись и не разделялись. Более того, именно знание о ценностях человеческой жизни – о благе, справедливости, мужестве, добродетели, истине и т.д.
было главным предметом рассуждения античной философии, было подчинено поиску их смысла и содержания и учению о бытии как таковом и размышлению о космосе и природе. Сами же понятия справедливости, блага, красоты и другие ценностей, определяющих человеческую жизнь, выводились философами из рефлексии над обыденными представлениями, были понятийными представлениями смыслов практического сознания. И хотя «практический разум» греческая философия объявила доксой - мнением, а не истиной, сам «теоретический разум» античной философии в своих утверждениях о социальной действительности оставался в границах рационализированного общественного мнения.


Формирование науки современного типа, которое начинается в Возрождение и завершается в Просвещение, приводит, прежде всего к развитию цикла естествознания и утверждению рациональности, которая предполагает разделение объекта и субъекта познания, отказ от любых переносов субъективных характеристик на объект познания, представление объекта познания прозрачным для рационального объяснения, признание универсальности познающего субъекта (где бы и кто бы ни совершал акт научного познания, он реализует действие универсального теоретического разума). Мир для разума существует только как действие причин и следствий, проявление объективных законов. Эталоном научного познания становится механика Ньютона, открывшая человеку, как тогда казалось, все секреты Вселенной и вместе с другими науками дающая неограниченные возможности использовать силы природы в своих интересах.

Эта идеология познания переносится и на науки, делающие предметом своего интереса человека и его жизнь. Автор слова «социология» О.Конт, создавая науку об обществе по образу и подобию физики и социальной динамики, ищет в общественной жизни действие законов, известных механике – закона инерции, закона равенства действия и противодействия, закона образования единого общего движения из частных разнонаправленных движений и т.п. Общество для социологии становится тем же объектом, как природа для естествоиспытателя, объективно по отношению к нему и независимо от его знаний.

Ориентация социального познания на идеалы и нормы научного исследования, сложившиеся в системе естествознания, несомненно, способствовала конституированию обществознания как раздела научного знания. Такие принципы научного исследования, как терминологическая точность, непротиворечивость теоретических положений, логическая и эмпирическая обоснованность положений, различие фактов и их интерпретации стали обязательными и при изучении социального мира.

Хотя науки об обществе и человеке должны обладать всеми атрибутами научной рациональности, их способ рационального постижения не может быть тождественен рациональности естествознания.

Социальное познание имеет дело с таким объектом, который не отделен от познающего субъекта, а познающий субъект не безразличен к познаваемому объекту. Поэтому тут не могут последовательно выполняться требования разделения объекта и субъекта в процессе познания как одно из основных требований классической рациональности. Общество как предмет познания включает в себя науку о себе как свой составной элемент, а потому ни социальная наука не может заявить о своей сторонней позиции, ни общество не может остаться равнодушной к результатам познания.

Эта изначальная связь познающего с познаваемым, которая с очевидностью выражается в переживаниях и оценках практического разума, в теоретическом познании проявляет себя в том, что, как показал в XIXвеке немецкий философ В. Дильтей, познание социальных явлений требует не только знания (объяснения), но и понимания.

Поскольку социальная действительность складывается из действий людей, а действия людей сознательны, то сознание действующих людей также должно быть воспроизведено в ходе исследования. Сознание же не может быть познано как объект, оно может быть только понято другим сознанием.

((Еще Декарт развел «субстанцию протяженную», которая познается в пространственных координатах, т.е. через взаимодействие вовне, и «субстанцию мыслящую», которая знает себя, свои интуиции, свои истины и способность мыслить, понимая себя.))

Понимание же требует иных процедур и методов, чем объяснение по принципу причинно-следственных связей и отношений.

Включение понимания в гуманитарное познание выделило науки о духе в особую группу наук, отличную от наук о природе. Так в философии науки появилась дихотомия наук о духе (наука о культуре) и наук о природе, а вместе с этим и проблема методологии социального познания.


^ Проблема методологии гуманитарного познания.


  1. Чем социогуманитарное знание отличается от знания естественнонаучного типа? Почему знание о человеческом мире должно не просто нести в себе знание бытия, но и заботу о нем? Как терминологически можно выразить особенность социогуманитарного знания?

  2. Что значит аксиологичность социального знания? В чем методологическое значение герменевтики для социально-гуманитарных наук?

  3. Что такое актуальность социального знания. Почему социальное знание преходяще (исторично)?

  4. В чем заключается идиографичность как черта социального знания.

  5. Покажите на примере науки экономике, как проявляются основные характеристики социального знания?



Проблема методологии социального познания, возникшая в связи с различением наук о духе и наук о природе, оказалась более емкой и широкой, чем только обсуждение специфики познания действительности человеческой жизни.

Неокантианцы Баденской школы В.Виндельбанд и Г.Риккерт показали, что необходимо различать науки не по предметам, а по методу и по специальным познавательным целям. Виндельбанд выделил науки, которые нацелены на отыскание общих законов, назвав их номотетическими ( номос – др.-греч. Закон, номотетике – законодательное искусство), и науки, которые описывают индивидуальные, неповторимые события, назвав их идиографическими (идиос – др.греч.особенный).Риккерт, продолжая идеи своего учителя, говорит о науках, основанных на мышлении индивидуализирующем. Как номотетические, так и идиографические могут быть и науками о духе, и науками о природе. Так, в науках о природе, которые, прежде всего, являются науками номотетическими, есть геология, география и т.п., которые описывают конкретные ситуации, а в науках о духе, которые, прежде всего, представлены идиографическими науками, есть социология, экономика и т.п., которые нацелены на открытие законов и на обобщения.

Введение понятия идиографического (индивидуализирующего) метода поставило науку перед проблемой теоретического описания индивидуального. До сих пор в науке безраздельно господствовало генерализующее мышление, для которого отдельный объект имел значение примера общего и только. Теперь индивидуализирующее мышление должно было само индивидуальное сделать общезначимым, так как наука имеет дело с общезначимым, а не с отдельными примерами. Но в данном случае общим должно стать индивидуальное. Как совместить эти противоположности? В концепции неокантианства индивидуальное событие приобретало общезначимость (а вместе с тем и возможность научного суждения о нем) благодаря особой процедуре – отнесению к ценности. Через отнесение к общезначимой ценности случайное событие, которое не могло иметь рациональное объяснения, становилось, согласно Риккерту, доступно мышлению. Выделенные таким способом события и объекты приобретали для своей уникальности общезначимую определенность. Они становились значимыми, не теряя своей неповторимости. Для неокантианцев, как и для Дильтея, участие ценности в процессе познания оказывалось определяющим фактором гуманитарного знания.

Таким образом, главная особенность социогуманитарного знания заключается в «пристрастном» отношению к бытию. Знание получает гуманитарный потенциал тогда, когда оно не просто описывает бытие и открывает его характеристики как вечные, постоянные и неизменные законы бытия, а когда проявляется уважение к существованию объекта, когда оно знает и учитывает хрупкость и неповторимость бытия, когда оно знает, что может быть нанесен ущерб бытию. И таким потенциалом может обладать не только знание о человеческой реальности, но и знание о чисто природных явлениях, например, экологическое знание.

Поэтому гуманитарное знание – это такое знание, которое реагирует на возможность изменения бытия, более того – на возможность исчезновения (смерти) бытия, которое оно знает, на возможность небытия. И этим оно отличается от знания в классическом смысле, которое знает конкретное сущее или сущее как таковое. Знание сущего, как оно сформировалось в античной культуре, получила название эпистема. Именно такое знание, ориентированное на общее и закон, и появляется в результате генерализации. Можно выделить ряд сущностных хар-к социогуманитарного знания, выражающего идиографическое видение мира и всегда сохраняющего связь с состоянием сознания познающего сознания.

^ Социальное знание по своей природе аксиологично, ценностно ориентировано. Оно не только несет информацию об объекте, но и о субъекте познания, выражая либо его отношение к познаваемому объекту, либо фиксируя его позицию. Когда социолог строит «теорию девиантного (отклоняющегося) поведения», то уже сам термин «девиантное поведение» говорит об отношении исследователя к данному типу поведения и о целях исследования. Когда эстетик изучает прекрасное, а этик рассуждает о благе и о должном, они не могут не понимать, что прекрасное прекрасно, а должное порождает долг.

Ценностный момент входит в социальное знание благодаря пониманию. Знание-понимание возникает, если субъект подготовил себя к его появлению. Понимание вырастает из жизненной ситуации, в которую погружен субъект и которой он нагружен.

Поскольку понимание необходимо входит в гуманитарное знание, герменевтика становится важной методологической опорой наук о реалиях человеческой жизни. Опыт герменевтики полезен гуманистике для преодоления ограниченности традиционной теории познания, которая признавала только абстрактного субъекта. Социальный же мир познает человек, для которого этот мир жизненно важен.

^ Вторая существенная хар-ка социального знания – оно обладает актуальностью, а вместе с тем и историчностью.

Социальное знание включено в действие, в акт, это и делает его актуальным, действенным. Оно не просто знает свой объект, оно воздействует на него меняя его, а тем самым меняя и основание своего существования. Социально-гуманитарное познание есть одновременно познание и конструирование реальности. Это совершенно очевидно на уровне практического сознания. Но это хар-но и для теоретического уровня социального знания, хотя в этом случае момент конструирования не столь очевиден.

^ Третья черта социогуманитарного знания – его ориентация на индивидуальное. Это знание индивидуализирующее, то есть раскрывающее не только общее в событиях или ситуациях, но и их особенность, отличие и непохожесть. Отнесение к общезначимой ценности придавало общезначимость и отдельному, а ценность открывалась пониманию, данному практическому сознанию изначально.


^ Истинность социогуманитарного знания


  1. Какие два смысла имеет понятие истины? Почему это важно для понимания истинности социального познания?

  2. Как актуальность социального знания влияет на его истинность?



Если гуманитарное знание аксиологично (ценностно ориентировано), исторично (изменчиво) и ориентированно на единичное, уникальное, то можно ли говорить об истинности этого знания?

Стремление к истине – это регулятивный идеал научного познания. Уже на заре становления теоретического знания Парменид заявил, что путь мышления – это путь к истине, а не мнения. С тех пор служение истине стало призванием науки. А вопрос Пилата «Что есть истина?» стал центром развития европейской культуры. В нем скрыто два разных, хотя и связанных друг с другом, смысла.

Он вопрошает, во-первых, о том, что такое истина, что может быть названо истиной, какое утверждение или дело может получить статус истины, т.е. уясняется понятие истины. Во-вторых, он вопрошает о том, что есть истина, что может быть отнесено к истине, что нет, т.е. в этом случае ясно понятие истины, но не ясно, может ли это или то быть отнесено к истине.

Классическая дефиниция истины восходит к Аристотелю, который определял истину как такую характеристику знания, содержание которого соответствует действительности. Это понятие истины вошло в обиход науки и обыденного сознания. Оно получило название корреспондентной концепции истины – истинно то, что соответствует чему-то реальному.

Развитие математики, математической физики, других наук с развитым формальным аппаратом приводит к распространению в ХХ веке когерентной (взаимосвязанной) концепции истины, которая трактует истину как непротиворечивость знания определенной системе теоретических представлений, согласованность знаний друг с другом. Но в том и другом случае понимания истины она признается объективной, то есть истинное содержание знания не должно зависит от позиции познающего субъекта.

Может ли гуманитарное знание, включающее в свое содержание ценностный момент, быть истинным в этом случае?

Объективность в данном случае достигается не тем, что исследователь должен исключать какие-либо оценки, но благодаря тому, что он должен критически осознать свою позицию и контролировать свои оценки. Научное социальное знание отличается от практического социального знания, данному всякому действующему человеку, тем, что он знает свои основания – не только методологические основания (методы, логику, язык науки), но и бытийные основания (исходные социальные и культурные позиции). Поэтому социальное знание по своей природе должно быть знанием критическим, то есть осознанно относится к своим предпосылкам, основываться на критической методологии.

Можно сформулировать два методологических принципа, обеспечивающих всеобщность и объективность гуманитарного знания.

Во-первых, принцип рефлексии позиции познания – исследователь должен осознавать и фиксировать свою исходную позицию, в рамках которой только и действительно его знание.

Во-вторых, принцип толерантности – поскольку возможны различные социальные позиции, постольку необходимо существуют разные ракурсы теоретического осмысления социальных процессов, поэтому гуманитарное познание должно быть толерантным в ситуации плюрализма концепций.

Актуальность социального знания также влияет на характер его истинности. Обе отмеченные концепции истины абстрагируются от времени – адекватность или непротиворечивость истины не зависят от времени. Поэтому истины науки всегда рассматриваются как вечные истины. Правда, в рамках некоторых теорий истины, например в корреспондентной теории истины, которая разрабатывалась в марксистской философии, вводится понятие относительной истины, которая изменяется по мере развития познания и более точного постижения объекта, но время жизни объекта никак не сказывается на содержании истины. Когда же речь идет о социогуманитарном познании, время становится прямым участником познания и непосредственно влияет на истинность гуманитарного знания. Именно в этом случае раскрывается второй смысл вопроса Пилата – что есть истина? Что есть истина, что истинно для этой действительности? Для этого времени.

Человек действует в социальном мире, либо приспосабливаясь к нему, тогда его интересует как он сейчас, либо изменяя его, тогда его интересует, какой он должен быть. В том и другом случае истина есть функция от времени, где истина есть не знание, которое соответствует вещи (событию, действительности), а знание соответствующей вещи (события, действительности), той, которая должна быть, той, которая актуальна для настоящего.

В актуальности истины гуманитарного познания обнаруживает себя открытость бытия человеку, откровение бытия, проникновение в бытие, открывающегося здесь - и- сейчас. Поэтому М.Бахтин справедливо утверждал: «Критерий здесь не точность познания, а глубина проникновения. Здесь познания направлено на индивидуальное. Это область открытий, откровений, узнаваний, сообщений»1.

Ориентация гуманитарного познания на индивидуальное также сказывается на характеристике истинности гуманитарного знания. Что значит истинность знания относительно индивидуальности? Это может означать – правильно ли воссоздано какое-то конкретное событие. Например, историческое событие. В этом случае истинность исторического знания (историческая реконструкция) проверяется подлинностью документов, на основе которых осуществляется реконструкция. Это может означать также – правильны ли теоретические утверждения о сути индивидуальности как таковой. Например, личности. В этом случае истинность теоретических построений проверяется пониманием тех правил, алгоритмов, принципов утверждения индивидуального начала в бытии, которые рассматривает данная теория. Понимание же означает принятие или неприятие этих правил как возможных правил собственного существования. Всякое научное знание о социокультурном явлении (поступке, произведении, личности, конкретном событии и т.п.) открывает истинность через укоренение своего содержания в опыте мышления исследователя. Это укорение, замыкание знания на жизненный опыт мыслящего человека говорит о том, что истина гуманитарного знания не есть только хар-ка теоретических положений (высказываний, суждений), а выступает характеристикой самого человеческого бытия. Оно может быть «истинным» или «неистинным», «подлинным» или «неподлинным», «правдивым (праведным») или неправдимым («неправедным»). Правда гуманитарного познания – его способность стать реальностью.

Здесь еще раз подтверждается темпоральный (временной) характер гуманитарной истины. Истина постижения индивидуального существует как истина-в-настоящем, истина, которая открывается как возможность действия человека, возможность утверждения определенно (ясной для него) жизни.

Декарт, определяя истину, говорит, что истина есть ясное и отчетливое представление ума, что это интуиция разума, которая светится естественным светом разума, которая принадлежит разуму по природе его (по его естеству)2. Если перефразировать эту мысль Декарта, то можно было бы сказать, что истина гуманитарного познания есть утверждение о жизни/утверждение жизни, ясной и очевидной для человека по его естественной склонности к жизни.

^ Социально-гуманитарное знание и практика


  1. Чем отличается классический и неклассический тип социально-гуманитарного знания?

  2. В чем видит свое прагматическое назначение социально-гуманитарное знании?



Классическая наука развела объект и субъект и дала субъекту силу разума и действия, с помощью которых он мог делать с объектом все, что ему выгодно, конечно опираясь на познанные им законы объекта. В этом заключалась «хитрость разума», как определил это Гегель. Применительно к социальным наукам классическая парадигма познания исходила из того, что социальный мир имеет универсальный порядок, который доступен универсальной рациональности, а потому социальные науки могут и должны стать инструментом преобразования общества в соответствии с рационально разработанным проектом. Знание законов общества и истории дает возможность управлять обществом и историей. Эта познавательная и проективная установка наиболее полно была представлена в марксисткой философии общества, в которой проект модерна – построение «царства разума» - нашел свое логическое завершение.

Парадокс подобного назначения социального познания состоит в том, что, признавая могущество разума и человека, социальная наука самого конкретного человека считала только «винтиком» в социальной машине и не видит его ни как активную силу, ни как конкретную цель всех социальных трансформаций.

В результате приложения такого знания к переустройству общества возникали тоталитарные системы, которые ради всеобщей свободы подчиняли конкретного человека необходимости. А результатом приложения такого знания к переустройству природы оказались тотальные экологические катастрофы.

Конечно, классическая наука сыграла и продолжает играть важную роль в развитие техногенной цивилизации. Подход к экономическим и социальным ситуациям как ситуациям объектным давал и дает различным общественным институтам возможность эффективно организовывать их деятельность. Без технико-экономического обоснования не возможна реализация ни одного значимого проекта в современном производстве. Но само развитие техногенной цивилизации, обязанное своим существованием классической науке, показало ограниченность своих научных истоков. Взгляд на бытие как на абсолютно объективное в отношении человека существование, которое не зависит от него, не предполагает его и существует без него приводит к возникновению мира вещей, техники, мира социального, которые тоже абстрагируются от человека, не предполагают его, хотя и создавались для него. Кризисы и тупики развития техногенной цивилизации заставили по-новому взглянуть на само бытие, прежде всего на бытие самого человека.

Для неклассической социальной науки не существует какой-либо единой и полностью исчерпывающей картины социального мира, нет единого всезнающего субъекта, который знает окончательную правду жизни, нет даже законченного в своем определении какого-либо научного понятия, горизонт его значения всегда открыт. В этой ситуации гуманитарная наука теряет свою инструментальность, и перестает быть «социальной инженерией», а становится больше критикой и тех смыслов и значение, которыми пронизана социальная действительность и которые вошли в практическое сознание действующего человека.

Знание фронема, которое является результатом современного гуманитарного познания, формирует «осмысляющее-размышляющее мышление», а не «рассчитывающее-вычисляющее мышление» (М.Хайдеггер).

Поэтому прагматический смысл современной социогуманитарной науки заключается в пробуждении мысли действующего человека: она не научает, не дает проектов, она ставит человека в ситуацию мысли, так как открывает ему различные возможные границы. Границы смыслов, действия, ситуаций, или, говоря философским языком, открывает ему возможность преодоления небытия.

Парадоксальность знания, которое должна выстроить гуманитаристика, заключается в том, что это знание должно обладать всеми признаками знания-эпистемы, т.е. быть воспроизводимым, общим, определенным и т.п., но в момент своего использования (применения, понимания) он превращается в знание-фронему, т.е. становится состояние духа, образом мысли живой исторической конкретности.


1 Бахтин М.М. К философским основам гуманитарных наук/ М.М.Бахтин//Собр.соч.:в 7 т.Т.5., М.,1996.С.7.

2 Декарт Р. Избранные произведения М, 1953.С.86.







Похожие:

Философские проблемы социально-гуманитарного познания iconВторая лекция -27-03-08 Парадоксы социально-гуманитарного познания
Философский подход нацелен на критический анализ основ (предпосылок и предположений), обоснований (способов получения, методологии)...
Философские проблемы социально-гуманитарного познания iconФилософские проблемы социо-гуманитарного знания Типология гуманитарного знания
Гуманитарные науки-науки о духе. Общее для всех них слово. И в истории и современном состоянии гуманитарные науки имеют в качестве...
Философские проблемы социально-гуманитарного познания iconКатегория «отдельное» и статус гуманитарных наук в: Проблемы гуманитарного познания. Новосибирск, 1986. С. 318–332
Интерес к методологии естествознания, господствовав­ший в советской философии более двадцати лет, ныне сме­няется выдвижением на...
Философские проблемы социально-гуманитарного познания iconДокументы
1. /М Вебер Объективность социально научного и социально-политического познания.rtf
Философские проблемы социально-гуманитарного познания icon9-10 октября 2008 г в Воронежском государственном университете планируется проведение Всероссийской научной конференции «культура без(С)словесности: филологическое образование в современном российском контексте»
Проблемы современного гуманитарного образования; филологический компонент в структуре гуманитарного знания
Философские проблемы социально-гуманитарного познания iconМосковский государственный университет
Теория познания (или гносеология, философия познания) – это раздел философии, в котором изучаются природа познания и его возможности,...
Философские проблемы социально-гуманитарного познания iconВведение
Сибирский консультационный центр гуманитарного образования, социально- политических исследований и правовой информации
Философские проблемы социально-гуманитарного познания iconВ., Е. А. Тюгашев Граница как цивилизационная константа России-Евразии
...
Философские проблемы социально-гуманитарного познания iconФилософиЯ гуманитарного исследования
Гносеология учитывает познавательные возможности субъекта, в том числе и в зависимости от ситуации. Аксиология находится скорее в...
Философские проблемы социально-гуманитарного познания iconФилософиЯ гуманитарного исследования
Гносеология учитывает познавательные возможности субъекта, в том числе и в зависимости от ситуации. Аксиология находится скорее в...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов