Краткий очерк экклезиологических и юрисдикционных споров греческой старостильной церкви и их историческая связь с судьбами Русской Православной Церкви Предисловие icon

Краткий очерк экклезиологических и юрисдикционных споров греческой старостильной церкви и их историческая связь с судьбами Русской Православной Церкви Предисловие



НазваниеКраткий очерк экклезиологических и юрисдикционных споров греческой старостильной церкви и их историческая связь с судьбами Русской Православной Церкви Предисловие
страница1/9
Дата конвертации31.10.2012
Размер1.33 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9

КРАТКИЙ ОЧЕРК ЭККЛЕЗИОЛОГИЧЕСКИХ И ЮРИСДИКЦИОННЫХ СПОРОВ ГРЕЧЕСКОЙ СТАРОСТИЛЬНОЙ ЦЕРКВИ
и их историческая связь с судьбами Русской Православной Церкви


Предисловие

В нынешнее время, когда бездна всеобщей апостасии все более и более поглощает не только т. н. официальные “Поместные Православные Церкви”, но и постепенно начинает проникать даже в среду тех Церквей, иерархи которых изначально, казалось бы, имели призвание и роль в наш апокалиптический век отстаивать истины Св. Православия перед лицом его изменников, вопрос о старостильном движении в Греции начинает (особенно в России) приобретать все большую актуальность. Толчком к такому интересу послужил, прежде всего, целый ряд отступнических тенденций, возникших в Русской Православной Церкви Заграницей. Прежде всего – это ярко выраженный курс русской зарубежной иерархии на сближение с сергианской “Московской Патриархией”, в чем главенствующая роль отведена т.н. “свободным” приходам в России, подчиняющимся Архиерейскому Синоду РПЦЗ и почти целиком сформированным из беглых сергианских клириков сомнительного вероисповедания и нравственности, а также – это опасные экуменические веяния, доведшие РПЦЗ, в конечном итоге, до очевидной ереси, о чем будет сказано далее. Сегодня даже трудно точно определить тот момент, когда и кем в РПЦЗ было положено разлагающее начало, – настолько смертельный яд апостасии заражал ее на протяжении нескольких десятилетий! Так или иначе, политика заграничных архипастырей время от времени продолжает отталкивать от РПЦЗ консервативную часть православных клириков и мирян, которые в большинстве своем начинают искать выход из создавшегося положения в прибежище под омофором Греческой Старостилъной Церкви. С другой стороны, интерес к греко-старостильному движению в России обусловлен акефальным положением некоторых групп ИПХ вследствие оскудения катакомбной иерархии, или по причине утраты связей между этими группами, представители которых, опять-таки глубоко разочаровавшись в РПЦЗ вынуждены были обращаться за архипастырским окормлением к иерархам Греческой Старостильной Церкви. Но здесь-то и встает другая серьезная проблема – наличие многочисленных разделений и фракций в самом греко-старостильном движении, которое с течением времени продолжает само в себе дробиться.

В России, как известно, вообще не существует никакой серьезной литературы, которая могла бы с достаточной правдоподобностью и компетентностью пролить свет на проблему экклезиологических и юрисдикционных споров в Истинно-Православной Церкви Греции. Все, что существует по этому вопросу и хоть как то доступно заинтересованному и ищущему истину православному читателю, либо неполно, либо представляет исторические факты, имеющие принципиальное значение, в своем толковании весьма тенденциозно. Сюда же нередко прибавляется и их откровенно ложная интерпретация, которая подчас является просто следствием невежества или духовного ослепления информаторов.
Посему-то необходимость нижеследующего очерка весьма назрела, тем более, что она вызывается требованиями времени в связи с насущными нуждами Российской Катакомбной Церкви.


^ О так называемом “новом календарном стиле” и об отношении к нему Православной Церкви


Начало изменения общепринятого в христианском мире с древнейших времен т.н. Юлианского церковного календаря относится к ХVI веку, когда в 1582 году Римский Папа Григорий ХIII, чтобы добиться будто бы более точного совпадения календарного года с солнечным, ввел в Западной церкви новый (названный впоследствии по его имени) “григорианский” календарь, передвинутый в отношении старого Юлианского на несколько дней вперед. При этом не только был сдвинут сам месяцеслов, но и Пасхалия, что строго было запрещено еще I Вселенским Собором под страхом отлучения (анафемы): “Все дерзающие нарушати определение Святаго и Великаго Собора, в Никеи бывшаго... о святом празднике спасительныя Пасхи (т. е. о времени ее празднования, как установил этот Собор – В. К.), да будут отлучены от общения и отвержены от Церкви... Аще же кто из предстоятелей Церкви ...после сего определения дерзнет... особитися, и со иудеями совершати Пасху (каковое совпадение иногда имеет место быть при следовании Григорианской Пасхалии – В. К.), таковаго Святый Собор отныне уже осуждает быти чуждым Церкви... И не токмо таковых Собор отрешает от священнослужения, но и всех дерзающих быти в общении с ними” (1-е пр. Антиох. Соб.).

Это определение святого Вселенского Собора, надо заметить, касалось запрета на изменение сроков празднования, конечно, не одной только Пасхалии, но и всего церковного календаря, поскольку последний стоит в прямой зависимости от круга Пасхалии. Изменение одного даже только церковного календаря, без передвижения Пасхалии, нарушает весь богослужебный цикл и не может быть допустимо в практике Восточной Православной Церкви. Совершенно справедливо на сей счет писали греческие старостильные архиереи после введения нового стиля в Элладской Церкви: «…правящая иерархия Греции, несмотря на то, как она упорно настаивает на том, что она не затронула канон, касающийся Пасхи, и что она празднует Пасху по старому календарю, но она, тем не менее, введением григорианского календаря односторонне не могла избежать нарушения этого канона, когда она изменила календарь годичного цикла воскресных евангельских чтений, постов и других церковных служб, которые неразрывно связаны с этим каноном, установленным первым Вселенским Собором».1)

Исходя из сих понятий о новшестве новокалендаризма, Собор Восточных Патриархов
1583 г. в Константинополе осудил не только Григорианскую Пасхалию, но и весь Григорианский Месяцеслов, анафематствовав всех последователей сих латинских нововведений. В Сигилионе Патриаршем и Синодальном, утвержденном тремя Восточными Патриархами – Иеремией Константинопольским, Сильвестром Александрийским и Софронием Иерусалимским, было означено: “Кто не следует обычаям Церкви и тому, как приказали Семь Святых Вселенских Соборов о Святой Пасхе и месяцеслове и добре законоположили нам следовать, а желает следовать Григорианской Пасхалии и месяцеслову, тот, как и безбожные астрономы, противодействует всем определениям Святых Соборов и хочет им изменить или ослабить, – да будет анафема, – отлучен от Церкви Христовой и собрания верных”.2)

Это решение в дальнейшем было подтверждено Константинопольскими Соборами 1587 и 1593 гг., а также Вторым Сигилионом Вселенского Патриарха Кирилла в 1756 г. Этот Сигилион о последователях папского новшества Григорианского календаря постановил, что если кто его придерживается – “...то да будет отлучен от Бога, проклят и по смерти да не растлеется и пребудет в вечных муках. Камни и железо пусть разсыплются и распадутся – сии же никогда же и никакоже. Да наследуют проказу Гиезия и удавление Иуды; да будут на земли, как Каин, иже стеня и трясыйся; и гнев Божий да будет на главе их и участь их да будет с предателем Иудою и богоборцами иудеями; земля разверзшися да поглотит их, как некогда Дафана и Авирона; Ангел Божий да преследует их мечем во вся дни жизни их, и да подлежат они всем проклятиям Патриархов и Соборов под вечным отлучением и в муках огня вечнаго. Аминь”.3)

Здесь же необходимо подчеркнуть, что с точки зрения Православной Церкви реформа церковного календаря признается не как безобидное и неважное чисто обрядовое изменение, а приравнивается по-существу к ереси, как повреждающая богоустановленное Священное Предание.

“Не только из-за астрономической точности мы придерживаемся Юлианского календаря. Гораздо важнее богослужебная и даже догматическая сторона этого дела. Именно она задевает христианское сознание и совесть верующих.

Никейские отцы, поставившие на твердую почву календарь в применении к богослужебной жизни Церкви, ...несомненно были умудрены Духом Святым, их богодухновенный труд вошел в церковное предание. Тысячу лет он соблюдался и Римской Церковью, до постепенного уклонения ее от Православия. Утрата его сказалась и на желании изменить календарь.

Между тем, св. Василий Великий в 87 и 91 правилах объясняет, что хранение предания и древнего обычая имеет такое же значение как и хранение писанного догмата. По 91 правилу:

“Из сохраненных в Церкви догматов и проповеданий, некоторые мы имеем от письменного наставления, а некоторые прияли от Апостольского предания, по преемству в тайне, и те и другие имеют едину и ту же силу для благочестия. И сему не воспрекословит никто, хотя мало сведущий в установлениях церковных. Ибо аще предприимем отвергати неписанные обычаи, аки не великую имеющие силу, то непременно повредим Евангелию в главных предметах, или паче сократим проповедь в единое имя без самой вещи”.

Знаменитый канонист Еп. Никодим Милаш в толковании 87 правила св. Василия Великого, пишет: “Относительно обычая Василий Великий говорит, что первое и самое важное в подобного рода вопросах – иметь ввиду обычай, ибо обычай имеет силу закона. Обычай всегда в Церкви имел одинаковое значение с законом, если только имел Церковью оправданное основание и если освящен древностью употребления”.

Юлианский календарь с пасхалией, – заключает Еп. Григорий, – был принят Первым Никейским Собором и освящен употреблением в Церкви более тысячелетия. Поэтому, отказ от него или нарушение его, является уже нарушением догмата о Церкви. Понятно, что православная совесть с этим не мирится и люди, хранящие ее, отходят от совершающих такой грех епископов”.4)


^ Введение Григорианского календаря в Элладской Церкви и начало старостильного движения (1924-34 гг.)


Вышеприведенные постановления Вселенских и Поместных Соборов, осудивших Григорианский календарь, признавались всеми Поместными Восточными Православными Церквами вплоть до печальных событий 1923-24 гг., когда в Греции, в обстановке революционного режима генерала Николая Пластириса, и под воздействием франк-масонского экуменического модернизма двух ведущих греческих церковных иерархов – Вселенского Патриарха Мелетия IV (Метаксакиса) и Архиепископа Афинского Хризостома (Пападопулоса), 10/23 марта 1924 г. Элладская Церковь ввела у себя новый календарный стиль. Этому событию предшествовал созыв в 1923 г. в Константинополе, по инициативе Патриарха Мелетия, т.н. “Всеправославного Конгресса”, среди участников которого хотя и не было даже половины представителей от Поместных Православных Церквей, но который, тем не менее, претендовал на непререкаемую авторитетность своих решений для всего Православного Востока. В числе обновленческих реформ, принятых Конгрессом для постепенного их введения в жизнь Восточных Церквей, значилось, между прочим, и изменение Юлианского календаря.5)

После проведения в 1924 г. в богослужебную практику Элладской Церкви этой папской реформы поначалу лишь небольшая часть греческого православного народа и клира решительно отвергла нововведение и встала у истоков предстоящей священной борьбы. Первыми на защиту святоотеческих традиций выступили отцы Афонской Горы и некоторые благочестивые мiряне. Уже в первое воскресенье после означенного события из числа противников нового стиля было организовано законное представительство Церкви Истинно-Православных Христиан (ЦИПХ) Греции – “Союз православных”. Вскоре к старостильникам возвратились и присоединились двое священников в Афинском р-не, позже др. клирики. В 1926 г. “Союз православных” преобразовывается и переименовывается в “Греческое религиозное общество истинно-православных христиан” (ГРО-ИПХ). Чудо слезоточения и кровоточения от св. икон, происшедшее в конце 1924 г. в новостильном храме Св. Апостолов в Акрополисе, в канун Рождества Христова,6) а также знаменитое явление Креста в 1925 г. над небольшим старостильным храмом на окраине Афин во время празднования Воздвижения Честного и Животворящего Креста7) – стало причиной массового обращения новостильников к Отеческому календарю. Но несмотря на все это, высшие иерархи Греческой новостильной церкви продолжали оставаться недвижимыми.

Истинно-православные христиане-старостильники изначально отвергли новостильную реформу, как принятую Элладской Церковью под влиянием церкви Западной в качестве первого шага к введению ереси экуменизма и сближению с Римским папизмом,8) по указке и под руководством которого и действовали Патриарх Мелетий и Архиепископ Афинский Хризостом. С началом схизмы новокалендария в сознании верующих членов Старостильной Церкви запечатлелось то важнейшее экклезиологическое положение, что ни в коем случае и ни под каким видом нельзя принимать новаторство 1924 года и иметь какое-либо общение с обновленческой иерархией и следующим за ней клиром. Хранителем Православия оставался верующий Божий народ, имевший своим критерием только Православие, благодаря следованию которому он определил реформу новостилия как “схизму” (раскол) и “латинизацию”, выводящие из лона Церкви их приверженцев и отделяющие от Христа. Экклезиологическим сознанием старостильников с самого начала было также и то, что они остались в Церкви, покинув новостильную иерархию, а вне ее находятся новостильники, как изменившие многовековое предание Церкви. Исповедание веры и позиция ЦИПХ изначально была твердой и категоричной: новостильники сами собой через нововведение подпали под отлучения Всеправославных Соборов и отпали от Церкви. Истинно-православные христиане, напротив, остались в Церкви, к которой возможно было вернуться и новостильникам путем отречения от реформы. ЦИПХ – не новая организация, не протест или противостояние, но часть Вселенской Церкви Христовой. Вот ясное и точное исповедание! Против этого то православного исповедания, согласного с учением Семи Вселенских Соборов и Святых Отцов, и обрушились впоследствии со всею силою виновник папского новшества Архиеп. Хризостом (Пападопулос) и его преемники, желая сначала внутреннего разложения, а затем и полного искоренения всего старостильного движения.

Тем временем, старостильное движение в Греции с каждым годом стало все более крепнуть, тем паче, что существенную роль в его становлении сыграли Афонские ревнители (“зилоты”) – монахи и иеромонахи. Рост и укрепление старостильного движения, конечно, весьма встревожил руководителей официальной Элладской Церкви и Греческое правительство, открыто покровительствующее реформе и начавшее противодействовать на стороне новостильников православным. Главари новостильников, их духовные вожди, начинают кампанию клеветы в адрес истинных православных христиан, лживо обвиняя их в сектантстве, схизме и даже ереси.9) При этом стали употребляться и жестокие преследования истинно-православных.10) Но споткнувшись о непреклонное убеждение старостильников в правоте и богоугодности своего святого дела, начинают их убеждать, что новостильники и старостильники образуют, в сущности, одну единую Церковь, только как бы разделенную на две части, следующие различной практике в календарном вопросе. Разумеется, все это было решительно отвергнуто православными. Тогда Архиеп. Хризостом (Пападопулос) начинает искать предателей внутри “тела” ЦИПХ, начав в начале 1931 г. с председателей совета ГРО-ИПХ. Он посылает два заявления – одно в свой Синод, а другое в ГРО-ИПХ, пытаясь, таким образом, оказать на него давление и убедить его руководителей, что “новостильные архиереи должны обслуживать, как и прежде, истинно-православных христиан. А тем, в свою очередь, необходимо поминать имя новостильного епископа, в замен чего они будут совершать свое служение спокойно”.11) Однако, данная попытка приобщения старостильников к нововведению провалилась: 6.08.1934 г. священный клир и административный совет ГРО-ИПХ объявляют официальную церковь схизматической, отстаивая свою православную экклезиологию и духовную свободу.


^ Возвращение к Отеческому календарю трех иерархов новостильной Элладской церкви и образование Священного Синода ЦИПХ Греции
(1935-36 гг.)



Параллельно с ведением борьбы против новшества, основной заботой руководства ГРОИПХ было стремление найти поддержку своему начинанию со стороны православных епископов. Наконец, в мае 1935 г., после неоднократных личных обращений руководителей старостильного движения к высшим иерархам новостильной Элладской церкви, трое из них – митрополиты Герман (Мавроматис) Димитриадский, Хризостом (Кавуридис) Флоринский и Хризостом (Димитриу) Закинфский, возвращаются к Отеческому календарю и присоединяются к ЦИПХ Греции.12) 13/26 мая 1935 г., в храме Успения Богородицы в Колононе, митр. Хризостом Флоринский обнародовал Послание трех архипастырей Синоду новостильной Элладской церкви, в котором указывалось, что епископы новостильной церкви “сами себя оторвали полностью от тела Православия и потенциально, и в сущности объявили себя схизматиками”. В том же документе сообщалось, что введение нового календаря разделило греческий народ и говорилось, что новостильная церковь “не только нарушает церковное предание, освященное Семью Вселенскими Соборами и утвержденное многовековой деятельностью Православной Восточной Церкви, но и попирает догматы Единой, Святой, Соборной и Апостольской Церкви”.13) В другом заявлении, обращенном к верным ИПХ, три архиерея заявили: «Папский календарь – нововведение ложного учения, поскольку он противоречит многим канонам «Кормчей» (Книге Правил) Церкви и даже учению о Единой, Святой, Соборной и Апостольской Церкви… Церковь Греции [т. е. новостильники, – В. К.] теперь отторгнута от тела Церкви Святых Отцов и Семи Вселенских Соборов и стала раскольнической. По 1-му канону св. Василия Великого она потеряла благодать и умерла, поскольку более не получает благодати, она отделилась от Тела Церкви и отвергла подвиг древних Св. Отцов, которые хранили Веру неповрежденной на протяжении стольких веков”.14)

Через 10 дней после этого заявления трое митрополитов, опасаясь преследования греческих властей и предвидя свой скорый арест, принимают участие в рукоположениях четырех новых епископов. Хиротонии происходили с 23 по 27 мая (по ст. ст.) в монастыре Пресв. Богородицы Певковуноятрисис в Кератее, в Аттике. Новопоставленными явились – епископы Герман (Варикопулос) Цикладский, Христофор (Хаджис) Мегарский, Поликарп (Лиосис) Диавлейский и Матфей (Карпатакис) Бресфенский.

Это совместное действие трех митрополитов нанесло тяжелый удар по новостилию и в большой степени способствовало предотвращению его планов. Напуганный такой деятельностью старостильников глава официальной церкви Архиеп. Хризостом (Пападопулос) объявляет в спешном порядке о “низвержении” старостильных иерархов, на что те в качестве аппеляции ответствовали: “Мы объявили публично, раз и навсегда в официальном документе от 26 мая 1935 г. государственную церковь схизматической и берем на себя духовное управление и пастырское руководство православными греческими христианами. Они следуют Отеческому православному месяцеслову и признаны правительством отдельной и независимой Церковью, совершающей богослужения по старому месяцеслову”.15) Ответом на эти деяния было объявление официальными церковными и гражданскими властями открытых гонений на Истинно-Православную Церковь.

29 мая все иерархи Греческой Старостильной Церкви были арестованы, причем, трое митрополитов были отправленыны в тюрьму, а четверо новорукоположенных епископов – посажены под домашний арест. Верующий народ, вопреки строгим мерам со стороны полиции, 1 июня в огромном количестве вышел на площадь перед Афинским кафедральным собором, чтобы выразить протест против незаконных и насильственных действий правительства, подстрекаемого новаторской церковью Хризостома (Пападопулоса). В ответ на это последовало противодействие органов правопорядка, закончившееся массовым избиением верных – кровавой бойней.16) Несмотря на многочисленные протесты истинно-православных, 7 июня министр госбезопасности уведомляет трех митрополитов, что на следующий день, в пятницу, они будут высланы к местам ссылок в отдаленные монастыри. Та же участь ждала и четырех новорукоположенных епископов.

Отправляясь к местам ссылок, трое митрополитов издают прощальное Архипастырское Окружное Послание от 8/21 июня 1935 г., в котором, между прочим, подчеркивалось: “Советуем всем, кто следует православному месяцеслову не иметь никакого общения со схизматической церковью и со схизмослужителями. В ней нет благодати Духа Святого, поскольку они попрали решения Отцов Семи Вселенских Соборов и Всеправославных Соборов, которые осудили Григорианский месяцеслов”. 17)

Итак, митрополиты Герман Димитриадский, Хризостом Флоринский и Хризостом Закинфский снова подтвердили то исповедание, которое с самого начала утвердилось в ЦИПХ Греции. Схизма новостилия была осуждена окончательно, “раз и навсегда”, и признана равнозначной ереси. Даже более того, введение нового стиля расценивалось всеми старостильниками как дело антихристово, ибо – по слову Писания – он “возмечтает отменить (в подлиннике – пременить) праздничные времена” (Дан. 7, 25). Все последователи нечестивого новшества Хризостома Пападопулоса были объявлены совершенно оторванными от тела Церкви и лишенными благодати св. таинств.

Но, к сожалению, митр. Хризостом Закинфский и епископы Поликарп Диавлейский и Христофор Мегарский не устояли пред лицом гонений и были духовно сломлены. Эти иерархи, вскоре по своем изгнании, принесли “покаяние” и были приняты в ряды схизматической новостильной иерархии.18) Остальные четверо, пробыв в ссылке несколько месяцев, были выпущены и возвратились в Афины с молчаливого согласия властей. Вскоре ими был образован Священный Синод Греческой Старостильной Церкви, первым председателем которого стал митрополит Димитриадский Герман (Мавроматис).


^ Возникновение схизмы в греческом старостильном движении и противодействие ей Епископа Матфея Бресфенского (1937-55 гг.)


Как уже нами говорилось ранее, высшее руководство новостильной Элладской церкви принимало всяческие усилия к тому, чтобы все старостильное движение подчинить непосредственно своему архипастырскому окормлению и надзору. Но это не удалось. Тогда по тому же сценарию было режиссировано и поставлено коварное действие с целью непрямого подчинения ЦИПХ новостильной иерархии. На этот раз сие намерение увенчалось, хотя и частично, успехом.

В 1937 г. митрополиты Флоринский Хризостом и Димитриадский Герман резко изменяют свое бывшее исповедание веры и начинают поддерживать еретическую теорию относительно угрозы, но не действия схизмы новостилия, – теорию, осужденную святогорскими монахами, как униатскую. Это учение было выдумано неким монахом Даниилиду специально для Архиепископа Хризостома (Пападопулоса), желавшего каким-либо образом перекинуть мост между старостилием и новостилием, или другими словами – предать ЦИПХ путем последовательных компромиссов, в конечном итоге, в руки врагов Св. Православия. Данной теории, которую предложили новостильники, и последовали митрополиты Хризостом и Герман, несмотря на явное ее противоречие с учением Православной Церкви.

В июне 1937 г. митрр. Герман и Хризостом в письме монаху Марку (Ханиотису), на его вопрос об отношении к таинствам официальной церкви, ответили новым исповеданием и заявили, что благодать Святого Духа по-прежнему присутствует в ее таинствах, ибо нововведение в праздничном календаре, по их словам, – “это одна ошибка одной Церкви, которая прямо не посягает на догмат веры и относится к нарушениям церковных канонов и нестроениям, которые – по словам св. Василия Великого – излечимы”, и следовательно “эта ошибка делает погрешающую Церковь потенциально () схизматической, но не действительно () таковой до тех пор, пока она не будет осуждена и объявлена действительно схизматической Вселенским Собором”.

Таким образом, митрополиты Хризостом Флоринский и Герман Димитриадский отвергли то православное исповедание, которое они сами же столь недавно провозглашали “раз и навсегда” и которое полностью соответствовало определениям Вселенских и Всеправославных Соборов, а также святоотеческому учению. Теперь же сии митрополиты, произнесшие столь нелепое исповедание, сами подпадали под страшные клятвы-анафемы святых Соборов, осудивших Григорианский календарь. Ибо Соборы отлучили новостильников от Церкви как безблагодатных схизматиков, – митрополиты же отказывались сие отлучение признавать, а требовали для осуждения современных новостильников созыва нового Вселенского Собора, как будто постановления прошлых Всеправославных Соборов, принятые всеми Поместными Церквями, перестали иметь силу.

На защиту св. Православия и Истинно-Православной Церкви, теперь уже от внутренних врагов, выступили Епископ Матфей Бресфенский и, поначалу, Епископ Герман Цикладский, которые, согласно 15-му правилу Двукратного Константинопольского Собора, отложились от митрополитов Германа и Хризостома. Вскоре после их заявления, в июне, еп. Матфей отправляет им 1-й Апокрисис (Отлучение).19) В ответ, митрополиты Герман и Хризостом, в посланиях еп. Матфею от 26 августа/8 сентября и 4/17 сентября, продолжили настаивать на своей новой экклезиологической позиции. На следующий день, 5/18 сентября, Еп. Матфей опять написал митр. Герману, призывая его отвергнуть еретическую теорию о “потенциальном” расколе и напоминая ему о прошлом его исповедании, но ответа не получил. Тогда еп. Матфей 19 сент./2 окт. того же года посылает митрополитам Герману и Хризостому 2-й Апокрисис. И, наконец, 9/22 ноября митр. Флоринский Хризостом снова написал в письме еп. Герману Цикладскому, что нельзя утверждать о безблагодатности новостильников, пока их не осудит Вселенский Собор, – т. е. подтверждает свое униатское учение, единомышленником коего продолжал оставаться и митр. Герман. В дальнейшем митр. Хризостом повторял то же исповедание в своих Посланиях в 1944 и 1945 гг., а митр. Герман в 1943 г. обратился с просьбой к официальной церкви о присоединении его обратно к новостильникам, и хотя его прошение не было удовлетворено, митр. Хризостом Флоринский прерывает общение с ним и сам становится во главе Синода. В 1944 г. митр. Герман Димитриадский умер и был похоронен новостильниками.

Еп. Матфей Бресфенский неоднократно обращался то к митр. Хризостому Флоринскому, то к еп. Герману Цикладскому с просьбой совместно с ними принять участие в архиерейских хиротониях для продолжения апостольской преемственности в ЦИПХ Греции, пресечение которой было столь наруку новостильникам. Первого еп. Матфей увещевал отречься от ереси и снова присоединиться к Церкви, на что митр. Хризостом оставался глух и обвинял самого еп. Матфея в схизме, хотя на самом деле отпал от Церкви, конечно, не еп. Матфей, а митр. Хризостом, и следовательно все обвинения последнего в адрес еп. Матфея были совершенно несправедливыми. Второй же всякий раз уклонялся от возможности поставить вместе с еп. Матфеем новых епископов, объясняя свое поведение боязнью опять оказаться в тюрьме.20) Такое малодушие еп. Германа привело в конечном итоге к тому, что между ним и еп. Матфеем в1943 г. произошел окончательный разрыв,21) а в январе 1950 г. еп. Герман и вовсе присоединяется к еретическому митр. Хризостому Флоринскому.

В 1945 г. епископы Христофор Мегарский (получивший у новостильников кафедру в Христианополе) и Поликарп Диавлейский снова уходят от новостильников и присоединяются к митр. Хризостому Флоринскому. Но тот и в этом случае остается недвижим, не проявляя никакой инициативы для совершения новых епископских рукоположений. Он клятвенно обещал Министерству Образования и Религии, что ни в коем случае не будет рукополагать для старостильников епископов, поскольку это унизит авторитет новостильной иерархии. В том же году, в газете “Eleutheria” (нояб., 14) он объявляет, что никогда не будет рукополагать епископов, потому что «старостильники – не Церковь, а “авангард”, противостоящий новшеству внутри государственной Церкви».22)

Таким образом, из-за повального отступничества всех старостильных иерархов, только один еп. Матфей вполне сохранял православное исповедание, в то время как остальные бывшие его единомышленники постоянно колебались и падали. Такое исключительное положение налагало на него очень большую ответственность за дальнейшую судьбу Истинно-Православной Церкви Греции и, главным образом, за сохранение и продолжение в ней апостольской преемственности. Это в конце концов и побудило еп. Матфея, с согласия и настоятельных просьб оставшихся ему верными народа и клира, решиться на единоличную архиерейскую хиротонию, что в крайних случаях допускалось святыми канонами и подтверждалось бывшими ранее подобными прецедентами в церковной практике, о чем нами подробно будет сказано далее.

В сентябре 1948 г., предчувствуя свою возможно скорую кончину, еп. Матфей, по представлении клира и с согласия народа, единолично рукополагает еп. Спиридона Тримифунтского,23) а вместе с ним – епископов Димитрия Фессалоникийского, Каллиста Коринфского и Андрея Патрского (ныне архиеп. Афинский и глава Синода). 15.09.1949 г. еп. Матфей новорукоположенными архиереями был возведен в сан Блаженнейшего Архиепископа Афинского и всея Эллады. Под его председательством был образован Священный Синод Церкви ИПХ Греции.24)

Единоличное действие еп. Матфея сразу же вызвало негативную реакцию у митр. Хризостома Флоринского и его последователей, которые стали заявлять, что еп. Матфей нарушил 1-е Апостольское правило, согласно которому в архиерейской хиротонии должны участвовать не менее двух епископов, а значит его поставления – недействительны. Однако, они умолчали о другом, не менее авторитетном правиле св. Юстиниана Великого, которое в крайних обстоятельствах допускает практику единоличных рукоположений. Это правило гласит: “Аще три епископа не обрящутся, достойно есть при двою и при едином избранию быти на епископство”.25) То же самое говорится и в древнейших Апостольских Постановлениях, причем, эти правила допускают возможность единоличной хиротонии, когда другие епископы просто “не обрящутся”, не говоря уже о том случае, если они – еретики.

Другое возражение, которое стали представлять последователи митр. Хризостома, это будто бы невозможность еп. Матфею, который был поставлен всего лишь в хор-епископа, т. е. в епископа викарного, рукополагать кого бы то ни было без особого на то благословения вышестоящего над ним епархиального архиерея (см. Антиох. 10, Анкир. 13, VII Всел. 14 и Вас. Вел. 89). Но правила, конечно, не все могли предусмотреть, как, например, то, что все архиереи в обозримом пространстве могут впасть в отступничество, или же – их полное отсутствие по разным причинам и т. д. Несомненно, однако, что хор-епископ в своем архиерейском достоинстве нисколько не ниже всех остальных, даже самых высших иерархов, превосходящих его только первенством чести, но не степенью благодатных дарований, которые во всей полноте присутствуют в каждом епископе, независимо от его иерархического положения в Церкви, и сообщаются в таинстве архиерейского рукоположения. Очевидно, что канонические ограничения викарному епископу имели не иерархическое, а лишь дисциплинарное ограничение.

Св. Киприан Карфагенский учит: “Епископ в Церкви и ^ Церковь в Епископе”,26) т. е. вся полнота Церкви, по мнению св. Отца, заключена как во всех епископах, так и в каждом по отдельности, – в одном епископе. “Церковь, – говорит он, – заключается в епископе, клире и всех стоящих в вере”.27) И далее: “Господь говорит Петру: “Аз тебе глаголю и т.д.” (Мф. 18-19). И опять Он говорит ему по воскресении Своем: “паси овцы Моя” (Ин. 21,16). Таким образом, основывает Церковь на одном... Конечно, и прочие Апостолы были то же, что и Петр, – имели равное с ним достоинство и власть; но вначале указывается один, для обозначения единой Церкви”.28)

Несомненно, – хор-епископ не нечто промежуточное между епископом и священником, не могущим возводить кого бы то ни было в священные степени, но в полном смысле слова – епископ. А если так, то еп. Матфей безусловно мог и, в случае необходимости, имел полное право единолично сообщить благодать апостольской преемственности, хотя бы и по независящим от него обстоятельствам не получив на то какой-либо санкции со стороны др. иерархов.

Исповедник Блаженнейший Архиепископ Матфей,29) совершив дело поистине вселенского масштаба, почил о Господе 14/27 мая 1950 г. в возрасте 90 лет.

Тотчас же после смерти еп. Матфея, через двенадцать дней, митр. Флоринский Хризостом предпринимает новую попытку воздействия, теперь уже на преемников еп. Матфея, с той же целью пресечения апостольской преемственности в ЦИПХ Греции. 26 мая/8 июня митрополиты Флоринский Хризостом, Цикладский Герман, Христианопольский Христофор и Диавлейский Поликарп издают Послание, в котором снова возвращаются к православному исповеданию, объявляют новостильников безблагодатными, призывают всех старостильников к объединению и даже раскаиваются во всех своих еретических заявлениях, начиная с 1937 года.30) Но когда встал вопрос о его воссоединении с матфеевским Синодом, то митр. Хризостом потребовал от епископов матфеевского поставления самим присоединиться к нему и признать его главенство над всеми старостильниками. Такое возмутительное требование, конечно, было категорически отвергнуто матфеевцами. Было ясно, что митр. Хризостом устроил весь этот спектакль только для того, чтобы подчинить себе матфеевских иерархов, что с очевидностью выявляло неискренность его “раскаяния”. Это вскоре и подтвердилось дальнейшими событиями. Хризостом Флоринский желал прежде всего подчинить себе два крупнейших монастыря, основанных Матфеем в Кератее и Кувара. Хризостом обратился в судебные органы и с помощью полиции попытался осуществить свои намерения. В октябре 1950 г. по доносу Хризостома были арестованы духовник мон-ря в Кератее еп. Патрский Андрей, который провел в заключении ок. года, и игуменья мон-ря Мария Сулакиоту, которая скончалась мученически в тюрьме. 10 декабря 1950 г. в газете «Врадини» митр. Флоринский Хризостом напечатал статью, в которой совершенно отказывался от исповедания 1935 г. и писал, что старостильники учинили схизму, сам же он вернулся в старостилие только для того, чтобы установить мост между старостильниками и новостильниками, поскольку “необходимо было, чтобы какой-либо митрополит исполнил эту лицемерную роль”, дабы “повести старостильников на сближение” с новостильниками, добавив также, что его Окружное Послание от 26.05.1950 г. с покаянием было издано им исключительно в целях самозащиты. Это же он официально подтвердил еще раз в 1953 г.31) В январе 1951 г. Флоринский Хризостом обратился к главе новостильников с предложением унии, результатом чего стал его арест 1 февраля и ссылка в монастырь св. Иоанна на о. Лесбос.32) Там он снова выражает те же неправославные мнения, которые он высказывал, начиная с 1937 г.33)

6 ноября 1952 г. митр. Хризостом вместе с епископами Христофором и Поликарпом слагает с себя архипастырские обязанности и заявляет об уходе в отставку, но тут же отказывается от этого; митрополиты Христофор и Поликарп в фев. 1954 г. возвращаются в новостильную церковь и призывают Хризостома Флоринского последовать его примеру, на что последний ответил, что останется в старостильном движении, потому что его паства не последует за ним в случае ухода в новостильную схизму, но примкнут к матфеевцам.34) В том же 1954 г. митр. Герман Цикладский умирает в заключении. Наконец, 7/20 сент. 1955 г. умирает и сам митр. Хризостом.35)

  1   2   3   4   5   6   7   8   9




Похожие:

Краткий очерк экклезиологических и юрисдикционных споров греческой старостильной церкви и их историческая связь с судьбами Русской Православной Церкви Предисловие iconОкружное послание собора архиереев русской православной церкви за границей ко всем верным чадам русской православной церкви, в рассеянии сущим
Возлюбленные! Не всякому духу верьте, но испытайте духов, от Бога ли они, потому что много лжепророков появилось в мире” (Иоан. IV,...
Краткий очерк экклезиологических и юрисдикционных споров греческой старостильной церкви и их историческая связь с судьбами Русской Православной Церкви Предисловие iconРусской православной церкви комитет по взаимодействию с казачеством
Руси кирилла в Православном институте святого Иоанна Богослова открывается Казачье отделение. Впервые в истории нашего Отечества...
Краткий очерк экклезиологических и юрисдикционных споров греческой старостильной церкви и их историческая связь с судьбами Русской Православной Церкви Предисловие icon1. Заключение о равноапостольном великом князе Владимире. Служение и подвиг святого благоверного князя на Святой Руси
Начало терпения в Русской Православной Церкви трудового пути в Русской Православной Церкви. Смута 1015-1026 годов на Руси. Убиение...
Краткий очерк экклезиологических и юрисдикционных споров греческой старостильной церкви и их историческая связь с судьбами Русской Православной Церкви Предисловие icon1. Реорганизация церковного управления Русской Православной Церкви. Создание “Духовной коллегии”, или Святейшего Правительствующего Синода. Включение церковного управления в государственную систему петровской империи
Заключение о роли Петра I для Российского государства и Русской Православной Церкви. Династия псевдо-Романовых
Краткий очерк экклезиологических и юрисдикционных споров греческой старостильной церкви и их историческая связь с судьбами Русской Православной Церкви Предисловие icon2. Отношения Русской Православной Церкви с Константинопольским патриархатом до 1448 года (включительно)
Отношения Русской Православной Церкви с Римом на протяжении XI xvi веков. Преподобный Феодосии Печерский: “О вере христианской и...
Краткий очерк экклезиологических и юрисдикционных споров греческой старостильной церкви и их историческая связь с судьбами Русской Православной Церкви Предисловие iconБогословская конференция Русской Православной Церкви
Православной Церкви. 1 Труды православных авторов по литургическому богословию стали появляться в первой половине XX в. Зачинателями...
Краткий очерк экклезиологических и юрисдикционных споров греческой старостильной церкви и их историческая связь с судьбами Русской Православной Церкви Предисловие icon1. Частичная стабилизация церковной и государственной жизни при царе Феодоре Иоанновиче и Борисе Годунове (в качестве правителя при Феодоре): 1584 – 1598 годы
Установление патриаршества в Русской Православной Церкви. Признание автокефалии Русской Церкви восточными патриархатами (1589 – 1593...
Краткий очерк экклезиологических и юрисдикционных споров греческой старостильной церкви и их историческая связь с судьбами Русской Православной Церкви Предисловие iconЛитургические реформы в истории Русской Церкви и их характерные особенности
Москве в феврале 2000 года. См.: Пентковский А. М. Об особенностях некоторых подходов к реформированию богослужения // Православное...
Краткий очерк экклезиологических и юрисдикционных споров греческой старостильной церкви и их историческая связь с судьбами Русской Православной Церкви Предисловие iconIi. История Русской Православной Церкви. Положение Русской земли до крещения. Этнический состав русской земли. Начало русской государственности
Этапы христианского просвещения Руси. Окончательное принятие христианства в 988 году
Краткий очерк экклезиологических и юрисдикционных споров греческой старостильной церкви и их историческая связь с судьбами Русской Православной Церкви Предисловие iconЛекции по истории Русской Православной Церкви
Поражение и бегство белой армии. Начало русской эмиграции и русского рассеяния (диаспоры). Церковная жизнь в условиях диаспоры
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов